Одиночество с короной.

Сны. Эта та часть жизни, которую бы хотелось обуздать. Эта та часть жизни, где возможно все, и, тем не менее, они реальны. По-своему, но реальны.

Принцесса Селестия

Противоречие

Пусть они все говорят, что ты мертв. Но я не перестану надеяться, что когда-нибудь дверь скрипнет, и в углу комнаты появятся зеленые прорези твоих глаз. Страшных, вгоняющих в ужас, но таких желанных, таких...родных...

ОС - пони Король Сомбра

Последний Солдат Эквестрии

200 лет назад мир накрыли вспышки мегазаклинаний, которые уничтожали всё на своём пути. На острове, глубоко в море, полностью разряжается одна из четырёх экспериментальных камер сохранения жизни, освобождая единственного спасшегося солдата. Теперь ему предстоит собрать свою память по кускам, борясь за выживание на этом заброшенном острове.

ОС - пони

Письмо сиятельной принцессы

Всегда соблюдайте технику безопасности в лаборатории. Принцесса Селестия подчеркивает это.

Принцесса Селестия

Яркий свет твоей души

Ещё молодая Эпплджек встречает маленького лесного духа по имени Ори. Чем же это обернётся для героев, находящихся в самом начале своего трудного пути? Коротенькое, немного сказочное приключение-кроссовер. Для понимания сюжета и персонажей знать мир Ори совсем не обязательно, хотя если читатель играл в соответствующие игры, ему откроются новые грани заложенных автором идей. Приятного чтения и пусть свет вашей души горит ярче солнца! Читать рассказ "Яркий свет твоей души" в Google Docs

Эплджек Вайнона Другие пони

Правила выживания в Эквестрии, если вы Homo Sapiens

Здравствуйте дорогие читатели, сегодня я хотел бы вплотную заняться такой темой как – попаданцы в Эквестрии. Данная статья предназначена как для будущих авторов по понификшену, так и тем кто всерьез мечтает попасть в мир Гармонии.

Человеки

Зимняя ночь

Холодной зимней ночью Лаймстоун переживает о предстоящем празднике. К счастью, есть пони, что поможет ей перестать волноваться.

Лаймстоун Пай Марбл Пай

Стихи из дневника Спайка

Новый стих аллилуйя!!!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк

Там, где зла нет

Там, где в грандиозной битве Абсолютный Раздор сошелся с Бескомпромиссным Порядком и был побежден; Там, где закон и справедливость перестали быть просто красивыми словами; Там, где правят бессмертные и бессменные Принцессы, мудро поддерживающие гармонию; Там, где зла нет… Почти.

Другие пони ОС - пони Чейнджлинги

Шипучие Обнимашки

Грозная Буревестница присоединится к вам для дрёмы в объятьях в парке... после некоторых уговоров.

Человеки Темпест Шэдоу

Автор рисунка: aJVL
Глава 42: 8 августа (часть 1) Глава 44: 8 августа (часть 3)

Глава 43: 8 августа (часть 2)

Карта останавливается только после того, как сфокусировалась на сияющем диске галактического ядра. «Знай, что то, что ты видишь – сложное заклятье иллюзии, созданное, чтобы показать всё, что мне удалось разглядеть среди звёзд пока я правила ночью Эквестрии.»

«Это Галактический Центр. Там, в двадцати пяти тысячах световых лет отсюда, находится источник всей магии.» Она на мгновение останавливается, хоть и явно не для вопросов. Ты слишком ошеломлена качеством иллюзии, чтобы их спрашивать. «Моя сестра – величайшее и мудрейшее существо, какое я когда-либо знала, но даже она не знает, что такое источник магии.»

«Какими бы ни были причины, каким бы ни был исток, магия проистекает из него наружу.» Ты видишь, как на картинку накладывается сияние, как солнечный ветер из розоватого пламени, устремляющийся потоком из центра. Как и всё остальное, он направляется гравитацией и больше всего концентрируется в рукавах. «Это не разум, она не реагирует по-разному на одинаковые воздействия. Магия – это сила, поле, которое пронизывает пространство и материю не задерживаясь.»

«Там, куда магия попадает, она служит силой созидания и гармонии.» Картинка фокусируется на дальнем уголке космоса, где ты видишь, как фундаментальная сила, которую твой язык называет магией, ввинчивается в первичный бульон холодного мира и вдыхает незаменимую искру жизни в комок липидов и органических соединений. Рождается клетка, и начинает делиться и расползаться. Ты не остаёшься посмотреть, куда это приведёт.

«Сама Эквестрия – одно из таких созданий, как, мы полагаем, и вся остальная жизнь во всех мирах.» Картинка на краткое время угасает, и ты видишь комнату, в которой стоишь. То же розоватое поле наполняет её, проходя сквозь стены и книги, не замедляясь. Но когда оно сталкивается со странным синим цветком, сияние усиливается. Проходя сквозь Луну, оно полностью прекращает свой бег, превращая её тело в сияющий по сравнению с общим фоном огненный шар. Тебе приходится отвести взгляд, и когда ты его отводишь, ты замечаешь, что оно делает что-то подобное и с тобой (хоть и не настолько серьёзно). Твои собственные копыта светятся красным достаточно ярко, чтобы залить светом всю комнату.

«Как видишь, жизнь особенна. Только жизнь может взаимодействовать с таумическим полем. Редкие формы жизни с душой впридачу к телу, не просто замедляют поле, но поглощают его.»

Картинка снова разворачивается пока перед тобой снова не появляется картина галактики, потом медленно тонет в фоне из миллиардов и миллиардов других галактик. В конце концов, хоть у тебя и нет слов для описания увиденного, ты видишь саму вселенную, пузырь света, видимый из непредставимой дали. Похоже на анимации, которые ты видела в школе или в интернете, только значительно красивее.

«Около тысячи лет назад единорог-волшебник, превзошедший всех, кто жил до него, создал заклинание, позволяющее взглянуть за пределы физических границ пространства-времени нашей вселенной.» Ты видишь, как рядом появляется ещё один пузырь, практически идентичный первому. «…и прямо в вашу. Мы подозреваем, что есть и другие, но расстояние между нами и этими другими мирами в космической пене настолько велико, что они кажутся только точками света. Но твой дом, пусть и был далёк, был достижим.»

Ты наклоняешься поближе к громадной картине перед тобой, жалея, что у тебя нет былого роста. Даже всего несколько дюймов позволили бы лучше разглядеть происходящее. Ты видишь, как вселенная Эквестрии угасает вдали, а та, которую Луна назвала твоей собственной, растёт больше и больше, пока наконец ты не видишь свою галактику, такую же, как эквестрийская, но с небольшим отличием.

«Магия,» выдавливаешь ты из себя. «Её нет.»

«Это одна из самых ранних картин, которые мне довелось увидеть сквозь дверь.»

Твои глаза расширяются, вбирая яркие цвета твоей галактики, захваченные куда лучше, чем когда-либо получалось у Хаббла. «Вы можете всё это видеть?»

В ответ она улыбается. «Принцесса Ночи, Лонли Дэй. По работе положено.» Её лицо становится более хмурым. «В то время, несмотря на то, что твоя вселенная была достаточно близка, чтобы её наблюдать, мы думали, что она безжизненна. Полностью лишённая магии, по нашим представлениям, в ней могли происходить только простейшие механические взаимодействия. Душа и дух не могли бы существовать, по крайней мере, мы так думали.»

«Возможно, ты уже слышала историю моего изгнания.» Ты киваешь, и она продолжает. «У нас нет картин состояния твоей вселенной, потому что я не могла их собрать. Во время моего долгого отсутствия пони Эквестрии знали только то, что твой мир медленно дрейфует, становясь всё дальше от нашей вселенной в море космической пены. Со временем, он будет за пределами досягаемости даже самых могучих единорогов.»

«Когда я вернулась, я проверила твой мир, сначала – просто из любопытства. Я снова открыла дверь, которую ни один пони не пытался открыть уже много лет. В моё отсутствие многое изменилось.»

Появляются миллиарды розовых светлячков, и сияние рога Луны снова и снова увеличивает картинку, фокусируя её на знакомой планете. Земля. Ты замечаешь, что сияние очень похоже на фотографии земных огней из космоса, сосредоточенных там, где больше всего людей. Как контраст, океан почти лишён магической подсветки. «Эта магия была невероятно слаба. Маленькая деревенька эквестрийских пони излучает больше, чем целая планета. Возможно, она существовала и раньше, но была настолько рассеяна, что я её не заметила. Теперь я её заметила.»

«Мы были потрясены тем, что видели. Похоже, что в отсутствии магии твой мир создал что-то, способное её производить. Пойми, это идёт наперекор всему, что мы знаем о поведении магии, мы всегда знали, что это незыблемая сила, которую невозможно создать или уничтожить. Пони не создают магию, они просто поглощают уже существующую и переизлучают её в других формах. Даже могучий Дискорд, дух хаоса, не может создать магию. Тем не менее, что-то на твоей планете это сделало. Впервые я потратила силы на то, чтобы открыть дверь на поверхность.»

Тысячи картин проносятся у тебя перед глазами в вызывающей головокружение последовательности. Раскинувшиеся города, сложностью превосходящие всё, что когда-либо было в Эквестрии. Громадные кварталы, рынки и идущая наперекор природе архитектура. МКС на орбите. Миллионы, миллионы голосов, на мгновение вторгаются в твоё сознание, и ты как-то узнаёшь, что это радиопередачи на всех человеческих языках. Повторы «Я люблю Люси», хриплый голос, говорящий «Проверка, проверка, раз-два-три! У вас там снег идёт, мистер Тиссен?» Величие технологической цивилизации, сжатое в мгновение.

«Вы нашли нас.»

«Верно. Ваше существование переписало всё, что мы знали о магии. Нуждаясь в ней, твой механический мир создал свой собственный источник магии – вас. Каждый раз, когда кто-то из вас изобретал что-то новое, каждый раз, когда кто-то демонстрировал доброту или любовь, образовывалось крохотное облачко таумической энергии. В непредставимо далёком будущем твоя вселенная оказалась бы так же насыщена ею, как и наша.»

Ты хочешь что-то сказать о тех людях, которых ты нашла, о том, как они описывали магию как смертельную радиацию, которая превращает любого в пускающий слюни овощ. Ты сдерживаешься, и не потому, что она просила не перебивать. Скорее, ты не хочешь, чтобы она знала о HPI. Не сейчас.

«Мы создали портал, вступили в контакт и пригласили несколько человек в Эквестрию. Они пришли.» Впервые с начала разговора, Луна отводит взгляд и опускает уши. «Они умерли. Мучительно. Что от них осталось…» Ты видишь, как она вздрагивает и каким-то образом чуешь её отвращение.

«Насколько мы поняли, воздействие магии, в миллионы раз более сильной, чем в твоём родном мире, имело прямо обратный эффект тому, который мы представляли. Вместо того, чтобы впитать магию через то, что вы называете душой, духи твоего вида были сорваны с места. Я беспомощно смотрела, как их тела превратились в пустые оболочки, а производящие магию души утащило в Галактическое Ядро.»

«Мы полагали, что на этом наш контакт с твоими людьми закончится, потому что мы узнали, что перемещение в любом направлении было смертельно. Наши миры были слишком различны.»

Ты не можешь сдержать горечь в голосе. «Очевидно, не такие и разные. Я здесь.» И всё ещё жива. Ты не можешь не вздрогнуть от ужаса, представив, каково было бы быть вырванной из своего тела и утащенной через всю галактику. Ты очень рада, что не была в числе тех, с кем связалась Эквестрия. Может, попасть в Эквестрию в виде пони, а не человека, не так уж и плохо.

«Верно. Все пони, кроме меня и моей ученицы, перестали использовать заклинание портала, а мы сами запретили себе открывать его иначе как на большой высоте. В основном мы наблюдали, как увеличивающийся магический фон твоего мира влиял на развитие других видов. Как быстро ваши животные станут похожи на наших, к примеру? Пока моя ученица изучала этот вопрос, я сосредоточилась на ваших звёздах, пытаясь понять, какая сила в отсутствии магии помогала зарождению жизни.»

«Ответ я так никогда и не нашла. Я нашла кое-что куда более ужасное.» Картинка снова изменилась, отодвигаясь от твоей планеты и быстро пролетая сквозь космос. Звёзды становятся всё плотнее и ближе, по мере того, как картинка фокусируется на Галактическом Ядре. Ты видишь сферу абсолютной тьмы… но только сперва. По мере того, как ты смотришь, ты замечаешь вспышки розового, быстро появляющиеся и так же быстро исчезающие. Тонкие, незаметные струйки магии, стекаются в ядро. В нарушение скорости света, ты понимаешь, что энергия поступает из твоего дома, или других подобных ему планет.

«Магия стекалась в этот объект миллионы, возможно, миллиарды лет. Что я не заметила в ходе более ранних наблюдений это то, что вся эта магия имела преобразующий эффект.» Ты видишь внушительные розовые гейзеры, похожие на громадные солнечные бури, вырывающиеся из тёмного объекта, вместо того, чтобы тонуть в нём. Они быстро разворачиваются силами гравитации, но с каждым мгновением они становятся всё сильней. «Мы видели первые следы того, откуда магия появилась в нашем мире. Похоже было, что этот объект был на грани того, чтобы стать для вашей галактики тем, что уже существовало в нашей. Что самое худшее, до этого момента оставались считанные годы.»

«Но это же безумие! Я не слишком хорошо разбираюсь в астрономии, но я думала, что, когда глядишь на очень далёкие предметы, одновременно смотришь назад во времени. Так что… много магии опасно для людей… и магии должно было стать много… разве вы не смотрели на что-то очень, очень старое? И разве не должно было пройти ещё что-то около 25000 лет или сколько там, прежде чем вся эта магия добралась бы до Земли?»

Луна качает головой. «Магия — это ведь не свет, Дэй. Она не проходит сквозь пространство как это делает свет, и поэтому не ограничена им. Только объекты, которые и сами существуют вне трёхмерного пространства, такие как то, что вы называете чёрными дырами, и духи живых существ, способны на неё влиять. Все изменения в магическом центре вашей галактики должны были достичь всех её уголков мгновенно. Чтобы всё это наблюдать, я не пользовалась телескопами и светом, я применяла собственную сильную магию.»

«Ах.» Три месяца назад ты бы ни слову из этого не поверила, до того, как мир развалился. Теперь, превратившись в крохотную пони, увидев свой мир покинутым и став свидетельницей применения магии, ты чуть менее скептично настроена.

«По моим расчётам, максимум четыре года должно было пройти перед тем, как это превращение было бы закончено, и магический процесс, происходящий с вашей галактикой, завершился бы. Многие настаивали, что мы не должны вмешиваться, но Селестия и я отказались быть безмолвными свидетелями геноцида вашего вида. Нам показалось вдвойне жестоким, что вселенная, которая использовала ваш вид для завершения своей трансформации, вознаградит вас вымиранием. Может быть, есть ещё миллионы, если не миллиарды миров в вашей галактике, где зародилась жизнь. У нас не хватило бы сил помочь им. Но мы всё ещё могли дотянуться до твоего мира.»

«И… вы что-то сделали?»

Она кивнула. «За всю историю Эквестрии мы не встречали настолько творческих и талантливых существ, как вы. Мы полагали, что, если мы предупредим ваш вид о его судьбе, он сам найдёт выход. Мы не могли сами туда попасть, но нам это было и не нужно. Технология радиопередач в Эквестрии быстро развивалась за годы, прошедшие с открытия двери, в основном, в результате наблюдений за вами и машинами, которые ваши несчастные путешественники принесли с собой.»

Её рог начинает светиться, и ещё один небольшой предмет перелетает с другой стороны комнаты на пол перед тобой. Это старый ноутбук, его составные части в различных стадиях разборки. Ты замечаешь, что многие из предметов на столе человеческого производства – одежда, книги, ботинки. Это наблюдение вгоняет тебя в депрессию сильнее, чем большая часть того, что ты сегодня узнала. «Мы вступили в контакт. Когда ваши люди удостоверились в нашем внеземном происхождении, они попросили продемонстрировать им магию. Мы проделали это сквозь дверь. Несколько человек погибло. В конце концов, они нам сказали, что у них нет способов спасти планету. Им просто не хватало времени, не хватало энергии. Вы были обречены. Они прервали связь и попросили, чтобы мы больше не вступали в контакт с вашей планетой. Мы подчинились.»

«Но мы, тем не менее, не сдались. Мы были разочарованы тем, что ваш вид не смог придумать свой выход, но мы всё равно решили не позволить свершиться такой несправедливости. Селестия собрала лучшие умы Эквестрии, наших самых талантливых союзников, и все вместе мы создали заклинание.»

«Заклинание, которое превратило нас в пони?» подсказываешь ты. «Чтобы нас не убило магией?» Ты не уверена, что «убило» — правильное слово, потому что до сих пор ты не думала, что душа на самом деле существует. Но лучшего тебе на ум не приходит.

Она кивает. «Да, хотя не только пони. Магия моей планеты поддерживается в равновесии взаимодействием многих существ. Так как мы никогда не знали никакой другой гармонии, мы были вынуждены воспроизвести ту же самую структуру в вашем мире.» Она немного улыбается. «Главным прорывом было не само превращение. Мы изучили ваш мир пока сохраняли связь с вашим правительством. Мы знали, что ваше общество никогда не переживёт перехода. В хаосе последствий заклинания ваша цивилизация наверняка разорвала бы себя на куски. Ваша планета настолько плотно заселена, что вы не могли бы выжить без развитых технологий. Просто превратить всех вас означало обречь большинство на голод и смерть.»

Только невыносимое любопытство удерживает в узде твою ярость. Возмущение и негодование пытаются прорваться на поверхность, но ты их подавляешь. Луна почти закончила. Ты должна выслушать до конца, и, если ты дашь волю гневу, другого шанса может не быть.

«Заклинание должно было превратить всех людей на планете основываясь на ближайшем соответствии между вашими душами и телами нашего мира, не обращая внимания на некоторые отклонения от идеального соотношения видов. После этого оно должно было использовать качество совпадения, чтобы распределить вашу громадную численность во времени. Те, у кого соответствие идеально, останутся, чтобы восстановить общество. По ходу времени, появятся менее идеальные совпадения. В течении примерно десяти тысяч лет, все пропавшие люди вернутся, в отстроенное заново общество, более приспособленное к тому, чтобы о них позаботиться. К тому моменту, тяжесть вашей численности может быть возложена на плечи восстановленных технологий, дополненных магией, которую вы должны уже освоить. Их возвращение будет размазано по времени, и больше и больше будет возвращаться с каждым годом.»

«Тысячи эквестрийцев объединились в работе над заклинанием, помня, что времени мало. Может, ты уже заметила, что твой народ достаточно популярен в Эквестрии».

Ты заметила. В каждом городе, в котором ты побывала, тебя принимали как звезду кино, осыпали подарками, которые ты должна захватить с собой «друзьям Эквестрии на Земле».

Луна продолжает: «Мы знали, что время ограниченно, ваш мир уходил всё дальше от нашего, и за какой-то гранью, до которой могли оставаться считанные дни, мы бы не смогли отправить заклинание.»

«Заклинанию требовалась громадная энергия, энергия, которой не было в вашем мире. Когда мы его завершили, я поместила его над вашей планетой, и оставила дверь открытой, чтобы поток магической энергии из Эквестрии поддерживал его до момента, когда превращение ядра вашей галактики закончится.»

«Мы были полны надежд: заклятье искажало время так, как может только магия Дискорда. Оно должно было сработать практически мгновенно, достаточно быстро, чтобы успеть до того, как ваши души утащит. Надежды оправдались, заклинание сработало. Оно стабилизировало ваши технологии, так что ваш мир не сгорит. Оно изменило вашу форму на ту, которая может выжить при новом уровне магии. Оно отослало основную часть населения в будущее, которое будет способно их прокормить и обеспечить их психологические потребности. И именно с его помощью ты, Лонли Дэй, стоишь сейчас передо мной.»

Луна умолкает, и ты, наконец, можешь дать голос всему накопившемуся возмущению и ярости, которые сдерживала во время рассказа. Миллиарды исчезнувших лишены голоса, кроме твоего. И молчать ты не собираешься.