Яркий свет твоей души

Ещё молодая Эпплджек встречает маленького лесного духа по имени Ори. Чем же это обернётся для героев, находящихся в самом начале своего трудного пути? Коротенькое, немного сказочное приключение-кроссовер. Для понимания сюжета и персонажей знать мир Ори совсем не обязательно, хотя если читатель играл в соответствующие игры, ему откроются новые грани заложенных автором идей. Приятного чтения и пусть свет вашей души горит ярче солнца! Читать рассказ "Яркий свет твоей души" в Google Docs

Эплджек Вайнона Другие пони

Я тебя люблю… Я тебя тоже нет

Любовь...

Флаттершай Твайлайт Спаркл

Холодный синтез

Спайк давно заметил, что в отличии от него пони, живущие в Понивиле, почему-то почти никогда не посещают туалет. Однажды любопытство взяло верх, и он решил спросить у Твайлайт, почему так получается. Глупый вопрос неожиданно раскрыл большую тайну о жизни пони и истории Эквестрии...

Твайлайт Спаркл Спайк Мод Пай

Дождь над миром

Сказ о том, откуда (и что) есть пошли на Эквусе аликорны. Миф придуман в рамках сочинённой мной вселенной «Полярной звезды», но вполне вписывается и в мир «классической» Эквестрии, ибо кто знает, что там было десяток тысяч лет назад между киринами, зебрами и пони.

Другие пони

Загадка сфинкса

Принцесса Рарити всегда знала, что ее ждет брак по расчету - она же принцесса, в конце концов. Она просто не ожидала, что ее супругой станет сфинкс или что жена будет активно ее избегать, и не потому, что любит книги.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Сестринское дело

Все мы давно привыкли к тому, что плохая ситуация становится только хуже. Однако всё же иногда события могут приобрести совершенно неожиданный и яркий оборот, даже если ты безнадёжно застрял в больнице.

ОС - пони

Противостояние:Альтернативный пролог

Когда в некоторой спешке и нервном напряжении(про пони писать я пробовал впервые) писались первые строчки "Противостояния", в голове было несколько вариантов начала. Этот - один из них. Быть может, он больше вписывается во вселенную основного фанфика. Но может быть, что и нет - судить не мне.

Зубная боль в сердце

Помимо эпических сражений за настоящее и будущее Эквестрии... а в случае с Твайлайт - ещё и за прошлое... пони живут вполне рутинной жизнью. Но жизнь эта бросает порой нешуточные вызовы. Пусть преодоление их не сопровождается разрывом светового спектра на семь цветов, в чьей-то жизни это - самые главные победы. Берри Панч и Колгейт учатся терпению и доверию в борьбе со всё усугубляющимся пьянством Берри. Единорог-стоматолог пытается докопаться до его причин. Но сможет ли она принять эти причины?

Бэрри Пунш Колгейт

На языке крыльев

Когда Твайлайт Спаркл находит эту книгу, она открывает целую новую область исследований. Секреты пегасьих крыльев лежат перед ней и она намеревается получить собственное подтверждение теории на практике. Как? Полевое исследование, конечно же.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Сорен Дерпи Хувз

Призраки иного мира

Попаданец (вселенец) в мире Fallout Equestria. Действие происходит сразу после окончания оригинального фанфика - десять лет спустя после "Дня солнца и радуг". Вселенцу, который никак незнаком с MLP тематикой, предстоит: сражаться против персонажей оригинального «Fallout: Equestria», изучить историю предшествующих событий, и всячески выживать в этом мире победившей гармонии и добродетели, ища путь назад - на Землю. "Война никогда не меняется" - не верьте тем, кто так говорит. Война - крайне переменчивое и непредсказуемое явление. Мир «Fallout Equestria» повидал многие "прелести" войны, но благодаря самопожертвованию «выходца из стойла» получил безоблачное небо и шанс на благополучное развитие. Что может этому помешать? Не тот человек, оказавшийся в не то время, не в том месте, может изменить многое - не в лучшую сторону.

Флаттершай Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз Лира Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Пролог Глава 2. Подайте ненависти

Глава 1. Всё идёт по плану

Мягкие осенние сумерки плавно переходили в ночь. Ласковый ветерок купался в океане листвы, порождая тихий шелест Вечнодикого леса. На берегу озерца у опушки древнего леса торчала одинокая фигурка. Фолин Стар был обычным земным пони и наслаждался переменчивой тишиной ночи. Тёмное небо над его головой заполонили мириады огоньков, игриво мерцающих в вышине. И глядя на них, пони представлял, что где-то там в этом бесконечном пространстве есть такие же разумные существа, пусть даже отличающиеся от пони и других рас, населяющих эту планету.

Оставляя позади себя желтоватый след, небо расчертил метеор. Он летел невероятно близко к земле, и исчез за близ лежащими горбами холмов. Через несколько секунд до чутких ушей молодого жеребца долетело приглушённое «бух». Фолин Стар сразу же догадался, что метеорит упал совсем недалеко и, прервав минуты своих грёз, поспешил за гаснущим янтарным хвостом небесного скитальца.

Редкие кустарники обрамляли травяных великанов, часто занимая всё пространство между ними. Такая местность хоть и замедляла передвижение, но не могла остановить нашего героя. Спотыкаясь в темноте, тёмно-жёлтый пони бежал вслед за остаточным желтоватым мерцанием. Одержимый порочным интересом первым исследовать находку, Фолин Стар прорвался сквозь тернии и выбежал к руслу речки. Прямо перед ним в крутом берегу зияла чёрная воронка. Иного света кроме лунного не было, и замедлив шаг, пони с пурпурной гривой приближался к месту падения.

Молодого пони охватило предчувствие чего-то ужасного, но он уже просто не мог уйти, не удовлетворив своё любопытство. Переднее копыто Фолин Стара замерло в нескольких сантиметрах над упавшим нечто. Оно выглядело, как мерцающая чернота и казалось живым. Сглотнув и покрывшись потом, жеребец медленно опустил копыто. Но лишь он коснулся поверхности, «метеорит» взвился, как рой рассерженных ос. На пару секунд Фолин Стар оказался окружён чернотой. Затем всё исчезло: и «чернота», и метеорит — пони стоял над пустой обугленной ямой.

Вздохнув с облегчением, жеребец развернулся и чуть не уткнулся в крупного жеребца. Под его тёмно-фиолетовой лоснящейся шкурой просматривались мускулы, а из-под голубой, топорщащейся гривы на Фолин Стара смотрели два почти светящихся оранжевых глаза. Ошарашено отступив, жёлтый земной пони разглядывал пришельца, стоящего в искрящемся лунном свете.

Агрессии или чего-то плохого чужак не проявлял и Фолин Стар решил попробовать наладить контакт:

— Э… Привет.

Незнакомец промолчал, продолжая в упор пялиться на него.

— Хороший денёк… то есть ночка, не правда ли?

Снова молчание.

— Вы меня понимаете? Может, скажете что-нибудь?

Вместо слов сделав два шага, пришелец навис над перепуганным Фолин Старом и положил своё копыто на лоб несчастному. Между копытом и лбом проскочило несколько искорок, освещая клочок пространства между ними. Ни жив, ни мёртв, некрупный жёлтый пони чуть не скатился в реку, представляя, как пришелец превращает его в зомби и заставляет пожирать мозги друзей.

Но ничего подобного не случилось. Опустив копыто, незнакомец продолжил нависать над Фолин Старом, упёршись глазами в его макушку. Не выдерживая нервного напряжения и неловкости ситуации, он отступил и стал обходить пришельца бросив через плечо:

— Ой, как поздно-то уже. Извините, приятно было познакомиться, но мне пора.

Не оборачиваясь и изо всех сдерживаясь чтобы не побежать, поджав хвост, он пошёл по направлению к дому. И вот впереди замаячили огоньки родной деревни – Хуфингтона. Внезапно сзади послышался хруст ветки. Обернувшись, наш ночной ходок увидел, как из-за кустов выходит тёмно-фиолетовый пришелец. Взвизгнув не своим голосом, Фолин Стар что есть мочи припустил к своему домику на окраине деревни. Заскочив внутрь и надёжно заперев дверь он, наконец, почувствовал себя в безопасности.

За его спиной раздался шорох и довольно низкий баритон с металлическим оттенком произнёс:

— Мне нужна твоя одежда, дом и еда.

Дрожа всем телом, Фолин Стар развернулся спиной к двери. Тот самый незнакомец стоял в дверях кухни.

— Что ты здесь делаешь? Уходи! — внезапно набравшись смелости, сказал Фолин Стар.

Но чужак будто не слышал, прошёл в комнату и стал шарить в его вещах ухудшая и без того полный бардак творившийся в комнате.

— Ммм… — задумчиво протянул незнакомец, извлекая из горки хлама журнал с понивом и с интересом разглядывая позы, в которых застыли актёры.

— Эй, это моё!

Отложив журнал, пришелец земнопони стал медленно наступать на прижавшегося к двери жеребчика.

— Понимаю. Вы только прибыли и ничего ещё не знаете. Для меня будет честью помочь вам, ради налаживания дружеских отношений между нашими цивилизациями.

— Мне нужно осмотреться, побудешь моим рабом, пока я не освоюсь.

"Рабом? Почему он назвал меня так, может они хотят поработить Эквестрию? Или это у них такая форма вежливого обращения? Надо всё выяснить.", — подумал Фолин Стар.


Заклинание ассимиляции прошло удачно, теперь меня почти невозможно отличить от этих примитивных существ. Все эмоции, стандартные реакции и язык доступны мне благодаря головке этого пони.

Я начал осмотр дома с кухни. Долгое путешествие и трансформация отняли много сил. А абориген пока настроен мирно, даже сам добровольно вызвался помочь. Редкий случай.

Местный представился, похоже, он ждёт, чтобы я назвал себя.

— Моё имя звучит слишком неблагозвучно на вашем языке, поэтому можешь называть меня Экстер.

Я снова отвернулся от хозяина дома, и продолжил уплетать его скудные припасы. В основном какие-то овощные консервы, кукурузные хлопья и сено. Когда из еды ничего не осталось, я продолжил беседу.

— Расскажи об этом месте, — спокойным тоном сказал я.

— Только после того, как ты расскажешь откуда и зачем прилетел, — немного вызывающим тоном ответил Фолин.

— С очень далёкой планеты, теперь она не пригодна для жизни, все погибли.

— Кроме тебя ещё кто-то спасся?

— Э… нет. Так дело не пойдет. Теперь твоя очередь отвечать. Где я?

— Это Эквестрия, мы живём в мире и гармонии под чутким управлением принцесс. И здесь нет рабов.

— Выжил только я. Я первое время могу чудить на ваш Эквестрианский взгляд, так что не бери близко к сердцу. Потерять всех… это так… — я постарался наиболее натурально показать грусть.

— Печально? Сочувствую твоей утрате. Экстер, можешь жить со мной пока не встанешь на ноги, — я не уловил фальши в его голосе.

Полночи я по крупицам вытягивал из Фолин Стара информацию о мироустройстве и пони. Но пришлось отпустить его спать.

Позднее утро застало меня лежащим на диванчике в самой большой комнате на первом этаже. Фолин Стара нигде не было, как и еды. Аккуратно обходя горки вещей, я вышел на улицу. Косые скользящие лучи солнца отражались от окон домиков и слепили нестерпимым светом. Я отправился по краю небольшой улочки к центру этой жилой местности, называемой Хуфингтон. Долго идти не пришлось, в центре деревни располагалась торговая площадь. Туда-сюда сновали фигурки разноцветных пони всех возрастов и полов. Как и в подобных местах других миров, здесь выменивали нужные вещи на менее нужные. И мне как раз кое-что требовалось.

Я наблюдал и принимал к сведению. Пони меняли золотые кругляши на разные вещи. До меня доносились обрывки разговоров у прилавков и радостный смех жеребят носившихся по площади. Живот жалобно заурчал — дурацкое тело. Из слов Фолин Стара я заключил, что законы здесь очень мягкие. Начнём.

В былых жизнях я почти всегда развлекался разлучением хозяев и ценностей. И сейчас у меня копыта чесались провернуть что-нибудь в этом духе. В пустом переулке у рынка стоял мусорный контейнер. Не стесняясь, я погрузил оба копыта в рыхлое скопление отходов и почти сразу нашёл бутылку. Ещё походив вокруг площади, в открытом окне первого этажа мне на глаза попалась керосиновая лампа или что-то вроде того. Спрятавшись за ящиками у мебельного магазинчика, я перелил горючую смесь из лампы в бутылку, а горлышко забил тряпьём из мусорки.

Острый глаз сразу подсказал мне, кому может понравиться подобный подарок. Торговец тканями за крупным прилавком отошёл всего на несколько метров попить из колонки. На место, где он был всего пару секунд назад, из переулка, со скрытой позиции прилетела бутылка. Огонь распространился почти мгновенно. Пламя и суета невезучего владельца прилавка прекрасно приковали внимание. Крики и гомон очевидцев вызвали небольшое столпотворение, некоторые кинулись за водой, а тяжёлый черный дым стелился по земле, смачивая попавшиеся на его пути глаза солёным раствором. И совершенно никто не обратил внимания на тёмного пони преспокойно забравшего ящик яблок с соседнего прилавка.

Я вернулся в дом Фолин Стара. Дров было мало, поэтому я разломал один из стульев в гостиной и побросал деревяшки в камин. Затем сконцентрировался, где-то в деревеньке был маленький источник ненависти. Его я и использовал. Передо мной появился янтарный огонёк, из него повинуясь моему мысленному приказу, выстрелило пламя, затопив собой камин.

На кухне, среди горы немытой посуды и мусора, я таки нашёл лист фольги и пол баночки сахара. Обработав хорошую горсть яблок надлежащим образом, я покидал свёртки фольги в угли. И вскоре лакомился сочными и сладкими дарами этого мира. Горячий яблочный сок стекал по моим губам к подбородку. Я слизывал его, стараясь, чтобы ни одна капля не пропала впустую. Сытое блаженство накрыло и разморило меня.

Фолин Стар вернулся после полудня и обнаружил моё обожравшееся тело развалившимся у камина прямо на куче хлама с журналом в копытах, как я позже узнал, неприличного содержания. Лениво повернув голову и поприветствовав хозяина дома, я вернулся к изучению анатомии пони.

Фолин принёс с собой две сумки и сразу оттащил их на кухню. Затем его странное поведение насторожило меня — он стал собирать вещи, складывать и убирать их. Не понимая, что происходит и зачем это, я решил, что это какая-то игра, подощёл к только что прибранным окрестностям комода и с невероятной быстротой вернул беспорядок, выкинув вещи из ящиков.

— Эй, прекрати!

— Почему?

— Ты что не видишь, что я прибираюсь? Зачем ты опять всё раскидал?

— Разве я не должен был вернуть энтропию отброшенную тобой?

— Энтро-что? Нет, лучше помоги навести порядок.

— Зачем?

— Потому что теперь я живу не один, и надо поддерживать порядок.

— Странная логика, не понимаю.

— Так нужно, просто помоги всё разложить.

— Ну, если тебе это так необходимо… — я начал раскладывать вещи вдоль стен и на мебели в причудливые фрактальные и шпилеобразные композиции.

— Не, не, не, не. Что ты делаешь? Всё, просто сядь на диван, я сам приберусь.

— Как скажешь, но я так и не понял, зачем ты это делаешь.

— Так принято в обществе и, кстати, где ещё один стул?

— Вон там, — я вяло махнул передним копытом в сторону камина.

Фолин, сверкая своей меткой в форме падающей звезды с оранжевой обводкой, подошёл к камину и просто уронил челюсть.

— Ты, ты, что сжёг стул!?

— Ну да, топлива было мало, пришлось импровизировать.

— Больше так не делай, пожалуйста, во дворе есть сарай, там лежит хороший запас дров, — на лице Фолина очень быстро проскользнуло выражение раздражения.

Взгляд жёлтого пони скользнул на полупустой ящик рядом с камином.

— А это откуда?

— Да так, мне это дала одна добрая пони.

— Экстер, ты случайно не знаешь, что-нибудь о пожаре на рынке, сегодня утром?

— Нет, после того, как добрая пони дала мне ящик яблок, я никуда не ходил.

Фолин Стар недоверчиво прищурил глаза, но больше ничего не сказал. Закончив уборку, он ушёл на кухню и оттуда послышался шум воды и звон посуды. А я решил прогуляться.

Прогулка по окраинам деревни помогла мне лучше понять быт и хозяйство пони. Мусор сортировали и отвозили на специальные свалки, откуда его брали для дальнейшей переработки. Довольно рациональный подход для примитивных существ.

Внезапно, из-за угла дома, выскочила мелкая кобылка-жеребёнок и метнула в меня комок грязи, попав в челюсть.

— Получай негодяй! Я всё видела, ты украл яблоки! — обвиняющим тоном бросила она мне в лицо.

Обычно я не трогаю детёнышей, это слишком даже для меня, но эта мелочь просто вывела меня из себя. Я схватил её и, зажав рот, спустился в сливную канаву, вдоль которой шёл. Грязь была, что обычно называется по колено, хотя я ещё не разобрался, где на моих ногах они находятся, но половина ног утопали в жиже. Я вдавил жеребёнка в жидкую грязь, заставляя барахтаться и булькать нечистотами, и прошептал на ушко пищавшей в отчаянии кобылке:

— Если ты ещё кому-нибудь скажешь что-либо про меня, я найду тебя и сделаю тебе больно. И не думай, что ваша жалкая тюрьма удержит меня, а твои мучения будут лёгкими. Ты всё поняла?

Рыдающий жеребёнок, перепачканный с ног до головы, усиленно закивал.

— Вот и умница. А теперь беги домой, — и я отпустил её.

Это небольшое происшествие вынудило меня прогуляться к озеру. Сейчас была осень, но меня это не остановило. Вода очень холодная — зуб на зуб не попадал, когда я мокрый и чистый вышел из озерца и отправился к моему пристанищу. Вновь разожжённый в камин и покрывало помогли мне согреться, а вкусный ужин, приготовленный Фолином, помог благополучно забыть о дневных происшествиях.

Следующие несколько дней я ходил в деревню, слушал разговоры, изучал поведение и привычки местных жителей и принимал к сведению. Даже навещал Фолин Стара на его работе — он с небольшой бригадой строил амбар на крупной ферме у окраины деревни. Фолин рассказал мне, что недавно съехал от родителей и что почти все его друзья уехали кто куда, не пожелав жить в этой захолустной деревеньке. Их можно понять, здесь почти всегда ничего не происходит и ненависти так мало, что иногда мне не удаётся даже самая слабая магия.

Утром шестого дня моего пребывания у Фолина я почувствовал возмущения в магическом поле. Их источник находился в глубине леса. Хоть это было необычно, я не придал этому значения. И продолжил исследования, перебравшись с открытого воздуха в местную библиотеку. Я немного удивился тому, что знания здесь распространяются относительно свободно — хочешь учишься, не хочешь не учишься. Обычно в посещённых мной цивилизациях ограничивалось распространение знаний, тем или иным образом. Наверняка подобные механизмы существуют и здесь, но я пока не видел их.

Больше всего меня интересовали книги по общественному устройству, а также описание доступных технологий и магии. Их уровень не был мне в новинку, и я не собрался перенимать их, но понимание с чем предстоит столкнуться, мне необходимо.

После полудня меня отвлекли от исследований странные звуки. Они походили на нечто среднее между басовитым кваканьем и рвотными потугами. Я выглянул в окно: улица была заполнена бегущими и спотыкающимися в панике пони. Их настигала настоящая волна прыгающих и издающих угрожающие звуки существ. Несколько отставших пони не успели спастись, и живой прыгающий зелёный ковёр накрыл их, расплёскиваясь в местах соприкосновения, забрызгивая слизью и заглушая крики страха и отчаяния.

Я захлопнул окно, и продолжил изучение разложенных полукругом книг. Через некоторое время меня снова отвлекли. До меня доковыляла стареющая пони библиотекарь серой масти, наполовину покрытая зелёной слизью и тонкими кишками с гирляндой внутренних органов мелких тварей.

— Мистер, нам нужна помощь каждого пони, чтобы справиться с этой напастью. Вы не могли бы проследовать со мной, — вежливым тоном начала она.

— С чего это вдруг я должен помогать всяким незнакомцам, тем более я им ни чем не обязан.

— Но, мистер, пони должны помогать друг другу в тяжёлые времена.

— Каждый сам за себя, разве не это принцип свободного общества?

— Если бы пони не помогали друг другу, мы не дожили бы до Эры Гармонии.

— Уверен, дожили бы какие-нибудь единороги в глубоких норах и пегасы в своих облачных убежищах.

— Мистер, позвольте напомнить вам, вы земной пони. И если всё было бы так, как вы говорите, вас бы здесь не было.

Я не нашёл что возразить: скрипя зубами встал и пошёл к выходу. Хитрая стерва, ну ничего я ещё поквитаюсь с тобой. Я всегда смеюсь последним.

Существа затопили улицы, а пони заняв все какие возможно возвышенности отбивались от напрыгивающих бестий. Злость на библиотекаршу неплохо взбодрила меня, и я выпустил её в виде довольно простого, но эффективного заклинания. Жабоподобные существа в ужасе отхлынули от возвышенностей занятых пони и от тех, кого заживо похоронили на улицах. Постепенно потоки мелкой нечисти поредели, утекая из города обратно в лес.

Тем несчастным, что были покрыты слизью слишком долго, не повезло больше всех. Слизь вызывала химические ожоги, если находилась на шкурках слишком долго. Но ничего такого, с чем врачи не справились бы.

Я вернулся в библиотеку, даже не запачкав копыт. И снова погрузился в потоки информации. Но похоже, дать мне спокойно почитать не собирались. Библиотекарь и пара молодых кобыл отбивавших библиотеку, слегка влажные после помывки из шланга обступили меня.

— Не знаю, что вы сделали, мистер, но спасибо вам от всей души, — после этих слов библиотекарша качнулась ко мне и крепко обняла, а кобылки стояли и нерешительно, посматривали с неумело скрываемым маслянистым блеском в глазах.

Они не понимали, что я сделал это, только чтобы меня оставили в покое. Не считая этих происшествий, время тянулось спокойно и размеренно, способствуя моей подготовке. И лишь одна мысль постоянно возникала в моей голове "всё идёт по плану".