На рельсе

Во всём виновата Судьба! Я ничего не мог и не могу изменить. Год назад в парке на меня напали, тогда всё и началось, а сейчас я в эквестрии.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Куда исчезают аликорны?

Конечно, все любят персонажей-аликорнов. А как вы думаете, каково при этом жителям Эквестрии? Вот ты - единорог, который идёт с утра на работу, а по пути ты встречаешь розового аликорна, кричащего, что именно он будет править страной. И так - два раза в неделю. К счастью, есть решение этой проблемы.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Хлопоты

Ещё один сборник микрофанфиков.

Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Другие пони Кэррот Топ Человеки

Радужная бесконечность

Твайлайт Спаркл осознает себя Аликорном

Твайлайт Спаркл

Понедельник — день тяжёлый

Справиться с таким большим королевством, как Эквестрия, не так-то просто. Тут нужен тот, кто заменит тебе глаза и уши, поможет, подскажет, если что. Для этого и существуют советники. Но ведь никто не говорил, что отношения между советником и принцессой могут быть исключительно официальными…

Принцесса Луна ОС - пони

Суфле

Праздник Смеха и Улыбки отмечает каждый пони, и даже принцессы не нарушают эту традицию!

Принцесса Селестия ОС - пони

Мои ошибки

Небольшая история одного человека, привычный жизнеуклад которого был разрушен появлением в компании его друзей новой личности, мотивы и позиция которой часто не давали этому человеку покоя.

Человеки

Как должна была закончиться серия "Слишком много Пинки Пай"

Когда Твайлайт и Спайк встретили настоящую Пинки, грустящую за столиком кафе, Спайк устроил тест, основываясь на серии "Party of One". Пинки прошла его, и это полностью изменило ход развития событий. В этот раз обойдётся без истребления клонов Пинки Пай.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Двойной переполох

Пинки Пай далеко не первый год в вечериночном бизнесе и, кажется, её уже ничем не напугать... Или так только кажется?

Пинки Пай Другие пони

Великие герои против коварного злодея

Группа храбрых пони лицом к лицу встречается со злодеем.

ОС - пони Король Сомбра

Автор рисунка: MurDareik
Пролог №2. Нулевой рабочий день

Пролог №1. Новый начальник

Стэйблридж серьёзно пострадал в результате магической катастрофы. Научная деятельность практически остановилась. Многие работники пострадали, некоторые уволились. На плечи оставшегося коллектива ложится ответственная миссия — встретить советника по науке и убедить его, что НИИ нужно восстановить, а не закрыть окончательно...


— Ну и как это называется?

Вопрос был адресован квалифицированным учёным-единорогам, топтавшимся рядом с доктором Везергласс. В отличие от неё они не решались шагнуть внутрь того, что ещё вчера представляло собой Синий зал Стэйблриджа. Предметом вопроса являлось нынешнее состояние зала, который теперь следовало переименовать во Второй Зелёный.

Посреди комнаты, раздвинув и опрокинув некогда стоявшие в ряд резные и лакированные, а теперь поросшие мхом стулья, колоннами поднимались древесные стволы. Густые лиственные кроны уткнулись в потолок, не пробили его, но благополучно скрыли люстры и светильники. Корни деревьев протянулись по полу и расползлись во все углы, опутав подготовленную для приёма гостя мебель. Лианы свешивались до мягкого ковра из мха, скрывшего камни пола. Трибуна почти исчезла под кучей осыпавшейся листвы и цветов, и сейчас продолжающих падать подобно редкому разноцветному снегу. А у стены, на месте, куда временно переместили пару столиков, чтобы выкроить дополнительное место для стульев, зеленел травянистый холмик.

Всё это ботаническое разнообразие оставалось скрытым от глаз до момента последней формальной проверки готовности помещения. А поскольку проверка была именно последняя и нового руководителя НИИ ждали буквально с минуты на минуту, челюсти у публики отвисли особенно низко.

— Чёт я в толк не возьму, у нас тут филиал Вечнодикого леса вдруг открылся? – повторно потребовала ответа малиновая единорожка с красной гривой. Она слегка попятилась, заметив, что продолжающие расти корни уже тянутся через открытую дверь зала в коридор.

— Можно сказать, что мы растём над собой, – усмехнулся чёрный единорог с двухцветной бело-коричневой гривой. Даже в самой кошмарной ситуации он находил поводы пошутить, и этот редкий дар сильно сблизил Скоупрейджа с Везергласс. Однако сейчас даже его юмор не мог успокоить малиновую пони, чьи планы по встрече нового начальника только что разлетелись как семена одуванчика по ветру.

— Рейджи, ты лучше помолчи. Найди способ избавиться от всего этого. Быстро! Пока Краулинг Шейд не пожаловал.

Единорог на короткое время скрылся в комнате. Вернулся с немалым количеством веточек и листиков в гриве.

— Ну, тут полдня уйдёт, чтобы вычистить эти джунгли.

Везергласс неистово топнула копытом, но тут же зашипела и притихла – врачи совсем недавно позволили ей встать с койки после того, как на пони рухнул целый дом. Некоторые болезненные последствия ещё ощущались.

— И что нам делать? Делать-то нам что? – повернулась она к коллегам. Дипломированные учёные единороги в ответ только пожимали плечами или отводили глаза.

— У нас есть ещё несколько залов в распоряжении, – как всегда спокойно ответил секретарь Рэдфилд, оторвавшись от мысленного подсчёта суммы ущерба, вызванного «зарастанием помещения». – Например, Зелёный, рядом с кабинетом начальства.

— Слишком мал, там Шейд выступить не сможет, – тряхнула головой Везергласс.

— Красный.

— Там ещё ремонт идёт. Не восстановили после Инцидента.

«Инцидентом» лаконично называли взрыв мощной магической установки, уничтоживший несколько помещений внутреннего двора и оставивший следы на всех уцелевших постройках. Сейчас НИИ находился в начальной стадии восстановления, когда кучи обгорелого мусора от старых зданий сменились на кучи стройматериалов для возведения новых.

— Тогда Белый.

Везергласс задумчиво подвигала ушами.

— Там можно. Правда, всё равно его готовить прилично по времени…

На стене джунглеподобной комнаты зашипел почти скрытый за слоем бородатого лишайника динамик внутренней связи: «Доктор Везергласс, говорит КПП-два. Гость на подходе. Повторяю, гость на подходе».

— А-а-а! – панически застонала малиновая пони. – Всё, поздно!

— Спокойно. – Скоупрейдж положил копыта на плечи единорожки. – Включи мозги! Как нам встретить гостя, чтобы не вести его сразу сюда?

— М-м-м…

— Я скажу Вортексу, чтобы потянул время на КПП, – пришёл на помощь Рэдфилд. Эти слова стали тем самым камешком, что обрушил лавину – доктор Везергласс после секундного обдумывания предложения секретаря разразилась целым потоком идей.

— Этого мало, но идея хорошая. Нам нужно минут пятнадцать, чтобы украсить Белый зал. Рэдфилд, бегом на КПП, вместе с Вортексом ведите Шейда с экскурсией на внешний полигон. У нас там какая-то металлозябра возведена. Из-за неё не вышло прямо там встречу провести, как я поначалу хотела. Вот и пусть гость в рамках экскурсии на это посмотрит. – Секретарь кивнул и помчался прочь. – Так, вы трое. – Малиновое копыто поочерёдно указывало на «добровольцев» из числа прохлаждающихся коллег. – Тащите в Белый зал девяносто восемь стульев из всех ЛК. Вы двое, – последовал новый жест копытом, – ещё двенадцать стульев и трибуну из Зелёного зала. Расставить всё, как планировали, в Синем. Остальные за мной, реорганизуем в зале мебель, чтобы место было. Рейджи. – Она придержала ногой уже навострившегося куда-то бежать старшего лаборанта. – Выясни, откуда здесь растительность. Может, кто оставил семена, или побеги, или…

Везергласс осеклась и дохромала до ближайшего интеркома в коридоре.

— Соубонс! – произнесла она, потыкав кнопки. – Медкрыло, ответьте!

— Слушаю, Гласси. Я почти иду к вам, – произнесла на том конце линии связи вечно занятая главврач.

— Соубонс, вы вчера красивый букет цветов притащили?

— Да, принесла, поставила в вазу с водой в Синем зале. А что, ещё один нужен?

— Где вы взяли цветочки?

— В зоосаде, конечно, – чуть удивлённо ответила Соубонс. – У нас там десятка два клумб и три теплицы. Я спросила, какие можно позаимствовать, мне сказали, что без разницы. Срезала десятка полтора и принесла.

— Вы брали что-либо из третьей теплицы? – В голосе Везергласс появились странные нотки, словно она мысленно уговаривала собеседницу дать не тот ответ, что уже родился в её собственной голове.

— Да. Те красивые двухцветные растения на тонкой ножке. Я думаю, такой красоты эквестрийский советник по науке ещё не видел.

— Это точно, – вздохнула Везергласс, плюхаясь на круп и с тоской наблюдая за медленно прорастающими в коридор корнями. – В третьей теплице были сверхбыстрорастущие гибриды по проекту озеленения пустынных территорий. Они от одной капли воды разрастаются на целую клумбу. А вы их в вазочку…

Из динамика какое-то время не раздавалось ничего, кроме тихого шипения статики.

— А откуда мне было это знать? – наконец с вызовом произнесла Соубонс. – Я доктор, а не ботаник. Просили букет, я и нашла букет. Надо было бы просить растениеводов, да один в Мэйнхеттане лечится после Инцидента, а другая позавчера уехала вместе с дочкой в менее опасный НИИ…

Везергласс подняла ногу и кончиком копыта осторожно ткнула в кнопку отключения связи.

— Околеть не встать! – сказала малиновая единорожка, но, вопреки своим же словам, поднялась на все четыре.

*   *   *

Молодой серый единорог с синими прядями в гриве и красным прямоугольником на кьютимарке, стоя рядом с пожилым серым единорогом с чёрным смерчем на метке и однородно-седой гривой, наблюдал за прибытием нового начальства. При этом сотрудники Стэйблриджа вели напряжённый спор, шевеля исключительно краешком рта.

— Да говорю же, мой генератор порталов не работает, – в который уже раз повторял профессор Вортекс, пытаясь достучаться до коллеги.

— Тогда за какой надобностью вы его из лабораторных комплексов вытащили?

— Он там перестал помещаться.

— Хоть посмотреть на него можно?

— Можно. Если не запускать. И не трогать вообще.

— Этим и ограничимся. Нам ведь главное выиграть время.

— Не так уж это просто, знаете ли. Если мы утомим нашего нового начальника пустыми экскурсиями, то останемся без работы.

— Хватит преувеличивать.

— Вам легко говорить, Рэдфилд. Вы молоды и полны сил. А меня по возрасту уже несколько лет как могут отправить на пенсию. Мне вообще не улыбается перспектива пенсии. Я в науке работать хочу, а не греть дома свой…

— Здравствуйте, мистер Шейд! – прервал жалобы товарища пони-секретарь, заметивший, что карета остановилась и пассажир соизволил из неё показаться.

Сегодня учёные пони привечали фиолетового бэт-пони, не расстающегося с тёмными очками. Хотя НИИ стоял не первый год, а Краулинг Шейд находился в должности советника по науке достаточно долго, в Стэйблридж дорога его ни разу не приводила. Новый начальник для научного центра был новым во всех смыслах.

— Позвольте поприветствовать вас в Стэйблридже. Я секретарь Рэдфилд, а это выдающийся учёный в области метеорологии, самый титулованный из сотрудников НИИ, профессор Вортекс. Мы здесь, чтобы показать вам все красоты нашего научного центра.

— Благодарю, но это излишне, – раскрыл рот Шейд, демонстрируя выступающие из верхней челюсти клыки. – У меня сокращённый по времени визит. Сегодня мне также необходимо побывать в Балтимэйре. Посему я хочу выступить перед вашими сотрудниками с приветственной речью и более не тратить ваше и своё время.

За добродушной улыбкой и понимающим кивком секретарь постарался скрыть промелькнувший в глазах ужас. Пока от Везергласс не пришёл условленный сигнал, Краулинг Шейду выступать перед коллективом НИИ было попросту негде.

— Но тут совсем рядом наш испытательный полигон, – выдохнул Рэдфилд. – И специально к вашему приезду мы выкатили на него одну уникальную установку. – Секретарь старался не замечать предостерегающих взглядов и отчаянных жестов бровями Вортекса. – Мы хотели бы отнять у вас всего несколько минут, чтобы показать её. Без лишней скромности скажу, что это воплощение научной мысли способно изумить даже знакомых с Элементами Гармонии жителей Кантерлота.

— Ладно, – буркнул Шейд, не выказывая особого энтузиазма. – Я гляну на вашу выдающуюся наработку, хотя бы потому, что это моя обязанность как советника по науке. Но мне некогда смотреть весь ваш центр, тем более, как я слышал, его ещё не отстроили.

— В процессе, – мгновенно отреагировал секретарь, взмахом копыта указывая направление к полигону.

— Что конкретно делает установка, работу которой вы мне собираетесь показать? – Шейд задал вопрос уже на ходу, лишний раз демонстрируя, что не имеет желания тратить время по пустякам.

— Профессор, вам слово, – переадресовал вопрос Рэдфилд. Шедший чуть позади Вортекс от неожиданности и общего стресса нервно икнул.

— Что… что же она такое делает. Это… эт-та… очень логичный вопрос. В общем… она... Совмещает две точки пространства кратковременным… окошком.

— То есть это обычный генератор порталов? – остановился на полушаге Шейд.

— Превосходит… это… по мощности любого заклинателя. Портал-то обычный… Как бы любой может открыть… А тут… мой генератор порталов даст такую… такое окно, что… Кантерлот весь через него протащить можно… Наверное…

Вортекс уткнулся взглядом в траву и более ни на какие вопросы не реагировал. Впрочем, гость сосредоточился на осмотре окрестностей и, похоже, просто рад был размять ноги.

Следующие слова прозвучали, лишь когда Вортекс оказался у контрольной панели своего устройства, напоминающего гигантский венец с семью высокими притуплёнными зубцами, на которые навешали гирлянды магопроводных линий и разряжающих прозрачных плёнок.

— Да хранят меня аликорны-сёстры, – прошептал Вортекс, убедившись по всем намёкам, что единорог-секретарь и бэт-пони действительно хотят увидеть установку в действии.

Без всякой надежды пожилой профессор пощёлкал кнопками и тумблерами и сдвинул по восходящей главный рычаг. Генератор порталов, как и полагалось недоделанному прибору, хранил металлическое молчание.

— Видимо, какие-то контакты отошли, – развёл копытами Вортекс. – Я ведь предупреждал, что такое может случиться, но вы, Рэдфилд, настаивали на непременной демонстрации. Честно говоря, я бы назвал такой поступок неосмотрительным…

— Я попросил провести демонстрацию после того, как услышал от вас заверения, что мелкие недоделки не повлияют на работоспособность установки. – Рэдфилд не хотел проигрывать пенсионеру в соревновании «подставь коллегу».

— Видимо, вам случайно послышалось «не», которое я не произносил…

Внезапно гривы единорогов и начинающего выказывать раздражение бэт-пони взметнулись от сильного порыва ветра. К гулу внезапно включившегося агрегата, возле которого стоял Вортекс, добавились отрывистое шипение ветра и гром. Безоблачное небо над широкой площадкой, именовавшейся внешним полигоном, потемнело. Фактически над землёй нависла плоская овальная туча с искрящимися краями. На глазах задравших головы пони туча внезапно разродилась дождём мебели: из неё начали падать стулья. Много стульев. Последней на землю упала трибуна, по воле случая вставшая так ровно, что оставшийся на ней графин с водой лишь подскочил, но даже не опрокинулся. Туча, повисев ещё несколько секунд, с шипением и треском закрутилась вокруг собственной оси и растворилась. Из-за стоящего в ушах противного тихого писка молча наблюдающие за противоестественным метеорологическим феноменом пони не сразу поняли, что сделавшая своё дело машина Вортекса отключилась.

Краулинг Шейд окинул медленным оценивающим взглядом сперва старого учёного, замершего в демонстрирующей отнюдь не спокойствие и уверенность позе, затем порядком шокированного секретаря.

— Я так полагаю, этому есть объяснение.

Со стороны центра донеслись приглушённые расстоянием отголоски истошного вопля. Это доктор Везергласс, собиравшаяся проверить готовность Белого зала, чтобы по интеркому зазвать туда гостя, обнаружила, что за пару секунд из помещения пропали все предметы мебели.

Рэдфилд дёрнул ушами и сделал то, что ему удавалось лучше большинства сотрудников Стэйблриджа: нашёл выход из ситуации с минимальными потерями для НИИ.

— Да, безусловно, – ровным тоном ответил секретарь, стерев с морды ошеломлённое выражение. – Это всё часть заготовленной программы. Здесь, на внешнем испытательном полигоне, мы организовали для вас трибуну для выступления. И просто решили сделать это наиболее эффектным способом. К чему эти роскошные залы, высокие и тесные кабинеты? Здесь, – Рэдфилд повёл копытом, указывая на тёмную полосу далёкого леса и подкову здания научного центра, – самая идеальная обстановка, какую только можно найти в Стэйблридже.

— Допустим, – кивнул Шейд. Поверил ли он словам Рэдфилда или решил не тиранить своих будущих подчинённых в первый час пребывания в новой должности – это осталось одной из величайших загадок НИИ. – Но где слушающая меня аудитория?

— Ой, – выдохнул Рэдфилд. – Эту часть мы не до конца отрепетировали. Но я сейчас подам сигнал на КПП, и через считанные минуты все будут в сборе. Вам как раз хватит времени, чтобы повторить заготовленное обращение.

— Спасибо за заботу, но я читаю речи без бумажки, – ответил бэт-пони.

И действительно, перед быстро собравшейся аудиторией, занявшей десять не совсем ровных рядов, эквестрийский советник по науке выступил, не используя никаких карточек.

— Господа и дамы учёные, – обратился он к разноцветной толпе в одноцветно-белых халатах. – Мне приятно находиться в компании столь одарённых пони в столь прославленном научном центре. Я искренне сожалею, что нашёл возможность заглянуть лично в центр эквестрийской науки лишь после трагических событий, произошедших с предыдущим начальником и вызвавших печаль и ужас в сердцах всех жителей Эквестрии. Я был в Мэйнхеттане, Филлидельфии, Балтимэйре, Понивилле. В Кантерлоте, само собой. Везде сейчас говорят о трагедии Стэйблриджа и гадают, как скоро научный центр вернётся в научную жизнь. Я здесь, чтобы дать ответ. Ответ – «сейчас». Я высшим повелением принцессы Селестии назначен вашим директором, старшим администратором и, так сказать, главным мудрецом. И с высоты этого поста заявляю – возрождение Стэйблриджа начнётся незамедлительно. Я задействую все доступные мне административные ресурсы, чтобы обеспечить центр всем, что было утеряно в недавней катастрофе. И всем, в чём он нуждался ещё до катастрофы. С этой трибуны я хочу объявить официально принятое на высшем государственном уровне решение, и искренне рад, что вы слышите его первыми. Стэйблридж по распоряжению Кантерлота провозглашается ведущим научным центром в вопросах фундаментальных и прикладных исследований. Вы, ваш коллектив, ваша группа величайших мыслителей и инженеров станет образцом и мерилом эквестрийской науки. Вы станете её двигателем. Вы станете дирижаблем, на борту которого наш мир вознесётся в будущее. Господа и дамы учёные, сотрудники Стэйблриджа… Благодарю за предоставленную трибуну для выступлений и ваше внимание.

Шум от бьющих друг о друга копыт стал ответом на заявления Шейда. Продолжительные овации заглушили то, на что собравшимся следовало бы обратить внимание – установка Вортекса принялась шуметь и кашлять дымом. Вследствие хитросплетения внутренних схем и проводов, которое не смог бы объяснить и сам пожилой создатель, генератор порталов вздумал ещё раз украсить небо над закончившим выступление Шейдом плоской искрящей тучей, только на этот раз по ту сторону оказалось не одно из помещений Стэйблриджа, а неизвестное место в толще морских вод. Пару мгновений Шейд и зрители могли любоваться на висевшие над ними бирюзовые пласты воды и плававших рыбок. А потом, повинуясь нормам притяжения, море через портал обеспечило непродолжительный, но неприятный солоноватый душ. Непродолжительный потому, что установка Вортекса, вторым всплеском активности обеспечив совершенную незабываемость этого дня, всё-таки изволила заискрить и выйти из строя окончательно.

Сидевший в задних рядах пожилой профессор метеорологии, которого обрушившаяся с небес вода лишь забрызгала, открыл предусмотрительно зажмуренные ещё при формировании портала глаза и посмотрел на трибуну. Советник по науке Шейд откинул насквозь промокшую гриву, изучил полностью испорченный деловой костюм, подобрал смытые с морды тёмные очки и спрятал за их стёклами утративший всяческое дружелюбие и признательность взгляд. После чего, сопровождаемый коллективной тишиной, молча побрёл по хлюпающей мокрой земле в сторону ожидавшей его кареты. Вортекс, проследивший за этими красноречивыми перемещениями, подался чуть вперёд, чтобы его могли услышать растерянно отряхивающиеся Везергласс и Скоупрейдж. После прозвучавших слов оба молодых учёных застыли, округлив глаза.

— Ну-с, ребята, я с завтрашнего дня выхожу на пенсию, – доверительным тоном произнёс он. – А вам желаю приятной и плодотворной работы с новым начальником…