Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 7 Глава 9

Глава 8

Просветление

Фиолетовая единорожка кувырком полетела назад и шмякнувшись об стену, бессознательно упала на пол.

 — Что ты наделала!? – крикнула Луна.

Принцесса подбежала к волшебнице. Нагнувшись и заметив равномерное дыхание кобылки, аликорн несколько успокоилась.

 — Я не хотела… — пытаясь справиться с приступом страха, произнесла Оливия.

Луна грозно посмотрела на перевёртыша. Блеск невиданной энергии, что пламенем полыхал в глазах принцессы совсем не радовали кобылку.

«Кхм» — раздался кашель и внимание принцессы тут же переключилось на волшебницу.

Твайлайт медленно поднялась на ноги, мельком бросив взгляд на небольшой ушиб на правом бедре.

 — Ты как, моя маленькая? – нежно спросила Луна, помогая чародейки устоять на ногах.

 — Всё сильно кружится, — прошептала волшебница.

Принцесса снова сердито посмотрела на Оливию.

 — Твоя магическая мощь слишком сильна, ты чуть её не… — говорила синяя.

 — Я не специально! Голод был настолько сильный, что я забыла взять себя под контроль, — кричала Оливия, медленно пятясь назад.

 — Со мной всё хорошо, думаю, она извлечёт из этого урок, — шептала Твайлайт, боком упираясь об стену.

 — Твайлайт Спаркл, твоё сердце весьма доброе, — более спокойно произнесла Луна.

 — Я могу вернуть всё обратно! – сглотнув, произнесла перевёртыш.

 — Я знаю, что можешь. На обратный процесс смертелен для вас, — удивилась принцесса.

 — Я не хочу, что бы Твайлайт было больно! Я не хотела! Я могу всё исправить! – заплакала Оливия.

Гнев принцессы плавно затух.

 — Я уже давно это поняла дитя, и твоё предложение хоть и глупо, но благородно. Твайлайт сильнее, чем кажется, она сама в состоянии себе помочь, ведь так? – спросила синяя, глядя на единорожку, на что та положительно кивнула.

 — Ученица Селестии права, извлеки из этого урок и больше не повторяй столь страшной ошибки, в противном случае, поблажек не будет, — произнесла Луна.

Оливия положительно кивнула.

 — Как себя чувствуешь? – спросила Твайлайт, уже самостоятельно стоя на копытах.

 — Мне так хорошо ещё никогда не было, но противно от того, каким образом я этого добилась, — виновато произнесла перевёртыш.

 — Голод больше не терзает? – поинтересовалась Луна.

 — Он не ушёл, но беспокойства он не вызывает. Желания нападать на вас у меня нет, если вы на это намекаете, — ответила пасмурная.

Луна облегчённо вздохнула.

 — Только Селестии не говорите о случившемся, пускай думает, что всё прошло гладко. Я не хочу, что бы она жалела о своём решении, которое так тяжело ей досталось. Оливия, ты даже не осознаёшь насколько тебе повезло, — произнесла синяя.

 — Спасибо вам, вы очень добры ко мне, — Оливия учтиво поклонилась, чему удивилась и обрадовалась Луна.

 — Миссия моя окончена и мне пора, — произнесла Луна, начиная растворяться в воздухе.

 — Стойте! Что мне делать дальше? Я не хочу жить в Понивиле, меня здесь ненавидят! – крикнула пасмурная.

 — Твайлайт тебе поможет, — растворилась принцесса.

 — Я!? – удивилась фиолетовая кобылка.


— Слишком долго, я не могу ждать! – нервничала Кристалис.

 — Всё-таки, я склоняюсь к версии, что грязнокровку превратили в камень… — произнёс Кардагар.

 — Твои догадки никому не интересны! – крикнула королева, грозно уставившись на приспешника.

 — Думаю, наш план сработал, моя королева. Но его выполнение мы отследить не можем, — вступил Маркус.

 — Что ты предлагаешь? – заинтересовалась Кристалис.

 — Селестия нас терпеть не может, грязнокровка уже давно украшает её королевский сад! План изначально был обречён на провал, — произнёс Кардагар.

Королева налилась злобой и подойдя к приспешнику. Вспышка. Кадрагар упал на пол и больше не шевелился.

 — Терпеть не могу, когда мне перечат. Ты-то не сомневаешься в плане, мой… новый первый советник? – грозно спросила королева.

 — Нет, мудрейшая, — ответил Маркус, тайно радуясь непредвиденному повышению.

Королева села на, устрашающего вида, зелёный трон.

 — Так у тебя есть предложения? – спросила королева.

 — Вам это точно понравится. Пора вводить вторую часть плана, — улыбнулся воин.


Оливия внимательно наблюдала за пони, снующих за окном.

 — Стоит мне выйти на улицу, как они тут же меня схватят и отведут на самосуд, — не отрываясь от окна, говорила перевёртыш.

 — Я этого не допущу. В дурные слухи легко поверить, а принять добрую правду куда сложнее. Я что-нибудь придумаю, — улыбнулась волшебница, продолжая набираться сил.

Внезапно дверь слетела с петель и в дом ворвалась радужная пегаска.

 — Так это правда! Твайлайт, в твоём доме перевёртыш! – орала Рэйнбоу, глядя на изумлённую Оливию.

 — Я в курсе, — волшебница закатила глаза, что вызвало у пегаски непередаваемое удивление.

 — Но… перевёртыш! – не унималась Рэйнбоу.

 — Она у меня в гостях и по приказу принцесс ещё и на перевоспитании, — объяснила Твайлайт.

 — У ну выкладывай! Я должна знать всё! – пегаска развела в воздухе передними копытами.

Твайлайт поведала ей историю о перевёртыше с упоминанием недавних событий. Спустя час беседы и ещё двух часов ответов на бесчисленные вопросы пегаски, разговор наконец завершился. Но не надолго. В дом прошли и остальные подруги. Ладно ещё Эппл Джек более менее была в теме, но остальные… называется, разговор с пегаской дубль два. Твайлайт до позднего вечера распиналась, спорила и даже ругалась и не заметила, как Оливия, звезда жаркой беседы, вышла погулять.

Кобылка осторожно вышла из библиотеки. На улице было темно. Ни одной живой души – то ли пони рано ложаться спать, то ли банальный страх перед перевёртышем. В любом случае, у Оливии появилось время на уединения. Ей даже не вверилась . всего пару дней назад она мечтала о внимании окружающих к себе, но сейчас, ей просто захотелось побыть одной. Она устала от всей это канители, слишком много нервов было потрачено.

Пробираясь сквозь кромешную тьму, изредка разбавляемую светом ночных фонарей, кобылка забрела в один тёмный проулок, так и манящий к себе мрачным комфотом, который так любила Оливия. Но комфорт жаждала не только она…

 — Ну здравствуй, — знакомый голос заставил Оливию застыть на месте.

 — Этого не может быть! – пробубнила она.

 — Может, — раздался голос за спиной.

Оливия обернулась и увидела…

 — Касандра? – удивилась перевёртыш, пытаясь поверить в то, что перед ней стояла её соплеменница и давняя подруга, с которой она долгими вечерами общалась через подвальное оконце своего бывшего дома.

 — Тебя было не просто разыскать, — улыбнулась чейнджлинг.

 — Но что ты тут делаешь? Мы не виделись несколько лет! – продолжала удивляться Оливия.

 — Решила навестить свою давнюю подругу, — ответила Касандра.

 — Как ты сюда вообще попала? – спросила Оливия.

 — Не забывай, я умею обращаться в кого угодно. Правда было трудно сновать мимо королевских единорогов. Они обладают силой видеть наши сущности… ноу-хау от Селестии. Ты лучше расскажи, как ты тут? Ещё не поработила этих жалких пони? – спросила подруга.

 — Поработила? Даже не думала! Это теперь мой новый дом! – воскликнула Оливия.

 — Ну я в смысле… не поработила, а про «подружилась», ну ты знаешь, я иногда путаюсь, — заулыбалась Касандра.

 — Есть одна пони, которая ко мне хорошо относится. Даже две. Так же, принцессы тоже меня приняли, — рассказала оливия.

 — Сами принцессы! Как здорово! – обрадовалась Касандра.

 — Но другие пони меня ненавидят и приписывают злодеяния, которых я не совершала, — дополнила Оливия.

 — Пони глупы и не заслуживают этой земли. Они ненавидят нас и это никогда не изменится, — говорила подруга.

 — Не думаю. Твайлайт Спаркл хорошо ко мне относится, — произнесла Оливия.

 — Хорошо? Да она просто выполняет приказ и всё! Здесь никому нельзя верить, у пони нет той сплочённости, единства духа, что у нас, — сказала Касандар.

 — Судя по тому, что меня изгнали, у нашего народа тоже нет единства духа, — разозлилась Оливия.

 — Кстати об этом. Я тут слышала, что королева очень переживает по тому поводу, что выгнала тебя… — начала Касандра.

 — Переживает? – глаза Оливии блеснули.

 — Эй, кто тут шумит? – в конце переулка показались некие жеребцы с вилами. Видимо местные, стараясь сохранить покой в деревне, патрулируют окрестности.

Касандра тут же исчезла во мраке, словно её и не было. Оливия тоже не стала искушать судьбу и тихо цокая копытами, потопала в библиотеку.


— Ладно, убедила! Я лично хочу с ней пообщаться! – не унималась радужная пегаска.

Едва Оливия вошла в дом, как на неё переключилось всё внимание.

 — Ты куда-то уходишь? – спросила Рэрити.

«Они даже не заметили моего ухода?» — мысленно удивилась оливия.

 — Да, просто.. ну… подышать хотела выйти, — соврала перевёртыш.

 — Лучше не выходи на улицу, это опасно. Нужно сначало деревенских успокоить, — произнесла Твайлайт.

Перевёртыш прошла в дом и села у дальней стены.

 — У тебя глазки добрые, — улыбнулась Флаттершай.

 — Ну если Флатти ей симпатизирует, то разве ещё могут быть вопросы? – усмехнулась Эппл Джек, на что Рэйнбоу недовольно фыркнула.

 — Не обращай внимания на наши споры, мы верим в чистоту твоих помыслов. Ты просишь помощи? Мы тебе поможем, — улыбнулась модельерша.

 — Говори за себя, — ворчала радужная.

 — Рэйнбоу, да сколько можно уже! Я думала мы всё уладили! – насупилась чародейка.

 — Ну не верю я ей и всё! – отвернулась радужная.

Спор с упрямой пегаской затянулся ещё на два часа и та вякнув «я подумаю», спешно удалилась из дома. Остальные подружки тоже покинули библиотеку под заверения Твайлайт, что помощь ей не нужна. Оливию пристроили в гостевой комнате, где та тут же уснула крепким сном. Твайлайт же наоборот, никак не могла уснуть. Оливия слишком сильна для перевёртыша и к счастью, ещё не осознаёт своей силы, что несомненно беспокоило юную чародейку.

На следующий день, волшебница первым делом отправилась к мэру, где и начал решаться вопрос о благополучии перевёртыша. С большим натягом, Твайлайт выбила для Оливии земельный участок, на котором будет построен её собственный дом. На следующий день Оливии было разрешено выйти погулять в деревню. Местные больше не пытались на неё напасть, но злобные взгляды ещё присутствовали. Только через неделю всё более мене начало затухать. Пони перестали злиться на Оливию, приняв истинную версию о спасении Скуталу. Многие даже начали добродушно относится к Оливии. Через неделю к Оливии прилетела принцесса Селестия и все вместе обсудили успехи кобылки, что здорово порадовало аликорна. Селестия была рада Оливии, постоянно видя в ней отголосок своей подруги и в течении последующего месяца посещала перевёртыша, рассказывая той забавные истории о её маме. Подруги Твайлайт Спаркл тоже приняли кобылку и даже приглашали её на совместные прогулки, что ту радовало ну просто до безумия! Жизнь в Эквестрии была замечательной, но тяга по дому всё ещё терзала сердце перевёртыша. Она скучала по бабушке. Хоть родной народ и отверг Оливию, вся её сущность стремилась к ним, жаждала их кампании, но видя своё новое замечательное окружение, она сразу забывала печальные мысли. И так бы всё продолжалось, если бы не настал тот самый день ,когда после долгого отсутствия, на контакт с Оливией вновь не вышла Касандра.