Переход

Казалось бы - типичная ситуация: брони после смерти попадает на аудиенцию к принцессам Эквестрии, только вот всё пошло не так, как ожидал человек.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Хранители гармонии

Эквестрия хранима могущественной магией Элементов Гармонии, сущности которых ныне воплощены в шести пони. Они защитят свою страну от любой угрозы, будь то утративший разум чародей или сам Повелитель Хаоса. Они – хранители гармонии этого мира. Но кто будет хранить хранителей?

Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Съезд ученых

Немного ворчливый физрук по имени Виллчаир, которому задерживают зарплату, в отчаянии едет на съезд учёных в Кантерлот, чтобы узнать о причинах задержки. Удастся ли ему узнать это или ему помешают обстоятельства?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Сестра Рэдхарт

Вкус лайма

Вечер пятницы. Лаймстоун Пай отправляется в Роквилль — небольшой городок неподалёку от фермы, по делам, и развлечься. Что же, на этот раз, может пойти не так?

Другие пони Лаймстоун Пай

Blue Angels

Соарин живёт по собственно сочинённым правилам, нигде не останавливаясь и ни к кому не привязываясь надолго. Однако рано или поздно появится пони, которая заставит его пересмотреть свои принципы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Спитфайр Сорен Вандерболты

Кто ты, Тень?

На долю Кристальной Империи пришлось немало бедствий за всю её долгую историю, но она пережила все напасти и выстояла. Однако перед лицом новой таинственной угрозы империя оказалась бессильна, ведь враг ударил в её самое уязвимое место.

ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Старлайт Глиммер Санбёрст

Пути домой

Кроссовер вселенных MLP и S.T.A.L.K.E.R. Фанфик нацелен на тех, кто знаком со вселенной S.T.A.L.K.E.R.'а. Так что для адекватного восприятия повествования стоит хотя бы немножко поиграть в эту игру. До второй главы в рассказе пони не будет, увы и ах. Но дальше они гарантированно появятся.

ОС - пони Человеки

Чудовище, которое мы сотворили

Мы вырастили её. Мы обучили её. Мы сотворили из неё богиню. Она рассчиталась с нами.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Принцесса Миаморе Каденца

Левиафан

Принцессы Кантерлота судят низложенного короля алмазных псов, но показания обвиняемого ошеломляют. Если он не врёт — эквестрийцам не стоило вторгаться в его владения.

Другие пони

Горькая утрата

Принц Тьмы был побеждён, и всему миру больше ничего не угрожало. Но какой ценой...Шестеро кобыл ради всех пожертвовали собой и всё из-за другого защитника, отказавшегося сражаться вместе с ними. Теперь его лучшего друга больше нет. На что же он пойдёт, чтобы переписать историю...и спасти её?

Флаттершай Дискорд

Автор рисунка: Stinkehund
Глава пятая - "Бог из машины нашел рояль в кустах" Глава седьмая - "Finita la commedia..."

Глава шестая - "Охотник"

Королевское дело, в первую очередь, подразумевает под собой большое количество бумажной работы. И как правило, правители быстро теряют свою физическую форму, начиная набирать вес. Дабы этого избежать, принцесса Селестия активно участвовала в тренировках стражников. Но это было раньше. Теперь, когда по замку почти постоянно шляется безумный белый ящер, у нее появился целый спектр новых возможностей для поддержания своей формы. Пускай она этого и не просила, но теперь ей зачастую приходилось носиться за драконом, на ходу решая бюрократические дела. Этот, несомненно, полезный навык обязательно ей пригодится в будущем.

Что до принцессы Луны, то после повторной краткосрочной ссылки на свое именное небесное тело в сопровождение собутыльников, та сильно изменилась. Перестала таскать сладости, начала откровенно избегать общения с обеими драконами и стала заметно более нервной, а также чем-то обеспокоенной. Но зато, теперь она стала куда более самостоятельной, решая дела вне замка за Селестию и тем самым избавив ее от части работы. Вообще, принцесса Луна стала более замкнутой, чем когда-либо. Селестия сочла, что это все из-за нахлынувших воспоминаний о своем заточении.

Обычный день солнечной принцессы теперь состоял из данной цепочки действий: проснуться — ужаснуться бардаку — догнать и побить дракона — исправить весь бардак, пока ящер тяжело контужен — уйти спать, предварительно еще раз побив дракона, для профилактики.

Однако сегодня был далеко не обычный день. Начав утренний обход комнат в поисках хаоса, учиненного драконом за ночь, Селестия не нашла ничего, что сделал бы дракон. Ни проломленных стен, ни прилепленных к потолку пьяных стражников, ни прочих разрушений. А из погреба пропала всего пара бутылок. Да и те вежливо попросил Задолбот, а не сам дракон.

Поскольку самого дракона, как и разрушений, в замке не оказалось, принцесса решила сперва проверить наличие штатной работы. Посетив бухгалтера, дипломата и прочих специалистов, она выяснила, что все было уже улажено стараниями Луны, а сама принцесса сейчас отправилась в Клаудсдейл.

Поскольку работы не было, Селестия отправилась в город искать дракона. Принцесса уже успела привыкнуть к круглосуточным эффектным дебошам с погромами, и без этого ей становилось скучно.

Селестия облазила весь город, перездоровалась с каждым жителем, покричала на нажравшегося и все-таки взорвавшего свою повозку Поррга. В конце концов, поиски привели ее в психбольницу. Уж больно насторожили ее вылетающие из окна этого здания бутылки.

Больница, не смотря на опасения Селестии, еще не была разгромлена, но Дебошира она тут все же нашла. Он сидел в отдельной палате вместе с Кешей, Рэйнбоу Дэш и Эпплджек. И ящер, уже на глазах принцессы, съел кровать. Вот просто взял ложку и съел. Как выяснилось, на спор. Эпплджек, посмотрев на это, громко возмутилась, и, поздоровавшись с принцессой, пошла, как она сказала, за проспоренной выпивкой.

— Если я что-то обещаю, то я это гарантированно делаю! Сказал, что сожру кровать, значит, сожру! — крикнул ей вслед Дебошир.

— Я была крайне удивлена тем, что сегодня ты оставил замок в покое и ничего не разрушил, — сообщила Селестия.

— Ах! Так вот, что я забыл сегодня сделать! Извини, радужная, но работа ждет! — спохватился дракон и, выкинув в окно Дэш, которая здесь просто ждала Кешу, потер лапы, уже думая, что бы такое сломать.

— Вот только не надо прямо сейчас. У меня плохое настроение, и бегать долго я тебе сейчас не дам.

— Ой, оно у тебя по умолчанию плохое! Угрызения совести, что ли, спать не давали? — ехидничал ящер.

— Нет. Нечто по моей комнате ходило ночью, а потом в окно сигануло.

— Точно, совесть. Она сбежала от тебя, когда поняла, какой ты тиран.

— Совесть? Не думаю, что совесть похожа на горбатого человека с длинным хвостом. Я ее иначе представляю, — усмехнулась Селестия.

— Эм... что? — в один голос спросили Кеша и Дебошир, дернувшись.

— Я думала, это вы фигней опять маялись. Оно еще металлом блестело, и ноги были похожи на ваши задние по строению. Это не ваших лап дело?

В комнате воцарилась тишина. Драконы, выглядя весьма встревоженными, сильно задумались. А потом Дебошир спросил принцессу:

— Это точно не был сон, или, быть может, тебе просто померещилось?

— Не-а. А что такое? — беспокойство дракона начало передаваться Селестии.

— Что такое? Можешь радоваться, я, возможно, по уши в дерьме. Когда точно ты его видела?

— Насколько помню, семь ночи. Ты знаешь, что это было?

— Да. Кеша, проверь еще раз все радиочастоты, — обратился дракон к собрату.

— Я непрерывно проверяю. Ничего не вижу, — пробурчал робот.

— И не врет ведь. Может, эта тварь без связи? — задумался Дебошир.

— О чем вы вообще говорите? — принцесса откровенно не понимала происходящего.

— Если ты не ошибаешься, то за нами прислали охотника за головами, и он шляется где-то по окрестностям.

— И что теперь?

— Мы на всякий случай полетаем тут кругами и поищем его. Может, прибьем в лесу по-тихому... если сможем. А если нет, то тебе придется выгнать всех из замка, ведь там нам будет воевать проще всего. Ему нужны, скорее всего, только мы, раз он тебя не тронул. Они не трогают тех, кто им не нужен.

— Что, все настолько серьезно? — удивилась Селестия словам дракона, которые звучали как никогда убедительно. Потом принцесса вопросительно посмотрела на Кешу. Уж ему она больше доверяла.

— Да, — подтвердил опасения Дебошира робот.

— Видишь, насколько все серьезно? Кеша вон даже новое слово выучил!

Оставив принцессу наедине с мыслями, драконы быстро ретировались. Селестия осторожно последовала за ними, надеялась услышать хохот Дебошира. Но драконы, молча выйдя из больницы, поднялись в воздух и начали летать по кругу с постепенно увеличивающимся диаметром в поисках мистического охотника.

Принцесса направилась в замок, где заняла место на балконе в своих покоях, наблюдая за тем, как драконы методично летают над местностью, отдаляясь все дальше и дальше.

Прошел час томительного ожидая. Потом еще один. Далее Селестия потеряла счет времени просто ожидая того момента, когда вся эта, вероятно, надуманная паника закончиться.

К ней на балкон прилетела Рэйнбоу Дэш и сразу поинтересовалась у принцессы:

— Я слышала ваш разговор. Неужели что-то опасное пришло?

Словно в ответ на ее слова, над замком со свистом пролетел Кеша. И, судя по всему, далеко не в лучшем состоянии. Левый двигатель сильно дымил, а в теле были отчетливо видно несколько сквозных ранений приличного диаметра.

— Видимо, более чем, — видя, что ее опасения не были напрасными, ответила пегаске Селестия.

Робот попытался сесть неподалеку от замка, но во время снижения дымящийся двигатель взорвался, разорвав в пух и прах все крыло целиком, и робот камнем упал на землю, оставив за собой глубокую траншею. На месте падения образовалась обширная дымовая завеса.

Селестия и Дэш переглянулись и полетели к упавшему роботу. К тому моменту, когда они добрались до него, дым уже рассеялся, и стало видно, что робот весьма далек от нормального состояния.

Из ранений шел слабый дым, левая передняя лапа, на которую пришелся основной удар от падения, оказалась полностью разрушена, и робот не двигался.

— Кеша?! — вскрикнула Дэш, подходя к голове робота.

Глаз все еще светился и, посмотрев на пегаску, робот произнес:

— Целостность внутреннего каркаса не была нарушена. Я в относительном порядке, но полностью утратил способность к передвижению.

— Что произошло? — поинтересовалась Селестия, осматривая на раны робота. Его изрешетило какое-то оружие, словно раскаленным ножом потыкали в масло.

— Меня сбил тот охотник.

— А где он?

— Был в одном из лесов. Дебошир попытается с ним раз... поправка. Дебошир возвращается, поскольку охотник оказался слишком опасен для боя на открытой местности. Сам охотник следует за ним. Утащи меня куда-нибудь отсюда. Спрячь всех находящихся в замке и спрячься сама. Дебошир ведет его туда убивать.

Селестия потащила то, что осталось от робота, в замок при помощи телекинеза. Для того, чтобы перетащить обычными силами эту тушу, понадобилась бы тяжелая строительная техника. Всю дорогу робота сопровождала пегаска, явно обеспокоенная происходящим.

Принцесса занесла робота в свои покои и закрылась там вместе с Рэйнбоу Дэш. Замок, согласно совету Дебошира, был пуст. Кеша, оказавшись на полу, создал, видимо, сохранившим полную функциональность глазом небольшой браслет и малый металлический шарик, прокомментировав это следующим образом:

— Думаю, вам будет интересно понаблюдать за происходящим. Я отключаюсь для саморемонта.

После этих слов глаз робота потух, а внутри туши начало что-то щелкать и жужжать, и было заметно, как его тело начало медленно восстанавливаться и отращивать утраченные части.

Селестия подобрала браслет и шарик, не понимая, что с этим делать. Видя это, к ней подошла Рэйнбоу. Ей были знакомы эти вещи. Она надела браслет на копыто и шарик самостоятельно поднялся над землей, управляемый силой мысли Рэймбоу. Этот маленький летающий робот открыл свой глаз-камеру, и браслет начал проецировать голографический экран, который показывал, что видит этот робот.

Принцесса и пегаска устроились на кровати, а шарик улетел в окно, которое было за ним надежно закрыто. Теперь этот маленький робот стал единственным, кто поставлял им свежую информацию о происходящем снаружи. После возвращения Кеши уже не хотелось находиться там, видя, что стало с, казалось бы, непробиваемым роботом.

Зависнув достаточно высоко, летающий наблюдатель ждал возвращения Дебошира. Тот не заставил себя долго ждать и уже летел тем же самым курсом, которым двигался Кеша. И он тоже был поврежден. Оба его двигателя дымились, в теле было несколько небольших пробоин, а лопасти, хоть и погнулись, но продолжали работать.

В отличии от робота, он совершил стандартную посадку прямо у оставленных открытыми ворот замка, где ненадолго прилег, заживляя раны. Стоило ему это закончить, как стало видно, что к замку приближается то самое человекоподобное создание.

Оно имело черную, блестящую окраску, описанные Селестией ноги, позволяющие передвигаться с высокой скоростью, и длинный хвост. Руки были идентичны человеческим, а горб, который видела принцесса, был на самом деле орудием на спине, которое сейчас смотрело вперед, готовое к стрельбе. Это и был тот самый охотник.

Черный долго не церемонился и вышел дракону прямо в лоб, сразу начав стрелять из пушки, но не решаясь приблизиться. Стреляло орудие высокомощными сгустками энергии, которые долетали до дракона и разбивались впустую об энергетический щит Дебошира. С первым попадание из под рогов дракона пошел белый пар от работы системы охлаждения. Дракон не пытался отстреливаться и уходил вглубь замка, заманивая туда охотника.

Когда тот потерял из виду свою цель, то начал медленно подходить к дверям. Вскоре он скрылся в замке, и наблюдатель последовал за ним. Внутри уже дракон начал вести огонь. Но роботу это было не особо страшно, поскольку тот немыслимым образом просто уворачивался от огня дракона, не имевшего достаточную скорость полета снарядов. Однако не все было так радужно для охотника, ведь снаряды, достигнув максимально возможной близости с целью, разрывались слегка повреждая его броню.

Непрерывно отступая и отстреливаясь, дракон вел охотника в актовый зал. Черный лишь изредка постреливал из-за обстрела, не нанося урона дракона.

И вот Дебошир довел робота до актового зала, где стрельба ненадолго прекратилась, поскольку охотник не решался войти в тесноватый для ведения полноценного боя зал. Видимо, он был больше рассчитан на то, чтобы стрелять издали. Но и бегать дальше по коридорам он, видимо, тоже не хотел, поскольку вскоре вошел за драконом.

Минуту они ходили кругами без стрельбы, словно оценивая друг друга, а потом начался бой. Первым открыл огонь дракон, заставив робота вновь уворачиваться и получать легкие повреждения, но, тем не менее, охотник тоже стал стрелять.

Более активная стрельба своего противника отразилась на Дебошире. Снизился темп его стрельбы, а дым из-под рогов постепенно окрашивался в красный. Медленно, но верно, инициатива переходила в руки охотника. В какой-то момент дракон полностью перестал стрелять, лишь принимая щитом заметно участившиеся снаряды. Из-за своих размеров уворачиваться у него не получалось, и робот загонял явно проигрывающего дракона в угол зала, подходя все ближе.

Дебошир сменил режим системы охлаждения, и дым окрасился в черный. А из спины начала непрерывно выходить под давлением кипящая кровь, позволив сбросить температуру и продолжить стрелять, а также сохранить работоспособность щита.

От резкой смены обстановки робот получил более серьезные повреждения, не ожидая ответного огня. Это отрицательно сказалось на скорости его маневров. Но запас крови в теле дракона не был бесконечным, и ящер, потеряв былую скорость передвижения, был быстро вновь загнан в угол и вместо крови теперь из отверстий на спине выходил черный дым.

Охотник, видя вялость дракона, стал заметно смелее и подходил все ближе, уверенный в своей скорой победе. Вот уже пал щит дракона, и его броня начала получать повреждения. Пряча голову, он отвернулся от охотника.

Робот только этого и ждал, чтобы кинуться в ближний бой. Поскольку броня робота уже была заметно повреждена, ему было необходимо уничтожить дракона прямо сейчас, прежде, чем тот охладиться и сможет вновь оказать сопротивление. Уж броня-то у него была покрепче, чем у Кеши. Для быстрой расправы наспинное оружие трансформировалось в высокомощный излучатель, который выпускал короткий, но мощный луч способный в момент прожечь дракона насквозь.

Робот оказался уже совсем близко и, собрав остатки сил, Дебошир крайне быстро развернулся, собираясь вступить в кратковременный ближний бой. А кратковременный, потому что у него был один крайне весомый аргумент. Колоссальной мощности заряд в своей пасти. И его голова с этим зарядом с размаху врезалась в бок не успевшего среагировать робота, вызвав мощный взрыв, который разорвал голову дракона и уничтожил его шею до основания. Охотник же был отброшен на несколько метров, и в его боку теперь зияла крупная дыра, из которой шло слабое свечение его энергоядра, а сам робот утратил всякую манерность, едва двигаясь из-за повреждений.

Что до Дебошира, то тот, лишившись головы, был живее все живых. Видимо, мозга у него в черепной коробке точно не было. Более того, отсутствие головы не мешало ему ориентироваться в пространстве, и он накинулся на поврежденного, даже не успевшего встать охотника. Дракон врезал кулаком по более ничем не защищенному энергоядру. Робот в момент обмяк, и свет начал быстро усиливаться. Начался распад ядра.

Дебошир не попытался уйти от охотника, который должен был вот-вот взорваться, а начал отрывать ему голову. Судя по всему, ему это далось крайне тяжело, но дело было сделано. Голова робота была в его лапе, и он выбросил ее в окно за мгновенье до взрыва.

От этого взрыва был уничтожен и робот-наблюдатель, находившийся в этот момент на другой стороне зала, а его силу можно было почувствовать даже в покоях Селестии.

Принцесса и пегаска вскочили, бросившись к актовому залу. Вот только от зала мало что осталось. От взрыва обрушился потолок, разрушились стены, всюду валялись мелкие ошметки дракона и еще более мелкие обломки охотника. Вдобавок, все было залито до сих пор кипящей кровью дракона, а сам он был в углу уцелевшей стены отброшенный взрывом. И от него также мало что осталось, теперь он представлял из себя лишь ужасно изуродованный обрубок без лап, крыльев и большей части хвоста.

— Боже мой… — ужаснулась Рэйнбоу Дэш, не в силах пошевелиться. Ее шокированное выражение морды еще больше усугубилось тем, что этот изуродованный корпус двигался. Дебошир был все еще жив.

— Ну само собой, ты так просто бы не умер, — робко усмехнулась Селестия.

Отправив пегаску куда подальше, Селестия начала самостоятельно восстанавливать разрушения. Вскоре пришел Кеша, в первую очередь занявшийся восстановлением Дебошира. Его глаз делал это довольно быстро, ведь сама модель этого робота как раз и была рассчитана на ремонт. Закончив восстановление дракона, он помог Селестии устранить последствия боя.

Когда дело было сделано, принцесса устало села на новый стул в этом зале, а Кеша принял сидячую позу. Дебошир побежал куда-то и быстро вернулся с головой робота, гордо поставив ее на сцену. Селестия со смешком спросила дракона:

— Зачем ты притащил его голову? Хочешь похвастаться трофеем? Ладно, молодец. Это действительно похвально.

— Должен же я узнать, от кого он пришел, когда и зачем! — отмахнулся от принцессы Дебошир.

Ящер покопался в основании головы, что-то активно нащупывая. Нащупав искомое, он отбросил кисть, и образовавшийся обрубок с размаху подключил к голове. Потом он надолго завис. Отвиснув, он с серьезным видом брезгливо отбросил голову в сторону и вернул свою кисть на место, после чего обратился к Селестии:

— Помнишь, я говорил про дерьмо?

— Да, — непонимающее спросила принцесса.

— Так теперь нас им просто завалит, большо-о-ой такой горочкой с вишенкой на вершине.

Селестия не понимала, что может быть хуже произошедшего, и молча ожидала новых слов дракона.

— Сюда летит целый звездный флот, который и отправил этого гаденыша сюда. И он будет здесь через двадцать семь часов. Кеша, сообщи через свой спецканал Блейку и скажи ему, что если он, сволочь такая, ничего не придумает, то лететь, возможно, будет незачем, — обратился он к Кеше.

— И кто же такой Блейк? — поинтересовалась принцесса.

— Кто он? Он просто сволочь. И, раз уж конец близок, предлагаю устроить грандиозный банкет! — расплывшись в безумной улыбке, произнес Дебошир.

— Тут, похоже, намечается конец света, а тебе лишь бы напиться, — хлопнула себя по лбу Селестия.

— Так в любом случае, последний раз гуляем! Нужно, чтобы это было действительно грандиозно! — не утрачивал жизнерадостности дракон.

— Ну тут хотя бы повод уже нашел, — хихикнула сквозь копыто принцесса.

— Вот и отлично! Готовься! Даю тебе тридцать минут на подготовку обороны! — оповестил Селестию о своих планах Дебошир и кинулся прочь из зала.

Принцесса решила не терять ни минуты отведенного ей времени и начала собираться стражников в замке в большую армию, с помощью которой намеревалась гоняться за драконом. Устроив засаду в тронном зале, а также кухне, Селестия начала ждать вторжения.

Прошли полчаса, но дракон не объявился. Потом еще полчаса, и принцесса начала думать, что дракон ее просто обманул. Но потом произошло то, чего она совершенно не ожидала.

Ее в мгновение ока по голову завалили бумаги, которые, видимо, отправил Спайк. Высунувшись из этого макулатурного захоронения с первым попавшимся в зубы листком, принцесса посмотрела на каракули, а потом в ужасе вскочила и начала носиться по замку, вновь собирая уже разошедшихся стражников. Дракон сдержал свое слово, но вот только полем боя он выбрал не замок, а Понивиль.

В спешке прибыв на место, Селестии и стражникам первым делом на глаза попалась поваленная на бок мощным взрывом библиотека Твайлайт, на которой плясала приличная группа пони. Возле ствола была навалена куча продовольствия и различной выпивки, судя по всему, собранная со всего городка, которую активно уничтожала также собранная со всего городка толпа пони. Самих драконов, явно учинивших этот погром, видно не было.

Смотря на полный провал операции по контролируемому хаосу, Селестия отпустила стражников восвояси, но те вместо того, чтобы отправиться обратно в замок, присоединились к обжираловке.

Среди толпы особенно выделялась Пинки Пай, напялившая свой очередной безумный костюмчик, и, увидев принцессу, розовая пони кинулась к ней, радостно махая копытами, и выкрикнула:

— Вечеринка!

— Пинки, а где драконы? — поинтересовалась Селестия.

— Какие драконы? — удивилась розовая пони

— Белые, бесстрашные и, вероятно, очень пьяные. Они ведь устроили этот балаган?

— Они? Нет! Я сама все это организовала! Присоединяйтесь! — пыталась переманить на свою сторону пони.

Принцесса крайне удивленно посмотрела на Пинки, потом перевела взор на творящийся вокруг на триста шестьдесят градусов хаос и отправилась искать пропавших драконов. Ей удалось найти их, лишь крайне тщательно обследовав окружающий бардак. Ящеры совершенно спокойно сидели с другой стороны библиотеки, собрав вокруг себя небольшую группу пони, вероятно, свалившихся с дерево от своих плясок. Кеша, в свойственной ему манере, застыл как статуя, а вот Дебошир ожесточенно сражался на высокоградусном фронте.

Селестия уселась возле него и, вопросительно посмотрев, спросила:

— Ну, и что тут вообще произошло? Неужели ты остался не у дел?

— В общем, прилетаю я сюда и собираюсь устроить пьяную оргию, а тут эта мечта наркомана взрывает вместе с Порргом дерево, крадет мою выпивку и говорит, что это она должна устроить вечеринку, а не какая-то там белоснежка в доспехах! Ты представляешь? — возмущению Дебошира не было предела. Видимо, Пинки Пай его сильно унизила.

— Твой психоз определенно заразен. Интересно, что будет с Твайлайт, когда... — начала строить догадки принцесса, но ее перебил крайне возмущенный вопль единорожки, едва успевшей прибежать из леса.

— Мой дом?! Пинки Пай?! Принцесса Селестия?! — уже начинала переходить на ультразвук Твайлайт Спаркл.

Селестия, уловив на себе взгляд необычайно мало понимающей сейчас единорожожки, вздохнула:

— … а впрочем, уже неважно. Дай сюда. — а потом, отобрав бутылку у Дебошира, залпом всю ее осушила.

Дракон, лишенный выпивки, решил поинтересоваться, где его ближайший родственник среди местных:

— Эй, а куда делся твой фиолетовый покемон? — спросил он у единорожки.

— Спайк? Я его потеряла... Черт! Что за день-то такой! – Твайлайт, еще пуще взвыв, бросилась обратно в лес, забыв обо всем.

Похохотав над расторопной единорожкой, Дебошир схватил Селестию и перекинул ее через ствол библиотеки, дабы не мешала ему тут спокойно надираться. Послышался грохот, всплеск и восторженные крики. Посмотрев на место падения, дракон гордо ударил себя в грудь, увидев, что Селестия упала прямо в только что открытую бочку сидра. Принцесса, поняв, где находиться, лишь нырнула внутрь, полностью скрывшись под выпивкой. Ее, видимо, все уже устраивало.

Дебошир натаскал побольше выпивки и просто напивался, пытаясь периодически споить Кешу, с нулевым результатом.

Это была вечеринка Пинки Пай, на которой сама розовая пони каким-то образом оказалась сразу под градусом и с передозировкой кофеина, в результате чего Селестией были приняты экстренные меры по ее задержанию и постановление на содержание как особо опасного субъекта. А точнее, ее на всякий случай связали и запихнули подальше. И после того, как кровавая гребня забрала активистку, вечеринка начала постепенно угасать.

Но на этот случай тут был Дебошир, и событие развернулось как нельзя лучше. Вернулся Спайк с Твайлайт, и они явно были чем-то сильно напуганы.

— П-о-м-о-г-и-т-е! — орал дракончик, прижавшись к Дебоширу, вероятно, считая его куда более могущественным, чем Селестия, которая отважно боролась с ордами мух, витающих над принцессой в ее личной бочке.

Дракон брезгливо оттолкнул Спайка от себя и самодовольно произнес:

— Эй! Я тебе не брат. И обнимашки не люблю. И тебя, впрочем, тоже.

— Там разъяренные драконы! — выкрикнула уже Твайлайт где-то в толпе.

— А мы, по-твоему, тогда кто? — возмутился Дебошир.

В ответ на его слова стало слышно, как сюда идет что-то тяжелое, и явно не одно. Трещали деревья, хрустели кусты, и вот до толпы замолчавших пони донесся возмущенный грубый голос:

— Где там этот сопляк с лошадью?! Ух ты… — толпе показалась наглая морда внушительного дракона в сопровождение группы крылатых ящериц поменьше.

Незваные гости, представляющие собою местных драконов, были крайне удивлены Кешей и Дебоширом. Как, собственно, и сами белые драконы. Однако Дебошир явно не планировал дружескую встречу крылатой братии и, ехидно оскалившись, вскочил на поваленный ствол дерева и заявил:

— Пьяная гвардия! У нас тут куча незваных ртов, которые хотят отнять наше бухло! Нужно их остановить!

— В атаку, кавалерия! — вякнула пьяная Селестия где-то в толпе.

Это подействовало на толпу пони довольно сильно. Те, забыв, что бояться драконов, с диким ревом и похватав все, что было под копытом, кинулись на ящеров. Драконы такого напора не ожидали. Особенно не ожидал самый крупный из них, что на него кинется Кеша и ударами своих тяжеленных лап погрузит ящера в такое смятение, из которого без посторонней помощи явно не выбраться.

Где-то в толпе раздался пьяный, но полный восхищения вопль Поррга:

— МОРДОБОЙ!

Этот крупный пони пронесся через весь бой с шашкой на перевес. Но не кавалерийской шашкой. Он бежал с горящей шашкой динамита, видимо, намереваясь сделать одного из драконов безбашенным. Однако его план провалился, когда незамеченный им ящер сильно хлестнул хвостом, и шашка просто улетела вверх.

Лишившись своего оружия, Поррг отступил и придумал кое-что более жесткое. Поскольку тут была куча выпивки и рваной одежды, он нашел всему этому применение, начав кидаться коктейлями Молотова.

Дебошир, решив, что ему тоже нужно какой-то крутой огненный снаряд, схватил Селестию и, навешав пощечин, швырнул ее в какого-то дракона, которого принцесса тут отравила Дебоширу.

Дракон, имея превосходство в габаритах, думал, что собьет белобрысого с легкостью, но когда ящер влетел в Дебошира, то ничего кроме сильной боли, не получил. Белый, даже не пошатнувшись, посмотрел на вопросительно смотрящего собрата и проорал ему в уши:

— ЖРИ МЕТАЛЛ! ЖРИ БЕТОН! БУДЬ ДРАКОНОМ-МУЖИКОМ! — потом он затащил подавленного ящера за дерево и стал там громко мутузить.

Непрошеные драконы явно не ожидали столько безрассудного и безумного сопротивления со стороны "жалких лошадок". А то, что среди них оказались два совершенно не знакомых типа драконов, повергло их в еще больший шок, заставив ретироваться довольно быстро. Особенно сильно на это повлиял Кеша, на которого накинулись сразу пятеро. Они его облепили и не давали ударить, но ящеров сильно подавила полная неуязвимость для них Кешы, полностью их деморализовав.

Дебошир не мог не воспользоваться возможностью крикнуть что-нибудь в след удирающим рептилиям:

— И не забывайте нас рекламировать!

Полгорода в руинах, везде огонь, тут и там валяются надравшиеся в вдребезги, и прочие состояния пони, а все потому, что в ходе битвы никто не следил за Пинки Пай. Она вырвалась всего на пару минут, устроив чудовищные разрушения, но была загнана обратно в пределы своих протоколов содержания.

В сознании оставались лишь Селестия, Дебошир, Кеша, Эпплджек и Поррг. Их силами была восстановлена большая часть городка, за исключением библиотеки, возле которой был разведен костер из древесины этого дерева, и выжившие устроили собрание алкоголиков, в ходе которого Поррг озвучил новое предложение:

— ВРЕМЯ ДЛЯ БЕЗБАШЕННЫХ ИСТОРИЙ!

— Я знаю! – тут же подняла копыто Эпплджек.

— И Я ЗНАЮ, ЧТО ТЫ НИ #@$%@ НЕ ЗНАЕШЬ! Я НАЧНУ! ТАК ВОТ…

Оскорбленная Порргом яблочная пони сразу лягнула копытами обидчика, да так, что тот влетел в ствол дерева и сразу отключился, после чего произнесла:

— И-и-и благодаря этой совершенно безбашенно короткой истории мы знаем, кто и как укладывает мистера Поррга спать. Выпьем же за это! — Эпплджек подняла кружку с сидром.

Похохотав, собутыльники поддержали пони. Но кружка сидра для них была маловата, поэтому они вновь взялись за бутылки с пойлом покрепче.

Их продолжение банкета прервала Рэйнбоу Дэш, которая, явно побыв достаточное время на вечеринке, притащила сюда желтую пегаску Флаттершай. Правда, о том, что она желтая, было довольно трудно догадаться из-за того, что при виде драконов и царящего вокруг погрома та сильно побледнела.

— Не бойся ты. Они хорошие. Вот, поздоровайся, это Кеша, — приговаривала Дэш, толкая пегаску вперед и падая на землю.

— З-д-р-р-р… — пыталась выдавать из себя желтая.

— Кеш, не видишь, она стесняется. Улыбнись что ли как-нибудь, — пихнул в бок робота Дебошир.

Ну, Кеша и улыбнулся. Своей чудовищно жуткой фирменной улыбкой. Реакция пегаски была довольно предсказуема. С невероятной для такого робкого создания скоростью Флатершай устремилась прочь, к своему домику, похоже, обгоняя даже сам свет и снося все препятствия на своем пути.

Всех присутствующих это шокировало, и в тишине, нарушаемой лишь храпом Рэйнбоу, дракон тихо похвалил робота:

— Кеша, слушай. Это ведь, наверное, какой-нибудь рекорд, — в его голосе явно были слышны нотки настоящего восхищения пегаской.

Теперь робот решил нарушить воцарившуюся тишину:

— Дабы разрядить обстановку, я расскажу историю. Когда-то, давным-давно, когда я только-только познакомился с Дебоширом и не имел ни малейшего его доверия, а также какого-либо опыта, тот меня назначил ответственным за уборку его курятника…

Дебошир прервал рассказ робота, хлопнув того по лбу, и громко возмутился:

— Да откуда ты откопал этот бред в своей восьмибитной памяти?

— А вот моя… — попыталась начать Селестия, но ее прервал внезапно очнувшийся Поррг.

— УЖЕ ОТСТОЙ #@$%@! — прогорланил пони.

— Я в тебя сейчас автоматический запикиватель запихну, — пригрозился Кеша.

— МНЕ? ДАВАЙ! – однако, робот не ожидал подобной реакции пони.

Впрочем, Кеша не из тех, кто медлит. Быстро создав какое-то шарообразное устройство, он закинул его в глотку оравшему Порргу. Тот сперва подавился, а потом произнес:

— ОНО ВООБЩЕ *ПИП* РАБОТАЕТ? ДА ЭТО ПРОСТО *Пи-и-и-и-и-ип* КАК ОХРЕНЕННО!

— Теперь ты не Поррг, а Пикачу, — пустился в хохот Дебошир.

— ИДИ *Пи-и-и-и-п*! — пикнул пони.

Теперь уже все пустились в хохот, который в какой-то момент нарушил совладавший с собой дракон. Он обращался к Селестии:

— А помнишь, как я к твоим накопытникам пищалки приделал, и ты потом ходила перед птицекошками с невозмутимым видом?

— За что ты потом был наряжен балериной и висел у меня под потолком, — продолжила Селестия.

— И когда ты спала, я на тебя шлепнулся и всю обслюнявил, — клацнул зубами довольный ящер.

— Мерзавец! Я сутки воняла. Ты вообще зубы чистишь?

— А нафига? Они отрастают! — ехидно оскалился Дебошир.

— Жаль, что мозги у тебя не отрастают, — не осталась в долгу Селестия.

— А вот уже интересно. Ну-ка, расскажите, как вы там развлекались! — подала голос Эплджек.

— ЕСЛИ ОНИ ВСЕ РАССКАЖУТ, ТО ТВОИ УШИ ПОТЕРЯЮТ ДЕВСТВЕННОСТЬ! — рявкнул Поррг на ухо яблочной пони и получил крепкую пощечину.

— Фу! Все было не настолько плохо! — покривилась Селестия.

— Да почему нет. Или ты отрицаешь интимную связь между нашими мозгами? — смутился Дебошир.

— Хватит об этом! Или мне еще рез тебя связанным в детский сад отдать? Помнишь, как тебя изрисовали с рогов до хвоста? Был как клоун, что тебе довольно-таки шло.

— Это еще фигня! Ты меня потом за это наказание еще раз наказала. Только такой тиран, как ты, будет наказывать за наказание! У меня из-за этого была тяжелая депрессия!

— Спиртным, небось, отмывался? Внутривенно? Несло так, что стражники от одного запаха падали в обморок.

— Да твои стражники вообще отделанная тема. Любого пинка боятся и падают от чиха.

— Да! Потому что таких ползучих гадов не было испокон веков!

— Я не ползучий! Я летающий! И я не гад, а чудовище! — обиженно поправил дракон.

— Крылья оторвать, и эволюционируешь обратно к ползучим хомячкам. И летать будешь только на батуте, — сказала Селестия и захохотала.

К их беседе присоединился неведомо откуда взявшейся Задолбот.

— О нет! Я все пропустил! — вякнул колобок.

— Вот только мелкому не наливайте. А то его совсем разнесет, — опасливо покосилась на колобка Эпплджек.

— От счастья, — добавила Селестия.

— Кто-то сказал «счастье»?! — подпрыгнул круглый беляш.

— Да. И знаешь где оно? Во-о-он в том направлении, — показал в сторону ближайшей стены Дебошир.

— Счастье! Радость! Дружба! — именно с таким словами Задолбот разогнался и влетел в стену. Вернее, вкатился. Правда, стена не пострадала, и теперь робот, отключившись, катался по окрестностям как простой мячик.

— Ха-ха! Полоумное создание, — дракон был доволен своим гениальным планом.

— Весь в тебя, — съехидничал, как ни странно, Кеша.

— Так! Ты, вон, вообще произошел из рода летающих кирпичей, — в ответ огрызнулся Дебошир.

— В отличии от тебя, кирпич имеет больший интеллектуальный потенциал, — не сдавался Кеша.

— Что?! — глаза дракона заметно округлились от такого заявления.

Такая перепалка сильно насмешила Эпплджек, которая за время вечеринки успела порядком наслушаться рассказов Селестии о драконе. Собственно, принцесса тоже хохотала. Но, увидев притихших драконов, принцесса остановилась и произнесла:

— Вы продолжайте-продолжайте. А еще, кстати, он цыплят боится. Наверное, в детстве птичьим гриппом переболел.

— Эй! Я не могу сражаться на два фронта! — возмутился Дебошир.

— Разумеется. Ведь твой органический мозг настолько малый и низкокалорийный, что он полностью стерилен от погибших из-за голода бактерий, — еще сильнее унизил дракона Кеша.

— Точно потом тебя отформатирую. Предатель! — Дебошир обиженно сложил лапы на груди.

— Так Кеша еще и предатель? А кто тебя постоянно вытаскивал из проблем? — возмутилась Селестия клевете на добропорядочного робота.

— И когда же это было? Я гениальный злодей, способный сам себя вытащить! Всегда! — отмахнулся дракон.

— Допустим, когда стражники облили тебя валерьянкой и в кошачий цирк закинули.

— Так это было в кайф! Я долгие годы не тискал кошек! А тут сразу столько счастья! — непонимающе вновь возмутился Дебошир.

— Вот поэтому он тебя и вытащил, ведь сам ты не хотел оттуда выбираться!

— Я прекрасно знаю чувство меры!

От этого заявления Дебошира наступила пауза, в течении которой хоть какие-то звуки издавал только костер. Потом Селестия помахала дракону за спину, произнеся:

— Обернись.

Дебошир покорно обернулся. Прямо за драконом стояла огромная гора пустых бутылок, выпитых Дебоширом единолично. Поглазев на это немного, ящер непонимающе спросил принцессу:

— Ну и что?

— Это, по твоему, чувство меры? Ты выпил целый погреб! — развела копытами Селестия.

— Ну и что? Сама не помнишь, как закрылась в своем винном погребе и пьянствовала там трое суток, дабы мне не досталась новая партия?

— Вот этого не было, — удивилась принцесса.

— Было, — подал голос Кеша.

— А я тебя, окаянную, еще и выхаживал! От тебя даже твоя сестрица шарахалась! Никакой благодарности, — обиделся на беспамятство принцессы Дебошир.

— А! Вот это я помню! По-твоему, надеть мне на голову кастрюлю и греметь по ней лапами, пока я не вырубилась — это ухаживание? — возмутилась Селестия.

— Это старый, проверенный на подопытной ящерице метод. И только он смог тебя утихомирить. Ты же еще Луну пыталась сжечь, с криком "Темных на костер! Эквестрия для светлых!".

— На какой еще ящерице? На той самой, наглой и бесстрашной, которая у тебя в голове устраивает пьянки с тараканами? — ехидно заявила принцесса.

— Да! — подтвердил Дебошир слова Селестии.

Принцессу вновь бросило в смех, и ее хохот раздосадовал дракона. Дебошир произнес:

— А чего смеешься? Если моя методика воспитания смогла и тебя утихомирить, то и ты такая же!

— Я принцесса, а ты… — собралась было назвать как-то по особенному Дебошира Селестия, но ее перебил Поррг.

— АЛКОТА *П-и-и-и-и-п»! — прогорланил пони.

— Ой, кто бы говорил! Сам надрался до состояния хамелеона! — махнул на пони дракон. Тот действительно был разноцветным.

— ЭТО ПОТОМУ, ЧТО Я БЕЗБАШЕННЫЙ! ВАУ-ВАУ-ПАУ-ТЫЩ-ТЫЩ! — крикнул Поррг, начав играть на воображаемой гитаре.

— Ты это называешь безбашенностью?! Вот что значит безбашенность! — прокричал Дебошир, отрывая себе голову и кидая ее в довольного пони.

Даже столько безбашенный пони, как Поррг, такого вызова не ожидал, и поскольку голова еще брызгала кровью, а также продолжала злобно хохотать, то пони в ужасе удрал куда подальше. Схожим образом поступила и Эпплджек, только она выбрала иной способ удаления от Дебошира. Не физический, а духовный. Другими словами, она потеряла сознание.

— Даже мистер Поррг и Эпплджек в шоке от того, что у тебя мозгов в голове совсем не осталось, — воспользовалась возможностью поехидничать принцесса, пока Дебошир приделывал свою голову обратно.

— Да они просто в шоке от того, что я действительно безбашенный! — произнес дракон, поставив свою голову на место.

— И почему это, кстати, так? — заинтересовалась Селестия.

— Ну, видишь ли, мозги в голове — это ни хрена не круто. Поэтому они у меня в другом месте, — развел лапами Дебошир.

— Я даже догадываюсь, в каком, — прищурилась принцесса.

— Можете даже не сомневаться в своей правоте, — произнес Кеша.

— А знаете, кому это все убирать? Явно не нам, поскольку это не мы устроили, — потер лапы Дебошир, собираясь уже сваливать отсюда.

— Я принцесса, и… — гордо подняла копыто Селестия.

— ...и-и-и у тебя есть специально дрессированные дрессировщики дрессированных дрессировщиками строителей? — закончил за нее Дебошир своей неимоверно глупой фразой.

— Да... нет! Что за бред генерирует твой язык? — даже Селестия удивилась подобной тупости.

— Ты еще не знаешь, какой бред я могу создавать своими рука… — вытянул вперед лапы дракон.

— Но у тебя лапы, — поправил дракона робот.

— Это когда-то была моя рука, так что я могу называть это, как хочу! — огрызнулся на робота дракон.

— Но… — вновь пытался прибегнуть к поправкам Кеша.

— Так! Пошли вон! Оба! Мне еще и убирать здесь! — их распри прекратила Селестия, разогнав драконов. Те, впрочем, особо и не сопротивлялись.

— Я могу помочь! — подкатился к принцессе Задолбот.

— Сгинь! — огрызнулась на него Селестия.

— Есть! — отдав честь, колобок укатился в неизвестном направлении.

Селестия молча осмотрела весь погром, примерно оценивая объемы работ, после чего посмотрела вслед уже улетающим драконам и задумчиво произнесла:

— Ну, по крайней мере, с ним было весело...