Автор рисунка: Stinkehund

Абcолютная магия

Одна из разрозненных глав из жизни странного существа, называющей себя Алой Луной.

Её разгоряченное тело переполняла магия, жгучая и не контролируемая. Этой вязкой субстанции было так много, что казалось сами кости переполняются ею и рассыпаются внутри тела. Но она терпела это ощущение и сдерживала всю эту мощь своей плотью столько, сколько это было возможно. Многочисленные клапаны, вживленные прямо в неё, то и дело подключались к устройствам и сбрасывали эту магию в предметы. Сотни предметов, тысячи предметов, объем которых позволял вместить хотя бы каплю этой необузданной энергии.

 — Богиня, новые артефакты уже полны, но уровень все еще по прежнему слишком высок. Продержитесь еще немного, молим вас, Богиня!

Мир, через расколотые грани кристалла. Сколько времени уже приходится видеть его таким, в красных тонах, в которых все кажется полыхающим, словно в пожаре. Она уже не помнила, когда последний раз видела мир таким, каким он являлся на самом деле. Остекленевшие глаза давно покрылись трещинами и вместо слез, на каменный пол, сыпались лишь мелкие осколки, а вместо отколовшихся кусочков появлялись новые. Она

вздохнула. Боль и одновременно наслаждение безграничной мощью рвали её на части и порой хотелось просто забыть обо всем и просто спать. Спать вечным сном, таким же, какой являлась её жизнь.

 — Богиня!! Не засыпайте, ваш уровень магии снова повышается, вы сожжете всех нас!!

Подданные... верящие в неё... такие маленькие в сравнении с ощущаемой ею властью. Можно просто повернуть к ним свою мордочку и легонько подуть в их сторону. И не останется ничего. Ни пыли, ни памяти, ни даже упоминания во времени. Их сотрет с лица земли или даже с самой ткани мироздания.

Эта мысль заставила её улыбнуться. Горько, с грустью и сожалением. Десятки стальных, закаленных трубок вонзались в её разгоряченное и красное тело, плотно входя в закрепленные клапаны и по ним, снова и снова, уходила её магия. Вливаясь в артефакты, амулеты, доспехи, орудия. Все что несло смерть, дарило жизнь и одновременно влюбляло в себя и защищало.
О да, все эти предметы заставляли любить себя. Любить без памяти, дорожить каждой секундой проведенной с ними. Забыть о себе в последний момент их жизни. И вспыхнуть...
Она с трудом сдержалась, чтобы не сдвинуться с места. Лишь перенесла вес на другое копыто, услышав как хрустнули отколовшиеся от копыт кристаллы и на полу осталось круглая ямка-след, обрамленная острыми шипами выросших кристаллов. Словно кратер...

Как же это было давно, подумала она прикрыв кристальные глаза тяжелыми веками. Вспышка, пламя и яростный огонь, поглощающий все вокруг и становящийся столбом прозрачной кристаллической решетки, ломанной формы, ломанных граней. Её колыбель. Место где она осознала свое существование.
Как же это было давно.
Тяжелые цепи вырывали из крыльев перья и те, прожигая огненные полосы, падали на камни, рассыпаясь розовым пеплом. Такие тяжелые и неудобные цепи. Как же хочется сбросить их, раскрыть крылья целиком, распахнуть их в стороны. Одно, два, три... все четыре, так плотно стянутые грубыми кольцами цепей едва сдерживающих жар. Как хочется...

 — Богиня! О, Богиня! Просим, потерпите еще немного, скоро будет завершен этап экстракции и мы сможем дать вам немного свободы, но пожалуйста... пожалуйста продержитесь еще немного...
Еще немного... Забавные маленькие существа. Темно синего, светло сиреневого, фиолетовые, почти черные с серебристым отливом. Их кожистые, покрытые мелкой чешуйкой крылья... Они суетятся вокруг, просят терпеть. Знают ли они, сколько она уже терпит? Сколько времени уже она стоит на одном месте, позволяя вонзаться в свое тело раз за разом острые трубки, которым дает свою магию... свою кровь? Возможно знают.
Она снова вздохнула и опустила голову. Грива тяжело упала на глаза, разделившись на несколько прядей. Рог, кажется таким тяжелым. Кристаллы в нем, такими обжигающими, раскалывающими голову своей силой. Силой, которую так трудно сдержать и так хочется отпустить.
 — Уровень все еще высок, артефакты не выдерживают и плавятся просто соприкасаясь с её сущностью. Она разрывает их в куски, даже ограничители не способны сдержать этот напор. Шестерни, они просто покрываются кристаллами и рассыпаются в прах. Мы ничего не можем сделать.

 — Мы должны! Посмотри на неё... Посмотри на ту, что дала нам жизнь и свободу! Посмотри в её глаза... и ты поймешь для чего нам нужно пробовать еще и еще. Сколько бы времени не понадобилось для этого, нам нужно дать ей возможность снова идти рядом с нами, спокойно ступая копытами по земле.

Копытами... по земле... забавный маленький Демикорн. Она с трудом улыбнулась, ощущая как острые кристаллические зубы ранят её губы и царапают чешуйчатый язык. Она уже не помнит, как это, ощущать под копытами траву и не превращать её в кристаллическую крошку. Только камень, еще может выдержать её шаг.
Заговоренный камень, с сотнями сотен защитных слоев, каждый из которых сейчас уже плавится и рушится под нею. Но они все еще верят в то, что она сможет идти рядом с ними. Они верят... в неё? Они плачут вместе с нею?

Богиня с интересом посмотрела на искаженный трещинами мир вокруг. На Демикорнов, странный механизм с трудом поглощающий рвущуюся из неё магию. Почему они верят? Почему бы им не оставить её в покое. Убить в конце концов. Ах да, её нельзя убить.
 — Она снова рыдает! Да сделайте же что ни будь, наконец! Запустите дополнительные поглотители, включите её ограничитель на следующий уровень!

Боль... разряды проникающие в самые сердца, заставляющие все три из них биться о закрывающую грудь пластину из металла. Биться о поверхность заменяющего ребра кристалла. Биться в судороге и экстазе, предвкушении смерти и возрождения. Богиня издала крик, выплевывая осколки кристаллических клыков, что вновь отрастали в замен отколотых. Крик полный торжества и отчаяния, что разнесет в осколки статуи, стоящие

по кругу, испарит сотню артефактов и заставит её последователей прижаться в ужасе к полу.
Да... Крикни еще, распахни крылья, сорви цепи...
Но нельзя. Нельзя совсем, даже на полтона выше — нельзя. И крыльями шевелить тоже нельзя. Иначе...

Богиня осторожно опустила голову, смотря краем глаза на снующих внизу Демикорнов.
Иначе все они умрут. Потом остановятся машины. Потом начнут умирать те, кто находится за пределами храма. И дальше. И на других континентах. В ближайших мирах... пока свет от её магии не перестанет нести смерть и рассеется в черном пространстве вселенной. Поэтому... нельзя.

До крови стиснув клыки она понуро опустила голову. Прикованный к полу хвост заскрежетал шипами и свернулся кольцом. Терпеть. Снова терпеть...

 — Уровень понижается. Артефакты заполняются магией в штатном режиме. Комплектация артефактов класса "Доспех" завершена. Потерпите еще немного, они больше объемом, этого должно хватить. Обязательно должно!

 — Де... лайте... что... нужно... - Она не узнавала свой голос. Он был слишком другой, глухой и давящий. Слышавшие его делали несколько шагов назад и вовсе не из-за уважения и преклонения перед её величием. Они боялись. Любили и боялись. Любили до смерти и умирали от страха. Перед нею. БОГИНЕЙ!

Она терпела боль и улыбалась.

Магия стекала в эти странные артефакты и казалось, что они бездонны.

Облегчение, радость свободы. Даже рвущие изнутри трубки были лишь дискомфортом, в сравнении с блаженством утихающей силы. Радость... быть слабой. Радость... быть опустошенной.

 — Уровень снизился. Можно дать ей немного свободы. Отключите удерживающие ноги механизмы и отпустите немного цепь.

Немного.
Хотя бы так.
Богиня с облегчением подогнула ноги и наконец смогла лечь на мягкий от жара камень. Всунуть в каменную массу копыта, словно в мягкую перину. Лизнуть кровоточащие клапаны, ощущая вкус металла.
И ей снился сон. Сон об алой пони, четыре сияющих крыла которой освещали кратер из рубиновых кристаллов, словно дворец из застывших пламени и крови. Сияние равное солнечному свету. Ей снилось, как она прикасается к застывшим темным фигурам, закованным в цепи, брошенным и забытым в холодных горах. Как целует их в холодные и замерзшие губы, своим дыханием даря им жизнь. Ах, как прекрасно вспыхивала их грудь, озаряясь изнутри светом, отчего на миг через темную решетку ребер становилось видно их отважное и честное сердце.

Как склонялись они перед нею в величественной тишине подземных гротов под звук капающей воды.
Это было так прекрасно и так радовало её. Она скакала от фигуры к фигуре, вдыхала в них жизнь, ударом копыта разрывала сковывающие их цепи и падающие с её тела кристаллы оставляли на их кандалах алеющие символы.
 — Инитиумнария... - шептала она во сне, уткнувшись мордочкой в плавящийся под нею камень. Инитиумнария, мир из её грез. Мир мечты. Мир, который она хотела подарить каждому, кто теперь нес в себе частичку её жизни. Крохотную капельку от бесконечности, что будет всегда биться в их сердцах, пока не понадобится израсходовать её всю за один раз. Но сон неизменно становился кошмаром.
Мир превращался в поле битвы за могущество, в которой она становилась главным призом.

 — Не хочу... принадлежать... — беззвучно кричала она сквозь сон, ощущая, как магия бунтует в ней против новых правителей мира. - Не хочу...
Владыки магии, жалкие властелины, думающие, что магия решает все и дает ключи от мира. Все они приходили к ней. Одни или с армией — это было не важно. Все они гибли и отдавали свою магию ей. Их прах становился тучами и эти тучи потом рыдали красными дождями над горами, делая их похожими на растущие на её копытах кристаллы. Но новые правители были умнее. Они пытались завладеть теми, кому она подарила жизнь и свою

силу. Извращали магию, сводили с ума и превращали её Демикорнов в орудия для войны.

 — Богиня снова видит кошмары! Включите защитные экраны, артефакты льда на полную мощность, иначе она расплавит нас, как свой трон!
Это её Демикорны. Её дети. Её творения. Ей пришлось сделать этот шаг, который она не может вспомнить, не начиная рыдать внутри себя. Собрать их всех и отнять всю их магию. Отнять даже память о ней, выпить всю их силу за несколько поколений и даже тех, кто жил с момента её прибытия в этот мир. Всю эту мощь вынуть из их сердец и подарить в замен только заменители... грубые подделки, сосуды для её застывшей магии, которую

веками уже выкачивают машины из её тела. Как только они не возненавидели её за это? Ведь она та, кто отняла их магию ради их же блага. Всю магию.

Чтобы теперь гореть ею и ощущать как бессмертное тело умирает пытаясь переварить эту мощь и за счет неё же воскресает заново.

А алчущие её силы приходили вновь. Снова и снова, пополняя своими костями ущелье. Заставляя её мечтать о моменте, когда можно будет освободить свою силу. Всю, без остатка... Сгореть в одной единственной вспышке, дарящей свободу от магии и могущества вместе с нею.
Желать только этого одного, но так страстно... чтобы истекающая из неё сила дала жизнь этому стечению случайностей и потоков событий, сделав такого врага реальным. Столкнула линии судеб и жизней в одном узле, в котором появится смертельная угроза для всех. Угроза, которая подарит ей, Богине, свободу от этой боли, скорби и усталости. Избавит её творения от неё...

 — Вы все равно будете любить меня... - прошептала она. - Вы будете любить эти артефакты дороже своей жизни. Будете ласкать их, ухаживать и заряжать их, когда они истощатся. Вы встретите врага и, каким бы не был он сильным, один раз вы тоже распахнете свои крылья и они будут гореть. Горите, мои дети, горите ярким

пламенем чистой магии. Пусть любая угроза вашему будущему сгорит вместе с некоторыми из вас, ради жизни других. Полыхайте чистым пламенем. Моим пламенем, выпустив его из сердца и пусть ваш враг сгинет в нем без следа. Любите эти жалкие вещи, носите их с собой, заставляете их работать на пределе возможного и пусть

после вашей гибели они не достанутся никому, недостойному моей любви...
 — Богиня!?

 — Горите... ГОРИТЕ... ГОРИТЕ!! Так сильно, как это возможно! Вы, Демикорны и несете каплю моей вечности. Дайте этой вечности взорваться — и не будет равных вам по силе магии. Кем бы они не были, все сгинут в вспышке... моей... вечности.... вспышке...

 — Уровень магии богини снова зашкаливает! Быстрее, включайте поглотители и поднимите её на цепях! Да скорее же, иначе она снова начнет гореть и тогда будет не подойти....
Грубые цепи, почему они так сильно впиваются в крылья, ломая хрупкие, но обжигающие перья? Зачем они тянут вверх, заставляя встать и покинуть мягкую перину из дымящегося камня? Что им надо от меня... зачем?

Богиня бессильно висела в цепях, давая возможность механизмам снова вцепится в свои нежные ноги. Снова стоять под прицелом стальных труб, точно и плотно входящих в клапаны и с чавканьем покидая их, едва температура грозила расплавить их. Снова шипение пара и охлаждающих артефактов, питающихся её же магией.
Снова хруст кристаллов на клыках и текущая с губ кровь, которую даже нельзя вытереть. Она стояла в оковах, превосходящих её по размерам в десятки раз, среди плавящихся камней, почти сливаясь цветом своего тела с раскаленными стенами храма и казалась миражом в потоках горячего воздуха. С её кристаллических глаз падали камешки-слезы и некому было стереть пыль от них с её щек.
Никто не мог даже подойти достаточно близко, чтобы не расстаться с жизнью.
Все они... её творения... стояли на расстоянии.

Такие маленькие, такие красивые и почти бессмертные.

В мутном видении мира покрытом трещинами и алого цвета, она видела как бьются их сердца и как горит в них капля её жизни. Такая яркая искорка, за темной сетью костей, жил и плоти. И она улыбалась этому. Хоть так, но часть её все еще видит мир во всех красках. Ощущает траву и свежий ветер. Влагу воды и холод камней. Мягкость мха и аромат листов из влажного после дождя леса. Хотя бы так...
Её звали... Алой Луной.
Она была... Алым Мастером.
Её власть — безгранична и этой властью она заточила себя в храме, названном в её честь. Машины, поглощающие магию и отдающие её в предметы, день за днем, годами, веками впивались в её тело отнимая избыточную магию, чтобы продлить её жизнь и жизнь столь любимого ею мира.

Её звали... Алой Луной и она ждала момента, когда крылья получат свободу, чтобы вспыхнуть вместе с нею в яркой вспышке. И в этот миг солнце, покажется всего лишь тусклым огоньком на дне самой глубокой пещеры. Она ждала и её желание где-то, далеко от этого мира, постепенно становилось реальностью.
Её звали... Алой Луной.
И в один день, она позовет своих детей с собой, в последнюю битву, в которой подарит им свой самый великий и бесценный дар... свободу от себя.
Конец.

Комментарии (4)

0

Великолепный рассказ. Бедная Алая Луна. Сочувствую ей.

imogen #1
0

Это великолепно..

HastieQuad #2
0

Я прослезился... (ВРУН!!! гадкий врун я рыдал Т_Т)

darkmetalbrony #3
0

Тогда, возможно серия "Летописи Демикорнов" так же придутся по душе. Там каждая глава эпизод жизни её народа, и самой Алой, до и после становления богиней демикорнов. ^_^ Приятно слышать, что этот рассказ понравился.

DxD2 #4
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...