Обелённая Развратность

Кто лучше разбирается в нечестивых тайнах сердца, нежели сама Принцесса Любви Кейденс? И как-то раз вернувшись домой, Шайнинг Армор обнаруживает на их с женой постели совсем не того, кого ожидал увидеть.

Твайлайт Спаркл Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Константа времени

Время. Любой опытный единорог мечтает познать его суть, взять под свой контроль. Твайлайт не была исключением. И вот она находит находит способ заглянуть в недалёкое будущее. Но обрадует ли её то, что она там увидит?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони

Дружба? Что это?

Какие на самом деле пони? Что ими движет? Да и пони ли они вообще? А может, о ужас, все пони Эквестрии попаданцы, хотя и не все это осознают...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Грань безумия

Вы никогда не задумывались, почему одна пони становится совершенно другой? Что заставило принцессу Луну поддаться искушению своего злого "я"? Из-за чего можно предать все родное, доброе и установившееся в Эквестрии? "Грань безумия" предлагает вам перенестись в ту роковую ночь, погрузиться в разум принцессы Луны и понять всю ту печаль, что заставила ее совершить фатальный поступок, который навсегда останется в памяти Эквестрии.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Одна жизнь пернатого солдата

Самостоятельный законченный мини-роман о насыщенной на события жизни одной грифонши. Мини-роман о судьбе, где нашлось место всему, что есть в жизни: и подвигам, и сомнениям, и личным драмам.

Pinkie Pie Has it All Together

Ее разум остер, как лезвие, расчетлив и холоден. Она полностью разумна.Нет, Пинки Пай НЕ сошла с ума, и вам ПРИДЕТСЯ в это поверить.

Пинки Пай

С тех пор, как огонь правит небом

Материалы по битве при Жмерии, которая по сути определила границы территории народа грифонов и право на обладание Элементами Гармонии.

ОС - пони

Теперь ты пегас или как стать пони

Пегас по прозвищу Бастер в раннем детстве угодил в компанию драконов-подростков, и те воспитали его как своего. Он настолько забыл свою истинную природу, что сам стал считать себя драконом. Но в один прекрасный день Бастер сталкивается с M6. Естественно, те не могут оставить его в покое и пытаются перевоспитать бедолагу. Что из этого выйдет?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Мечта

Исполнившаяся мечта одной кобылки...

Другие пони

Однокрашница

Дай мне ручку, и я напишу тебе манифест: шариковую я сгрыз, а карандаш потерял. Но когда я прочту его, не налегай на салфетки. Так ты всё только запачкаешь.

Твайлайт Спаркл Человеки

Автор рисунка: MurDareik

Совершенное безмолвие

Ветра нет. И от этого не по себе больше всего. Как неестественно-странно: пыль под ногами застыла без движения, и лишь размеренные шаги тревожат её.

Безмолвие. Она готова была поклясться, что даже тишина издаёт собственные звуки.

Чудовище.

Безмолвие. Не считая голоса, шепчущего на ухо.

Почему ты до сих пор здесь?

— Умолкни, — выплюнула Найтмер Мун. Слова звенели и искажались в мёртвом беззвучии лунных просторов. Беспредельная чёрная бездна взирала на странницу, c недобрым злорадством мерцали звёзды.

Только когда отдашь то, что принадлежит мне.

Аликорн расхохоталась.

— Тебе? О, дорогуша, надо было думать об этом прежде, чем заключать со мной сделку. Отныне мы едины в нём.

Ты ничто.

Найтмер пнула подвернувшийся под ногу камень, но давно исковерканный накопытник с лязгом отскочил от него. Она выругалась.

— Замолчи! От твоего нытья вянут уши, — аликорн магией сорвала покорёженные поножи и отшвырнула прочь, а затем с раздражением растоптала непокорный булыжник в пыль.

Всегда разрушаешь. Всегда яришься. Всегда жалуешься, если что-то не по-твоему. Это всё, что ты умеешь, чудовище?

Найтмер Мун фыркнула.

— Я хотя бы из тех чудовищ, которые признают, что они чудовища. А теперь скажи-ка, что говорят про тех, кто сваливает всю вину на других?

Второй разум отступил, и аликорн наконец-то сосредоточилась на... ничём. Она осмотрелась по сторонам, ища, чем бы занять себя, но ничего не обнаружила. Ничего. Лишь прах, пыль, боль, пустота и...

Чудовище.

Мысли Найтмер мгновенно переключились на голос в голове.

— Ха! Что, пластинку заело? — она расправила великолепные чёрные крылья, взмахнула ими и взмыла вверх.

Что ты делаешь?

— А на что ещё, по-твоему, это похоже? Летаю и ищу, чем можно заняться на этой пустынной каменюке.

Зачем?

— За тем, что я... — было проворчала Найтмер, но осеклась: высота незаметно снижалась. Она забила крыльями ещё яростней и быстрей, но выше не взлетела. — Ты... ты чего творишь?

Ничего. Ты падаешь сама.

— Что, прости? Я лучшая летунья в Эквестрии!

Мы не в Эквестрии. Неужели ты забыла, как в последний раз пробовала здесь летать?

— Понятия не имею, о чём ты.

Просто сдайся.

— Никогда! — проскрежетала зубами аликорн, однако стремительное падение не прекращалось. — Это ты, ты СНОВА тащишь меня вниз.

Приземление вышло жёстким. Её, еле удержавшуюся на нетвёрдых ногах, по инерции поволокло дальше. Внезапно впереди возник кратер, и с воплем она кубарем покатилась вниз. Над головой взметнулись клубы пыли; песчинки дрейфовали в пустоте и медленно оседали на землю. Найтмер поднялась на ноги, отряхнулась и оглядела место.

В самой середине виднелись руины – судя по всему, замка. Она осторожно побрела меж дюн, разгребая завалы под шёпот колдовства. Она копала, пока её взору не предстали иссиня-чёрные стены некогда прекрасного дворца.

Любопытно. Кто же возвёл его? Совершенный и величественный – как раз под стать богине. Неужели тут, на этом запустелом булыжнике, кто-то побывал? Здесь нет воздуха. Нет пищи и воды. Лишь промораживающий холод. Уже то, что Найтмер удалось уцелеть, превосходило всё её величие. Да и вообще, сколько она уже здесь? Всё случилось будто... вчера.

Найтмер прогнала мысли прочь и обратила внимание на кое-что иное. Интересно, а что Луна думает о сём открытии?

Чудовище.

— Легка на помине, — ухмыльнулась Найтмер. — Ничего, случаем, не узнаёшь?

Она почувствовала, как второе сознание сосредоточилось на развалинах.

Да.

— Ха, — злорадно усмехнулась аликорн, — ты же его и построила? А потом, точно какая-то жалкая пародия на принцессу, потеряла. Не удивляюсь, зачем ты призвала меня делать всю грязную работу.

Ответа не последовало.

Ухмылка Найтмер Мун обратилась довольным оскалом.

— Думаю, никто не станет возражать, если я приберу этот клочок земли к копытам. Мне надлежит исправить то, что ты своею слабостью давным-давно утратила.

Она сгребла песок в подобие горки и объяла ту сиянием рога. Аликорн направила магию в кучку пыли, сдавливая и сплавляя прах воедино. Зашептали чары – и пред её копытами лежал иссиня-чёрный ониксовый кирпич.

— Идеально, — сказала Найтмер Мун. — Нарекаю себя Императрицей сих земель, и здесь будет стоять мой чертог.

А голос шептал:

Чудовище.


Ноги болели. Сколь долго она трудилась? Дни? Недели? Ощущения смазались до пары часов. Трепетали магические течения, могучие, как никогда. Она не упускала из виду ни единой песчинки, пока с упорством мерила кратер шагами в поисках необходимого материала.

Но всё это не напрасно, о нет. Оно того стоит, Найтмер знала. В конце концов, кто лучше этого ничтожного подобия Принцессы Ночи?

— Я лучше, — прошелестела аликорн.

О да, лучше. И она докажет это, когда на развалинах старого замка Луны в насмешку воздвигнет свой собственный дворец.

Копыта тяжело ступают по пыли. Звенит тишина. Всеобъятная бездна с вероломством издевается и насмехается над ней. Почему они не склоняются пред божеством? Разве она не Императрица?

Ты ничто.

— А, проклятье, — закатила глаза Найтмер. — Я-то уже надеялась, что на сей раз ты исчезнешь навсегда.

Твои деяния пусты. Ты ничто.

— Если кто сейчас и «ничто», так это ты. У меня для начала хотя бы есть тело.

Второе сознание попыталось ответить, но аликорн мысленно подавила его. Всё равно ничего полезного не скажет. Пустой трёп, да и только. Своей прекрасной хозяйке с её шедевром оно никак не поможет.

Из тьмы вновь выплыл кратер, и аликорн аккуратно спланировала на землю. Перед ней высился замок, ещё непоколебимей, чем прежде: стены вздымались наполовину больше предыдущего. Она с задумчивой улыбкой оглядела его и вообразила величественные конические шпили будущего дворца. По сравнению с ним замок в Вечнодиком покажется холопской лачугой!

Хватка её магии превращала серый песок в гладкие чёрные блоки и вплавляла те в кладку стен. Медленно, но верно башни всё выше и выше тянулись в невозможную пустую бездну.

Чем ты одержима? Зачем упорствуешь?

— За тем, что я лучше тебя, — в напряжении прошипела Найтмер, подчиняя чудовищные силы своему приказу. — Ты ещё увидишь, насколько я совершенна.

Ты ничто.

— Нет! — выпалила она. — Я не ничто! Я...

Пожалуйста, прекрати, — попросил голос. — Просто прекрати.

— Я должна быть лучше. Должна быть Найтмер Мун, — горячие слёзы застыли на щеках. — Должна быть совершенной.


Ноги кровоточили. Пыль покрывала ссадины и впивалась в тело тысячами крошечных игл. Холод леденил тёплую кровь в жилах. Ей хотелось повалиться и просто лежать, пока раны не затянутся. Пока воздух не покинет её лёгкие. Пока она забудется вечным сном.

Но труды окончены. Ониксовый дворец возвышался пред ней: основанием он скрывается в кратере, а шпилями пропадает высоко-высоко в бесконечной тьме. Выглядит одиноко – и, пожалуй, немного запустело, да. Но это не имеет значения. Кто поистине достоин служить её величеству?

Найтмер Мун улыбнулась. Её замок. Её твердыня. Её святилище. Она шагнула вперёд: копыта осторожно, неспешно ступают по песку. Чернеет зияющая пасть входа, шаг – и присносущая тьма поглощает её. Тускло сияет рог и освещает внутренние покои, украшенные тончайшей резьбой. Лестницы, галереи, окна и – средоточие всего шедевра – её личный трон.

Копыта зацокали по ледяному полу. Трон высится на прекрасной террасе в дальнем конце зала. Прекрасные отблески звёздного света, что просачивается сквозь окна, играют на полнощно-чёрном престоле. И сам трон прекрасен: по очертаниям, по размерам – совершенный в своём великолепии. Совсем не то бледное посмешище Луны, что в замке Вечнодикого! Это – изваяние камня и клинков, ночи и крови. Это – престол богини-завоевательницы, воплощения смерти и угнетения. Это – престол Найтмер Мун. Его промороженные лезвия вонзаются в спину, обагрённые, и кровь стынет в жилах, коей явилось откровение истинной неукротимости.

Само совершенство.

Найтмер Мун медленно взобралась на террасу и благоговейным взором окинула свой шедевр. Она опустилась на незыблемый камень, чувствуя, как острые края рассекают шкуру. Аликорн содрогнулась, когда по спине заструилась тёплая кровь. Холодя кожу, та стекалась на сидение – боль столь же невыносимая, сколь приятная.

Найтмер Мун восседала на своём престоле. Совершенном престоле совершенного замка. Даже голос изволил оставить её в покое. Быть может, вот она, капелька подлинного умиротворения? Найтмер улыбнулась.

Совершенное безмолвие. Ни единой души. Ни ветерка. Никого. Оно поглощало и обволакивало, захлёстывало и утягивало за собой. Покалывало под кожей и проникало в голову.

Совершенное.

Безмолвие.

И в мёртвой, сводящей с ума тишине луны шёпот прогремел ей на ухо:

Я заберу то, что по праву моё.

Найтмер распахнула глаза. Разве она их вообще закрывала? Пред ней, у основания террасы, стояла синяя аликорн. Остекленелые глаза буравили трон пустым взглядом, холодным, словно камень.

Найтмер Мун с ненавистью воззрела на неё.

— Откуда ты взялась? Это невозможно.

Луна не обратила внимания.

Ты ничто, — она направилась к трону.

— Ни шагу больше, — приказала чёрная аликорн. Принцесса пропустила её слова мимо ушей. — Ни шагу, кому говорю.

Эти глаза... они неотрывно пожирали её застывшим взглядом. Найтмер бросило в пот. Её рог угрожающе замерцал.

— Я сказала... — чёрная молния устремилась к надвигающейся принцессе, но прошла сквозь неё, будто той и не было.

Не обманывай себя, — прошептал голос. — Ты зовёшь себя совершенной. Но это ложь. Ты просто напуганная маленькая кобылка в обличье богини.

Окровавленные чёрные копыта заскребли по гладкому камню. Из-за телодвижений клинки врезались в спину ещё глубже, и чёрная аликорн истошно закричала. Она попыталась высвободиться, но лишь сильней кромсала заиндевевшую кожу. Вопли слились в протяжный, полный ужаса вой.

— Чего тебе от меня надо?! Твоя богиня повелевает тебе!

Гремела магическая гроза. Молнии сверкали по всей зале и отражались от эбеновых стен, оплавляя преобразованную кладку.

Внемли мне, — Луна стояла прямо у подножья её трона. Найтмер прикусила губу и почувствовала привкус крови – клыки прокололи кожицу. Ледяные слёзы обжигали глаза.

— Нет! — проорала чёрный аликорн, и комната страшно содрогнулась. — Только не такой жалкой и бессильной твари, как ты!

Она топнула копытами.

— Я...

Ещё раз.

...совершенна.

Пол треснул, когда поддерживающая его магия начала распадаться.

Найтмер подняла взгляд на Луну и застыла. Глаза Принцессы Ночи горели сиянием. Она постепенно увеличивалась в размерах, шёрстка из голубой превращалась в ослепительно-белую.

— Нет, — прошептала Найтмер.

Белая богиня сделала шаг.

— Нет, остановись.

И ещё.

— Хватит!

Она открыла рот.

Найтмер зажала уши копытами.

— Нет, умоляю, нет!

Шёпот обрушился на неё, подобно каре разгневанного божества.

ЗАЧЕМ?

Чёрная аликорн визжала, а вокруг осыпался пылью и пеплом её совершенный дворец. Она ревела, и её совершенная иссиня-чёрная шёрстка становилась синей, а в магической гриве зажигались звёзды. На миг вертикальные зрачки прояснились.

И, исторгая вопль, Найтмер осознала ответ, что крутился у неё голове.

«Потому что я хочу быть как ты».

А мгновением спустя и она рассыпалась прахом.


Найтмер Мун очнулась.

Сонно моргнула глазами. Она лежала на песке. Мордочка зарылась носом в пыль. Ничего не слышно.

Аликорн осторожно поднялась на ноги и огляделась: вокруг простирается бесконечная пустыня. Никаких воспоминаний. Как она здесь оказалась? Сколько пролежала в беспамятстве?

Найтмер поколебалась, но всё же шагнула вперёд. Ещё раз. И ещё. Она обессилено поплелась куда глаза глядят.

Совершенное безмолвие. Безграничная тьма.

Голос прошептал на ухо:

Чудовище.

С недобрым злорадством мерцали звёзды.