S03E05
Глава 22

Глава 23

Демоница разразилась крепким ругательством и бессильно стукнула копытами передних ног друг о друга. Была бы она в своей нормальной форме, то разделаться с это жирной тушей было бы делом нескольких минут. Это жалкое существо не смогло бы нанести сколько-нибудь значимого урона. А вот какие приёмы сможет применить её носитель? Алая леди вздохнула и почесала затылок.
— Без паники, друг, – на плече Кая появилась демикорн, видимая лишь ему одному, которая смолила сигарету за сигаретой без своего любимого мундштука, — пока твоя подруга готовится, мы ему покажем.
— Просто скажи куда бить, — землянин, не спуская глаз с врага, обратился к обитательнице своей головы.
Шиона на эмоциях отбросила окурок под ноги и в нескольких словах обрисовала противника. Саззок — демон, призванный из Тартара, мрачного плана, где обитают существа, упивающиеся насилием. Демикорн упомянула, что раз пока они ещё живы, то враг ослаб, возможно изголодался — и этим надо воспользоваться. Крылатая кобылица порхала около уха парня, указывая ему на уязвимые места врага. Другой не менее важной задачей было удержать землянина от паники, иначе всё – пиши пропало.
 — Поверни голову, я кое-что видела, – крошечная кобылка порхала около головы парня и рефлекторно попыталась потянуть его за ухо, но её ноги были миражом и не могли взаимодействовать с реальностью, — живее – последний шанс. Всяко лучше, чем сидеть тут.
В противоположном конце зала была винтовая лестница, ведущая к потолку. Подняв глаза выше, Кай увидел, что вела она к балконам, с которых похоже можно было пробраться ещё куда-то. Разглядеть подробнее не выходило, яркости светильника пони для этого не хватало. Оставалось загнать туда кобылицу, даже если весь путь придётся толкать оную в круп.
— Идём, пока он наслаждается превосходством.
— Не выйдет, — пони вывернулась из рук своего спутника, когда он начал двигать её, — да прекрати. Ты что не видишь, какая она старая? Нас просто собьют, упадём и переломаем кости.
— А если ты залезешь ко мне на спину, поставишь шит, как тогда с баньши?
— Ты меня не поднимешь.
— Ну же, чего встал? – волшебница глядела на то, как её спутник перехватил покрепче посох, — не дури. Кому-то надо рассказать моей семье об этом храме.
— Без тебя и с места не сойду, кроме того, сама же понимаешь, нет шансов на успешное бегство.
— Будет тебе шанс, — поняшка метнула полный гнева взгляд на противника, наблюдающего за ними и наслаждающегося своим полным превосходством, — не думай, что я собираюсь тебя использовать как приманку.
«Великие Богини, Селестия, Луна!
Милости вашей сила мне дана.
Пусть стена воздвигнется твёрже чем гранит,
Монстра остановит, пред Тьмою устоит.
Керис, дорес, мерит, эрит, тарантен,
Владис, кандис, орет, эстандо, доритен».
Чудесное видение предстало перед глазами парня – из воздуха явилась белоснежная аликорн, испускающая золотистое сияние. Раскинув крылья, прекрасное создание стало преградой на пути хищника, явившегося лишь с одной целью. Не узнать образ Богини было невозможно, он сопровождал всех жителей страны начиная с пеленок – Принцесса Селестия. Одно из сильнейших заклинаний защиты, воздвигало преграду, дающую возможность чародею сбежать или переждать опасность. Видимая форма оберега была не важна, просто так исторически сложилось, что пони ассоциировали её со старшей принцессой.
 — Бесполезно! – Саззок ударил по сверкающей стене, скривился от боли, но повторил атаку, — вы только оттягиваете неизбежное.
Подобная магия не зря относилась к категории сложных – даже для могущественных существ она являлась непростой преградой. Выходец из Тартара слегка подался назад, видя, как силовые приёмы не оказывают желаемого эффекта и, сделав глубокий вдох, исторг из своей пасти поток черной жижи, которая пузырилась словно кипяток. Барьер выстоял.
— Скорее, пока он пытается сокрушить твою ограду… — фамильяр склонился к совей спутнице, перехватил под передними ногами и стал разворачивать в сторону винтовой лестницы.
— Ты что не понял? – с отчаянием взревела в голове демоница, её толчок крылом не возымел эффекта – конечность была неосязаема, — она хочет задержать его ради тебя. Беги, пока есть шанс.
— Решил поиграть в героя? – Мист подняла голову и вгляделась в темноту – путь наверх вёл непонятно куда, а бесконечно сидеть на деревянных балках было невозможно, — давай лезь, это твой шанс!
— Без тебя — нет, — последовал короткий ответ, после которого рука помощникам мягко потрепала рыжую гриву, — я твой фамильяр.
— Дурак, дурак! – крикнула городская колдунья, стёрла слезу со своей щеки и тихо добавила, — спасибо.
Отступать было некуда. Флакончик зелья из сумки снова придал сил, как тогда в комнате для рабочих. Пусть за не истекшие сутки повторный прием мог повредить здоровью, сейчас это не имело значения. Магия, подстёгнутая стрессом, клокотала и норовила вырваться словно река из оков плотины. Перебирая заклинания, она вспомнила событие из детства, когда чуть не умерла из-за опрометчивого желания превзойти старшую сестру. Главное было не схватить истощение из-за перерасхода сил. Впрочем, о подобном сейчас можно было не беспокоиться. Стена-оберег стояла намертво, подобно утёсу грудью встречала ярость стихии. Однако и её нельзя было назвать несокрушимой – на гладкой поверхности стали появляться паутинки трещин.
— Встань передо мной, — скомандовала Мист, вытянув вперёд переднюю ногу, — сейчас будет не самое приятное заклинание, но ты выдержишь, я знаю.
Землянина бросило в жар уже после первых слов, сердце было готово выскочить из груди, мышцы на миг свело судорогой, но затем они словно обновились. Привычный вес тела, казалось стал пушинкой, а губы городской волшебницы двигались медленно, словно она специально кривлялась.
«Дерин, алдис, крокет, терес
Арис, белит, мелдис, карес.
Земля, огонь, воздух, вода,
Мы с вами в дружбе всегда.
Братья-ветры, вы мне нужны.
Ваши силы нам очень важны.
Что б бег человека стал бы быстрей,
Дайте помощнику скорость стрижей.
Силу торнадо дайте на миг,
Что б враг был рассеян, развеян, разбит».
— Ты знаешь, что делать! – крикнула кобылица и, закрыв глаза, принялась черпать магию из линий силы, проходящих через храм, щедро добавляя к ним ресурсы из внутренних резервов организма.
— Судьба, ты сволочь ироничная, — подумала про себя кобылка, — дать мне врага, но и силу, которая может меня же спалить.
— Раз уж решил биться, то смотри в оба! – раздался приказ от обитательницы сознания, — ты будешь видеть мои метки, куда делать шаг и в какой момент лучше нанести удар. Всё просто, точка – коли, линия – руби.
Вокруг серой эквестрийки кружился вихрь из молний всё быстрее и быстрее. К этому моменту сотворённая стена пала под натиском монстра, и гигантский слизень вполз в зал, перегородив своей тушей выход. Маленькие черные глазки покачивались на стебельках, обозревая пространство, в котором находилась его добыча. Саззок присмотрелся ещё раз, вместо страха почувствовал ярость загнанного в угол существа. Он почти ощущал своими усиками жар, исходящий от высокой фигуры, вооруженной зачарованным мечом и боевым посохом. Противник поменьше сильно пах магией и в этот самый момент творил заклинание. Существо в плаще резко метнулось вперёд со скоростью, которую нельзя было раньше и предположить.
На ногах жуткого обитателя храма одна за другой замерцали полосы, которые мог видеть лишь фамильяр, по ним пробегали огоньки, подсказывающие направление удара. Враг почувствовал боль от чего-то колющего. Снова и снова, двуногий противник вгрызался в его плоть. От рёва тартарианского демона у фамильяра заложило уши.
— Ах ты ж ***, — человек старался отогнать подступающую слепую ярость фамильяра – Локк, а потом и Ренниль, очень доходчиво объясняли, что голову надо держать холодной, а мистические способности всего лишь вспомогательный инструмент, — на ремни пущу.
— Прыткость не спасёт тебя, смертный! Можешь и дальше рвать мою божественную плоть – не поможет. Покорись, и я съем тебя быстро, — вперемешку с хохотом прогремел голос, — интересно, какой ты на вкус.
Монстр раскрыл пасть и сходу изверг поток негативной энергии. Он лишь краешком задел плечо человека – от боли у Кая потемнело в глазах. Броня выдержала, не загоревшись, как могло бы быть при контакте с дыханием драконов. Взглянув в чёрные глаза врага, Кай понял – промах был специальным. Порождение иного Плана решило поиграться с обречённой добычей.
— Мист! – снова крикнул фамильяр, отступая от медленно продвигающегося противника, — скорее!
У человека стало спокойнее на сердце, когда он увидел свечение рога и знакомые всполохи магической энергии, охватившей пони.
«Небесные супруги, молния и гром.
Вы всегда вместе, рядом, вдвоём.
Только Селестия в мире вас сильней,
Больше никого нет, грознее и мощней.
Помощи прощу я, поддержки для меня.
Врага испепелите силою огня.
Громом, оглушите страх в него вселя,
Прошу вас помогите, силы мне даря».
От вспышки у парня потемнело в глазах. Шарахнуло так, что Каю показалось – стены дрогнули, а каменные блоки вот-вот посыплются вниз. Чудище сильно покачнулось, но удержало равновесие. Судьба повернулась крупом, и в волшебницу прилетел смачный плевок грязно-коричневой жижи, сбив её с копыт.
Алчущий плоти зверь шагнул вперёд, ко второй своей жертве, собираясь повторить успешный приём. Стремление к некоторой театральности в действиях сыграло ему плохую службу. Человек улучил момент, с размаху рубанул по задней ноге демона, тот изогнул шею, намереваясь познакомить со своими зубами докучливого смертного, но тот, под воздействием заклинанием ускорения прошмыгнул под шеей монстра и обрушил новый удар на другую ногу. Саззок быстро пришел в бешенство, остервенело пытаясь поразить мечущегося, словно двуногий мячик, смертного, но его челюсти раз за разом хватали воздух. В ушах землянина стучал пульс, он как мог старался ступать на иллюзорные следы, проступающие сквозь пол, и отскакивать по команде. Шиона не ошибалась, зловред, нередко специально медлил, растягивая своё извращённое удовольствие, а алая демикорн успевала прочесть подобные намерения. Мист старалась выбраться из пленившей её жижи, от контакта с которой всё уже плыло перед глазами, а мысли становились вялыми. Былой задор улетучивался, сменяясь апатией. Магия вяло откликалась на зов, даже простой телекинез тут же затухал, едва очистив тонкий слой грязи. Убрав напрямую копытами покрывающую лицо жижу, пони вздохнула свободно и увидела, что Каю каким-то образом посчастливилось срубить глаза. Тварь ослепла, и теперь, неуклюже тыкаясь из стороны в сторону, она пыталась схватить фамильяра.
— О, как ты будешь молить меня о смерти, кусок мяса! – рычал Саззок, всё больше свирепея от того, что пройдёт несколько дней, прежде чем получится восстановить утраченные органы зрения, — тебе лучше покончить с собой.
— Мечтать не вредно, — бросил землянин и вонзил остриё боевого шеста в место, указанное Шионой, где чешуя не столь плотно прикрывала плоть.
Демон резко рванулся на запах, махнув хвостом, отбросил своего противника в сторону и собрался растоптать, но подрубленные кости, не выдержав нагрузки, сломались. Зверь споткнулся, пропахав пол носом и ещё глубже вогнал оружие минотавров себе в тело. В голове у фамильяра гудело от удара, когда обитатель Тартара хорошенько приложил его хвостом. Чародейка натужено дышала, продолжая отдирать неприятную субстанцию от своего рога, нужно было торопиться. Ещё раз посмотрев на потолок зала, кобылица сглотнула – мгновенно родившийся в голове план был безумен. Её помощник плясал рядом с выходцем из Тартара, нанося удары мечом. Если скорость можно было списать на заклинание, то удары… Каждый взмах меча оставлял длинную борозду, сочащуюся кровью. Неужели он так поднялся в воинском искусстве? Отбросив посторонние мысли, она послала телепатическую команду. Ведь не зря же говорят, Селестия не выдаст, тимбервульф не съест.
— Лезь на верх! – зазвучал в голове голос, — живо! По моей команде сбрось ту штуку вниз.
Шарик света поднялся над головой своей хозяйки и, подлетев к её помощнику, замер в ожидании. Тот погрузившийся в боевой азарт, подобно ястребу, то налетал, то отскакивал назад, пытаясь искромсать оставшиеся целыми конечности. Полученная им команда, чуть было не вызвала оторопь – бросить недобитым врага противоречило желанию фамильяра остановить угрозу хозяйке.
— Оставь его! – более резко прогремел голос тейлсвилльской колдуньи, — и давай скорее.
Подняться по вырубленной лестнице оказалось много сложнее, чем представлял себе фамильяр. Она крошилась под его весом, и двуногий пару раз чуть не сорвался вниз. Ступеньки неприятно трещали, словно были готовы рассыпаться под весом землянина, но по какой-то причине решили ещё сегодня выполнить свою функцию. Перелезая через перила балкона, парень вздрогнул — фрагмент каменного барельефа упал вниз от поставленной ноги. Когда пальцы схватились за балку, он взгромоздился верхом и глянул вниз, от увиденного засосало под ложечкой — высота, с которой пришлось бы лететь, точно характеризовалась выражением «упадешь костей не соберешь».
Чародейка принялась кричать и, топая ногами, носится перед раненным Саззаком, подманивая его к себе. Монстр, покачиваясь двинулся на звук, оставляя за собой кровавый след, каждое движение давалось с трудом, но ему это было не страшно, добыча скоро попадёт в желудок и будет переварена, ускорив регенерацию. Внутренне пришелец даже ощущал странную радость – жалкие черви думают победить, просто истерзав плоть? Ну пусть и дальше пребывают в блаженном неведении.
— А она у тебя хороша, — подала голос Шиона, наблюдая глазами своего носителя игру в кошки-мышки, — без её ускоряющего заклинания ты бы уже бродил по вечнозелёным полям мира мёртвых. Впрочем, ты пегасов не считай, давай ломай крепления.
Ощущать двух маленьких смертных стало сложнее, но ненамного, пусть глаза не видят, а нос рассечён, аура от них никуда не делась. Волшебница приостановилась, прокричала оскорбления и приправила их снопом жгучих искр. Пони старалась не выдать своей радости, видя, как демон занимает нужную позицию.
— А теперь мой черёд, — пони произнесла короткое заклинание, изменяя врождённый копытокинез.
Рыжий хвост и грива, всколыхнулись словно пламя костра, когда она запрыгнула на спину Саззока – копыта прилипли, не давая пони свалиться вниз. Зверь под ней лишь захохотал, сотрясаясь подобно горе: «Глупая попытка, разве не ясно, тебе меня не поразить».
Первая надежда волшебницы сбылась – шея врага оказалась недостаточно подвижной, чтобы драконья голова могла схватить более вёрткую эквестрийку. Городская чародейка помнила историю своего далёкого предка, который подобным образом смог обездвижить гигантского змея и дать шанс своим соратникам на победу.
— Ну же, — прошипел себе под нос Кай, расшатывая крепления конструкции из голубоватого металла, надеясь на то, что строители не халтурили и использовали качественные материалы, — отцепляйся.
Первые два крепления отсоединились без особых усилий, а третье упёрлось и не хотело поддаваться. Влажные от пота пальцы скользили по гладким выступам, в тщетных попытках повернуть некое подобие барашковой гайки, сделанной с расчётом под особенности местных конечностей. Лишь когда парень рискнул и вцепился в неподатливый крепёж двумя руками, тот сдвинулся. Теперь почти освобождённая люстра, так про себя Кай обозвал эту необычную вещь наверху, закачалась на крючке. Оставалось нанести удар ногой, и импровизированный снаряд устремится вниз. Гигантский слизняк почувствовал, что творится нечто непонятное, попытался отползти, но было уже слишком поздно.
— Давай! – крикнула жительница Тейлсвилля, высвобождая подготовленный парализующий заряд.
Однако, в самый последний момент, старая конструкция словно отказалась падать, цепко схватившись за своё последнее крепление. Страхуя себя руками, цепляясь за угол стропил, землянин стал двумя ногами сталкивать упорную люстру.
— Так, ещё чуть-чуть — сжав зубы, бормотала про себя кобылка, поддерживая заклинание и глядя наверх, дабы отпрыгнуть, как только помощник выполнит свою часть, — во имя принцессы Селестии, успей. Молю тебя, успей.
С лёгким свистом конструкция, состоящая из гнутых металлических стержней, непонятных острых выступов, качнулась и словно нехотя отправилась к неминуемой встрече. Подобно лавине с гор, она, разогнавшись, врезалась в склизкую плоть чудовища. Цепляясь вспотевшими руками за балки, парень медленно добрался до спасительного балкона и там смог перевести дух. Едва не оступившись на крутой лестнице, человек быстро спустился и осмотрел учинённые им повреждения. Зверь погибал в агонии. Ещё чуть-чуть и всё. Он был проткнут, раздавлен, рассечён на несколько частей. Естественный панцирь не выдержал столкновения и треснул, подобно ореху, оказавшемуся в зубах щелкуна, коим любящие лакомится жеребята извлекают вкусную сердцевину.
— Ты… кхе-м… ты… — демон с трудом дышал и заходился в кашле, — ка-а-а-к… кхе-м… смертный… я ещё не…
— Не расслабляйся, — воскликнула Шиона, и видимыми лишь парню, полосками пометила место на правом боку поверженного, но ещё живого и опасного врага, — пронзи сердце, иначе он восстанет.
Вскрывать мечом плотную шкуру, обросшую чешуёй словно доспехом, было тяжко. Клинок неохотно проникал в плоть, пытаясь достичь жизненно важного органа. Очень скоро, Кай был покрыт кровью с ног до головы, но никак не мог достичь цели, которая находилась за крепкими рёбрами. Прервавшись, он стёр пот протянутым ему кобылицей платком. Нужен был иной путь, фамильяр вытащил воткнутый ранее боевой шест минотавров и стал им словно рычагом раздвигать неподатливые кости.
— Ст-то-о-й… кхе-м…- Саззок зашелся хрипом, слова давались ему с трудом, — я вык-у-у-плю свою ж-жизнь. У меня много богатств.
Монстр тянул время, рассчитывая на алчность смертных, которых не сложно было пленить блеском злата с каменьями, да посулами вечной молодости. Надо было вынудить их оставить его в покое на недельку, а там…
— Нет, тварь! – Кай перехватил шест двумя руками и, сделав выпад, глубоко вогнал лезвие в мешковатое образование, которое ритмично пульсировало, — ты заслужил лишь смерть.
Могучее тело изогнулось и принялось биться в предсмертных судорогах, продирая глубокие борозды когтями уцелевших лап. Хвост в последней попытке нанести удар с «того света», промчался над головой фамильяра и впечатался в стену, обрушив часть кладки. Останки начали медленно таять, подобно льду в лучах летнего Солнца, расползаясь в масляное пятно. Очень скоро в зале остались лишь омерзительно выглядящие кости, которым тоже осталось недолго существовать, если судить по разрастающейся паутине трещин.
— Спасибо, что взял на себя это бремя… добить, — Мист с копыт до ушей забрызганная кровью и ошмётками плоти, стояла рядом со сложным выражением на лице, с одной стороны она чувствовала триумф от победы, а с другой, ей было не по себе от ужасного зрелища, — надеюсь меня не будут мучить ночные кошмары.
— Идея придавить, – высокий спутник, выбрав местечко почище, сел на пол и прислонился к стене, — была что надо.
— Да и ты хорош, — чародейка опустилась рядом с ним и привалилась к плечу землянина, — бил куда нужно.
— М-м-м, — помедлив ответил парень, — как-то само получилось. Фамильярское чутьё, я так думаю.
— Возможно-возможно. А я воспользовалась приёмом предка. Мой пра-пра-пра и ещё много прадед, вместе с жёнами уберёг мирных жителей от медного аспида, — единорожка подобрала задние ноги, устраиваясь поудобнее, — только представь себе, пасть столь широка, что тебя проглотит и туша длиной метров тридцать. Плюётся кислотой, ну и бронирована, конечно. Так вот, он взбежал по хвосту к ней на голову и парализовал. А дальше воины без труда расколошматили ту тварь.
— Надо бы уходить отсюда, — спустя минут десять Кай попытался встать, но был остановлен Мист, — ты чего? Вдруг его родственнички нагрянут.
— Погоди … — прикрыв глаза произнесла чародейка, располагаясь на плече своего ассистента, словно на подушке, — даже если они есть, в чём я сомневаюсь, ибо такие существа не потерпят конкурентов, нас поймают и съедят в любом случае. Да и тебе, после заклинания ускорения стоит расслабиться, иначе штормить будет.***Ночь в Мэйнхэттэне по-своему хороша, хотя серебристый свет Луны не здесь имел романтического привкуса — искусственные огни тут правили бал. Сверкающие неоном вывески, разноцветные лампочки и фонари, почти превращали ночь в день. Впрочем, как и везде настало время взрослых, которые уложив умаявшихся жеребят, надели вечерние костюмы и вышли на прогулку. Вспомнив Кая, Ренниль встрепенулась от двойственных чувств. С одной стороны, тревога в сердце, а с другой укол ревности. Сглотнув, носферату ещё раз прислушалась к себе – ревновать к смертной? Она понимала, сейчас весна, и всякое может произойти, когда у тебя играет молодая кровь… Уж лучше пусть это будет Мист, чем какая-то незнакомая фелледи, которая может навредить. На миг ей привиделась пегаска, чьё племя отличалось весьма горячим нравом в период охоты… Черные губы приподнялись, обнажая клыки – произойди подобное на её глазах, то кое-кто потерял бы огромное число перьев и волос.
— Контролируй себя, контролируй, — начала успокаиваться живущая в ночи, вдыхая свежий воздух полной грудью, — пока он не принял Дар, нельзя позволять чувствам брать верх, ибо век смертных скоротечен. Сейчас он хороший друг, на которого можно положиться. Никакой спешки.
Особняк, стоящий на окраине, окружал ухоженный сад, в котором не было ни души. Однако эта тишина была какая-то напряжённая, чем и раздражала остроухую гостью.
— Правильно ли я поступила, придя сюда, — размышляла Ренниль сидя в кресле в ожидании приёма, — по мне так скопище позёров.
Перелистнув страницу журнала, она пыталась сообразить, где может быть ловушка. Новый отряд истребителей нежити решили возобновить свою деятельность? Может быть. Впрочем, слишком сложно. Допустим тут замешан Орден Охотников, вроде тех, которые были в прошлом, если он вышел на неё, то нападение уже давно бы произошло. Фелледи припомнила свой непростой перелёт. В маленьких гостиницах персонал странно смотрел на клиентку, предпочитающую вести ночной образ жизни, особенно если в провинциальном городе такая практически отсутствовала. Представлять не хотелось, что подобные им могли сотворить с почти беспомощной кобылицей.
— Прекрати, — укорила сама себя носферату и отогнала неприятные воспоминания из прошлого, — их всех уже давно нет, и сейчас другие времена.
Успокаивало то, что она прекрасно помнила тонкий оттенок запаха охотника, слышимый лишь опытными обитателями ночи, и сейчас он напрочь отсутствовал. А когда последний раз нос дракулины ощущал их присутствие? То было давно, ещё до того, как наставник погрузил в сон.
Вышколенные слуги большая редкость, но в богатых домах иных не держат. Их не видно и не слышно, пока не понадобятся, но тем ни менее они всегда рядом. Мягкое шуршание шагов по ковру завершилось деликатным покашливанием. При виде подошедшей служанки красивое лицо фелледи исказила быстро исчезнувшая гримаса – перед ней находилась трэлл. Наставник относился к таким с презрением, ибо они часто добровольно становились почти рабами своих хозяев в надежде присоединиться к клану. Наивные! Подобное случалось крайне редко.
— Меня зовут Пафи, позвольте я Вас провожу. Хозяин Скай Степ готов вас принять, — служанка из расы алмазных псов, стояла в ожидании и улыбалась во весь рот, — пожалуйста, следуйте за мной.
Легко поклонившись, молодая особа повела гостью по коридору, стены которого были увешаны магическими амулетами, бросив взгляд на которые, кобыла разочарованно вздохнула. Даже её небольших познаний в тайных искусствах хватало, чтобы определить их как бутафорию, а проводник похоже так не считала. Останавливаясь перед каждой дверью, трэлл поднимала правую лапу, чертила в воздухе замысловатый символ, шепча какую-то муть, которая по идее должна была производить впечатление на посетителя.
— Может местные кровососы и не такие уж отбросы, раз смогли заполучить себе беспрекословную служанку, с другой стороны …- размышляла дракулина, представляя себе уровень и число потенциальных противников, — занимающиеся подобным ненамного лучше грязи под ногами. Судя по шмоткам этой дуры, она тут скорее наложница, нежели секретарша.
Шаг за шагом, она приближалась к цели своего путешествия, от бесконечных однообразных переходов от одного коридора к другому начинала болеть голова. Оправив короткое, обтягивающее платье, служанка толкнула лапой высокую, покрытую резьбой дверь и пропустила пони вперёд.
— Хозяин, госпожа Ренниль прибыла, — припав на одно колено перед фигурой, что сидела сокрытая тенью в высоком кресле, сказала Пафи, — прикажете подать вино сейчас?
— Самое время, — раздался властный голос, и когда служанка покидала кабинет, игриво качнув тазом, дракулина ощутила сальный взгляд, раздевающий эту юную особу.
— Итак, вот ты здесь, — говорящий старался придать своему голосу величественность, — приветствую одну из нас. Располагайся, Сестра.
— Ха? Ты думаешь, что залив комнату лунным светом и спрятавшись в тени, ты произведёшь на меня впечатление, — обладательница прекрасной гривы с синей прядью фыркнула и покачала головой, — это так по-детски.
Поданное вино и сыр были столь великолепны, что гостья, прилетевшая из Тейлсвилля в шутку, призадумалась, а не позволить ли себе хотя бы на несколько минут расслабиться. Светская беседа не клеилась, рассыпавшись на редкие взаимные комплименты и обсуждение погоды.
— Спокойнее, моя дорогая, — Скай подался вперёд и в его красных глазах отразилось ночное светило, — твои уши столь напряжены, что ими впору будет стекло резать. Может мне сделать небольшой массаж, нас никто не побеспокоит.
Сзади щёлкнул замок, Ренниль напрягла мышцы, распахнула крылья и зашипела. Если придётся отступать – выпрыгнуть через окно не проблема, а то и просто выйти обратно, местные слуги не смогут остановить её.
— Что ты себе позволяешь?
— Ну ладно тебе, уж и пошутить нельзя, — пегас хлопнул передними копытами друг о друга, и по всей комнате зажглись свечи, — прошу успокойся.
— Ещё что-то в таком духе – лишишься зубов! – вампирша устроилась в кресле, словно это был трон, а она королева, взирающая на подданных, — что ты хочешь?
— Совершить сделку, — произнёс жеребец и положил передние копыта на стол, показывая свою сосредоточенность, — у меня есть товар, который тебя заинтересует.
— И что мне может предложить такой как ты? – вглядевшись в него, черная пони почувствовала, что её собеседник относительно молод и из кожи вон лезет, стараясь произвести впечатление, — прекрати строить из себя героя книжек. Лучше погляди внимательно перед кем ты речи держишь, плебей.
Жеребец ещё раз пренебрежительно окинул взглядом гостью – слыханное ли дело, в его поместье будут указывать как говорить и вести себя. Первое желание было выставить наглую особу, но потом внутренний голосок тихонько пропищал об опасности. Связной Мелаины Лемисьер — Сильвер Шилд, приказал провести встречу, по каким-то причинам умолчав при этом об особенностях посетительницы. Пегас мысленно пожелал им обоим оказаться в пустыне под полуденным Солнцем. Неземной красоты гостья сбросила на секунду-другую маскировку, представ в том облике, о котором так любят писать авторы ужастиков. Напротив него было чудовище, способное разорвать на части его вместе с телохранителями.
— О, несравненная госпожа Ренниль, — эквестриец занервничал и попытке хоть немного расслабиться откинулся к спинке кресла. Прошу Вас, не гневайтесь.
— Хватит произносить моё имя своими грязными устами, смерд, — дракулина приготовилась к атаке, если вдруг находящийся перед ней джентелькольт осмелится на грязный трюк, — давай показывай, что там у тебя и не испытай свою судьбу.
— Сей момент, — пони убрал передние ноги под крышку стола, дабы не показывать, как он беспокойно их трёт одну об другую.
Скрипнул выдвигаемый ящик стола, и зашелестев по полировке, к ней проскользила небольшая шкатулка. Откинув крышку, кобылка увидела Слезу Праматери. Похожий на каплю прозрачный камушек лежал на бархатной подушечке. Выпустив воздух через нос, Ренниль пыталась понять, как такой дорогой артефакт попал в собственность столь слабого существа. Определённо её втягивали в какую-то игру. Одним из эффектов древней реликвии, дарованного Богиней Создательницей сыновьям и дочерям, что охотятся в ночи, была защита от огненного глаза Солнца.
— Всего один? – бросила носферату, демонстрируя нарочитое пренебрежение.
— Благородная госпожа, а Вам надо больше? Я могу достать, но… – заискивающим голосом произнёс пегас, внутренне лелея надежду избавиться от опасного предмета и каких-либо контактов с высшими, — окажите мне честь...
— Сколько ты просишь? – вампирша прервала собеседника, не желая выслушивать лесть, которую он вывалит.
Открыв свою сумку, она приготовилась внести залог или расплатиться, в случае если цена будет не слишком заоблачной.
— Прошу вас, спрячьте монеты, мне нужна одна крохотная услуга. Для Вас сущая безделица.
По глазам собеседника Ренниль видела — тот уже жалеет, что ввязался в подобное дело, но отступить по каким-то причинам не может. Скорее всего за ним стояла Мелаина, единорог, напавшая на неё около Тейлсвилля. Интересно какие цели она преследовала?
— Я не отнимаю жизнь, — охотница презрительно отвернулась и, встав, собралась уходить, — ищи душегубца в ином месте.
— Не гневайтесь, госпожа! Кто я такой, чтобы посметь даже озвучить подобное. Произошла маленькая неприятность, — Скай Степ понизил свой голос до шепота и достал конверт, спрятанный в кармане под крылом, — вот тут все подробности.***Несмотря на жару утро было прекрасным, экспедиция единорогов после ночёвки снова продолжила путь. Исследователи, потратившие вчера полночи для определения своего положения и прокладки оптимального курса, были сильно возбуждены. Ведь, согласно расчётам, цель их путешествия должна быть совсем рядом, нужно только миновать горную гряду. Эмеральд Бриз нервно ходил по салону, подолгу останавливаясь за спиной водителя, глядя в лобовое стекло. Владелица вездехода успокаивала себя тем, что эти яйцеголовые любители древности вряд ли сунуться в действительно опасное место, как минимум потому, что они самцы и представители далеко не бедной прослойки населения. Подобная ситуация не могла не опечалить представительницу народа привыкшего регулярно доказывать свою силу окружающим. Мускулистая минотавра сосредоточилась и обратилась со словами молитвы к покровителю её народа: «О, Муу'Ша, хранящий меня от порождений мрака, я дщерь твоя, молю тебя о драке, ибо застоялся мой молот без дела. Во славу твою, сокрушу зверя рыкающего иль ящера огнем дышащего. Ведь ища победу, я нахожу тебя. Охрани меня от удара подлого, да будет моя спина как сталь крепка».
Мерно урчал двигатель, получая энергию от магического ядра, двигая краулер через бескрайние степи к горной цепи, которая уже успела вырасти до небес. Орега, расположившись на плоской крыше, привалилась спиной к закреплённому багажу, расслабленно смотрела вдаль. На этот раз её с сестрой судьба из-за карточного долга забросила в невероятную даль. Да что там, сей остров был не нанесён даже на карты, и это немного разбавляло общую атмосферу тоски. Будь бы на их месте кто-то другой, то уже бы давно не находил места от переживаний, но подобные мелочи не касались минотавров. Тегара выехала на какую-то заброшенную дорогу и мерно катила вперёд. Легкое покачивание убаюкивало, и синяя минотавра вяло жевала мятные конфетки. Периодически она прядала ушами, сгоняя с них назойливых мух. Путешествие было однообразным. Последний контакт с цивилизацией был более четырёх месяцев назад. Впрочем, запасов пищевых концентратов хватит ещё на полгода. Леди потеребила пальцем кольцо в носу, разжевала последнюю тянучку и грустно посмотрела на опустевший пакетик – лакомства окажутся на языке не скоро. Это было не страшно, так как можно будет поклянчить немножко у старшей, та наверняка хранит заначку со сладостями у себя в сумке.
Все опасные хищники, казалось, узнали про её новенький арбалет и попрятались по норам. Облака медленно уплывали вдаль, лишив рогатую даму приятной тени. Она заворчала и натянула панаму на самые глаза. Приятная дрёма продолжалась недолго, раскат грома и прилетевший порыв холодного ветра заставил её встрепенуться, ещё недавно чистый, как слеза младенца, горизонт, почернел от клубящихся туч. Надвигающаяся гроза возникла словно из ниоткуда.
 — Какого Дискорда? – изумилась леди и, открыв люк, спрыгнула в салон.
На стене в изящном креплении висел штормгласс. Алхимический прибор был новинкой, которую она приобрела в лавке единорога, по заявлениям которого был настолько чувствителен, что мог определить малейшие изменения погоды. Когда пони стал расписывать, что это устройство столь просто в использовании, что им воспользуется даже неграмотный, то чуть не огрёб. Синяя минотавр весьма болезненно относилась к стереотипу о том, что представители её расы тупые качки и могут лишь драться, поэтому она обычно опровергала это хуком в челюсть. Жидкость в колбе помутнела, маленькие звездочки плавали между спускающихся сверху нитей.
 — Ты это видела, сестра? – крикнула рогатая особа, — нет, ну ты только погляди… похоже нас ждёт какое-то светопреставление.
 — Ой-ей, кто проснулся, — раздалось сердитое ворчание, — сейчас поищу место, где будем пережидать ненастье, и не забудь, сегодня ты готовишь ужин.
 — И куда мы сможем заехать?
 — Оставь эту заботу мне, а сама дуй за арбалетом, хорошая пещера скорее всего кем-то занята.
Небо стремительно темнело, и вот его перерезал голубоватый росчерк молнии, а спустя пару секунд ударил гром, заставив пассажиров вздрогнуть. Ливень забарабанил по металлической крыше, поток воды с небес начал превращать сухую землю в кашу из грязи. Прожектора на крыше с трудом разгоняли сгустившийся мрак.
 — Не лучше ли остановиться? – в перерыве между ударами грома, вставил Бриз, — всё равно ничего не разглядеть.
 — Я опасаюсь завязнуть, и мы потратим много часов откапывая вездеход, нам надо найти естественное укрытие.
 — Да что это такое… — воскликнул единорог, зажмурившись от особенно яркой вспышки молнии, — нечто подобное я видел, когда плавал около берегов Камелу, но сейчас…
Машину тряхнуло на колдобине, и руководитель экспедиции решив не испытывать свои навыки по удержанию равновесия, присоединился к своим коллегам, которые уже успели пристегнуться к сидениям. Жуткий порыв ветра едва не развернул краулер на месте, но пилот удержала свою машину на выбранном курсе. Косые струи сплошной стеной падали с неба, создавая иллюзию того, что горная гряда то дальше, то ближе в зависимости от того, как их наклонял ветер. Орега, повинуясь команде своей сестры, метнулась к двигательному отсеку и, распахнув люк в полу, повернула рукоять, опуская энергетические кристаллы почти в плотную к магическому ядру. Мотор выбивался из сил, колеса проскальзывали в образовавшемся киселе, ещё не так давно бывшем добротным путём.
 — Сестрица, смотри! – синий палец минатавра тукнул в направлении высившейся подобно стене каменной гряде, — нужно ещё чуть-чуть и мы спасены.
Минут пятнадцать они ползли вдоль неё, пока не отыскали ровную площадку, ведущую в большую пещеру, достаточную, чтобы вместить вездеход. Едва Тегара вылезла из люка на каменистый пол, как раздалось рычание хозяина, весьма недовольного визитом незваных гостей. Прожектор резко развернулся и выхватил из темноты четырёхногого зверя с крупной головой. Монстр раскрыл пасть и двинулся вперёд, намереваясь выгнать путешественников, а то и поужинать ими. Он напоминал очень большую ящерицу, но те вараны, которых жеребцы видели в столичном зоопарке, достигали максимум метров четырёх. Сей представитель вымахал на все восемь, а то и больше. Яркие пучки света раздражали зверя, заставляя его придерживаться тёмных мест. Высокие гребни увенчивали спину, постепенно уменьшаясь к кончику хвоста.
 — Ну давай, давай, — водитель машины перехватила поудобнее молот и сделала угрожающее движение, провоцируя противника, — ра-р-р!
Хищник оказался весьма проворным для своего размера и неожиданно прыгнул на свою жертву, но та увернулась. Тяжела туша ударилась о корпус вездехода, немного промяв стену. Минотавра заскрежетала зубами, представив, что именно ей придётся выправлять повреждение и, ухнув, нанесла ответный удар. Монстр едва увернулся и в ответ хлестнул своим хвостом, сделав подсечку рогатой даме, свалив ту с копыт. Тегара молниеносным движением вставила между челюстей рукоять молота и оттолкнула зверя назад. С резким щелчком её младшая сестра разрядила обойму своего многозарядного арбалета, пробив череп противника в трёх местах.
 — А вот и красотка-снайпер, — Орега подняла самострел к потолку, дополнив это восторженными возгласами и похвальбой самой себе, — кто тут зоркий глаз? Я!
 — Пфе-е! Я бы и сама с ним сладила, — последовал сердитый ответ, — всю веселуху испортила.
 — Тебе бы шкуру попортили.
 — Да как бы не так! Шрамы только делают меня круче.*** Кожа белой минотавры блестела от пота, когда она закончила отжиматься. Непогода, заставшая её, никак не собиралась прекращаться вот уже второй день. К счастью, временное пристанище было на возвышенности, и вода сюда пока не добралась. Пещера, в которую она загнала свой вездеход, напоминала каменный мешок и уходила в глубь на полсотни метров, без каких-либо дополнительных выходов. Сейчас, после «генеральной» уборки следов жизнедеятельности прежнего хозяина, она стала более-менее пристойной. К сожалению, из-за идущего стеной дождя в сочетании с кромешной тьмой, от которой складывалось впечатление непрекращающейся ночи, ничего нельзя было разглядеть. Однако, по заверениям учёных, они были уже очень близко от конечной цели путешествия. Сестёр, занимающихся перевозками, всё больше одолевало любопытство, но эквестрийцы весьма неплохо доплатили за отсутствие неудобных вопросов. Сейчас эти пони, расположились у раскладного стола и о чём-то оживлённо дискутировали. Старшей сестре не нравилось, что эти яйцеголовые избегали в такие моменты говорить на эквусе, но из обилия слов, произнесённых на грифонике, которым она бегло владела, Тегара услышала про башню Сал-Торгата.
 — Гарочка, ты будешь грибную похлёбку? – раздался голос стройной минотавры, которая сидела у костра и готовила ужин, — а то заново греть придётся.
 — Не называй меня так, — буркнула Тегара, не прерывая приседания, — как будет готово – свистни.
Начальник экспедиции поправил очки, помусолил кончик карандаша, сделал отметку на карте. Пора было заканчивать, ибо его коллеги уже пускали слюни от ароматов, исходивших от котелка. Пусть он и недолюбливал минотавров, но эти две леди могли даже из пищевых концентратов сварганить нечто пристойное.
Ужин прошел почти без разговоров, и пони расстилали свои спальные мешки, вяло обсуждая планы на завтра. Орега, время от времени почесывая своё синее ухо, сидела на табуретке, читая перед сном книгу. Дождь всё никак не унимался и, судя по всему, решил устроить в округе маленькое озеро. Погодные неприятности не были чем-то удивительным во время дальних поездок, однако, сейчас было что-то не то. Пальцы сжали рукоять молота, напоминая хозяйке, что её верное оружие рядом. Это успокаивало. Размеренное цокание копыт время от времени разбавляло храп, воцарившейся в пещере, сейчас был пост старшей минотавры, и она делала свою работу хорошо. В принципе она могла даже прикорнуть, привалившись к колесу вездехода, внутренняя чуйка непременно бы зазвонила в колокол при первых признаках опасности.
Поток воды с неба кончился внезапно, как если бы кто-то выключил подачу воды в душе, с выступающего козырька падали капли, и стекали тонкие ручейки из образовавшихся выше по склону горы луж. В этот момент пришли они. Безмолвные. Укутанные в струящиеся тени. Появившиеся буквально из ничего, будто сама ночь породила их. Мускулистая леди криком разбудила сестру и нанесла удар молотом ближайшей фигуре. Тяжелое оружие столкнулось с противником и отбросило его назад. Однако на месте супостата встали ещё двое. Со звоном пропел самовзводный арбалет, и по паре болтов вонзилось в огромные, размером с арбуз, головы неизвестных. Единороги начали просыпаться, разбуженные шумом битвы, и пришли в ужас от увиденного, владелицы вездехода отбивались от каких-то мерзких на вид существ, что неспешно входили в их временное обиталище.
 — Не стойте столбом! – крикнула Тегара и резким ударом ноги раздавила щупальце, пытавшееся схватить её, — бейтесь.
Непривыкшие к подобному учёные, теряли драгоценные секунды, пока пинок Ореги не вывел из ступора Бриза. Оцепенение спало, и во врагов с шипением полетели магические стрелы, на пару мгновений атакующая волна замедлилась, подалась назад, минотавры радостно усилили напор, намереваясь отбросить врага, загрузиться в транспортник и рвануть куда подальше, прихватив с собой яйцеголовых. К сожалению, членов экспедиции, удача была не на их стороне. Из ночной тьмы донёсся звук рога, и, прорвав линию обороны, в пещеру ворвалось множество маленьких существ. Похожие на скорпионов черные создания стремительно неслись вперёд, не обращая внимание на то, что заклинания жеребцов разом сожгли из них полсотни, тварюшки пёрли на защитников.
Белая с чёрными пятнами минотавра почувствовала укол в области спины и стала заваливаться на пол. Бросив затуманивающийся взгляд на сестру, она увидела, что та лежит укрытая ковром копошащихся существ.
Прячась за спинами телохранителей, в пещеру вошел алмазный пёс, осторожно ступая, он старался не запачкать о тела свои новые сапоги. Низкая фигура была закутана в плащ с глубоким капюшоном, даже в столь диких местах Ритц старался не показывать своего лица. Ему порой казалось, что вне Башни его везде поджидают сыщики из некогда бывшего родным города Даймондии. Химеролог поочерёдно склонился над каждым членом экипажа краулера и убедился – живы.
 — Так, ты и ты, — коротышка крикнул своим созданиям, указав на тела жеребцов, — этих в зал Жизни. Большую корову туда же.
Учёный, спасённый с эшафота бывшей некроматшей Чинв, подошел к синей минотавре и, бесцеремонно ощупав её тело, передумал ставить на этой пленнице свои эксперименты. Она, по его мнению, весьма симпатична, и для неё будет уготована иная судьба.
 — Думая, моя тёмная госпожа простит сию маленькую шалость, — Ритц почесал покрытый шерстью подбородок, — когда узнает, что сфера Боиаме контролирует погоду в изолированной области с высокой точностью. ***Путь наверх растянулся надолго, по непонятной единорожке причине после гибели демона практически вся живность от скального паразита до огромного паука попряталась в норы и носа не показывала. Человек шел рядом с чародейкой, обнажив свой меч, гнетущая атмосфера вынуждала его видеть монстров в каждом тёмном углу. Пару раз им попались местные обитатели, которые и пикнуть не успели, как землянин располовинил их.
— И что теперь? — обратился к спутнице фамильяр после того, как обтёр лезвие ветошью, — случившиеся будет иметь неприятные последствия. Ведь ты использовала много атакующей магии, которая…
— Меня радует, что ты это заметил. Молодец. Учитывая применяемые мною заклинания в обычной ситуации за ушками бы не почесали, хотя сейчас... Не волнуйся – сообщу семье, они помогут мне. К сожалению, все находки придётся сдать государству, — задумчиво произнесла пони, мысленно готовясь к общению со следователем из кантерлотского круга магов.
— Хотела первой снять сливки с храма?
— Охохонюшки… — вздохнула единорожка с грустной улыбкой, — не ляпни такое при даче показаний. Часто наши желания не совпадают с возможностями.
— Надеюсь тебя не посадят?
— Что?! Да нет, конечно! Думаю, родители с сестрой разрулят возникшую проблему. Я не хочу, чтобы наши работники потеряли свои места из-за закрытия шахты. Поднимемся на поверхность, и я отправлю телеграмму-молнию им и в Кантерлотский Круг Магов.
— Магией же быстрее…
— Для меня до Мэйнхеттона слишком большое расстояние, плюс телеграмма — это документ, который можно предоставить следствию. Разбор полётов похоже будет весьма скрупулёзный.***Вечернее небо встретило покрытых грязью вершителей правосудия красивым закатом. Небо было раскрашено в плавно переходящие друг в друга оттенки красного, синего и желтого. Человек с улыбкой поднял голову – прекрасно, восхитительное зрелище ободряло, даруя эмоциональный подъём, столь необходимый после каменного мешка.
Внезапно к единорожке подбежал один из заместителей Фэнга, взволнованным голосом попытался дать отчёт. Однако, молодой жеребец постоянно сбивался и перескакивал с места на место. Лишь спустя пару минут, он смог взять себя в копыта.
— Р-рад сообщить вам, госпожа де Айс, — земнопони смахнул пот со лба, — всем пострадавшим оказана помощь. Серьёзных ранений нет, а обломки крыши уже убирают. Мною были уведомлены Ваша семья и гвардия. Скоро прибудет подкрепление.
— Ну, как всегда, — человек фыркнул и взмахнул рукой, в сторону гор, — кавалерия прибудет к шапочному разбору.
— Кай, сэр… кава… кто, – приподняв бровь переспросил сотрудник и посмотрел на небо, — мы ожидаем появления ещё кого-то?
— Не бери в голову, — успокоила подчинённого эквестрийка, — просто цитата из книги. Лучше скажи мне, где этот…
Кобылка, двинув копытом по земле, прорыла борозду, сдержав рвущееся наружу ругательство.
— …Даски Фэнг. Мне нужно задержать его.
— Забаррикадировался около офиса и хочет улететь. На всякий случай, мы перекрыли повозками выезды из города, поезда не будет ещё два дня. По земле ему никуда не деться.
— Слушай мой приказ. Во-первых, доведи до сведения всех – с преступником не связываться, он опасен, а жертвы с нашей стороны никому не нужны. Во-вторых, угроза со стороны монстров ликвидирована, но в шахты никому не соваться до особого распоряжения. Выставить посты наблюдения у всех входов. Можешь быть свободен.
Пони поклонился и умчался, сверкая копытами, а кобылка направилась к станции. Растормошив пожилого смотрителя, который прятался в подвале, она подала телеграмму-молнию домой.
«УПРАВЛЯЮЩИЙ ДАСКИ ФЭНГ И ЕГО ТАБУН ЧЕРНОКНИЖНИКИ ТЧК ОБНАРУЖЕН ДРЕВНИЙ ХРАМ ЗПТ ДЕМОН В ШАХТАХ УНИЧТОЖЕН ТЧК НЕОБХОДИМО ВСЁ ТЩАТЕЛЬНО ПРОВЕРИТЬ ТЧК»
Улицы были многопонны, жители города стояли около своих домов и восторженными криками приветствовали чародейку с фамильяром. От былой гнетущей атмосферы остались лишь небольшие следы – все были уверены, что прибывшая в город пара остановит любую угрозу, стоит ей только появиться.
Путь к кирпичному зданию, где обычно находилась администрация, перекрывал полупрозрачный барьер, высотой метра три. Сквозь него было видно стоящий на выложенной булыжником площадке небольшой летучий корабль, из двух труб которого валил чёрный дым. Мерный шум говорил единорожке, что двигатель уже вышел на рабочие обороты и для взлёта нужно лишь потянуть за рычаг. Заваривший всю эту кашу поганец, из-за которой она чуть не отправилась на тот свет, намеривался сбежать. Стройная единорожка, прикрыв глаза, сидела у трапа и поддерживала заклинание щита, другая помогала телекинезом третьей заносить какие-то коробки в грузовой отсек.
— СДАВАЙСЯ! Ты окружен! – крикнула волшебница, — давая знак Каю отойти в сторону, — гарантирую тебе беспристрастный суд.
— Думаешь я поверил? – крикнул в ответ жеребец и расхохотался, — ты со своим прихвостнем всё испортила. Дай мне уйти, и никто больше не пострадает.
— Хорошо, будь по-твоему… — кивнув, городская волшебница стала пятиться назад и уже мысленно послала сообщение своему помощнику, — у меня идея.
Покинув улицу, они встали за углом дома, и Мист по памяти, набросала примерную схему окружающих улиц. К сожалению, выходило так, что с этотй позиции преступники могли легко простреливать все подходы. Время стремительно утекало.
— Слушай, — прозвучал в голове парня голос пони, — пока они не запаниковали и не шарахнули ничем сильным — действуем. Я предприму один трюк. Не беспокойся, всё будет хорошо.
— Не чувствую уверенности, — помощник ткнул в сторону посадочной площадки, — может пусть лучше взлетит, а ты его собьёшь.
— Не над городом, кроме того, гвардия пегасов ещё не прибыла, и этот предатель успеет скрыться.
Человек сглотнул, поправил воротник пальцем и ойкнул, почувствовав, как телекинетическое поле отрывает его от земли. Пони, обороняющие воздушное судно, не ожидали появление столь странного снаряда, летящего впереди мчащейся во весь опор единорожки. Развивающаяся грива, летящий следом хвост и выбиваемые копытами искры производили впечатление. С руганью, в плаще, распластавшимся подобно крыльям, большая фигура пронзила дымчатую защиту и врезалась в поддерживающую её кобылку. Барьер рассыпался со звоном как у разбитого стекла, две другие кобылы от удивления замешкались, чем воспользовалась рыжегривая, подмяв под себя ближайшую преступницу и дернув за гриву вторую. Град пинков от землянина, в сочетании с ударами копыт не давал противникам концентрироваться для колдовства. Пусть оборона была уже вялой, они всё равно оттягивали время. Кай, увидев нежелание преступниц сдаться, воспользовался болевым приёмом, про который ему рассказывала городская волшебница – шлепок наотмашь ножнами по рогам обеим.
— Лежать, бояться! – обладательница измрудно-зелёных глаз оскалилась и клацнула зубами, — иначе мой фамильяр вас сожрёт.
Низкорослая пони и по совместительству младший член табуна, пришла в себя после столкновения, открыла глаза и оцепенела от ужаса. В этот раз страшный спутник волшебницы сидел на ней, прижимая к земле.
— Не ешь меня, — дрожащим голосом произнесла она, прижав уши и зажмурившись – страх почти парализовал её, — пожалуйста.
Перед глазами несчастной промелькнула вся жизнь, от первого занятия в садике для волшебников, куда она пришла пугливой малышкой, с уродливыми скобками на зубах, до сегодняшнего дня, когда муж с двумя своими кобылами втянул её в преступления. Мечты о свободе, богатстве ещё не так давно маняще сияющие прямо пред носом, рассыпались в прах теперь окончательно.
— Кончай прохлаждаться в чужих объятиях, — перекрикивая шум двигателя, крикнула единорожка, а её копыто указало на открытый люк, — нам нужно остановить этого проходимца.
Шесть ног затопали по сетчатому трапу – две весьма недовольные личности уже были готовы схватить эквестрийца оказавшегося преступником. Коридор был преодолен практически на одном дыхании, до цели оставались считанные метры, но увы, укреплённая дверь кабины с лязгом захлопнулась перед самым носом. Попытка высадить её градом ударов ног и копыт, ни к чему не привела – всё было сделано на совесть. Пол резко пошел вверх, и пара героев, чуть не оказалась на улице, когда проход стал подобием колодца. Скользя по образовавшейся горке, зеленоглазая завизжала не только от того, что земля была уже достаточно далеко, и падение сулило получить поломанные ноги, но и от того, что её грубо и больно дернули за волосы. Ухватившись одной рукой за какую-то металлическую скобу, Кай сжимал конец рыжего хвоста в кулаке, удерживая свою начальницу от падения. Напряженное кряхтение парня говорило о том, что ещё чуть-чуть, и он не выдержит. Дёрг. Его пальцы едва удерживали выскальзывающие пряди.
В поисках хоть какой-то спасительной соломинки изумрудно-зелёные глаза наткнулись на рычаг закрытия дверей. Сосредоточившись на нём, она телекинезом опустила рукоять вниз, створки грузового отсека пришли в движение, пару мгновений спустя серая пони выскользнула из захвата фамильяра и полетела вниз. Шмякнувшись о жесткий материал люка, она мысленно поблагодарила судьбу за быстро работающие сервоприводы.
— Яу-х, — сквозь зубы прошипела пони и начала подниматься, в следующий момент, ухнув от столкновения, когда фамильяр съехал на неё.
— Ауч, — выдохнул через зубы он – тыльная часть зеленоглазки оказалась твёрже, чем на первый взгляд, — прости.
— Смотрю ты время зря не теряешь, — попыталась сострить единорожка, когда она осознала двусмысленность положения, — кончай хватать меня за круп и бегом в кабину.
Очевидно, Фэнг догадался, что незваные гости по-прежнему на борту и резко наклонил судно на бок – человек с пони прокатились по стене. Единорожка вовремя среагировала и нависла над фамильяром, едва не придавив его. Снова резкий манёвр, после которого кобыла, помянув мать управляющего в Димдене, отлетела к противоположной стене. Человеку повезло больше, плащ зацепился за какой-то крючок, не дав своему носителю шмякнуться о переборки.
— Быстрее в … — промычала волшебница и исторгла содержимое своего желудка, который после прошедших кульбитов решил, что одних синяков будет мало.
Корпус задрожал, пару раз покачнулся, приложив парня головой о стену, и выровнялся. Воспользовавшись моментном спокойствия, он побежал по коридору, миновав отсек со знаком шестерни над входом, взлетел по лестнице, каждую секунду ожидая начала болтанки. Узкое окошко в двери, блокирующей путь в пилотский отсек, было закрыто. Наружу не проникало никаких звуков, лишь мерная вибрация передавалась корпусу.
— Отворяй, собака! – тяжелый башмак обрушился на преграду, — а то, хуже будет!
Ответа не было даже после угроз физической расправы, как и не было ехидных комментариев. Решив больше не драть горло, Кай, стараясь не шуметь, поспешил обратно. Рано или поздно пилоту придётся покинуть кабину, а пока одна фелледи нуждалась в его поддержке.
На Мист было жалко смотреть, покрытая ссадинами и перепачканная рвотой она сидела в углу и прилаживала повязку себе на ногу. Сообщение от помощника не стало новостью, к такому раскладу она морально готовилась. Выходило так, что вингхуф летел в неизвестном направлении над океаном из облаков. Радовало одно, что стоит только снизить подачу топлива и корабль будет вынужден совершить посадку. Будет хорошо, если внизу окажется вода и близкий берег. В случае скал, кобылка помрачнела, ярко представив, как корпус корабля, разлетится на части от удара о камни. Ну а пока, она собиралась пересчитать ребра одному уроду. Плевать, что он был жеребцом, и бить их считалось дурным поступком, тут была исключительная ситуация.
— Спокойнее, – в ответ человек получил гневный взгляд, сопровождаемый ворчанием, и пощелкал пальцами перед её носом, — чем будем дверь взламывать?
— Возьми дисковый резак в багажном отсеке, инструкции читать некогда, так что будешь учиться на лету, — рыжегривая вытерла рот протянутым ей платком, — тебе же надлежит ворваться в кабину и ударить Фэнга по голове. Нечего серьёзного наколдовать он не успеет.
— Хм, а сейчас он может устроить какое-нибудь зачарование или ловушку?
— Говорю же — не хватит времени, кроме того, такое действие я бы почувствовала. Мы сейчас далеко от земли, а это значит сложности с получением силы из источников магии.
Вдоль стен было множество ящиков, закреплённых ремнями, открыв наугад некоторые, человек нашел в одних металлические бруски, в других обёрнутые в ветошь украшения. Потом были книги, снова явно магические побрякушки и наконец, в дальнем конце помещения, был вожделенный короб с инструментами. Местный образец болгарки представлял собой остро заточенный диск, закреплённый в «Y»-образной планке. Несколько рычажков и шнур с конусообразным колпачком завершали общую картину. Приятная тяжесть в руке на мгновение навеяла образ киношного героя, который с боевым кличем врывается в толпу зомби и валит их направо и налево. Реальность была далека от вымысла, в качестве оружия данная штуковина была неудобной и скорее бы нанесла вред своему владельцу.
— Ну и как этим пользоваться? – Кай протянул искомый предмет Мист и, облокотившись на стенку, стал переводить дух после беготни по коридору.
— Дверь вскрывать будешь, – пони села на пол, наклонила голову и коснулась своего рога передней ногой, — подключай его ко мне. К счастью, он работает на магии. Надеюсь, мне хватит сил.
Подчиняясь указаниям волшебницы, человек неуверенными движениями принялся срезать петли. Искры потоком сыпались под ноги, затухая, когда касались пола или одежды. Визг стоял жуткий, и кобылка, прищурившись, прижала уши копытами. Наконец, работа была завершена и дверь, покачнувшись, в телекинетическом захвате отлетела в сторону. От увиденного у Мист заныли зубы – кабина была пуста, она в порыве гнева заглянула под кресло и в бардачок, будто там мог спрятаться целый жеребец.
— Мист, я не специалист, но вон та штука, — палец фамильяра указал свинцово-синие облака, в которых мелькали молнии, — мне ой как не нравится.
Удар копыта оставил вмятину на полу, а вопль ярости разнёсся по всему кораблю. Младшая из де Айсов бросилась к панели управления, собираясь получить контроль — штурвал свободно вращался, не оказывая никакого эффекта. Рули высоты не откликались. Погибель в лице грозового фронта неумолимо приближалась.
— Только этого нам не хватало! – кобыла на эмоциях двинула ударила копытом по полу, — так, быстро за мной.
Стремглав они пронеслись по коридору, чуть не скатились по лестнице, и вот он проход между рядов поршней, которые с шумом приводили в движение крылья. Ещё несколько шагов — воздухоплаватели поневоле встали перед печью. Мощная металлическая плита с небольшой дверцей, состоящей из двух половинок, отделяла их от ревущего пламени. Волшебница осмотрела деревянные ящики с топливом – имеющегося количества с лихвой хватило бы на путь до границы. Куда Фэнг собирался? Сейчас это было не важно, имело лишь значение то, сколько можно будет выжать из движка.
Повернув телекинезом один за другим пару вентилей, дочь семьи де Айс посмотрела, как стрелки на индикаторах дрогнули, начав своё движение к красной зоне шкалы значений.
— Значит, так, — пони телекинезом сунула своему ассистенту лопату, — хватай это и загружай уголь. Как только я подам сигнал, опусти синий рычаг вниз, а затем брось в огонь вон тот жёлтый брусок. После чего со всех ног дуй ко мне. Всё понял?
Землянин кивнул, решив не задавать вопросов. Сверкнув копытами, рыжегривая фелледи умчалась в кабину, намереваясь восстановить управление. Принявшись щедро кормить печь топливом, парень покрылся потом за считанные минуты – температура была как в парилке. Лицо покрылось тёмными разводами от постоянного стирания пота. Дышать становилось всё труднее – отказала вентиляция.
Порывы ветра снаружи крепчали, намереваясь закрутить в смертельном танце путешественников, дерзнувших бросить им вызов. Черпая магию из внутреннего резерва, заклинательница почти смогла восстановить управление и сменить курс.
Слепящий росчерк молнии с почти мгновенно прозвучавшим громом, чуть не заставил пони подпрыгнуть вверх от страха. Попади в них подобная небесная стрела и путешествие тут же завершилось. Стиснув зубы, она вглядывалась вперёд, намереваясь как можно раньше заметить подходящее место для посадки, но внизу были лишь непригодные горы. Из глубины памяти донёсся голос отца: «Спокойнее милая, будь мягче». Он давал практический урок воздухоплавания, стоя рядом и кратко комментируя редкие ошибки дочери. Иметь как минимум базовые навыки пилота должен был каждый из семьи де Айсов.
— Превосходно, Мисти, — юная особа ловко провела вингхуф между полосатых колон на учебном поле, — теперь снижайся, но сделай это через седьмые ворота.***Три кобылицы нервно хлестали себя хвостами, видя, как их драгоценный супруг, преследуемый чародейкой с фамильяром, взял резкий старт на корабле, стрелой пронзив небеса. Они с тревогой отсчитывали секунды, понимая, что Фэнг был вынужден воспользоваться экстренным планом. Сейчас он был там один на один с врагом. Шесть копыт топтали опустевшую площадку вингхуфа, а их обладательницы делали волевое усилие дабы не поддаться панике.
— Милый, ты жив! – красотки сгребли в объятия своего жеребца, как только тот появился из вспышки телепортации.
Бывший управляющий с лёгкой неохотой покинул мягкое кольцо из тел и кивнул в сторону гор.
— Не бойтесь, мои сладенькие, — как можно спокойнее сказал единорог, но его голос дрогнул, и он запнулся, но затем сглотнув продолжил, — нам нужно добраться до схрона провианта, пока не появились гвардейцы и члены круга магов, а там доберёмся до Камелу, и наши следы затеряются.
— Но на что мы будем – спросила Каприс и, ощутив на себе тяжелый взгляд старшей жены, последние слова едва слышно прошептала, — жить?
— Свет сердца моего, — абрикосового цвета эквестриец широко улыбнулся, давая понять, что у него всё схвачено, — это всё нервы, ты должно быть забыла.
С этими словами пони похлопал по сумке, притороченной к боку: «Самое ценное сокровище тут».
Чернокнижник посмотрел на столпившихся шахтёров и клерков из административного корпуса, которые смотрели испуганными глазами и тихонько пятились. Он ступал не спешно, давая своим кобылам встать в один ряд. Четверо заклинателей шли по улице словно перед ними была беспонная дорога. Несмотря на численный перевес, никто не рискнул напасть на тех, кто водился с чудовищами. Спустя несколько минут улицы города вновь опустели. ***— Что ты наделал?! – едва не взвизгнула волшебница, увидев в руках фамильяра рычаг предохранителя, — как… Храни нас Селестия!
— Не моя вина – сборка кривая, да метал дрянной …
— Кто-то просто слишком силён, – парировала кобылица, и на её счастье последняя часть фразы потонула в ударе грома, — мы на волосок от гибели, а я ещё на свидание не сходила.
Шиона была вырвана из дрёмы, в которой вынужденно погрузилась, после боя с монстром из Тартара. Сознание носителя было более уютным, по сравнению с камерой, но тут ещё следовало пообвыкнуть и отходить ко сну вместе с организмом хозяина. Алая демикорн не видела и не слышала, что происходит в реальном мире, но в полной мере ощущала эмоции. Снаружи снова происходило нечто опасное.
— Успокойся, мой хороший, — принялась нашептывать она как можно более спокойно, — покажи мне причину твоего стресса.
— Так я же тебе уже давал доступ. В чём проблема?
— Это было в прошлый раз или ты хочешь дать мне больше прав?
Получив сводку, бестелесная сущность была готова схватиться за голову, если бы у неё такая была. Стоило на минутку прикорнуть, и вот она мчится среди облаков неведомо куда, без руля и без ветрил, образно выражаясь. В такой ситуации на первый взгляд уже можно было посыпать голову пеплом, но к ней пришла в голову идея. Идея, отдающая безумием, но так было даже веселее. Почти как в одном старом приключении, когда «Гиперион» столкнулся с великолепным штормом.
— Мист, слушай меня, я выйду на крышу и под твоим командованием буду тянуть за управляющие тросы, так мы взлетим выше бури. С твоей стороны потребуется чётко командовать мною, — фамильяр выдал подсказанную ему идею.
— Эм.. да, верно. В теории можно, если не сдует, – изумрудно-зелёные глаза полыхнули надеждой, — но откуда…
— Нет времени объяснять, пока движок не отправился в тартарары, нужно действовать.
Поток ветра оглушал, норовил вырвать из рук поручень, а затем оправить парня в долгий полёт к неминуемой смерти. Лишь страховочный ремень внушал надежду. С трудом добравшись до панели на крыше, землянин подцепил её фомкой – увы не совсем удачно, плоская крышка прошуршала по корпусу и кувыркаясь понеслась к земле. Его глазам предстало разноцветие ремней, колес, цепных передач и иных элементов эквестрийского двигателя, названия которым он не знал. Корабль качнуло, и тут же накатила тошнота.
— Всё хорошо, — раздался успокаивающий голос Шионы, — выполняй указания своей начальницы, а я утихомирю твои нервы. Попытаюсь.
— Кай! Кай! Ты чего? – прорезался взволнованный голос, принадлежавший Мист, — открой глаза и не моргай так часто. Сложно, но постарайся.
Увидев состояние передаточных элементов, кобылица поблагодарила Божественных Сестёр за то, что владелец оказался лицом аккуратным, пусть и мерзавцем. Всё как в учебнике, синие ремни отвечают за высоту, красные – поворачивают, жёлтые… так что же они? Ах да, регулируют скорость. Корабль дрогнул и, приподняв нос, стал медленно подниматься. Всё-таки как же здорово иметь руки! Волшебница восторгалась этим частям тела, видя, как ловко ими пользуется помощник.
— Эй, посмотри вперёд, — подала голос Шиона, — только без паники.
— Ну и? – фамильяр нажал гаечным ключом на замерший коленвал, — у меня уже голова раскалывается, когда вы вдвоём разговариваете.
— Неужели не обратил внимание на последний порыв ветра, который ещё завыл словно волк?
— Скажи прямо, — землянин слушал указания городской волшебницы, в точности их выполняя, и постепенно крылатое судёнышко летело всё стабильнее, приближаясь к верхней границе буйства стихии.
— Ох, вечно ползающий. Срочно задирай нос и скорость на максимум, пока живы.
— Что случилось? – парень взволнованно огляделся, что не ускользнуло от внимания чародейки.
— Не мотай так головой…
— Ты видела? Вон там, среди туч. Словно кто-то есть.
Младшая дочь семьи де Айс едва не поседела, мельком увидев длинное тело, напоминающее червя. Присмотрелась – никого. Она уже была готова отдать это на откуп видениям на фоне сильного напряжения, как вдруг снова раздался протяжный звук, на этот раз совсем рядом. Прижав нос к укреплённому стеклу, словно это могло помочь, молодая кобылица напрягала зрение. Сквозь фонарь кабины не было видно ничего кроме мчавшихся навстречу облаков, освящаемых вспышками молний. Однако в их всполохах проявилось длинное и тонкое тело с перепончатыми крыльями.
Это существо давно уже считалось оставшимся лишь на страницах истории мира, ибо по мнению учёных вымерло вследствие изменений в климате. Грозовой змей, словно акула, наворачивал круги подле вингхуфа. Движимый лишь голодом он был готов бросится почти на любой объект в небе.
— Мист, мы не одни. Мы не одни.
— Эта мерзость вымерла…
— Ему об этом расскажи. Слушай меня, я сейчас задеру нос, а ты выжми всё из этого корыта.
Хищник клацнул зубами в тот момент, когда крылатое судно изрыгнув из труб огонь, стрелой метнулось ввысь. На своё счастье, пассажиры были слишком заняты выживанием, чтобы видеть, как растягивается воронкообразная пасть, покрытая загнутыми внутрь зубами. Человек с единорожкой вцепились руками и ногами во что смогли, пока корпус содрогался, пока движок, лишенный предохранителей, шагал за границы допустимых режимов. Пусть летучий транспорт и был сделан на совесть, у всего есть пределы. Его сердце остановилось, едва он преодолел границы бури и, словно пробка из бутылки игристого вина, пробил облачный покров.

Продолжение следует...

...