The story of Ria

В этом рассказе описывается история жизни одной пони.

ОС - пони

Сквозь созвездия

Тихой, звездной ночью, Рэйнбоу Дэш встречает странного пегаса.

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Как устроена Земля?

Какого население Нью-Йорка? Как летают самолеты? Почему некоторые вещи у людей стоят так дорого, а другие так дешево? Каковы возможности президента США? Поиском ответов на эти и другие вопросы займутся взрослые фанаты детского мульт сериала My Little Humans.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Лира Доктор Хувз Шайнинг Армор

Fall in Love

Что способна сделать дружба, когда случаются неприятности в жизни? Насколько могут быть верными друзья и к чему приводят некоторые жертвы и неожиданные поступки.

ОС - пони

Офицер в стране чудес

Опасное это дело, боец, в лес ходить. Думаешь самое страшное, что тебя ждёт в походе - это злобная мошкара, мозоли от снаряги и воодушевляющие люли от непосредственного командования? Как бы не так. Ты можешь попасть в такую задницу, что чистка туалетов за потерянный аккумулятор от казённой рации покажется курортом. Всё начнётся с того, что ты найдёшь самую обычную на вид землянку, а дальше... Что? Ты уже слышал эту историю? Не бойся, в этот раз всё будет совсем по другому...

ОС - пони Человеки

Комедия абсурда, или Кэррот Топ всегда на высоте

Моркови много не бывает. Это неприятно. Битов и подавно. Это уже обидно. Но особенно пикантной ситуация становится, когда ни того ни другого нет от слова совсем.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Энджел Кэррот Топ

Неудачное везенье.

Некоторые события трудно отнести к однозначно хорошим или однозначно плохим. И только от самой жертвы судьбы будет зависеть, чем считать свое положение везением или невезением. Он лишь хотел отдохнуть вдали от людей, но неожиданное знакомство повлекло за собой неожиданное путешествие. Ну не настолько же далеко!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Луна Человеки

Ты - лучшая

Добро пожаловать в небеса Эквестрии, где все всегда витают в облаках. В детскую летную группу попадают две особенных юных пони. Они хорошо вам знакомы, но вы, наверное, не слышали историю о том, как они встретились, и что их объединило.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Другие пони

Унесенные Землянкой

Добро пожаловать в Эквестрию, товарищ лейтенант. То, что ты видишь перед собой и вправду фиолетовая пони, да она умеет разговаривать, да она пользуется магией, и нет, не надо в нее стрелять… Старый мир ушел… Да здравствует новый! Ведь пить и гонять своих подчиненных можно и здесь, да и во-о-он та серая кобылка выглядит ничего… Встречайте «Унесенные Землянкой» — самый обсуждаемый и батхертогенерирующий фанфик прошлой осени. Погрузитесь с головой в увлекательные приключения простого офицера в волшебной стране разноцветных мутантов.

Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки

Когда гармония уходит…

С принцессой Селестией произошло что-то странное: из доброй и справедливой правительницы она превратилась в безжалостного тирана и запретила в Эквестрии магию, а её сестра пропала без вести. В стране рушится гармония, пони теряют надежду на счастливое будущее. Шестёрка друзей решает разобраться с ситуацией, однако всё идёт не так хорошо, как хотелось бы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: Noben
Глава двенадцатая Глава четырнадцатая

Глава тринадцатая

Решение, пусть и не идеальное, но лучшее из возможных на данный момент, было принято. Оставалось ждать наступления ночи — войти в бодрствующий разум младшая из венценосных сестёр была не в силах.

Томительно потекли часы ожидания. Селестия вернулась к повседневным обязанностям. Луна ушла к себе, чтобы немного поспать и набраться сил. Твайлайт, повинуясь непрямому приказу бывшей наставницы, отправилась в свои покои. Бросив взгляд в зеркало, она содрогнулась и решила привести себя в порядок: пусть её уже видела половина Кантерлота, не стоит и дальше расхаживать в таком виде.

Приняв ванну, расчесав гриву и хвост и раздобыв глазные капли, она почувствовала себя немного лучше. Пусть она потратила непростительно много времени, изводя себя пустыми переживаниями и страхами вместо того, чтобы попросить помощи у старших принцесс, теперь у них был хоть какой-то план. Если затея Луны увенчается успехом, а Твайлайт уповала на это всем сердцем, они смогут… что? Она надеялась, что, проникнув в разум незнакомца и узнав правду о нём, они хотя бы сумеют определиться с направлением дальнейших действий, если не поймут сразу, как исправить ситуацию. Очень надеялась.

Незадолго до заката прибыли Кейдэнс и Шайнинг Армор. Твайлайт обнялась с невесткой и старшим братом и повела их в тронный зал. Пока Сёстры сменяли день ночью, она коротко посвятила бывшую няню и её мужа в происходящее. Хоть Твайлайт старалась воздерживаться от подробностей, изложенного всё равно хватило, чтобы посеять страх в их сердцах.

Едва ночь вступила в свои права, Селестия и Луна присоединились к собравшимся. Стоящим в карауле гвардейцам было приказано никого не впускать и не входить в тронный зал, что бы ни происходило.

Луна стояла перед ведущими к трону ступенями, готовясь перенестись в мир сновидений. Твайлайт стояла рядом с ней: лунная принцесса могла провести с собой одного бодрствующего пони, и чародейка упросила сноходицу взять её с собой. Не зная, с чем придётся столкнуться, и признавая сообразительность и немалую магическую силу Твайлайт, та неохотно согласилась. Волшебница могла оказать помощь в случае непредвиденных обстоятельств. К тому же она имела полное право первой узнать, чем на самом деле являлся приведённый ею из Вечнодикого леса пони.

Селестия стояла возле трона, стараясь не слишком явно выказывать свою тревогу. Заклинание, что собиралась применить её сестра, было древним, могущественным и опасным. Обычно принцесса ночи проникала в сновидения подданных в виде астральной проекции, оставляя тело погружённым в забытьё в своей кровати. Её власть над грёзами, помогающая пони справиться со своими кошмарами и развеять их, в немалой степени основывалась на их собственных вере и воле. Она не столько вмешивалась в сны, изменяя их магией, сколько помогала спящему обрести уверенность в себе и смело взглянуть в лицо своим страхам.

Сейчас же Луна готовилась войти в мир грёз во плоти. Находясь в физическом теле, заклинатель получал возможность действовать так же, как и наяву, поднимаясь над внутренними законами сновидения. Это позволяло ему не просто вступать в контакт с разумом спящего, но проникать в его глубины, получая доступ к сокровенным тайнам, страхам и самой сущности. Однако цена была высока. Не имея возможности отступить в тело, чародей становился крайне уязвимым к происходящим с ним событиям; всё, что происходило в таком сне, было реальным. Любая угроза была столь же вещественной, как и наяву.

Луна запретила старшей сестре раскрывать Твайлайт все подробности предстоящего им путешествия, младшая принцесса должна была оставаться в неведении относительно их уязвимости в том мире. Знание, что происходящие события могут нанести им реальный вред, могло в ответственный момент подвести её. Не потому, что она испугалась бы за свою безопасность — лунная богиня не ставила под сомнение самоотверженность носительницы Элемента Магии. Скорее, в случае опасности Твайлайт попыталась бы закрыть собой Луну, приняв удар на себя. Этого принцесса-сноходица допустить не могла.

Кейдэнс и Шайнинг Армор стояли чуть поодаль, чтобы не мешать. Кейдэнс пыталась выглядеть бодро, на самом деле переживая за золовку. Бывший капитан стражи постоянно косился на сложившего лапы за спиной и притворяющегося, что изучает витражи, Дискорда. Драконикус появился незаметно и старался не привлекать к себе внимания. Ни кристальная императрица, ни её муж не были посвящены в подробности предстоящего Луне и Твайлайт путешествия. Что было известно Повелителю Хаоса, знал лишь он один.

Луна встретилась взглядом с Твайлайт и ободряюще кивнула. Закрыв глаза и развернув крылья, принцесса ночи принялась творить заклинание перехода. Её рог начал светиться, и венценосную пони быстро обволокла пурпурно-синяя аура. Затем мерцающий покров перетёк на не спускающую с лунного диарха глаз Твайлайт, окутав и её от кончика рога до кончика хвоста. Когда принцессы оказались полностью укрыты волшебным сиянием, Луна прошептала какое-то слово, и они обе исчезли в беззвучной вспышке.


Твайлайт открыла глаза и испуганно вскрикнула. Она висела в небе над Кантерлотом, высоко, над самым дворцом. Под её ногами, стоящими, похоже, на воздухе, лежала многометровая пропасть, на дне которой мерцали огни города. Она судорожно забила крыльями, пытаясь обрести опору и не дать себе упасть.

— Не страшись, Твайлайт Спаркл, ты в безопасности, — раздался голос Луны у неё за спиной.

Твайлайт, учащённо дыша и не опуская напряжённых крыльев, обернулась. Принцесса ночи стояла, опираясь на воздух, её крылья были сложены, мерцающие грива и хвост, казалось, сливались с ночным небом. Спокойный взгляд глаз цвета морской волны вернул Твайлайт самообладание.

— Простите, это от неожиданности. — Она снова посмотрела на лежащую далеко внизу землю. — Я ещё толком не научилась летать и несколько… растерялась.

— Тебе не за что просить прощения, Твайлайт Спаркл. — Принцесса говорила дружелюбно, но устаревшие на тысячу лет манеры, от которых она пока не могла избавиться, придавали её речи заметную долю чопорности. — Напротив, это ты должна простить меня. Я настолько привыкла бывать здесь в одиночестве, что не подумала, какое впечатление мир снов произведёт на неподготовленную пони.

— Так это и есть мир снов? — Страсть к познанию нового мгновенно испарила остатки испуга Твайлайт и вызвала лёгкую улыбку у Луны.

— Да, мы в мире снов. Это моё королевство, в котором я еженощно храню покой наших подданных. Сейчас мы, если ты позволишь мне так выразиться, находимся во сне самой Эквестрии, в ночных грёзах земли и неба. Если мы хотим попасть в сновидение определённого пони, для начала нам нужно сделать так.

Принцесса прикрыла глаза, и у Твайлайт снова перехватило дыхание: они стремительно понеслись над землёй. Под ногами пытающейся не завизжать от страха и возбуждения чародейки проносились погружённые в темноту поля, леса, реки, холмы. Какое-то время они скользили над железной дорогой, тускло мерцавшей в свете луны. Принцессы летели быстрее любого пегаса, и уже через несколько минут достигли места назначения.

Под ними лежал Понивилль. Город выглядел как в любую другую ночь, но, приглядевшись, Твайлайт заметила мерцающие огоньки в каждом из домов, похожие на разноцветных светлячков.

— Это сны, — Луна повела копытом, обводя спящий город, — что видят в настоящий момент наши подданные. Каждый огонёк — грёза одного пони, жеребца, кобылы или жеребёнка. И мой долг как принцессы ночи — следить за тем, чтобы в них не проникло то, что может таиться во мраке.

— Они светят в ночи, и я могу видеть, в каком из них моё присутствие нужнее всего. Золотистые — добрые и светлые сны, в них моё вмешательство не требуется. В трепещущие розовые я стараюсь не входить без крайней нужды. — Ночь скрыла краску, проступившую на щеках её госпожи. — Если сон окрашен в багровый или фиолетовый — это кошмар, и в последние дни я вижу всё больше таких огней.

Твайлайт ещё раз внимательно осмотрела спящий город. Действительно, не меньше трети огней горели багряным или лиловым, и их мерцание показалось ей лихорадочным. Продолжая всматриваться, принцесса вдруг ощутила ледяную тяжесть в животе: её взгляд наткнулся на «Сахарный уголок», под крышей которого часто пульсировало чёрно-багровое пламя, бросающее тёмные отсветы на землю. Твайлайт содрогнулась: этот огонь показался ей живым сердцем, бьющемся в невыносимом ужасе.

— Пинки… — прошептала она.

— Твой подруге снится очень плохой сон, — голос Луны был тих и полон печали, — и уже не первую ночь, но я не могу войти в него. Каждый раз, когда я пытаюсь, она просыпается. Словно чувствует меня и не хочет показывать, что терзает её душу в темноте.

— Мы должны помочь ей. — Твайлайт умоляюще посмотрела на принцессу ночи. — Она моя подруга, я не могу оставить её.

— Мы можем попытаться помочь ей, — взгляд Луны был полон сострадания, но голос оставался твёрд, — но наш долг — защитить всех. Если мы потратим время на одну пони, десятки других будут по-прежнему заключены в глубинах их кошмаров. Если же мы найдём источник силы, отравляющей Понивилль, мы спасём всех. Это наш долг, принцесса Твайлайт Спаркл, наш королевский долг. И теперь он также и твой. Это бремя, налагаемое короной — быть в ответе за своих подданных, за всех и каждого. Это тяжело и больно, но такова наша судьба.

Луна отвернулась и отыскала взглядом стоящий на отшибе домик, в котором поселили незнакомца.

— Ночь не будет длиться вечно, а мы должны успеть сделать то, ради чего пришли. Поспешим.

Твайлайт бросила последний взгляд на «Сахарный уголок». «Прости, Пинки, — прошептала она. — Я обязательно спасу тебя, только продержись ещё немного. Я обещаю». Крепко зажмурившись, чтобы подавить подступившие слёзы, она помотала головой и решительно последовала за Луной.

Они прошли сквозь дверь и оказались в прихожей. Домик был одноэтажным и совсем маленьким, всего на две комнаты. Направо располагалась кухня, сейчас тёмная и пустая, налево — жилое помещение, откуда раздавалось дыхание спящего существа. Осторожно ступая, принцессы прошли в комнату, едва поместившись между кроватью и столиком у окна. На кровати лежал жеребец-земнопони, в темноте казавшийся мертвенно-серым. Тяжёлое дыхание со свистом вырывалось из приоткрытого рта, глаза под сомкнутыми веками беспокойно трепетали. Он дрожал и подёргивал ногами, словно убегая от чего-то. Над его головой клубилось чёрно-серое облако, выбрасывающее тонкие, почти сразу растворяющиеся в воздухе щупальца.

— Что это, Луна? — шёпотом спросила Твайлайт.

— Я не знаю, — так же ответила принцесса ночи. — Я никогда не видела ничего подобного. Ни у одного пони во всей Эквестрии за тысячи лет не было такого сна. Он кажется… живым. Живым и... Смотри!

Одно из щупалец, только что порождённое туманным облаком, неожиданно оторвалось от него и стремительно вылетело в окно. Потрясённые принцессы переглянулись.

— Оно распространяется, — прошептала Твайлайт, в её голосе отчётливо слышался страх. — Оно появляется здесь и расползается по Понивиллю. Что же это такое? Откуда он принёс его?

— Я не знаю, — повторила Луна, с тревогой следя за клубящимся сном. — Но мы выясним это. За этим мы здесь.

— Как?

— Я войду в этот сон. Я не знаю, что он такое, но я тысячи лет охраняю ночной покой наших подданных, и не позволю этому и дальше превращать их сны и жизни в кошмар.

— Я пойду с вами, Луна, — сглотнула Твайлайт. — Чтобы там ни было, я не могу остаться в стороне.

— Я знаю, что это может быть опасно. — Она не дала повернувшейся к ней старшей принцессе вставить и слова. — Это и выглядит опасно. Но я могу помочь вам. Ещё не знаю, чем и как, но я должна пойти туда. Я пообещала Пинки спасти её, и сделать это я смогу, только выяснив, как остановить это. Вы сами сказали, что это наш королевский долг, мой долг.

Луна несколько мгновений смотрела ей в глаза, затем нехотя кивнула:

— Хорошо, Твайлайт Спаркл, я не в праве отговаривать тебя. Но, когда мы окажемся внутри, помни: сон нереален, он не может навредить тебе. По крайней мере, обычный сон. Держись рядом со мной и не отходи ни на шаг, чтобы ни случилось. Я защищу тебя.

Повернувшись к спящему земнопони, она склонила голову, направив рог на продолжающий шарить вокруг туманный сгусток. Рог начал светиться, и принцессу быстро обволокла пурпурно-синяя магическая аура. Затем мерцающий покров перетёк на благоговейно смотрящую на Луну Твайлайт, окутав и её с ног до головы. Когда они обе оказались полностью укрыты волшебным сиянием, Луна прошептала какое-то слово, и в следующее мгновение в комнате остался лишь спящий.


Переход был мгновенным. Твайлайт пришлось несколько раз моргнуть, чтобы осознать себя в новой обстановке.

Они оказались на пустоши. Твёрдая, присыпанная серой пылью земля, выступающие тут и там серые камни, клочки сухой, жёсткой даже на вид серой травы. Низкое, затянутое свинцово-серыми, без единого просвета, тучами небо. Твайлайт повертела головой: насколько хватало взгляда, унылая равнина тянулась во все стороны до самого горизонта. Лишь далеко справа линию слияния серой земли и серого неба нарушала чёрная полоса; Твайлайт показалось, что в той стороне она видит багровые сполохи.

Она посмотрела на Луну:

— Где мы?

Принцесса ночи стояла, запрокинув голову и закрыв глаза, словно прислушиваясь. Твайлайт попыталась напрячь слух, но вокруг была только тишина.

— Мы в его сне, — не открывая глаз, ответила Луна. — Так глубоко, как только я способна проникнуть. То, что окружает нас, лишь иллюзия, сотканная частично его воображением, частично моей магией. Мне кажется, я почувствовала хозяина этого сновидения. Нам нужно добраться до него, и тогда мы сможем приступить к выполнению нашей миссии.

Она опустила голову и посмотрела на Твайлайт.

— Держись рядом, — велела принцесса и дважды топнула правой передней ногой.

Твайлайт успела лишь моргнуть, как окружающий их мир изменился. Теперь они стояли перед двухэтажным домом из камня и дерева непривычной архитектуры. Постройка выглядела очень старой и запущенной: дерево почернело и покоробилось, стёкла были выбиты, оконные рамы сломаны. Крыша в нескольких местах провалилась, осыпавшиеся черепицы усеивали землю под стенами. Входная дверь отсутствовала.

Твайлайт осмотрелась. Рядом с домом росло несколько почерневших деревьев, на их корявых ветвях не было ни единого листочка. Немного поодаль она заметила низкое каменное кольцо, наверное, колодец. Больше вокруг не было ничего, кроме серой пыльной земли, низкого серого неба и тишины. Справа, по-прежнему у самого горизонта, виднелась чёрная полоса; багровые сполохи стали заметнее.

Переглянувшись, принцессы медленно подошли к дому. Твайлайт попыталась заглянуть внутрь, но серого полусвета едва хватало, чтобы видеть на несколько шагов. Она разглядела только небольшой пятачок пола возле двери: серые рассохшиеся доски, и больше ничего. Собравшись с духом и не видя альтернативы, она переступила порог.

И тут же застыла, пытаясь понять, что же произошло. Перед ней открылась большая пустая комната, залитая холодным лунным светом. Твайлайт обернулась: нет, небо всё так же затянуто плотными облаками без единого просвета. Откуда же свет? И почему она не видела его, пока находилась снаружи?

Встретившись взглядом с Луной, она беспомощно пожала плечами. Принцесса ночи подошла к ней; отступив на шаг, Твайлайт дала ей возможность войти и увидеть всё самой.

Оказавшись внутри, Луна не выказала удивления. Посмотрев на сконфуженную чародейку, она сказала:

— Сны — лишь наборы иллюзий, воспоминаний и образов, случайных или воспроизводимых осознанно. У них своя логика, свои законы и порядки. Порой они странны и изменчивы, но не стоит воспринимать происходящее в них буквально. Не забывай — то, что окружает нас, лишь сон, а не реальность. Помни об этом, и он не сможет навредить тебе.

Покраснев от досады, что забыла о такой очевидной вещи, Твайлайт осмотрелась. Комната была пуста; на полу лежали лунные пятна, созданные падающим сквозь пустые окна и дыры в крыше светом. Подняв взгляд, она увидела огромную, почти на треть неба, мертвенно-бледную луну. Ночное светило вызывало неприятное чувство, но принцесса не могла понять, что же именно порождает в ней тревогу.

Твайлайт вздрогнула, почувствовав прикосновение — это Луна привлекала её внимание, указывая вытянутой ногой в глубь комнаты, где виднелась приоткрытая дверь. Чародейка моргнула: она была уверена, что изначально в стене не было двери. Но тут же в её голове прозвучал голос принцессы ночи, напоминающий, что сны живут по своим законам.

Они осторожно приблизились к двери. Кого бы ни почувствовала Луна, он должен быть здесь — других выходов в комнате не было, ведущая на второй этаж лестница обвалилась. Встретившись взглядом с Твайлайт, принцесса-сноходица кивнула и потянула дверь на себя. Аликорны вместе преступили порог, представ перед хозяином этого мира.

В открывшейся им комнате так же не было ни мебели, ни чего бы то ни было ещё. Сквозь сохранившие фрагменты переплётов окна беспрепятственно лился прозрачный лунный свет. У противоположной стены, опустив голову и не реагируя на появление двух принцесс, сидел жеребец-земнопони. На его передних ногах тускло поблёскивали кандалы; от них и от массивного ошейника отходили толстые цепи, ведущие к вбитым в стену за его спиной крюкам.

Он выглядел выцветшим и обессилевшим.

— Тень, — прошептала Твайлайт, едва шевеля губами от сковавшего её страха; в тишине слова прозвучали подобно крику. — Его тень!

Луна светила ярко, и на стене чётко вырисовывалась тень жеребца. Но она не принадлежала пони. Тень страшно сутулилась, чтобы доставать верхними конечностями до земли, но даже в своём нынешнем состоянии Твайлайт сразу поняла, что по строению ей более свойственно прямохождение. Она напоминала… человека? Твайлайт задохнулась. Неужели это… существо пришло из мира, что она видела по ту сторону зеркала в Кантерлоте? Мира, где жили её человеческие подруги и Сансет Шиммер? Неужели там есть место и… такому?

Земнопони повернул голову и посмотрел на чёрный силуэт.

— Да, так выглядел раньше, — медленно, безжизненным тоном проговорил он. — До того, как оказался здесь... Был другим. Была другая жизнь... Не слишком интересная. Но моя. А потом… Что случилось потом? Не помню… И вот здесь. В таком теле. Среди пони…

— Что ты такое? — выдохнула Луна, непроизвольно делая шаг назад. — Откуда ты?

Жеребец медленно повернул голову и уронил её на плечо. Силуэт на стене повторил его движение: из-за несоответствия форм это выглядело отталкивающе и жутко.

— Кто?.. Откуда?.. Не помню. Смутно…

— Зачем ты это делаешь? — Твайлайт била дрожь, но она собрала волю в копыто. Они должны узнать, как и зачем это существо разрушает их мир, и найти способ остановить его. За этим они и вошли в его сон. И пусть все демоны Тартара придут ему на помощь, они с Луной сделают то, зачем пришли. — Зачем принёс в наш мир эти кошмары? Ты хочешь уничтожить нас? Что мы тебе сделали?

— Делаю? Кошмары? — Земнопони говорил с трудом; казалось, что он не живой, а всего лишь кукла, зачарованная неумелым жеребёнком-единорогом для Ночи Кошмаров. От такого сравнения Твайлайт испытала новый приступ жути, и в памяти всплыли обрывки читанных некогда страшилок про зомби-пони. Может, Пинки была не так уж неправа, повторяя, что боится нашествия зомби? Вспомнив подругу, в настоящий момент бьющуюся в тенётах кошмара по вине этого существа, Твайлайт ощутила прилив злости, сжёгшей часть страха и придавшей сил.

— Это ты виноват, что в Понивилль проникло зло, ты принёс его! Что ты сделал с городом? С его жителями? Все больше пони видят по ночам кошмары, но самое страшное, что некоторые меняются! Они становятся злее, угрюмее, отдаляются от своих друзей. Они превращаются в чудовищ! Я видела… — Она задрожала, внезапно в подробностях вспомнив привидевшуюся ей в «Сахарном уголке» жуть, но подавила ненужные сейчас мысли. — Некоторые пропали, их больше никто не видел. Что ты принёс в наш мир?! Зачем это тебе?! Отвечай!

Твайлайт уже кричала. Раскинув крылья, она подалась вперёд, словно намереваясь накинуться на бледного жеребца. Страх почти полностью заместила ярость. Она жгла принцессу изнутри, требуя немедленно выбить из этой твари признание, как исправить причинённое её появлением зло, как спасти подвергшихся изменениям пони и, главное, как спасти её друзей. Принцесса готова была своими собственными копытами втоптать существо в землю, если это поможет.

Земнопони посмотрел прямо на неё. Зрачки его глаз были подёрнуты белёсой плёнкой, словно он страдал катарактой или… или был настоящим зомби. Этот взгляд, неподвижный, мертвенный, проходящий насквозь, мгновенно погасил вспышку гнева Твайлайт и вновь наполнил её страхом. Она с трудом сглотнула наполнившую рот горькую слюну.

— Зачем? Зачем… Кошмары… ¬— Он говорил монотонно, словно не понимая смысла произносимых слов. — Читал. Истории… Думал, забавно. Не было страшно… Выдумки. Всё равно ненастоящий. Хотел… Не помню. Кошмары? Оттуда…

Он вяло мотнул головой.

Твайлайт посмотрела в указанную им сторону, испытав мгновенное облегчение, как только оторвала взгляд от заторможённой фигуры. В нескольких метрах от вновь уронившего голову жеребца на стене висело большое зеркало в массивной, причудливой оправе. Оно было тусклым и сильно запылённым, в нём не отражалась комната и не было и намёка на силуэты принцесс. И что-то двигалось в его глубине, неясное, мелькающее на долю мгновения, словно дразнящее, требующее всмотреться пристальнее, заглянуть глубже, ещё глубже. Твайлайт внезапно поняла, что ответы на все вопросы она получит именно у этих существ, они скажут ей, как исправить всё, что они невольно сотворили с Эквестрией, помогут исцелить всех затронутых скверной пони, вернут пропавших. Ей нужно только всмотреться глубже, увидеть их, и тогда они смогут ответить, смогут сказать ей…

— Нет, Твайлайт Спаркл, стой! Берегись!

Окрик принцессы Луны опоздал. Зачарованная роящимися в глубине зеркала тенями, Твайлайт протянула ногу и копытом коснулась поверхности, желая стереть толстый слой пыли, мешающий заглянуть вглубь, увидеть…

Её отбросило обратно к двери. Упав, принцесса ошалело помотала головой и с трудом сфокусировала взгляд на зеркале. Оно преобразилось: в раме, словно в окне, кипели тёмные силуэты, какие-то картины возникали и пропадали быстрее, чем Твайлайт успевала осознать, что именно увидела. И ещё — оно прогибалось. Поверхность стала похожей на мыльный пузырь, медленно выдуваемый с той стороны.

Твайлайт, парализованная ужасом, не могла отвести взгляд от набухающего портала. Что бы ни заставило её коснуться зеркала, оно хотело именно этого — полного открытия двери. Вероятно, само существо не могло сделать это, его способностей хватало лишь на создание небольшой щели, сквозь которую по капле просачивалось то, что отравляло Понивилль и изменяло его жителей. Не могло — или не хотело? Принцесса краем глаза видела нечто, принявшее форму земнопони. Оно сидело неподвижно, совершенно приняв вид сломанной куклы-марионетки, но его тень вытянулась, словно пытаясь оказаться как можно дальше от того, что готовилось прорваться сквозь зеркало.

Внезапно взор Твайлайт заслонила тень. Потеряв зрительный контакт с источником цепенящего её ужаса, она смогла перевести взгляд на то, что отрезало её от активированного неосторожным поступком портала.

Луна стояла, широко расставив ноги и полностью развернув крылья. Она стала выше, её шерсть приобрела угольно-чёрный цвет, грива и хвост, полные звёздного мерцания, плескались словно на бьющем из зеркала ветру. Вокруг головы и тела проступили призрачные очертания шлема и брони, некогда носимых Найтмэр Мун. Пригнув голову, принцесса целилась рассыпающим искры рогом в самый центр портала, трепетавшего, готового раскрыться в любое мгновение. Она заговорила, и Твайлайт невольно прижала уши — раскаты Королевского Голоса были подобны грому:

— Мы — Луна, принцесса ночи и защитница снов каждого пони в Эквестрии! Некогда мы были источником кошмаров и страхов нашего народа, но ныне не позволим тебе, чем бы ты ни было, наполнять души наших подданных тьмой и ужасом. Тебе нет места в нашем королевстве, нашей стране, нашем мире. Посему мы повелеваем тебе: изыди!

Рог принцессы разрядился тонким ярко-серебряным лучом, ударившим в пузырь портала и расколовшим его. Поверхность зеркала вскипела и взорвалась. На Луну обрушился поток вихрящихся, сменяющих друг друга с калейдоскопической скоростью тёмных образов. Первые несколько секунд она сдерживала натиск спешно возведённым щитом, рвущим картины в быстро тающие клочья. Несколько таких кусочков долетело до Твайлайт, и она задохнулась, впервые увидев, чем именно были видения с той стороны. Окровавленная Рэйнбоу Дэш, привязанная к жуткого вида деревянной конструкции и умоляющая кого-то остановиться… Огромная, состоящая из давящих катков и шестерней машина, окружённая цепями и подвижными блоками, и кто-то с оранжевой шерстью, висящий над ней… Пинки с превратившимися в точки зрачками и забрызганным кровью лицом, расколотым жестокой ухмылкой, с ножовкой в копытах… Выжженная чудовищной войной пустошь… И ещё… Кровь и жестокость… И ещё… Ужас и отчаяние… И ещё…

Щит не выдержал и разлетелся осколками; поток черноты ударил в тело Луны, обтекая, обволакивая, всасываясь. Её затрясло, она издала тонкий, полный муки и отчаяния протяжный крик, едва не остановивший сердце Твайлайт. За несколько секунд, показавшихся оцепеневшей чародейке вечностью, тёмная энергия из зеркала полностью впиталась в ночную хозяйку. Как только поток иссяк, Луна, сдавленно всхлипнув, рухнула на пол, свернувшись подобно до смерти перепуганному жеребёнку.

Не в силах встать на ноги, Твайлайт поползла к неподвижной принцессе. Сердце её бешено колотилось, лёгкие отказывались принимать воздух, из глаз потоком лились обжигающие слёзы. Она ничего не видела вокруг, сосредоточившись на закрывшей её собой богине ночи. Не видела принявшегося раскачиваться подобно игрушечному болванчику земнопони, клочьев тумана и капель чёрной жидкости, начавшей сочиться из разбившегося зеркала. Не видела, как не принадлежащая пони тень вытянулась, пытаясь оторваться от своего носителя и убежать от тонкого чёрного ручейка, тихо ползущего к замершим аликорнам.

Обняв сотрясаемую крупной дрожью принцессу, Твайлайт уткнулась ей в шею.

— Простите меня, принцесса Луна, простите, — давясь слезами, шептала она, — это я виновата. Простите меня, простите, пожалуйста…

Лишившись поддержки, заклинание Луны, позволившее двум аликорнам войти в мир снов, начало терять силу. Окружающая иллюзорная реальность быстро блекла, выцветала и наконец с тихим хрустальным звоном раскололась. Спустя мгновение темноты принцессы вернулись в реальный мир, откуда началось их столь печально завершившееся путешествие.