Мертвая птица

Поразительная находка под Курящей Горой в корне изменила жизнь Твайлайт Спаркл на целый месяц...

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Одиннадцать минут

Небольшая хронология жизни Дежурного космического корабля.

Другие пони

Клопфик, названия к которому мы не придумали

Чем двое дурных и скучающих магов могут заняться после работы? Узнать из первых уст, правду ли пишут в некоторых фанфиках. И, казалось бы, причем тут пони?..

Трикси, Великая и Могучая Человеки

Свобода в стабильности

Одной милой кобылке пришлось преодолеть один из своих самых больших страхов в жизни, чтобы, наконец, прикоснуться к мечте.

Эплджек ОС - пони

Колебания маятника

Что мы знаем о возможных допустимых вероятностях? Лишь то, что они случаются внезапно, спонтанно и имеют множество неразгаданных тайн. Человек, отчаявшийся найти в мире справедливость, способен на многое, но именно с ним играет Его Величество Случай. Что сулит попадание чужака в другой мир, где даже еда несъедобна? Как можно выжить в чужом окружении? Возможно ли вернуться назад и так ли хочется это делать? Как остаться в мире, если от этого будет зависеть чужая и своя жизни?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони Шайнинг Армор

Не всегда выбирают нас ("Hold on, little pony!" - "Держись, поняша")

Через несколько лет после событий сериала. Молодая поняша по имени Мэг попадает в неприятную ситуацию, и её жизнь разворачивается на 180 градусов. Пути назад нет, шансов, что всё будет как прежде – тоже. Но куда-то ведь двигаться надо.

Рэйнбоу Дэш Другие пони ОС - пони

На исходе Эпохи

Что, если все, за что ты сражался, окажется блефом?

Творчество для себя... и для других

Рейнбоу Дэш обожает истории про Дэринг Ду. Но что за история скрывается за самим автором?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Дэринг Ду

Что?

Итак, Твайлайт Спаркл превратились в маленькую кучку пепла. Ваши действия?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Эплджек Спайк

За Горизонтом

Что бывает, когда в простой жизни брата и сестры появляется кто-то, решивший взять всё в свои копыта, игнорируя понятие морали? Что бывает, когда мирная и привычная жизнь насильно обрывается, заменяясь навязанными идеалами других?

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Дерпи Хувз Лира ОС - пони Доктор Хувз

Автор рисунка: aJVL
Глава 13: Горизонт событий Глава 15: Совпадение

Глава 14: Фокус с исчезновением.

Глава 14: Фокус с исчезновением.

– Если ты отпустишь мою дочь сейчас, то мы закончим на этом. Я не буду искать тебя и преследовать. Но если ты не отпустишь ее, то я буду искать и найду тебя, а затем я убью тебя.

– Подъем.

Каждое слово било по моей голове словно молот. Каждый новый звук был громче предыдущего и всё, что я могла сделать, это закрыть глаза и надеяться, что они уйдут. А еще что-то ужасно пахло. Смесь запаха мочи, рвоты и испортившегося пива. Но в целом, это было лучше, чем те сны, которые мне снились. Кто-то мне однажды сказал, что когда ты пьян, то тебе не снятся сны. Он солгал. Это был обычный сон. Там было много крови, каких-то веревок, и всё это сопровождалось ощущением безнадежности. Но при этом там был запах сгоревшего заживо жеребенка. Бодрствовать – плохо... но спать? Это намного хуже.

– Вставай.

Опять этот звук. Будто когтями грифона по стеклу... не то, чтоб я знала, как это звучало на самом деле, но я уверена, что это звучит плохо. Мой живот скрутило. Я не проблевалась. Но очень хотела. Я чувствовала себя так нехорошо. Так ужасно. И очень хотела пить. Я могла бы выпить всю Змею.

– Вставай. Мы не будем просить еще раз.

Отъебитесь. Я не сказала это вслух. Я смогла лишь издать тихий стон и перевернуться на другой бок. Прямо на пустую бутылку из-под пива. Она уперлась в то место, где должно было быть еще одной ребро. Конечно, у меня его давно не было... поэтому мне было не так больно. Чего не скажешь про мою голову... или остальную меня. Это было приятным отвлечением от ощущения себя куском дерьма. Ничто не…

Все внезапно стало холодным и влажным.

Мой глаз распахнулся. Убрав со лба мокрую гриву, я увидела перед моей кроватью Флэйра и Хай Стэйкса, а еще ведро в телекинетической хватке.

– Что за… АРГХ – Свет! Он прожигал меня! Как кто-то засунул солнце в мое глазное отверстие. О, Богини. Я закрыла глаз копытом и упала обратно на кровать. – Блять-блять-блять, отъебитесь нахуй!

– Хайред, вставай. С тобой не так весело быть в команде, когда ты валяешься в депрессии.

А Хай Стэйкс был бы намного веселее без ебаной головы на плечах. Откуда он вообще мог что-то знать? Он был бессердечным ублюдком. Я убила жеребенка, а затем потеряла еще одного. Он ничего не знает. Этому уебку нужно показать его место и прогнать его нахер.

– Пошел нахуй. – Мне кажется ругаться матом было отличным решением в той ситуации, и я воспользовалась им по полной. – Флэйр ебаный анклавовский шпион, а ты блять испортил мою кровать своим ебучим ведром чего-то там. – Даже когда я говорила, казалось, будто сверло медленно входит мне в мозг. – Так что оставь меня в покое. Я хочу валяться в своей... валяться в том, в чем я валяюсь.

Смесь воды, рвоты пива и чего-то похожего по цвету на пиво.

Если бы Вайлдфайр была здесь, она бы дала мне время... на самом деле это не так, но мне хотелось думать, что она поняла бы меня.

– Хайред. – Внезапно я взлетела. Блять. Ебать мой зад серебряной ложкой. Мой глаз открылся и меня сразу ослепил свет, который сжигал мой мозг изнутри. Я увидела, что оказалась в метре над кроватью. Я повернула голову и попыталась бороться с зеленым свечением своими копытами. – Это всё не правильно. – Сказал Хай, рог которого светился магией. Лучи выходили из него так, будто это давалось ему с большим трудом. Неужели я настолько тяжелая? – Мистер Хаус, невзирая на логику, предложил тебе невероятные условия до конца жизни. Это предложение, которое Я не смогу получить никогда. Я не хочу смотреть как ты бездарно проебешь его.

После вспышки магии, я поняла, что оказалась в ванной. Я потрясла головой и открыла глаз в тот момент, когда дверь в ванну захлопнулась.

– Ты не выйдешь оттуда, пока не примешь душ и не приведешь себя в порядок... – Последовала короткая пауза. – И ты испортила свою кровать еще до ведра с водой!

Неправда! Меня просто вырвало на нее слегка... много.

Со стоном я откинулась назад. И тут же ударилась затылком об край ванны. Матерясь, я приложила копыто к этому месту. Конечно же, я сделала это своим металлическим протезом. Оказывается, после того, как вы ударяетесь головой, НЕ нужно бить себя в это же место еще раз.

Короче говоря, я свернулась в клубок в ванной, с грудью покрытой блевотиной и головой, которая болела как никогда сильно. Чувствовать себя с утра как кусок говна? Просто прекрасно! Нет, я, в принципе, всегда знала, что я кусок говна не только по утрам. Просто надо напоминать себе об этом время от времени.

Я не могла прорыдать на полу весь день, как бы сильно я этого ни хотела. Серенити ушла, но мне надо было убедиться, что она ушла именно к Наблюдателям. Я не знаю почему, но меня это волновало. Наименьшее (буквально), что я могла сделать для нее – это убедиться в том, что она ушла туда, куда я прогнала её. Да, я все еще заботилась о ней, и это было проблемой. У меня в голове был целый список вещей, которые меня волновали, и его размеры пугали меня. Я должна нести погибель пони. Погибель. Что за тупое слово?

Я даже не могу поваляться спокойно!

Я встала. Мои ноги дрожали подо мной (кроме протеза, он всегда был надежной опорой), но я стояла. Ванная комната хоть и была маленькой, но была оборудована всем необходимым. Я медленно повернулась к потрескавшемуся зеркалу над раковиной за моей спиной и отстранилась, увидев себя.

Моя шерстка была бледной, грязной и покрытой смесью пота и рвоты в некоторых местах. Грива выглядела не лучше, учитывая то, что она налипла мне на лицо... И я сомневаюсь, что ее когда-нибудь можно будет распутать. И я бы предпочла даже не знать, как выглядел мой хвост. Я осторожно ткнула в наспех наложенную повязку поверх глазницы. Несмотря на мое нежелание, я все же спустила ее, чтобы взглянуть на то, что осталось от моего глаза.

Ох... Вам лучше не знать. Поверьте. Это... это выглядело не очень хорошо.

Я моргнула своим правым глазом. Оу, неплохо. По крайней мере, я все еще могу моргать им. Было бы херово, если бы грязь и вода могли попасть в глазницу.

Я повернулась к душевой кабинке. Я видела ее первый раз в своей жизни и понятия не имела, что вообще с ней делать. Она находилась в углу ванной комнаты. Я быстро осмотрела ее со всех сторон. Наверное, я так училась принимать душ. Ну, вроде как всё выглядит достаточно просто, и я ничего не смогу испортить. Кого я обманываю? Я могу испортить, блять, всё, что угодно.

Так, всё по порядку. Сначала я несколько минут возилась с креплением моего протеза, после чего он с шипением отсоединился от меня и упал на пол. Затем я сделала шаг вперед и наклонилась. Блять. Стоп. Я поскользнулась и врезалась той частью протеза, которая вживлена мне в тело прямо в стену, отправив волну боли по всему моему телу. Отлично. Еще больше боли. То, что надо. Весь мир ненавидел меня, даже я сама. Со стоном, я поползла к душу. Вообще, было бы проще просто выбить дверь ванной, выйти и сказать Хай Стэйксу, чтобы он засунул этот душ туда, где солнце не светит, но к счастью я чувствовала себя слишком слабой и сомневалась, что могла сделать это.

Хорошо, душ это странно. Когда наконец-то и эта дверь была закрыта, я заметила, что эта выпускающая-воду-штука весит всей своей длинной по потолку. Гениально не правда ли? На полу душевой, перед тем, где стояло мое копыто, была панель с... кнопками? Нажимные плиты... вещи. Я нажала на одну из кнопок, обозначающих мыло, как сразу ощутила, что по моему крупу потекла холодная, склизкая жидкость. После я нажала на подачу воды. Горячей, горячущей воды.

Потребовалось немного времени, чтобы привыкнуть (Когда вода ударила струей из пола, я чуть не выпрыгнула из своей шкуры. В этом был смысл, но всё равно это было слишком неожиданно). Ну, несмотря на всю необычность, это было... приятно. Теплая вода покрывала мою шерстку, и я чувствовала, как вся скопившаяся на мне грязь смывается с меня. Моя мокрая грива спала мне на глаз и из-за того, что мне не хватало еще одной ноги, чтобы убрать ее с лица, я осталась полностью слепой.

Когда вода стекала по моему лицу, я изо всех сил старалась не думать. Но это не работало. Даже, когда я закрывала глаза... глаз, я всё еще видела огонь. В моем воображении Пост Хэйст, темно-серый жеребенок с ярко-зеленой длинной гривой, всё еще горел.

На самом деле это ведь я его убила, да? От этой мысли всё во мне замирало. Как будто маленькая часть меня умерла вместе с ним. Я потратила несколько недель, пытаясь всеми своими силами защитить маленькую кобылку, а в итоге убила маленького жеребенка. Кажется, я была опасна для жеребят в принципе. Я либо не спасала их, либо убивала их своими же копытами. Мисфит, Пост Хэйст... Серенити. Все в опасности. Душ смывал слезы с моего лица.

Что мне делать дальше? Я выжила, но как мне теперь жить после этого? Как мне продолжать двигаться вперед...? Хорошо, что Серенити ушла. Она будет счастливее без меня. Если бы это не случилось в Каркхуфе, то случилось бы потом. Так она увидела меня такой, какая я есть. И ей не так больно. Она хотела, пыталась заставить меня стать ее матерью, но не понимала, почему этому никогда не бывать. Я не могла объяснить ей почему. У меня никогда не получалось хорошо говорить. Поэтому мне пришлось показать ей.

Правильно?

Это забавно. Я была настолько уверена в своем решении, когда нажимала на курок. Но я все еще проводила часы в попытках убедить себя в его правильности. Со временем я поняла, что не смогла убедить даже себя. Я пыталась представить, что было бы, если бы я целилась в другого пони. Возможно, толчок Серенити отклонил бы ружье не в сторону невинного жеребенка, и это было бы не так плохо. Но всё случилось так, как случилось. Я совершила ужасный поступок и заплатила за него.

Это было хорошо. Струи воды смыли грязь с моего лица и пару капель попали в мою глазницу, вызвав неприятное жжение. Хорошо, что я потеряла глаз. Так я заплатила за свою ошибку. Еще мне было хорошо из-за того, что я знала, что Серенити отправилась к Наблюдателям, подальше от меня. Хоть я и сделала дерьмовый выбор... Я не хотела ничего менять. Это должно было случиться. Она должна была увидеть...

Почему вся моя забота и любовь к ней не имели для нее значения? Потому что я никогда не могла быть ее матерью.

Я не могла. Я попыталась проглотить ком, вставший в горле. Слезы струились по моему лицу. Я упала на пол и закрыла морду своей ногой. Я просто не могла сделать этого. Я убила этого жеребенка, потому что я боялась. Боялась почувствовать боль снова. Вода лилась на меня, словно слезы Селестии. Когда я рыдала, я задумалась для чего мне всё это. Почему я вставала каждое утро? Я была глупой пони, которая могла только разрушать и нести смерть. Я не могла помочь отстроить мир заново. Я была уверена, что это бесполезно. Мое сознание настолько извращено, что сама мысль о сближении с другими пони заставила меня сорваться, убить жеребенка и еще дюжину невинных пони. Почему я так упорно продолжала идти по Пустоши, принося смерть тем, кто ее не заслуживает? Я... я думала, что не могу принести какую-либо пользу этому миру, и что мне лучше умереть...

Я позволила этой мысли течь дальше. Она была опасной... такой навязчивой. Никак не уходила. И некоторое время, пока лежала там, на полу в ванной, я не могла думать ни о чем другом. Эта идея была такой... привлекательной.

Но затем я услышала в голове знакомый голос, который сказал мне всего одно слово. Выжить.

Я встала. Встала, готовая к новому дню. Я не могла умереть. По крайней мере, не в тот момент.

–––

– Хех. Ты выглядишь... лучше.

Неужели это так шокирующе, Флэйр? После того, как я помылась и присоединила обратно свой протез (это пиздец как больно), я постаралась хорошо расчесать свою гриву и хвост, что вышло у меня довольно плохо из-за отсутствия практики. Еще я попыталась сделать повязку на глаз, но без магии сделать это было сложно, и я отбросила эту затею. Пусть они видят мое изуродованное этой раной лицо... Может, они испугаются и сдадутся сами?

– Но ты всё еще выглядишь как кусок дерьма.

От слов пегаса я закатила глаза. Моя спальня была почти такой же, как и когда меня из нее выносили. Разве что убрали пивные бутылки и постельное белье, которое, видимо, отдали для чистки. Думаю комната выглядела бы еще лучше, если бы в ней не было Хай Стэйкса и Флэйра.

– Эй, это была шутка. – Не уверена... – Тебе нужно больше зависать со мной. Может у меня когда-то и выйдет убрать это угрюмое выражение с твоей морды. Оу! Я знаю! Мы должны отправиться в стэндап тур!

– Флэйр. Заткнись. – Он заткнулся. Хорошо. – Хай Стэйкс знал, что ты шпионишь за мной? – Спросила я, подняв бровь. К моему удивлению, единорог кивнул.

– Я знал об этом какое-то время. Он описал мне, что и зачем делать, и я счел это разумным. Пока он не разглашал никакой секретной информации о Мистере Хаусе, мне абсолютно всё равно, что он говорил своему руководству...

Точно, Хаю не нравился Скайфолл по какой-то причине. Но он нормально относился к Флэйру, не смотря на то, что его не любил Старскрим. Флэйр, в свою очередь, не любил Стальных Рейнджеров, и это было взаимно...

Мне реально нужно сделать таблицу. Уже становится тяжело запоминать, кто кого ненавидел.

– Без разницы. – Я серьезно посмотрела на Флэйра. – За чем именно ты следил? За моим здоровьем? – Он кивнул. В этом был бы смысл, если бы он вообще был. – И больше ничего? – Он кивнул снова. Интересно, а если знать о том, что за тобой шпионят, это всё еще считается шпионажем...? – Окей. Честно говоря, мне абсолютно поебать. Ты ведь говорил, что если я убью тебя, то они пришлют кого-то тебе на замену? – Очередной кивок. – Отлично. В таком случае, ты можешь остаться. Это не значит, что я доверяю тебе. Просто уж лучше ты, чем кто-то другой издалека.

Ну, не так уж и плохо. В конце концов, я могла просто запугать Флэйра и использовать его навыки.

А еще, какая мне вообще разница следит ли он за мной или нет? У меня не было никаких грандиозных секретов или планов. Он ведь просто рассказывает какому-то важному мудаку о том, как я мочусь и с какой злой мордой просыпаюсь из-за того, что этому важному мудаку кажется, что я умираю. Разве это должно меня волновать? Нет, конечно, это неприятно, что он вот так подставил меня, но это всё из-за моей тупости. Не стоило доверять ему так сильно. К тому же, он был прав, когда говорил, что будь я на его месте, то поступила бы точно так же. Поэтому, хоть я и хотела ненавидеть его, но делать это было бы глупо.

– Стоп, ты серьезно? – Он усмехнулся. – Стэйкс, ты должен мне 50 крышек. Я же говорил тебе, что она разрешит остаться.

С печальным вздохом и едва заметной улыбкой, Хай бросил пегасу мешочек с крышками. Видимо мои действия теперь будут поводом для ставок. Хорошо, что я хотя бы узнала об этом...

Я ударила его коленом своей стальной ноги, отправив его в непродолжительный полет, закончившийся приземлением лицом в пол. И перед тем, как Хай или сам Флэйр успели отреагировать, я поставила ему на голову свою ногу и придавила.

– Флэйр. – Я наклонилась к нему поближе, чтобы убедиться, что он точно мог меня услышать. – Соврешь еще раз... – Я надавила сильнее, чтобы он выдохнул. – ...и я убью тебя. – Еще сильнее. – Ты меня понял? – Ответа не последовало, поэтому я не придумала ничего лучше, чем надавить еще сильнее. – Ты. Меня. Понял.

Это уже был не вопрос, а утверждение.

– Д-да... п-понял. – Я убрала протез с его головы и встряхнула им. Хм, чувствуется слегка странно. Думаю, это не важно. – Могла просто попросить. – Пробубнил себе под нос пегас, пока потирал затылок копытом. – Но я всё понял. Врать плохо. Лучше говорить правду, иначе Хайред размажет. – Как верно он смог всё передать на словах. – Спасибо за помощь, говнюк. – Злобно сказал Флэйр стоящему рядом Хаю.

Единорог в ответ пожал плечами.

– Ты ее вообще видел? Ты серьезно думал, что я смогу что-то сделать, даже если встану между вами? Я не самоубийца.

Конечно же, нет. Тем не менее, меня не покидало ощущение, что он может перерезать мне глотку без колебаний, если ему за это заплатят. В этом я с ним была похожа.

– Какой позор, Хай.

Я прошла мимо них в гостиную моего номера.

И конечно я обнаружила там Старскрима, спящего на моем диване. Блять, ну что за пиздец. С каких пор я стала настолько популярной? Всем нужно просто оставить меня в покое.

Я просто ударила его по ребрам. Не сильно, но достаточно, чтобы он подпрыгнул в воздух и завис благодаря протезам крыльев (ИЛИ ИСКУССТВЕННЫМ КРЫЛЬЯМ) от неожиданности.

– Оу. – Он немного расслабился. – Я искал тебя, но мне сказали, что ты принимаешь душ. И, ну, твой диван оказался очень удобным. – Он дружелюбно улыбнулся мне. – Ты уже обдумала предложение Мистера Хауса? Он очень хочет поскорее разобраться с этим.

– Ну...

Я провела прошлую ночь заливаясь литрами бухла и жалея себя. Не так уж много времени у меня было, чтобы обдумать его предложение.

– Не важно! Я поговорил с ним, и он согласился дать тебе прототип кибернетического глаза, на случай если это поможет тебе принять самое выгодное и верное решение. Обычно он так не делает, но ему нужны новые испытуемые для его игрушек и даже самые преданные не получали от него таких подачек. – Его стальные крылья хлопнули и сложились, как только он опустился на пол. – Оу, точно. – Мое плечо начало жечь, когда он магией достал глазную повязку из своей седельной сумки, – Намного лучше, чем твоя. Смотри. – Он одел ее на мой глаз и я... ну, не видела ее. Очевидно.

– Я еще не решила.

И не решу, пока не удостоверюсь, что Серенити в порядке и безопасности. После этого... возможно. В принципе, это выглядело как вполне честная работа, которая в то же время нравилась мне. Стабильный заработок и возможность получать патроны бесплатно была тоже неплохим дополнением. Я думаю, мне стоило бы принимать решение, основываясь на его обещаниях создать утопию, но, на самом деле... Я выслушала все его обещания идеального общества, а затем напилась до потери сознания. Троекратное ура моему скептицизму!

– Ну давай, Хайред. – Флэйр подскочил ко мне. – Подумай об этом! Ты станешь частью второй по крутости банды в Дайсе. Путешествовать по пустоши, помогая нуждающимся и убивая врагов Хауса! Черт меня дери, это же мечта наяву... для тебя, конечно. – Нет. И мне было бы лучше, если бы он не клал копыта мне на плечи вот так. – И самое главное. Ты заставила бы Хая действительно завидовать тебе. – Это уже звучит интереснее. – Так что давай позовем Серенити и... а куда подевалась Серенити?

Оу. Точно.

– Она ушла...

– Серенити уш… – Он остановился на середине фразы, а затем продолжил уже шепотом. – Что ты сделала? – Я моргнула и постаралась избежать зрительного контакта. – Ты точно что-то сделала. Эта бедная кобылка обожала тебя... – Может мне стоило рассказать Флэйру или Хаю что случилось, но... – Ты не собираешься отвечать? Ну, конечно же, блять, нет! Я же просто Флэйр, твой напарник, которому вечно ничего не говорят и не объясняют!

Ради Селестии, Флэйр. Он знал намного больше меня! У него нет права жаловаться на незнание... чего-то. Говна кусок.

– Вау. Этот крылатый болван любит поскандалить, не так ли? – Старскрим улыбнулся. Он всегда улыбался. – Пойдемте, Мисс Хайред Ган. Я проведу вам экскурсию по всему объекту. Я знаю, что вы заняты, но это не займет много времени.

– Вы делаете ее для всех потенциальных новобранцев? – Он выглядел слишком заинтересованным во мне.

– Конечно. По крайней мере, для тех пони, которые потом будут работать под моим надзором. – Я... э... чего? – Оу, я думал, вы знаете. Хизаи делятся на три отдела. Отдел Службы Безопасности занимается защитой Черной Саламандры и владений в Дайсе. Отдел Внедрения занимается... ну, тем, чем вы думаете. Оперативный отдел выполняет задания Мистера Хауса в разных местах бла-бла-бла. Всё, что тебе нужно знать: если ты присоединишься к нам, ты будешь работать напрямую на меня, поскольку я, за отсутствием лучших вариантов, лидер Оперативного Отдела. Так же я занимаюсь наемниками, из-за недостатка пони в самих Хизаях. Верно, мистер Стэйкс?

– Я ненавижу тебя, Старскрим. Я чувствовал, что мне важно это сказать и теперь просто как камень с души. – Ответил ему Хай. Аугментированный аликорн в ответ просто хмыкнул.

– Ну конечно ненавидишь. – Старскрим потряс головой. – Мисс Хайред, мой вам совет. Никогда не поворачивайтесь спиной к этому жеребцу. – Эм. Конечно, наверное. Не важно. Он подмигнул мне, сделав всю эту ситуацию еще более неловкой. – На секунду мне показалось, что мистер Стэйкс сейчас убьет меня за то, что я про него сказал. Хех. Вперед, господа!

Не сказав больше ни слова, он побежал к двери из моего номера.

И я последовала за ним.

–––

– ...они обитали в Каледонии еще до войны. У них была удивительная способность к регенерации. Именно поэтому Мистер Хаус, после приобретения отеля, назвал его в их честь.

Уроки истории. Ненавижу уроки истории. И мне нисколько не легче от того, что их у Старскрима целая куча.

Я поняла это уже когда мы проходили по первому больничному этажу. В целом экскурсия была довольно информативной: первые три этажа занимал отель, следующие пять – госпиталь, а все оставшиеся принадлежали самим членам Хизаев и Хаусу. Наверное, будет важно отметить, что Хизаи не единственные пони, которые подчиняются Мистеру Хаусу. Они были просто его силой. Лаборатория кибернетики была бы интересной, если бы я могла сконцентрироваться на экскурсии. Мою голову не покидала мысль о том, что Серенити это понравилось бы гораздо больше, чем мне.

– Вот мы и на месте! Жемчужина «Черной Саламандры» – казино!

Он поднялся в воздух, чтобы указать нам на казино одновременно двумя копытами, когда двери лифта открылись.

Должна сказать, это было впечатляюще. Помещение было сделано наподобие перевернутой пирамиды. На самом низком уровне, который был меньше всего, располагались столы для покера с неограниченными ставками. На следующем были столы для блэкджека, потом классические одноногие бандиты и на самом верхнем уровне, на котором был лифт, находился бар и кассы. Везде преобладали красный и золотой цвета, а завершала картину огромная красивая люстра над центром комнаты.

Конечно же, первым, что я заметила, было то, что эта огромная люстра висела прямо над столами с неограниченными ставками, так что... если бы она упала, много богатых пони погибло бы очень быстро. Это реально было первым, что я заметила. Видимо я постепенно схожу с ума. Мило.

– Спасибо, Стар. Нам пора идти. – Я имею в виду, что нам давно надо было уходить. Я была уверена, что Серенити в безопасности под надзором Наблюдателей, но я не могла успокоиться, и мне надо было удостовериться в этом.

– Вы уверены? Здесь еще столько всего, что я могу вам показать. Что насч…

– Старскрим. – Флэйр поднялся в воздух и завис рядом с ним. – Чувак, дружище, братан... Тебе надо научиться использовать свои уши. Нам нужно уйти, это важно, понимаешь? Когда кобылка говорит, что ей нужно идти – это значит, что ей нужно, знаешь... идти. Это не так уж сложно понять, окей? А теперь! Я уверен, что ты умный единорог... аликорн, но тебе нужно поработать над этим, понимаешь, о чем я? – Он остановился, чтобы положить копыта на плечи Стара. – Она пытается тебе сказать, что хочет, блять, несколько ебучих минут, чтобы побыть наедине со своими мыслями. Болван.

– Оу, мои извинения. – Он улыбнулся и отошел в сторону. – У меня в любом случае еще есть работа. – И после этих слов он ушел тем же путем, которым мы пришли. Он очень странный.

– Куда мы собираемся? – Спросил Хай Стэйкс.

– Ну... – Я пошла по этажу вдоль проема. – К Наблюдателям. Мне нужно убедиться, что Серенити в безопасности.

– Так ты нам расскажешь, что именно произошло в этом Зебравилле? – Спросил Флэйр пока я проходила мимо кобылки, у которой на спине стоял поднос с напитками. Под «проходила мимо», я имею в виду: «проходя мимо и украв напиток», Я выпила его за секунду, и, вероятно, не должна была бросать стакан на пол, но какая нахуй разница? – Серьезно. Хайред. Хватит избегать вопроса. У тебя плохо получается врать, и ты об этом зн…

– Отъебись, Флэйр. – Может мне стоило убить его. Это было бы намного проще, чем отвечать на все его вопросы. Вопросы, которые напоминали мне о том, что пробуждало во мне чувство вины, что заставляло меня снова видеть, как живьем сгорает еще секунду назад счастливый и невинный Пост Хэйст... Я потрясла головой, но он продолжал задавать вопросы. – Флэйр, серьезно.

– Отъебать? – Он пожал плечами, – Это немного тяжелее, чем тебе кажется. Нет, ты конечно красивая кобылка, наверное... Кхем, но мы еще не так близки, чтобы...

О Селестия, только не говори, что я это услышала. Отбеливатель. Мне он нужен. Пиздец как нужен, чтобы не видеть эту наглую морду.

– Хай Стэйкс, прошу. Заставь его остановиться. – Рог единорога вспыхнул магией, а затем я увидела, что рот летящего рядом со мной пегаса был заткнут тряпкой. О-о-ох, тишина и покой. Ладно, казино нельзя назвать тихим местом, но вы поняли, что я имею в виду. – Спасибо, чувак.

– Я всегда рядом, чтобы помочь... или типа того. Честно говоря, беспрерывная болтовня, особенно твоего синего напарника, часто рушит момент. Так, ты собиралась рассказать нам, что именно случилось в Каркхуфе, после того, как мы разделились. – Ох, Селестия, ну почему каждый раз в такие моменты его очки поблескивали на свету? – Я только помню, что ты бросила меня. Через пару минут весь город был объят пламенем, Серенити сбежала, а ты потеряла глаз. Что-то важное произошло за эти пару минут. Но, я, к сожалению, не могу понять что. Насколько я тебя знаю, могу предположить, что ты убила кого-то. Жестоко.

– Хай Стэйкс. – Обратилась я к нему своим самым жестким «завали свой ебальник нахуй» голосом, но он продолжил говорить.

– Уверен, что это был не жеребенок... Ты бы не смогла убить жеребенка, но в таком случае я даже не знаю, почему именно Серенити отреагировала так враждебно.

Блять. Я открыла плечом двери казино, выходящие на улицу.

– Заткнись. Сейчас же.

Он продолжил:

– Так что... возможно ты целилась в кого-то, но жеребенок выбежал перед целью. Или...

– Хай. Стэйкс.

– Или может Серенити пыталась остановить тебя и сбила прицел. Кажется, я близко к разг…

БАМ

Удар моих задних ног отправил единорога в полет обратно в казино. Его голова так сильно врезалась в дверь, что оставила на ней вмятину. Он медленно сполз по двери на землю, оставив кровавый след от разбитой головы на двери. Ярость переполняла меня всё сильнее с каждым вдохом. Флэйр сразу же подлетел к нему, чтобы помочь.

– Хай. Стэйкс. – Пегас быстро залил ему в рот целебное зелье. – Отъебись от меня.

Я развернулась и пошла вперед по улицам Дайса.

Они медленно шли за мной, но старались не отставать и при этом не разговаривали. Я нашла время остановиться на пару секунд, чтобы включить мое радио. Нью Хайгас был намного интереснее, чем двое уебков за моей спиной.

– ...беженцы с севера продолжают приходить в Каледонию. Не смотря на то, что пони, известный как «Даритель света» победил Анклав, война всё еще бушует на Эквестрийских Пустошах. Многие из беженцев, не имея жилья в городе, заняли руины Восточного Парадайза Селестии, известного как Истсайд. НКА выразил свои опасения, что если не предоставить этим пони кров, еду и воду, они могут потерять всякую надежду на нормальное существование и стать очередной группировкой рейдеров. Они публично заявили, что «новая банда в пяти минутах рыси от Дайса это последнее, что нам надо сейчас».

Кстати о рейдерах. Кажется одна группировка, которая придерживалась пограничных территорий между Каледонией и Эквестрией сейчас начала двигаться на юг. Чтобы хоть немного разузнать об их мотивах, НКА намерена отправить посланника с просьбой обозначить свои намерения.

К другим новостям. Мэйхем выпустил указ, в котором настоятельно рекомендует кипятить всю воду в городе, после того, как по трущобам прокатилась волна заболеваний. По его словам, вся проблема только в одном фонтане, но он говорит, что лучше всем перестраховаться и кипятить воду до тех пор, пока он не разберется с этой проблемой.

И к сожалению, я вынужден закончить этот выпуск новостей на печальной ноте. Кажется отделение Надзора Селестии, которое направилось в Каркхуф, уничтожено. – Я остановилась посреди улицы. Это... Это не может быть правдой. Они же отступили… – После вчерашней битвы в Каркхуфе они отступили. Сведения продолжают поступать, но кажется наемники, которых они наняли для защиты, сбежали во время или после боя, оставив их одних. Этой ночью их лагерь окружил отряд зебр-убийц, которые перерезали всех, кроме жеребят и самой Райчоус Сонг. Как только станет известно больше, вы будете первыми, кто услышит об этом.

Они убили их всех. Каждого. Кроме жеребят. Почему. Почему они так поступили? Я думала, что после отступления Надзора всё будет кончено. Ради, блять, всего святого.

– НКА уже осудил эту атаку и настоял на возмездии. Я не вижу никакого мирного завершения этого конфликта... время музыки.

Хорошая работа, Сильвер. Ты ничего не изменила. Это не должно тебя удивлять. Возможно, это и был мой особый талант. Когда всё идет не так как надо в огромных масштабах, всё превращается в щебень, осколки былой реальности, раздробленные в жерновах событий. Может именно это обозначают камни на моих фланках? Моя способность превращать победу в поражение была просто удивительна.

Мне действительно нужно было ударить что-то. И, к сожалению, Хай Стэйкс в этот момент был слишком далеко.

В конце концов, я дошла до форта Наблюдателей на юге Дайса. К моему удивлению Джинджер, который минотавр, стоял между двумя пони-охранниками на входе из-за чего им вероятно было некомфортно. Минотавры всегда производили такой эффект на пони. Может, это из-за того, что они выглядели так, будто кто-то взял несколько кусков разных животных и сшил их вместе... а может из-за того, что они ходили на двух ногах. Скорее всего, из-за второго. Я знаю, что грифоны могут ходить так же (но всё же предпочитают передвигаться на четырех), и я слышала, что адские гончие и алмазные псы ходят так же, но это не делало минотавров менее стремными.

Минотавр посмотрел на меня сверху вниз.

– Привет, Джинджер, – Обратилась я к нему. И конечно он ничего не ответил, но хотя бы указал одним из своих пальцев (странные штуки) на одного из охранников. Очевидно, предлагая мне поговорить с ним. Это было неловко. Мне действительно хотелось услышать, как звучит его голос. – Ладно… – Я повернулась к охраннику. – Хэй. Вы оба работали этой ночью?

Одна из них, с длинной рыжей гривой, кивнула в ответ.

– Видели, как сюда пришла маленькая кобылка?

Она отрицательно покачала головой. Я почувствовала, как что-то в животе дернулось.

– Ты уверена?

– Агась, – ответила она. – Работали всю ночь. Тут и наши особо часто не ходят, а маленькой кобылки здесь тем более не было.

Окей. Спокойно, Сильвер. Серенити вероятно проскочила мимо них. Она была довольно ловкой пони, и у нее была магия и всё такое

– Мне надо поговорить с Клин Катом.

– Я... – Охранница смутилась, после чего пробубнила что-то в прибор на передней ноге. Он выглядел как пипбак, но немного отличался. Не могу сказать точно, что она сказала, но я точно слышала цифру 6 один или два раза. – Он будет здесь через минуту. Пожалуйста, подождите здесь.

Я стала ждать. Флэйр и Хай немного успокоились и уже не боясь присели рядом со мной. Ну, уже неплохо. На самом деле, я не хотела бить Хая так сильно... он просто вывел меня из себя. Так что я извинилась перед ним за это. Немного не вписывается в мой характер, но я чувствовала, что так надо. Может, я всё-таки могу научиться чему-то новому и стать лучше. Хех.

Через пару минут подошел и сам лидер Наблюдателей. Клин Кат всегда напрягал меня, в основном из-за своих черных как смола глаз. Но он всё равно был хорош во многих вещах, поэтому я старалась игнорировать это.

– Ах, Хайред Ган. Давненько не заглядывали. Как там поживает Серенити?

Вот блять.

– Ты... не знаешь?

Синий жеребец уставился на меня своими черными глазами и отрицательно покачал головой.

– Я... Что? Нет. Вы потеряли Серенити?

– Ну... Я думала она придёт сюда.

Это было не только правдой – в этом заключался весь мой дальнейший план. Куда она еще могла пойти?! Это не хорошо, очень не хорошо.

– Хайред Ган, – его тон резко сменился, – ты обязана найти ее. В последнее время по городу прокатилась волна похищений. Бездомные жеребята пропали, и никто не смог их найти... А если Серенити тоже... Очень важно, чтобы ты нашла ее.

Исчезли. Похищены. Нет, нет, нет, нет, нет. Этого не было в моем плане! Она должна была быть в безопасности! Счастлива и здорова. Никаких исчезновений или, Селестия упаси, похищений. Я застыла на месте, мое сердце билось так сильно, что я слышала его, а живот скрутило от боли. Мне надо найти ее. До того как... Нет, я не могу думать так. Мне просто надо найти ее.

Блять.

–––

Хорошо, Сильвер. Спокойно.

– Хайред, успокойся. Если ты продолжишь вот так же нарезать круги, то у тебя может закружиться голова.

Блять, завались нахер, Флэйр. Ладно, он всё же прав. Я остановилась и сделала глубокий вдох. Мы не отошли и на пятьдесят шагов, после чего я психанула. Серенити исчезла. Пропала. Пуф. Именно так. Нет вообще никаких шансов, что это хорошее развитие событий. Абсолютно никаких. Мне нужно найти ее. Я виновата. Снова. Я не могла позволить случиться этому снова. Кто бы ни был этим похитителем бездомных жеребят, он точно не был хорошим пони. Я собиралась найти его и использовать куски его тела, чтобы украсить свою броню, клянусь Селестией.

Я закрыла глаз. Спокойно, Сильвер. Подумай о чем-то успокаивающем. КУСКИ ВЕРЕВОК ЭТО НЕ ТО, МАТЬ ТВОЮ. Даже с закрытым глазом я видела яркую красную вспышку. Я ведь не бредила от боли, она не должна была быть там. Вайлдфайр просто вздохнула.

Я открыла глаз. Хорошо. Теряю контроль и медленно схожу с ума. Это не очень хорошо. Успокойся, Сильвер.

– Так. – Я остановилась. – Надо придумать план. Надо... Надо найти ее.

Флэйр поднялся в воздух и перевернулся.

– А разве ты не хотела избавиться от нее в любом случае? Я имею в виду, это ведь был твой план, разве не так? Очевидно, что я не знаю ничего, но даже если предположить, что Стэйкс оказался прав насчет тебя и Серенити, то почему тебя это вообще волнует?

Потому что она всё еще моя кобылка! Я хотела прогнать ее, потому что заботилась о ней, потому что если бы она осталась со мной, то с ней бы случилось что-то ужасное!

И, кажется, я опоздала. Моя неудача подействовала и на нее, и теперь она похищена Селестия знает кем.

– Флэйр. Заткнись. Сейчас не время.

– Я поговорил с Клин Катом. – Из-за неожиданного появления Хая, я подпрыгнула на месте. Ебучие пони подкрадываются ко мне со слепой зоны. Я даже не знала, что он подошел и стоял рядом уже некоторое время. – Кажется у него мало информации об этих исчезновениях. Он сказал, что Мэйхем может знать что-то. – Как он мо… – Из того, что он мне рассказал, я понял, что исчезла еще и пара новичков Мэйхема, а он никогда не позволит остаться таким вещам безнаказанными.

– Мэйхем. Понятно. – В таком случае надо идти. Обратно в Луну. Удивительно, но он всё еще оставался главным после атаки, но я не думаю, что он стал бы использовать пентхаус Роя. Если я правильно помню, вся стеклянная стена была разрушена взрывом во время атаки Молли, и кто знает, что там еще пострадало. Кроме того, этот пентхаус слабо сочетался со стилем Мэйхема.

Потому что я знаю всё о стиле.

– У меня есть вопрос! – Я посмотрела на Флэйра, который всё еще висел вниз головой. – Твой глаз болит или типа того? Просто ты ничего об этом не говорила.

Моя голова была занята другими, более важными вещами.

– Да. – Он болел постоянно. Несмотря на всё еще не прошедшее похмелье (которое я не стала расписывать, чтобы не повторяться много раз о том, как мне хреново), моя глазница постоянно пульсировала. Будто бы мне в глаз воткнули нож и оставили его там. Чтобы хоть немного ослабить это, я приняла мед-Х. – Сильно.

– Ох, мамочки. Мне всегда было интересно, каково это, потерять часть своего тела. Но после того, как я встретил тебя, мне вообще не хочется думать об этом. Это явно не круто.

С каждым словом он приближался к тому, чтобы потерять часть тела, серьезно.

Я развернулась и пошла вперед.

Я ненавидела Дайс в принципе, но не могла отрицать того факта, что он выглядел завораживающе. Не смотря на то, что некоторые здания уже больше походили на их руины, большая часть города выглядела целой и неповрежденной войной. Более того, меня удивляло, что пони постоянно ходили туда-сюда, гуляли по городу и, знаете, не боялись быть убитыми. Никаких Стальных Рейнджеров, забирающих ваши приборы. Никаких земляных акул, выныривающих из-под земли. Никаких рейдеров, пиратов и даже войн. Конечно, иногда вас и могли убить в войне между бандами, но по сравнению с тем, что творилось за стеной, в самом Дайсе было мирно. Это был город пороков, но в мире невозможно было найти место безопаснее.

Большую часть пути я преодолела, усиленно стараясь не думать. Любая мысль не приводила ни к чему хорошему. Типа: «Серьезно, какого хуя, Сильвер? Ты позволила похитить ее! Кто знает, где она сейчас или что этот извращенец делает с похищенными пони? Ты, блять, отсталая, если думала, что отпустить ее в вольное плаванье будет хорошей идеей. Серьезно? Какого черта?» И снова, и снова. Мило.

Я думаю, Флэйр говорил о чем-то, пока мы шли, но я не обращала внимания. Частично потому, что я злилась на него, но в основном, потому что я просто не могла сконцентрироваться. Нытье, нытье, и снова нытье. Я знаю! Но черт, моя кобылка исчезла! Как мне еще реагировать на это? Ну почему она просто не могла сделать одну вещь! Взять и просто прийти к Наблюдателям. Я хотела, чтобы она была в безопасности... Я просто хотела...

Я остановилась, чтобы смахнуть слезу с щеки и продолжила путь.

– Эй. Эй, Хайред. – Хм? Я потрясла головой и, повернувшись, заметила, что Флэйр всё это время летел в моей слепой зоне. – Эй, ты в порядке? На самом деле ты не выглядишь так, будто с тобой всё хорошо... – Ахуеть, правда? – Ладно, я думаю, это был глупый вопрос. Слушай, я уверен, что с Серенити всё будет хорошо, окей? И она простит тебе всё, что случилось в Каркхуфе, так что не волнуйся. Всё будет хорошо. – Я не хотела, чтобы она простила меня. Я хотела, чтобы она ненавидела меня и держалась на расстоянии. – Серьезно. Ну, давай, оскорби меня или типа того. Эту депрессивную Хайред тяжело видеть. Может, хочешь ударить меня?

Я слегка улыбнулась в ответ.

– Конечно, будь рядом на этот случай.

Пегас посмеялся, но слегка отлетел в сторону. Верно. Мне нужно поработать над тем, чтобы не выглядеть грустной. Как насчет уставшей? Нет, это всё равно относится к грустному. Ладно, Сильвер. Спокойно. Просто дыши. Ты можешь сделать это.

Я сжала зубы и ворвалась в Луну. Я могла сделать это. Флэйр был прав. Я найду Серенити. Я найду уебка, который подумал, что трогать мою кобылку – это хорошая идея, и убью его, а затем отведу ее туда, где она и должна быть – к Наблюдаелям. Я сделаю это.

– Извини, детка. Ты должна оставить свою пушку здесь.

Я остановилась сразу после входа, где меня встретил жеребец в костюме, сидящий за столом. Я первый раз видела его. Это было странно, потому что я знала практически всех пони, которые работали в Луне. Ну, раньше знала, видимо. Я думаю после того, как я ушла, Мэйхем неплохо поработал с этим местом...

– Ты не заберешь Искусность.

Я и так находилась в стрессовом состоянии, а он хотел забрать мою винтовку!

– Малышка, это не просьба. Смотри, Луна работает вот так: ты сдаешь свое оружие или же валишь отсюда нахер. – Кто блять такой этот парень? Я собиралась отдать ему мою винтовку сразу после того, как дам ему пиз... Неожиданно, Искусность подняли магией с моей спины, заставив мое плечо гореть от боли. – Хай Стэйкс! – Я повернулась и взглянула на усмехающегося единорога.

– Хайред, пожалуйста, не убивай меня или Флэйра за это. Я знаю, что тебе о-о-очень хочется, но постарайся не делать этого. – Оу, так он еще и издевается надо мной! Ебала в рот этих жеребцов. Нет, не в прямом смысле. – А теперь, давайте встретимся с этим Мэйхемом и получим ответы на наши вопросы.

Хватит быть таким правильным: я и так сильно тебя ненавижу.

– Теперь всё хорошо, малышка. – Сказал жеребец, забирая Искусность и Банкер Бастер. – Мы позаботимся о них. Не нагружай свою маленькую голову мыслями о своей пушке. Они будут в безопасности, пока вы не соберетесь уходить. Хотя я не уверен, что вам когда-нибудь захочется покинуть это чудеснейшее заведение.

То, что ты конченый идиот – уже отбивает у меня всё желание оставаться в этом месте. Луна не перестает удивлять. У жеребцов дерьмо вместо мозгов.

Я прошла вперед, и оба моих напарника последовали за мной. Луна выглядела как всегда неплохо. В дальнем конце зала всё еще оставалась дыра в стене, которую следовало заделать (нет никаких сомнений, что Баши взорвали ее просто потому, что им показалось это забавным), но в остальном не было никаких повреждений. Обломки и следы бойни были убраны, что не удивительно. И, что меня удивило, стриптизершей на панели была не Мэйфлауэр... Немного стыдно за то, что она была такой красивой кобылкой. Вместо нее была какая-то новая, которую я видела в первый раз. Но она была немного похожа на нее.

– Ах, Луна... Как я скучал по тебе. По твоему запаху, виду. Алкоголю, шл…

– Ты серьезно, Флэйр? – Хай усмехнулся, и я готова поспорить на свой протез, что в этот момент его очки блеснули. – Я, конечно, предполагал, что так и будет. Но я надеялся, что у тебя будут более высокие требования к казино... Я чувствую себя грязным, находясь в этом месте.

Попытайся быть еще более высокомерным, может это поможет.

– Да ладно тебе! Это место настоящий рай греха и разврата. – Флэйр поднялся в воздух, чтобы театрально обвести копытами весь зал.

– Ты имел в виду ад. – Злобно ответил Хай, в ответ получив такой же взгляд от Флэйра.

Эти двое были полезны для меня хотя бы тем, что отвлекали меня от панических атак.

– Ты знал, что ты очень скучный? – Пробубнил пегас. – Жеребцу хочется повеселиться, а ты тут со своими чванливыми претензиями. Хватит придираться к мелочам и просто насладись атмосферой.

– Я не придираюсь к мелочам, я прост… – Флэйр заткнул рот единорогу, прерывая его очередную волну придирок. Было тяжело не улыбнуться этому действу со стороны, но я долго и упорно тренировалась в сохранении спокойного выражения лица.

В какой-то момент я поняла, что не имею ни малейшего представления, куда идти дальше. В смысле, я конечно знала Луну так же хорошо, как свои задние копыта (вставьте шутку про то, что я никогда их не видела), но я не знала где находится Мэйхем. Он определенно не стал бы занимать пентхаус Роя, даже если бы его к этому моменту восстановили. Так, где же он может быть? Я думаю, у него был офис, когда Рой еще всем заправлял, но я никогда его не видела.

Так что теперь Мэйхем... не знаю где.

– Хайред Ган? – Я моргнула и повернулась. Перед поддельной дверью в туалет, который на самом деле являлся лифтом, стоял старый бармен. Только у него среди всех работников было боевое седло и причудливая броня. Было бы неплохо вспомнить его имя. – Быть мне племянником минотавра, если это не ты! Я слышал, что тебя убили! – Стоп, серьезно? – Что случилось, девочка? Где твоя кобылка? Черт, как только увидел тебя, сразу подумал, что стоило бы прихватить несколько бутылочек спаркл-колы.– Единорог усмехнулся. – Приятно видеть тебя в здравии... ну, почти. Крутая повязка, выглядит спортивно.

– Друзья Хайред Ган, – заметил Хай, – наверное это всё просто плохой сон.

– Не обращай на него внимания. – Я махнула металлическим копытом на раздражающего зеленого единорога. – Мне нужно встретиться с Мэйхемом.

– Мэйхем занятой жеребец, но я посмотрю, что можно с этим сделать. Он был так расстроен, когда услышал, что ты погибла. Говорил, что очень хотел поговорить с тобой перед этим. Не знаю почему, но, хэй, дай мне секунду.

Старый жеребецй отошел в сторону и поговорил в устройство на передней ноге. Похоже это довольно популярная штука среди пони.

Через пару минут тихого разговора в стороне, он вернулся к нам.

– Сказал, что ты можешь поговорить с ним.

– Где он?

– В «Номере», конечно же. – Только Мэйхем мог сделать комнату для допросов своим личным офисом. Я вошла в лифт, – Стой, стой, стой, только ты можешь пойти. Твои друзья останутся здесь. Окей? – Я удивленно взглянула на него. – Послушай, он не очень доверяет тебе. Не вини его за это. Ты пойдешь одна, а твои друзья могут воспользоваться всеми удобствами Луны, пока ты будешь занята. У меня есть пара купонов на бесплатную выпивку и приватные танцы, если они захотят.

– Хорошо. – Я посмотрела на своих компаньонов. – Не напивайтесь слишком сильно без меня.

–––

Чистый белый коридор, ведущий в «Номер» был именно таким, каким я его помню. В те дни, когда я работала на Мустангов, я очень много ходила по этому коридору. Но тогда у меня была власть. Сейчас же я шла безоружная и не имела никаких преимуществ в этом месте. Я облизнула губы и продолжила идти вперед. Лампы были ужасно яркими, из-за чего весь коридор ослеплял белым светом. Разве он был таким длинным? Я чувствовала, что мое сердце стучит всё сильнее с каждым шагом. Всё из-за смеси беспокойства за Серенити, переживания из-за того, что мне надо было встретиться с Мэйхемом, и разочарования из-за положения дел в целом.

А знаете что? Нахуй это всё. Если Мэйхем попытается сделать что-то, я убью его, как убила Роя.

Я уверенно прошла мимо двух охранников у двери и вошла в «Номер». Он был не совсем таким, каким я его помню. Всё еще такой же стерильно белый, но теперь на большом столе, большая часть которого была покрыта разными бумажками, стоял терминал. Мэйхем, который сидел за ним на подушке, перевел взгляд с экрана на меня. Вздохнув, он выключил его.

– Хайред Ган. Кажется слухи о твоей смерти необоснованные.

– Я... – Замок на двери за моей спиной защелкнулся. Снаружи. – Именно так.

– Учитывая, что это я распространил их, это не удивительно. – Я... стоп, что? – Я надеялся, что Молли убила тебя. Это значительно облегчило бы смерть Роя. – В том, что он говорит, я не видела никакого смысла. – Некоторые думают, что я нанял тебя, чтобы ты покончила с ним, так что тебе было бы легче просто умереть... и да, я знаю, что убила его ты. Это самый страшный секрет Дайса. На данный момент, как ты понимаешь.

– Как ты...

– Шпионы. И шпионы, которые шпионят за другими шпионами. У любого умного лидера банды есть обширная сеть информаторов, следящих за бизнесом каждого в округе. – Красный жеребец усмехнулся. – Так что да, у Роя не было ни одного. Мне понадобилось всего пару дней, чтобы улучшить то, что я имел уже на тот момент, и самой первой новостью, что меня заинтересовала, была новость о большой кобыле с протезом и огромной пушкой. Конечно же, это ты. Но есть одна вещь, которую никто из этих шпионов не знает, и это хорошо. Понимаешь о чем я? Никто не знает почему именно ты убила Роя.

– Давай забудем об этом.

– Ну конечно.

Он встал. По какой-то причине, он казался более худым, чем раньше. Он всё еще был большим, но уже не настолько. И его... Вау! Его левая нога ниже колена была заменена на протез. Он был не таким каркасным как мой, а более похожим на настоящую ногу. Но это всё еще был протез.

– Это в моем стиле. – Сказала я, когда он начал шагать

– Хе-хе, неплохо. Я изменился с последней нашей встречи. – Он потянул металлической ногой, разминая ее. – Не успел выпить целебное зелье. Когда попытался, большая часть моей ноги была в хлам. Ампутировать не нужно было, просто начал хромать... Но я не мог показать своим врагам и союзникам, что я ослаб и не могу сражаться. Так что я нанял доктора у Наблюдателей и специалиста по кибернетике у Церберов, и они сделали вот это. К этой хуйне тяжело привыкнуть и иногда она горит от боли, но в целом нормально.

– Церберы?

– Одна контора, занимающаяся кибернетикой. – Он усмехнулся. – Даже не смог заниматься своей повседневной работой всего на трех ногах... Хех. Я слышал эти клоуны, Церберы, пришли из какого-то Эквестрийского стойла. Тот спец, который занимался мной, был новеньким, но рассказал, что то стойло было предназначено только для земнопони и отличалось своей технической начинкой. Намного технологичнее, чем любое из существовавших. – Жеребец вздохнул. – Стойла... хорошо, что они справились хотя бы с одной задачей и помогли пони пережить войну. – Мэйхем засмеялся. – Извини. Они держали меня на обезболивающих. К сожалению, из-за побочных эффектов, я задушил этого идиота. – Странно, мед-Х никогда не делал со мной такого. – Что именно тебе нужно, Хайред?

Получить удовольствие от твоей компании, конечно же.

– Я слышала, ты знаешь кое-что.

– Я много чего знаю.

– Кое-что о похищении жеребят. – Он поднял бровь, после чего усмехнулся.

– Значит, они схватили Серенити. – Я вздрогнула. – И как же ты позволила ее забрать? Ты ведь ее так оберегала... – Выражение его лица начинало бесить меня. – Может быть, я и знаю что-то о ней... – Мэйхем пошел вокруг стола. Медленно, делая шаг за шагом. – Может быть... Я и помогу тебе найти ее. Может. Но, опять-таки, ты убила моего босса...

– Ты имеешь в виду… – Я изменила свой тон, стараясь скрыть ярость, растущую во мне. – Я сделала за тебя твою работу.

– Да. Ты сделала это. – Он продолжал нарезать круги, после чего подошел ко мне и начал ходить уже вокруг меня. Я знала эту тактику достаточно хорошо, поэтому просто не обращала на него внимания и сконцентрировала свой взгляд на документах, лежащих на столе. Представьте, сколько ценной информации находилось в них. Просто лежит и ждет, когда ее кто-нибудь прочитает. Шучу. Я хоть и была глупой, но не настолько, чтобы думать, что Мэйхем оставит важные документы на столе. Он может и выглядел как большой и тупой кусок мяса, он был достаточно умным. – Но всё же ты убила Роя. Ты расстроила некоторых важных пони... Я бы мог продать тебя Молли и…

– Нет. Если ты попытаешься, я размажу твою голову об стену. Кроме того. – Я подошла к столу и облокотилась на него. Я была не в настроении для всех этих глупых игр, в которые он так любил играть. Серенити где-то в опасности, а мне надо было подыгрывать этому уроду. – Ты не продашь меня своим врагам.

– И с чего ты вз…

– Молли всё еще хочет получить Луну. Ты не отдашь ей вообще ничего, ты не настолько глуп. Хватит ебать мне мозг. – Я сжала зубы и попыталась расслабить напряженные мышцы. Каждая часть меня хотела уничтожить его в тот момент. – Ты не продашь меня. Ни Башам, ни Хаусу, ни Галицианам, ни НКА. Все они ненавидят тебя гораздо больше, чем меня. Я бабочка, а ты ядовитая змея. Может они и хотят получить меня, но никто из них не станет принимать от тебя ничего, потому что будут думать, что так ты хочешь отравить их своим ядом. – Отлично, теперь я делаю метафоры с животными, прямо как Молли. – Просто скажи мне, чего ты хочешь. Цена. Я заплачу. Мне нужна от тебя только информация.

Мэйхем цокнул в ответ.

– Ты знаешь, как работает эта комната. Допрос, избиение, уничтожение пони морально и физически. – Он улыбнулся, а затем подошел ближе. – Правила всё еще действуют. Не заставляй меня ломать тебя. Эта комната принимала в себя и более жестких противников, и они все выходили побежденными, понимаешь?

– Возможно. – Я пожала плечами. – Но изменилось кое-что еще. – Я подняла голову. – Раньше у тебя было то, чего нет сейчас. Кое-что, что помогало тебе получать то, что ты хотел. Кое-что, что ломало пони. – Он поднял бровь от удивления, молча умоляя меня продолжить. – Этим кое-чем была я.

– Верно. Мне и правда нужна новая большая кобыла, чтобы пугать других пони. Так что ты там хотела от меня? – Да еб твою мать, сука, конченое хуйло! Я сказала всё, что хотела, и теперь ты обязан рассказать мне. – Ах, точно, пропавшие жеребята. Ну, ко мне прибыла новая партия жеребят два дня назад. – Я вздрогнула. – Не переживай, их будут тренировать, чтобы они стали стражами, а потом дадут свободу. У Роя было несколько кобылок для утех, но... ну, я может и злой ублюдок, но никогда не зашел бы так далеко. – Верно. Не убивать Мэйхема за содержание жеребят-рабов. По крайней мере, пока что. – Я отправил их на тренировку в аллею. И под тренировкой я подразумеваю догонялки. – Эм, что? – Это развивает у жеребят много важных качеств: силу, скорость, ловкость, командную работу и тому подобное. Блайнд Спот пропала и некоторые малыши сказали, что видели какую-то вспышку.

И это всё? Я потратила, блять, столько времени ради того, чтобы услышать о какой-то ебучей вспышке?! Серьезно?! Серьезно, блять?! Серенити пропала и это вся информация, которая была у меня. Я... спокойно. Сильвер. Сохраняй спокойствие. Не сходи с ума. Ради, блять, всего святого, успокойся.

– Это всё? – Окей. Это не звучало спокойно. И, может быть, меня трясло. Немножко. Не думаю, что он заметил.

– Нет... – Скажи мне. Скажи мне. Блять, скажи мне! – Но... Информация не бесплатна. Если ты хочешь, чтобы я тебе сказал, то дай что-то взамен. Обещание. Контракт. Когда-нибудь, может завтра, может через год, ты поможешь мне. Никаких вопросов. Не имеет значения, что это будет.

Я так сильно ударила копытами по столу, что проломила его.

– Даже у меня хватит мозгов, чтобы не соглашаться на такое. – Моя ярость вырвалась наружу, и мне пришлось прикусить губу, чтобы хоть немного успокоить голос. – Я не соглашусь на это. Ты не заставишь меня сделать это. Не заставишь сделать ничего! Ничего и никогда! Я не настолько глупа. Это слишком расплывчато. Я…

– Хайред. – Он усмехнулся, прислонившись к стене. – И ты, и я знаем, что ты согласишься. Потому что жизнь Серенити висит на волоске.

Я ударила протезом по столу, снова проломив его насквозь. Не потому, что показывала свое неповиновение, а потому что понимала, что он прав. Я собиралась согласиться на сделку. Серенити была... где-то, с кем-то. Я проглотила ком, вставший в горле, и смахнула слезы. Мне надо быть сильной. Сильной, пока я не найду ее. Еще хотя бы немного.

– Да. – Я вздохнула. – Да. Пошел ты нахуй.

– Я знал, что ты согласишься, взглянув на всё с моей стороны. Он обошел стол и цокнул, увидев дыры, что я оставила в его столе, после чего смахнул поддельные документы со стола.– Теперь, я бы мог заставить тебя подписать контракт, но знаю твою хорошую репутацию, и что ты всегда держишь слово. Так что я просто возьму с тебя обещание. Как же забавно это работает, не так ли? – Я пожала плечами. – Надо быть или очень неточным, или же обговаривать всё до мельчайших деталей. Сейчас мы будем действовать по первому варианту. Если ты согласишься на этот контракт, то в будущем выполнишь одну работу, которую я дам тебе, и при этом не будешь задавать лишних вопросов. – Я кивнула. – Хорошо.

– Теперь говори! – Прорычала я. Ну, не совсем прорычала, но мой голос в этот момент был очень близок к этому. – Что. Ты. Знаешь.

– Терпение. После того, как одного из моих жеребят, я решил найти кто именно украл его. И да, я уверен, что его именно украли, он не мог сбежать сам. – Я так не думаю... – Они приходят ко мне рабами, а я разрешаю им играть и даю им еду. Продолжим. Я был бы не я, если бы не решил проверить, в чем дело. Так что я отправил одного из моих парней, чтобы провести расследование. Кажется, всё это началось несколько ночей назад. Похищения маленьких жеребят и кобылок, иногда сопровождающиеся вспышками света. Только сироты или рабы... не знаю, почему они взяли твою дочь.

– Ближе к делу. – Я устала спорить с ним, поэтому просто уставилась на него.

– Ты ведь знаешь, что некоторые пони живут прямо под Дайсом? – Я моргнула. – Ну, ты серьезно? Бля. – Стоп, это звучало очень знакомо. Кажется, я слышала что-то такое. – Я так ненавижу рассказывать об этом раз за разом, просто пиздец. Короче, до того как мир взорвался к чертям, какой-то чокнутый идиот построил целую сеть тоннелей под Дайсом. Предполагалось, что в них сможет укрыться все население города, но нихера не сработало. В смысле, взрыв-то они выдержали, а вот от радиации не защитили. Понятно? Пони погибли бла-бла-бла, но важно то, что система жизнеобеспечения во многих местах всё еще работает. Так что теперь там живет много пони, которые основали целые племена и деревни, и теперь торгуют с поверхностью. – Когда я была в тоннелях, они не выглядели... пригодными для жизни. Кроме того, в них можно было легко сойти с ума. – Их, конечно, иногда атакуют дикие гули, но они не так опасны, как рейдеры, которых полно на поверхности. Входы туда разбросаны по всему Дайсу, но их все контролируют разные группировки, чтобы избежать контрабанды извне. – Рассказывай дальше, ты совсем не скучный. – Так вот, к чему я это. В некоторых деревнях... пошел один слух.

– О чем?

– Заткнись, я пытаюсь помочь тебе. – Нет. Ты пока что рассказал о том, что в будущем будешь шантажировать меня. – Странные происшествия и вспышки света. То же, что и в нашем случае, понимаешь? Из этого можно сделать вывод что там, внизу, есть что-то или кто-то. И оно похищает жеребят.

Это... хотя бы какая-то информация. Что-то из-под земли. Я почувствовала, как в моей груди загорелся огонек надежды. Он станет моей опорой. Тем, что я должна хранить до конца. Каким-то образом я чувствовала, что другого шанса у меня не будет, и я не собиралась упускать этот.

– Я... Спасибо. – Я отошла от стола и двинулась к выходу.

– Я не закончил. – Я повернула голову к нему. Кажется, этому мудаку нравилось рассказывать всё кусками. – Вот. – Он положил на стол карту с отметками на ней. – Расположение деревень, где видели вспышку. Может, обнаружишь что-то. – Он усмехнулся, когда я свернула ее и засунула в сумку на боку. – И вот еще. – Он нажал какую-то кнопку под столом.

И стена начала двигаться.

Стоп, что? Белая стена за его спиной с треском начала медленно подниматься вверх. По мере того, как она медленно убиралась, с нее сыпалась пыль и куски облицовки. Сразу за ней я увидела маленькую комнату с лестницей. Сначала я подумала, что в этом нет никакого смысла, но затем я использовала голову. Я знала, что Валкирк построил тоннели, чтобы спасти пони (эта идея провалилась, но всё же), и я знала, где находился как минимум один из входов под землю (тот, который в Эль Хаусе, конечно), а еще я узнала, что главные банды контролируют эти входы. Так что, увидев один из них в «Номере», который, как я знала, находился под землей, я не должна была удивляться. Это должно было быть ожидаемым. Всё-таки, я не была умной пони (если вы сомневаетесь в моих словах, спросите Пост Хэйста).

– Что ж, это удобно.

– Если Молли нападет снова, то этот проход может мне еще пригодиться.

Жеребец коварно усмехнулся мне. Я чувствовала, что была игрушкой в его копытах, но никак не могла понять, в какую именно игру он играет.

Кивнув, я двинулась к тайной лестнице.

– Мэйхем, сделай мне одолжение. Мои компаньоны не найдут меня и начнут волноваться. Скажи им, куда я пошла. И еще. Проследи, чтобы они сильно не напивались без меня.

Я сделала глубокий вдох, закрыла глаз и начала спуск обратно в тоннели. Я уже слышала, как ветер начинает шептать у меня в голове. Я никогда не просила об этом... ни для кого из нас.

–––

Сильвер. Я слышала голос, который шептал мне на ухо.

Просто успокойся. Оу. Я говорила сама с собой у себя в голове. Да. Успокойся, Сильвер. Этот тоннель отличался от того, в котором ты была в прошлый раз. Присмотрись повнимательнее.

Точно. Прежде всего меня радовал тот факт, что там были рабочие фонари. Это давало мне отличную возможность видеть хоть что-то и не бояться каждой тени на стенах. Второе главное отличие заключалось в отсутствии загадочного ветра, и когда я закрывала глаз, то меня не отправляло в неизбежный сон. Верно. Будь разумной, Сильвер. Это было бы очень полезным.

К сожалению, я не была разумной пони. Так что каждые три секунды я резко поворачивала голову направо, чтобы быть уверенной, что никакой пони не пытается подобраться ко мне со слепой зоны. А еще я каждую минуту останавливалась и делала очень глубокий вдох. Если бы у меня был выбор, то я ни за что и никогда не вернулась бы в подземелье. Но, кхем, кто-то или что-то находится здесь и этот кто-то или что-то похитил Серенити. Не думаю, что в подземельях Дайса может жить кто-то или что-то хорошее, поэтому я собиралась найти его и прикончить. И насрать, что тоннели заставляли меня жутко нервничать. Мне просто нужно было преодолеть это.

Страх это нормально и даже хорошо, но в тот момент мне нужно было быть выше этого. Просто двигайся вперед, глупая Сильвер. Ты должна разобраться с похищением Серенити. Тоннели не должны пугать тебя. Я имею в виду, мне они, конечно, не нравились, но они не пугали меня. Мне просто нужно было успокоиться. Нахуй тоннели. Если они встанут на моем пути, то я уничтожу их. Сотру, блять, в порошок.

Так что я решительно шла вперед по тихому тоннелю. Я бы чувствовала себя спокойнее, если бы Искусность была со мной (а еще правый глаз не помешал бы), но придётся разбираться своими силами. Мои копыта громко стучали по железной решетке под ногами, и где-то вдалеке я слышала, как капает вода. Это было не так страшно, как постепенно сгущающаяся темнота этого тоннеля, но всё же у него был свой шарм. Например, в нем стоял тонкий, едва уловимый запах плесени, который не исчезал ни на секунду. И практически на протяжении всего пути мне на голову периодически капало что-то, из-за чего я почти подпрыгивала от испуга.

Стены всё еще были стремными. Неважно как именно хотел создатель показать это место (чистые даже спустя 200 лет решетки, которые служили полом), стены всё равно говорили чистую правду. Они были покрыты вековыми пятнами неизвестного происхождения. Блестящие и коричневые, они иногда практически складывались в слова, а при должной фантазии, можно было действительно читать разнообразные надписи. Однако там имели место быть и настоящие послания, которые оставили пони. Выцарапанные на бетоне (возможно даже копытами). «Селестия, молю, спаси нас», например. Или же «Мы умираем, пожалуйста, помогите». Третья говорила «Тоннели были созданы не для спасения пони!» Последние слова тех, кто умер давным-давно ужасной смертью, навеки сохранены в камне.

Видимо это место делало меня угрюмой и задумчивой... Очень задумчивой, учитывая, что я использую слово «угрюмый» в предложении. Если бы только Серенити была со мной, чтобы услышать какой многословной я была. Вот! Я снова это сделала.

Верно. Видимо от нервов, мой чип в голове переключился на максимальную мощность. Возможно, воспоминания о Серенити заставили меня вспомнить наиболее умные слова, которые она использовала... Или мне просто дважды повезло. Или, может быть, я сменила тему.

Чтобы убедиться, что я знаю куда идти, я вытащила карту из сумки и разложила ее на полу. Так, если я начала с этой точки Х и прошла... как много дверей я прошла? Я была... где-то. Я осмотрелась вокруг, вернулась к карте, после чего осмотрелась снова. Ну... думаю самое время признать, что я не умею читать карты. Я имею в виду, что, ну... это выглядело просто. Посмотреть в карту. Мгновенно получить нужную информацию. Видимо между этими двумя событиями была еще расшифровка карты и прочая фигня.

Пиздец.

Ну, это не может быть слишком тяжело. Так что, сложив карту, я продолжила идти. В смысле, что я вообще искала? Маленькую подземную деревню, населенную пони, которые ненавидят поверхность. Или... что-то еще. В любом случае, не думаю, что ее найти будет очень тяжело. Всё что мне нужно, это просто идти на вопли.

Стоп, вопли?

Ебаные вопли! Видимо в моем оцепенении от нервов я совсем упустила тот факт, что кто-то кричал!

Я рванула через огромное помещение, ориентируясь на слух. В нужный момент я резко повернула направо и выбила деревянную дверь своей головой (Что? Еще сильнее повредить мозг просто невозможно) и попала в зал поменьше. Этот пронзительный крик прозвучал снова, где-то впереди по коридору. Еще одна выбитая дверь, и я нашла источник.

Она стояла в центре довольно большой, пустой, грязной комнаты с коричневыми стенами. Я не столько обращала внимание на нее, сколько на радскорпионов, бегающих вокруг. Видимо это мое время быть геро…

Яркая вспышка света ослепила меня и прервала эпическое спасение беззащитной кобылки. Когда я открыла глаз, радскорпионы оказались в ловушке, подвешенные в большой сетке под потолком. Перед ней стояла пони в черном костюме и маске, закрывающей практически всю морду.

– Не бойся, гражданский. Я здесь, чтобы помочь. – Сказала Бэтмэйр, обернувшись к кобылке, на которую напали.

В ответ она не сказала ни слова и только указала копытом в мою сторону. Стоп, она же не думает, что я здесь плох…

БУМ!

Внезапный удар в голову выбил меня из равновесия. Моё плечо вспыхнуло огнем от магии, но когда я повернулась, чтобы увидеть, кто же меня ударил, она исчезла. Чертова Бэтмэйр использовала свои трюки с телепортацией и... мое плече зажглось снова. Я попыталась повернуться, но по какой-то причине, моя нога дрогнула, отреагировав медленнее, чем нужно было для защиты.

ВЖУХ!

Блять. Что-то тяжелое устроилось на моей спине и начало бить меня по затылку. Игнорируя боль, я попыталась скинуть ее с себя, но она оказалась на удивление сильной.

– Сдавайся, злодей! Сойдись в битве с правосудием лицом к лицу!

Возьми свое правосудие и затолкай его глубоко в свой зад. Прорычав, я упала на пол и попыталась перекатиться, но кобыла исчезла, снова опалив мое плечо магией.

СВИТЬ!

Копыто Бэтмэйр прошлось прямо перед моим лицом, поцарапав лоб. Хорошо, что я успела вовремя отпрыгнуть. Я заметила, что мое плечо начинает жечь сильнее как раз перед ее появлением. Хех. Она точно не ожидает такого от земнопони. Как только Бэтмэйр попыталась ударить еще раз, я увернулась и попыталась ударить ее в ответ, из-за чего она, конечно же, снова исчезла.

ГРОХ!

Ее копыто с силой ударилось в каменный пол, полностью пройдя мимо меня. Прежде чем у нее появилась возможность понять, что я могу предсказывать ее атаки, я повернулась и ударила ее своими задними ногами.

КРЯК!

Она взлетела в воздух, но прежде чем удариться об стену, исчезла. А затем она появилась на том же месте, откуда исчезла, но теперь стояла на своих четырех.

– Ты не злодей-любитель... Скажи мне на кого ты работаешь! Это Смехоребец? Бродячая Кошка? Мистер Хаус?! Или ты здесь в одиночку сеешь семена раздора в своих корыстных и загадочных целях? Это не важно... Потому что я Бэтмэйр!

– Стой, я…

И она снова исчезла.

ФЬЮТЬ!

Я нырнула как раз вовремя, уклонившись от удара. Сжав зубы, я повернулась направо, чтобы встать к ней лицом, но она начала кружить меня. Пытаясь оставаться в моей слепой зоне. Ради, блять, всего святого. Я даже не хотела драться с этой…

– Блять! – Крикнула я, качнувшись в сторону, когда она пнула меня по ребрам. Довольно сильно. – Да остановись ты! Я не… – Ее рог вспыхнул, и она снова исчезла. Черт, это уже начинало бесить.

Идея.

Игнорируя жжение плеча, я, как только она снова появилась, рванула вперед. Сетка со скорпионами висела не слишком высоко. Я подпрыгнула и, схватив за веревку, сорвала ее с потолка. Приземлившись, я сразу начала мотать головой, вращая сеткой со скорпионами, словно боевым цепом.

Мое плечо горело. Не знаю как, но я всегда понимала, откуда именно исходит магия. Так что в момент, когда она появилась справа от меня, я была готова. Я бросила свое импровизированное оружие в нее и отпрыгнула. Удар отправил ее на землю, и при этом ее прижало сверху мешком с гигантскими ядовитыми тварями.

Она лежала достаточно долго, чтобы я успела обратиться к ней.

– Прекрати это. Я не твой враг. И... – Я указала копытом на пустую комнату. – Другая пони уже ушла.

Очередная вспышка. Ну, ебаный пиздец.

Но в этот раз она появилась передо мной достаточно далеко, чтобы я поняла, что она больше не собирается бить меня.

– Говоришь, ушла? Хах, мои извинения. – Эй! Что случилось с ее эпическим голосом и речами о том, что она вершит правосудие? – Важно поддерживать легенду достаточно долго, чтобы они сбежали. Не думаю, что ты представляешь мне угрозу, но имидж и всё такое. Она испугалась тебя, поэтому я сразилась с тобой.

– Я... Какого…

– А теперь скажи мне... – она продолжила говорить, приглушаемая своей собственной маской, – что ты здесь вообще делаешь? Очевидно, что ты заблудилась. Если ты преступник-бродяга, я продолжу свое праведное избиение тебя.

Избиение? Да я побеждала! Нет, я, конечно, получила пару сильных ударов... ладно. Но она всё равно хитрила и пользовалась своими единорожьими силами. И я уже была готова перевернуть исход боя своими собственными загадочными магическими силами протеза, который позволял чувствовать чужую магию.

– Я ищу... – Я нахмурилась. Как же объяснить ей кем мне является Серенити. Не думаю, что объяснение в стиле «она случайная сирота, которую я приютила, а затем испугала, убив другого жеребенка» сработает для этой Мисс Правосудие. Поэтому я дала ответ, который вы так долго ждали. – Мою дочь.

Она ухмыльнулась? Из-за этой маски я не была уверена.

– Да-да, очередная кобылка, похищенная загадочным похитителем жеребят. – Она начала ходить туда-сюда, периодически останавливаясь, чтобы стать в героическую позу. – Я слышала рассказы. Самые невинные и беззащитные из сирот похищены этим злобным созданием. Говорят, что он высотой в пять метров и стреляет молниями из глаз. Немногие видели его, но многие говорят, что он скрывается в этих тоннелях! Я приближаюсь к разгадке. У меня была версия, что за похищениями стоит Смехоребец, но я не могу быть в этом уверена. Если ты всё же хочешь помочь мне, то просто уйди отсюда. Это работа не для любителей.

Любителей? Я тебе еще покажу.

– Я не… – Я прекратила говорить, когда она снова исчезла. Чертовы единороги.

Тем не менее, я чувствовала слабое жжение плеча и пошла в том направлении, где оно становилось сильнее. Глупым супергероям нельзя оскорблять меня, а затем так просто сбегать. Я выбила одну дверь, попав в слабо освещенный коридор. Затем еще одну, которая вывела меня в еще один большой зал.

Бэтмэйр стояла и удивленно смотрела на меня. Очевидно, что она не догадывалась о моих суперспособностях, которые нисколько не странные.

– Как ты нашла меня так быстро?

– Магия. Слушай. Я иду с тобой. Серенити исчезла. Я собираюсь найти ее.

– Ты действительно порядочная пони, сердце которой хочет нести правосудие! Я с удовольствием приму тебя в мои напарники! Но только на эту миссию.

Напарники? Серьезно?

–––

Тоннели были просто бесконечными. Они тянулись во всех направлениях, собираясь в причудливые рисунки, которые мне были непонятны. Это было похоже на огромный лабиринт, который усложнялся еще и множеством перекрытых кучей мусора проходов. Откуда Бэтмэйр знала, куда идти дальше, я не имела ни малейшего понятия, но поскольку она продолжала идти, я следовала за ней. Эта самопровозглашенная супергероиня была не очень разговорчивой, и я даже не знала, хорошо это или плохо.

В конце концов, она сказала что-то.

– Ты хорошо дерешься. Ну, уверенно, по крайней мере. Тебе повезло, что я видела тебя раньше. Такая нога это редкость в Дайсе. В противном случае, я бы размазала тебя, как и всех своих врагов.

В ответ на это заявление я просто закатила глаза... кхем, глаз. Но всё же, она старалась играть свою роль даже после того, как я ударила ее по голове мешком с радскорпионами. Это стоит отметить.

– Ага.

– Ты сомневаешься во мне? Какой позор. Мне нужно подумать о том, чтобы пересмотреть свое мнение по поводу того, стоит ли тебе быть моим напарником на этой миссии. – Ну, давай.

– Чем ты занимаешься? – Она остановилась и повернулась ко мне маской. Поэтому я продолжила, не смотря на то, что она раздражающе постукивала копытом по решетке под ногами. – Костюм. Этот театр. Этот тупой, тупой голос. Я просто не понимаю.

– Если ты хочешь знать... – Хочу, почему бы и нет? Я люблю предыстории. Она продолжила идти, и я пошла вслед за ней. – Я вдохновилась этим образом во время моего путешествия по Эквестрии. В Мэйнхеттене я услышала довоенную историю, в которой рассказывалось о героине, известной как Кобыла-что-надо. – Это очень тупое имя. – Когда наступили тяжелые времена, она стала маяком справедливости. Она боролась со злом, срывала планы зебры и спасала невинных пони. Когда же я дошла до этого города, то обнаружила, что это настоящий рассадник преступности, прогнивший насквозь. В этом городе сам закон объявлен вне закона. Поэтому этим законом решила стать я, превратившись в Кобылу-что-надо. Я стала бороться со злом, стала маяком надежды в этом захваченном злом городе. Я здесь, чтобы давать гражданам надежду.

– Так…

Мы повернули за угол. Если бы я больше обращала внимания куда иду, то не споткнулась бы о статую, лежащую перед деревянной дверью. Посмотрев вниз, я пнула ее, а затем взглянула на саму дверь. На ней была табличка с надписью «Стена», покрытая многовековой пылью. Видимо, у этой двери было раздвоение личности.

– Значит... – Я продолжила, забыв, что хотела сказать до этого. – Твои родители не погибали, и на этой почве ты не сходила с ума или типа того?

Я имею в виду, ее история была вполне... обычной. На пустошах мало чего необычного. Ее история даже не была трагичной.

– Ну, да, – подтвердила она, – думаю это нормально.

Честно говоря, история с мертвыми родителями была бы более интересной. Если бы Флэйр был здесь, то он бы рассказал историю как надо. И затем рассказал бы Скай Фоллу в подробностях о том, как я отреагировала. Скорее всего.

Хотя, я ведь могла взять их с собой. Я имею в виду, они же ждали меня наверху, в казино и мне нужно было просто убедить Мэйхема... ну почему я не подумала об этом сразу?! В смысле, я знаю, что я глупая пони, но это уже просто смешно. С их способностями найти Серенити было бы гораздо проще.

Я вздохнула. Серенити. Где-то в этих темных, страшных тоннелях. Украдена кем-то. Я всеми силами старалась не думать об этом, не волноваться, но... ну, у меня выходило плохо. Каждый шаг отдавался неприятной тяжестью в животе всё сильнее и сильнее. Когда я задумывалась о ней, то сразу думала о том, кто же мог забрать ее. И сразу начинала винить себя за то, что это моя вина, что я дала ей уйти... Заставила уйти. Я хотела, чтобы она была в безопасности, но проебалась.

Ох, нытье ни к чему меня не приведет. Мне нужно просто успокоиться.

– Ты выглядишь взволнованной. – Сказала борец за справедливость в маскарадном костюме, даже не потрудившись оглянуться на меня.

– Это... Кто бы ни был этим похитителем жеребят. Ты знаешь, кто это может быть? – Я была уверена, что она не знает, но разговор хотя бы отвлечет меня от моей ошибки.

– Не могу сказать точно... – ответила она, спустя некоторое время. – Что бы это ни было, это что-то магическое. Оно началось три дня назад. Сироты в основном, но я слышала о пропаже нескольких рабов.

Да, одного из рабов Мэйхема тоже украли. В этом не было смысла. Если этот кто-то хотел навредить пони, то в чем смысл похищать сирот и беспризорников. Кто будет скучать по ним? Вот рабы это другое дело. Если они пропадают, то кто-то точно это заметит. Может я слишком много об этом думала, но это было интересно.

– В любом случае, – продолжила Бэтмэйр, – фигура, которая их похищала, была замечена, но всего пару раз. Описания отличаются, но есть две вещи, которые известны наверняка. Первое: кто бы это ни был, он огромен. Пони говорят, что высотой где-то как минотавр. Второе: всегда, когда этот кто-то появляется, это сопровождается вспышками света.

– Третье: этот кто-то в этих тоннелях, да? – Спросила я.

– Возможно. – Этот ответ был для меня словно удар в грудь. А что если я потратила несколько часов, блуждая по подземелью, а Серенити даже и близко нет здесь?! Я должна действовать наверняка, ведь на кону жизнь маленькой кобылки и важна каждая секунда... – Но шанс найти его здесь выше. Многие говорили о вспышках, но никого из подземных деревень не похитили.

Точно, деревни. Я слышала, в этих тоннелях живут пони, но кроме Бэтмэйр и той пони, которую мы спасли, я больше никого не видела. Хотя, эти тоннели были рассчитаны, чтобы спасти всё население Парадайза Селестии, так что места тут достаточно и то, что я никого не видела не должно удивлять.

– Ну... А что если это была ты?

Она остановилась посреди перекрестка и покачала головой. Либо это ответ на вопрос, либо она решала куда идти.

– Нет. Я практически не спускаюсь сюда. – Для того, кто практически не спускается, она неплохо ориентировалась. – И когда спускаюсь, то редко телепортируюсь. Я в основном телепортами только для битвы пользуюсь. – Я думаю, в этом был смысл. Магия не такая и простая штука и очевидно, что все единороги стараются сохранить их... магическую... штуку... энергию. – Сюда. – Она повернула направо.

Я пошла за ней. Стало заметно, что тоннели становятся грязнее. Потолок уже был покрыт... копотью или чем-то наподобие. И еще каждые пару шагов я вступала во что-то действительно отвратительное. Если то, что я постоянно оказывалась в таких грязных местах, не означало, что судьба против моего мытья, то что еще могло это значит?

– Ты уверена, что мы идем… – Я остановилась. Мое плечо начало жечь. Не сильно, но я чувствовала это. – Да. Это верная дорога.

– Как ты узнала? – Спросила Бэтмэйр.

– Магия. – Я закрыла глаз и сфокусировалась на жжении. Покалывание плоти под металлической пластиной было таким настоящим. Не совсем жжение, но что-то похожее. Такую магию я еще никогда не чувствовала. Даже магию того шара я не чувствовала, пока не приблизилась близко, а он был мощным. Значит, этот источник был гораздо мощнее. – Я могу чувствовать ее

Мое сердце забилось сильнее. Кто-то или что-то очень сильное схватило Серенити, и я уже не была так уверена, что смогу с этим справиться.

Я сразу выбросила эту мысль из головы. Я не могла... вспоминать слишком больно. В этот раз у меня всё получится. Никаких сомнений быть не должно. Но мой мозг возвращался к тому, что мне сказал Старейшина Чанки Соуп: «...под Дайсом есть тьма. Что-то тёмное и извивающееся начинает выбираться на свободу».

Я открыла глаз. Холодный пот стекал по моей груди от одной мысли. Не знаю, о чем именно говорил Старейшина, но мощный источник магии, похищающий жеребят, казался мне достаточно темным.

– Надо поторопиться. – Я побежала вперед.

Я позволила моим инстинктам вести меня вперед через темный грязный тоннель. Не знаю как, но я знала, что Бэтмэйр бежала за мной, хотя меня это не сильно волновало. Затем я повернулась, выбила дверь и упала метров на десять вниз, приземлившись на то, что раньше было лестницей. А ведь у меня почти получилось вовремя остановиться. Я знала, что они пошли этим путем. Думаю, у меня было кровотечение, но это не важно. Затем мое плечо зажгло сильнее, и я остановилась, когда Бэтмэйр появилась рядом со мной.

– Не делай так! – Громко рявкнула я. Хотя я практически не слышала своих слов из-за биения сердца.

– Почему? Это единственный нормальный способ спуститься... по крайней мере, для меня.

Я осмотрелась вокруг. Фонари всё еще работали на этом уровне, но разбитых и сломанных было уже гораздо больше. Стены были такими грязными, что казались черными и в воздухе висел отвратительный запах, который я не могла определить.

– Магия слабая. Твоя магия перебивает ее. Я теряю... – Что? Жжение? Сигнал? След? Я не была достаточно умной, чтобы понять из-за чего у меня каждый раз жгло плечо, не говоря уже о том, чтобы правильно описать это. Кажется, моего ответа ей было достаточно, поскольку она кивнула. Не теряя времени на лишние разговоры, я побежала дальше по темному коридору.

Он становился всё темнее и темнее. Это не хорошо. Мне не нравились темные коридоры, но мне надо было продолжать бежать. Выбора нет. Жизнь Серенити в опасности из-за чего-то темного, что прячется под Дайсом. Черт, ведь это всё моя вина. Я могла только молить Селестию о том, чтобы было не слишком поздно.

Я выбила очередную дверь, сделала три шага и остановилась.

Черный и грязный коридор исчез, внезапно перейдя в... совершенно чистый. Стены выглядели как новые, и все лампы работали. Мое плечо жгло еще сильнее, а поскольку Бэтмэйр не пользовалась в этот момент магией, я всё поняла.

– Мы близко. – Сказала я шепотом и начала следить за каждым своим шагом.

Мы проходили мимо дверей, одна из которых была слегка приоткрыта. За ней мы увидели комнату с кроватями, выставленными в ряд. Мое сердце билось всё сильнее и сильнее, пока мы углублялись в этот комплекс.

Здесь.

Крепкая деревянная дверь. Я чувствовала за ней что-то... Я прислонила ухо к двери, чтобы подслушать. За дверью слышались приглушенные голоса. Что бы ни забрало Серенити... Оно было прямо за этой дверью. Я облизнула губы.

– На счет три. – Тихо сказала я Бэтмэйр. – Раз. – Мое сердце пропустило удар. – Два... – Я задержала дыхание. – Тр…

Я почувствовала знакомое жжение. Стоп. Я знаю его.

Серенити!

Дверь разлетелась в щепки, когда я влетела в комнату сквозь нее. Передо мной стояла... я не уверена кто именно. Она была выше, чем все пони, которых я видела до этого, но была худой и величественной. Ее темно-синяя шерсть казалось, блестела, а грива была странной. Токсично яркая фиолетово-зеленая, она выглядела так, будто она развивалась на ветру, которого не было. Ее рог выглядел большим даже для ее внушительных размеров, а ее крылья... стоп, крылья? Твою мать, я стояла лицом к лицу с аликорном! Я была так шокирована, что даже не могла атаковать.

– Селестия... – Аликорн сделала шаг назад, а затем я услышала...

– Мамочка?

Я повернула голову так резко, что чуть не свернула шею. За столом сидело несколько жеребят, но они не были важны для меня. Только Серенити, которая смотрела на меня своими серыми и заливающимися слезами глазами. Затем медленно повернулась лицом к аликорну, которая выглядела ослепительно, а затем перевела взгляд на стену, перед которой она стояла. На ней была большая зеленая доска со странными символами на ней. Неужели эта аликорн обучала Серенити какой-то злой аликорновой магии?! Я должна была остановить ее и спас…

Мой мыслительный процесс был прерван каким-то тихим хлопком.

Внезапно дым заполнил комнату. Я слышала, как кашляют жеребята и потерла глаз, чтобы лучше видеть что происходит. Всё было затянуто серым дымом. А в нем я увидела фиолетовую вспышку и звук удара. Бэтмэйр сражалась или... Нет, стоп...

Боль. Плечо загорелось от боли так сильно, что я закричала.

Что-то врезалось в меня, и я упала. А, это Бэтмэйр на мне, тоже стонала от боли. Не думала, что на меня сегодня будут кого-то ронять.

Дым завихрился от... чего-то и очередная вспышка боли пронзила меня. Бэтмэйр исчезла, оставив меня лежать на полу. Сквозь дым я заметила светящиеся глаза аликорна с кошачьими зрачками, смотрящие на меня сверху вниз. И ее рог засветился. Блять. Я в такой заднице. Мне нужно было спасти Серенити. Я попыталась встать, но ее тяжелая нога придавила меня к полу. Я была сильнее. Я должна была победить ее! Я...

– Нет! – Вскрикнула Серенити. Я услышала топот маленьких копыт, после чего увидела, что она встала передо мной. – Не делай ей больно! Пожалуйста... она моя... не надо... – Почему она всхлипывала? Я здесь, чтобы спасти ее, она должна быть счастлива.

–––

– …математика? – Повторила я.

Огромная аликорн кивнула снова. После инцидента, она поставила меня на ноги с помощью своей магии и отвела в маленькую больничную палату (как мне показалось). Я так решила из-за нескольких ящиков с маркировкой в виде трех бабочек на них и белой простыни, на которой я лежала. Оказалось во время падения до этого, у меня треснула кость в левой задней ноге. К счастью, в меня залили целебное зелье до того, как повреждение стали непоправимыми.

– Да, – ответила она, – деление в столбик, если быть точной.

У нее был громкий и четкий голос, который, казалось, отражался эхом по комнате. И да, я не знаю что это за деление в столбик.

– Никогда не слышала об этом. – Бэтмэйр наверняка знала, но она исчезла после того, как приземлилась на меня. Мы оказались слегка не готовы с... я даже не знаю, как ее зовут. – Как тебя зовут?

– Я... – Она сделала паузу и поморщилась на секунду. – Платинум Хэйз. Да. Ты должна простить меня. Это новое имя, и иногда мне приходится напрячься, чтобы вспомнить его. – Э-э-э... Чего?

– В смысле новое имя? – Это вроде как мое Хайред Ган? Она тоже убегала от чего-то?

– Оно... ну, не совсем новое. – Она выглядела запутанной. – Но оно новое. Аликорны другие. Мы другие. Это было моим именем до того, как я вошла в Единство, и теперь оно снова стало моим именем. – В этом вообще был какой-то смысл? – Теперь ты должна ответить тем же и сказать мне свое имя и рассказать, почему ты вломилась в мой дом.

– Я... – Аргх, мой глупый глаз дергался. Это напрягало меня. – Меня зовут Хайред Ган. Ты украла мою кобылку. Поэтому я пришла за ней.

– Да, – она слегка улыбнулась, – это я уже знаю. Я нашла ее посреди улицы прошлой ночью, замерзшую и рыдающую. Так что я позаботилась о ней и она рассказывала о тебе с такой злобой. Но через некоторое время она успокоилась. – Прекрасно, наверное, она рассказала этому любвеобильному о Пост Хэйсте. Нет никаких сомнений, что меня снова собирались отпинать. Отличная возможность взять реванш. – Скажи мне... – Продолжила Хэйз. – Почему ты сделала это?

– Это моя работа.

– Я тебе не верю. – Она покачала головой (ее грива тоже пошла волнами вслед за головой, очень странно). – И когда я говорила с Серенити, то поняла, что она тоже не верит тебе. У меня есть тест, если ты не откажешься, чтобы проверить достоверность твоего утверждения. – Я... Чего?

– Послушай. Я знаю, что я сделала. И почему я сделала это. Я плохая пони. Плохим пони нужны крышки. Я взяла работу, и мне заплатили за нее крышки. Отвали от меня.

Меня не волновало, что она была какой-то прекрасной полу-богиней. Она беспокоила меня и мою и так расшатанную психику.

– Я пообещала твоей кобылке, что я попытаюсь. Она уверена, что ты совсем не та, кем хочешь казаться и чтобы успокоить ее, я пообещала. Это будет простой тест. Заклинание, которое позволит мне заглянуть в твою память и увидеть то, что видела ты. Это займет всего секунду. – Нет. Я ни за что не позволю аликорну копаться в моей голове. Никогда. – Хотя, если быть честной, она не ожидала, что ты будешь искать ее. И поначалу я тоже так думала. Она была уверена, что тебе всё равно, но те истории, которые она о тебе рассказала, убедили меня в том, что она заблуждается, и ты точно найдешь ее... Может быть не так скоро, но ты бы точно нашла способ.

– Конечно же, я искала ее... – Мягко сказала я, смотря куда-то в сторону. – Ладно... – Я вздохнула и откинулась на кровать. И, разумеется, я думала, попадает ли это под «Сильвер делает что-то глупое и попадает в плен» правило. – Как это работает? Я говорю тебе что-то, а ты с помощью магии узнаешь, правда это или нет? Или... не важно. – Я села на край кровати. – Для начала я хочу задать тебе пару вопросов.

Платинум Хэйз посмотрела на меня сверху вниз с теплой улыбкой. Ее глаза были очень... необычными. Я не была уверена, пугали ли они меня или казались бесконечно красивыми. Скорее всего, всё вместе.

– Конечно, если это поможет тебе успокоиться. Я знаю, что у тебя был тяжелый день.

Нет. Ты даже не представляешь насколько. Но спасибо за заботу.

– Кто... нет, прости. Что ты? Почему ты здесь? Какого хуя ты спустилась в эти тоннели?

– Я — аликорн. – Просто и коротко ответила она. Да, это так тяжело заметить. Но на самом деле это слегка сбивало меня, в смысле, насколько я знаю, только Богини были аликорнами (не считая Старскрима). – Это... сложно объяснить. Я не всегда была такой, какой ты видишь меня. Я... попала под действие очень сложного заклинания и мощнейшей магии. И еще была песня... Воспоминания очень нечеткие, но... после всего этого я стала такой... и стала частью Единства.

– Единства?

– Да, именно это я и сказала. – Это была насмешка? Из-за величественного тона и голоса, которым она со мной общалась, было тяжело это определить. – Это было... подобие коллективного сознания. И... не важно. Мы были одним целым, а затем нас разделили. К этому тяжело привыкнуть, но сейчас лучше, чем было раньше.

– Так что случилось? – Спросила я.

На самом деле я могла и не спрашивать, потому что она и так продолжала. Что ж, по крайней мере, история была интересной.

– Богиня взорвалась. – Стоп, Селестия? Она взорвалась? Но она же... Богиня. Насколько я понимала, она не могла умереть (то, что она не могла умереть, не мешало ей взорваться, верно?). – Единство разрушилось, и я всё вспомнила... – она поморщилась, – разные вещи. Это не имеет значения. Полностью растерянная, я присоединилась... к другому пони, который пообещал помочь мне найти мне пару.

Пару? Разве есть жеребцы-аликорны или... Что? На самом деле, мне не хотелось знать конкретно об этом еще больше.

– Он был убит той же пони, которая убила Богиню. – Я вижу закономерность. Кем бы ни была эта пони, ей точно нравится убивать ебаных сверхмогущественных существ и их окружение. – Мы медленно обучались. И присоединились к подруге Разрушительницы. К кобыле по имени Вельвет Ремеди. Она была не такой, как Разрушительница. Она обещала помочь нам найти пару и снова научить, как жить среди пони на Пустоши. Нас называют Последователями Апокалипсиса. – Она усмехнулась. – Вельвет хотела построить новый мир. И начала с медицины. Это было моей идеей основать отделение в этом месте. Раньше здесь был мой дом, и я подумала, что это будет хорошей идеей... Вельвет согласилась, хотя мне казалось, что она откажется.

– Та-ак... Ты пришла сюда и начала похищать сирот.

– Спасать. У нас было много крышек, и способность зарабатывать еще больше. Мы попытались официально поместить отделение в городе, но как только нас увидели, то открыли стрельбу... – Она тяжело вздохнула. – Даймонд Скай и я выжили, и нашли проход в эти тоннели. Тут же мы нашли остатки школы и начали подстраивать их под наши нужды. Мы попытались наладить связь с взрослым населением, но большинство кричали от ужаса, стреляли и даже кусали. Так что мы начали брать жеребят, которые более открыты новым знаниям, и обучать их. Это не совсем то, чего хотела Вельвет, но этот город... такой, какой есть.

– Это глупо. Приходить в города, учить кого-то. Я имею в виду... – В этот момент я кажется, поняла смысл. Небеса очищены, давайте восстанавливать мир, но... не важно. Кто бы ни придумал этот план, он был очень наивным. – Не важно...

Она красиво засмеялась, прежде чем повернуться и проверить заперта ли дверь. Я воспользовалась моментом и попыталась осмотреть ее, пытаясь понять, что же она такое, но почему-то мои глаза задерживались только на ее крупе... блять, только не это снова. Почувствовав, что мои щеки покраснели, я отвела взгляд в сторону. Это не время и не место, чтобы думать в таком роде о величественном, загадочном, красивом... хватит. Прекрати дурачиться. Плохая Сильвер. Мне нужно было принять холодный душ.

– Что-то случилось? – Просто и мягко спросила она, но я покраснела еще сильнее и отвернулась.

Я буду считаться шаловливкой, если это будет с богиней?

Ладно, это был глупый вопрос.

– Ничего. – Соврала я. Не время для этого. Всего. Я нашла Серенити. Она в безопасности и мне нужно было как можно скорее вернуться к ней. – Делай свою магию.

– И ты даже не хочешь узнать, как она работает? Это довольно сложно, но интер…

– Просто... – Я повернулась к ней лицом и взглянула в глаза. – Делай то, что должна.

Хэйз выглядела обеспокоенной, но кивнула в ответ. Через секунду ее рог охватило бриллиантово-синее свечение. Медленно она опустила свой (очень длинный) рог и коснулась им моего лба. Плечо зажглось болью, после чего всё погрузилось во тьму.

В темноте не было звука. Не было света. Меня окружала бесконечная пустота, в которой я в то же время не могла пошевелиться. Меня охватило чувство ужаса, когда я поняла, что оказалась в ловушке. Я пыталась как-то двигаться, но тело не поддавалось... потому что его не было.

– Не паникуй.

Сказал голос из тьмы, который, казалось, был самим воплощением этой тьмы.

– Это не больно. Расслабься и дай мне увидеть.

Я расслабилась, но только после того, как пожалела о том, что согласилась на эту авантюру. Вдалеке я увидела яркую белую точку. Она медленно росла до тех пор, пока полностью не охватила меня. Она стала мной. Через пару минут я обнаружила, что смотрю на круп Хэйз...

– О Богиня...

Вот блять. Она засмеялась надо мной? Хватит смеяться надо мной, магический голос богини аликорна! Черт. Время обратилось вспять, и теперь я оказалась в схватке с Бэтмэйр. Мои чувства были там, но мыслей не было, а боль притуплена. Особенно жжение плеча, которое практически не чувствовалось.

Снова перемотка, и я лежала в ванной, чувствуя себя разбитой и мокрой. Я встала и вытерлась, а затем вышла из ванной. Хм... я совсем не помнила, что приняла мед-Х тогда.

Внезапно, меня снова вырвали из тела и перемотали время к моменту, когда я говорила с Мистером Хаусом. Затем в вертибак. Дальше и дальше в прошлое, пока я не оказалась в той самой комнате, в Каркхуфе.

Боевое седло с закрепленной Искусностью, и я снова сканировала лагерь. Это воспоминание. Как же я ненавидела его. Я могу чувствовать, как мой рот двигается, но ни одно из произносимых слов я не слышала. В мире не было ни единого звука, но я запомнила те слова на всю жизнь. Я почувствовала, как наклонила голову, чтобы укусить уздечку моего боевого седла и выстрелить. Затем я почувствовала что-то странное. Слезы, стекающие по щекам. Я не помню, чтобы я тогда плакала, но оказалось, что это так. Я ненавидела себя даже до выстрела. Даже не знаю, кому я доказывала то, что я монстр.

Я укусила уздечку, Серенити отклонила выстрел в сторону, прыгнув на винтовку, и жеребенок умер. Я воспроизводила этот момент в памяти слишком много раз. Несколько слез ничего не изменили.

– Значит, ее догадки были верны, – сказала у меня в голове Хэйз, – она действительно повлияла на выстрел не совсем хорошо...

Чего?

Нет... Нет, нет, нет, нет, это не так! Я не была уверена, слышит ли она меня, но мой мозг так сильно кричал ей, пытаясь донести, что в этом нет вины Серенити. Во всём была только моя вина. Неужели она подговорила Хэйз устроить это, чтобы доказать, что я не виновата... или же... или же она чувствовала вину за то, что случилось? В этом не было никакого смысла.

– Прости, что мне пришлось обмануть тебя. Она хотела знать правду... и она бывает очень убедительной.

– Проваливай.

– Да... Я...

Что-то случилось. Я вернулась к битве с земляными акулами. Я увидела Драконоборца (заметка: мне все еще надо его уничтожить) снова смотрящего на меня. Что за дерьмо происходит?

– Я... такого не случалось прежде. – Сказал голос. – Я могу исправить это. Дай мне минуту.

Она вообще делала это раньше?

– В-всего раз... – Голос того, кто копается в твоей голове, совсем не должен дрожать в этот момент! – Мои магические способности были весьма ограничены в Единстве, и у меня не было времени хорошо научиться делать это заклинани…

Мы переместились назад снова. Исправь это! Исправь это как можно быстрее!

Она не смогла и замолчала. Мы отправлялись всё дальше и дальше, проживая по несколько минут за раз. Вот Старейшина Чанки Соуп загадочно рассказывает про Дайс. Вот игра в хуфбол. Тоннели. Бэтмэйр. Смерть Роя Мустанга. Время неумолимо продолжало лететь и, казалось, я не в силах как-либо повлиять на это, даже когда кричала и просила остановить всё это.

Пока мы двигались назад, я с ужасом представила, что случится, если она не остановит это как можно быстрее, и мы вернемся в мое прошлое до Дайса. Обратно в Мэйрфорт. Стойло 42... Нет. Вот уже и воспоминание, как я плыву сквозь мутную воду, пытаясь спасти Серенити. И снова скачок назад. Черт, мы приближались близко к моему прошлому. Мне нужно было как можно скорее остановить всё это. Если мы вернемся к смерти Вайлдфайр... Я не думаю, что смогу выдержать это снова.

Или хуже... вдруг мы вернемся к... нет. Я не могу думать об этом. Мне нужно остановить эту гребанную магию, пока всё не зашло слишком далеко.

Ради всего святого! Вот я иду по Бридл Хоупу. Блять, нет. Стоп. Мы прошли дальше, назад, через Смуз Тонга и прямо к...

Я снова держала ее в своих копытах, прижимая к себе. Она говорила мне что-то, пока рана на ее голове кровоточила и ее кровь смешивалась с песком, но я плохо видела это из-за слез, полностью помутнивших мой взор. Почему ты не могла остаться мертвой для меня?! Вайлдфайр... Просто... Хватит возвращаться... Мне тяжело жить без тебя, но ты каждый раз продолжаешь возвращаться... напоминая мне о том, что это всё моя вина. Просто... просто останься мертвой. Такому монстру как мне тяжело жить из-за самой себя и... я не хочу думать о том, что могла бы жить не без тебя, а с тобой...

Время снова перемоталось назад.

– Я... прости меня.

И снова. И снова. Всё шло до тех пор, пока я не оказалась в госпитале, слушающей радио. А затем я снова вернулась на свою скалу. Нет... мне нужно закончить это. Проваливай.

Уходи. Вали. Выметайся. СВАЛИ НАХУЙ ИЗ МОЕЙ ГОЛОВЫ!

Свет.

Я вернулась в кровать, в тоннели под Дайсом. Посмотрев на себя, я поняла, что магия заставила меня проблеваться. Я чувствовала себя...

Такой больной и напряженной... Как будто мою голову распирало изнутри, и в любой момент она могла взорваться, уничтожив всё, что я знала. Слезы. Я снова чувствовала их. В последнее время я слишком много плакала.

– Я-я... не думала. П-прости меня. – Она заикалась. – Я-я д-думала, что с-смогу контролировать... Я с-слышала всё... – Конечно. Она забрала чувства у меня, но сама продолжала чувствовать всё. – Ва-айлдфайр, я-я...

Через секунду я повалила ее на пол, придавив шею к полу своим протезом. – Ни-ко-гда. – Прошипела я. – Никогда не говори это имя. – Слезы стекали по моим щекам и падали на ее. – Никогда... понятно? Она должна...

Она должна оставаться мертвой. Я не могла думать об этом. Мне надо было быть Хайред Ган, а не Сильвер Шторм. Сильвер мертва. Она умерла вместе с Вайлдфайр. Только так я могла выжить.

Я снова рыдала. Черт. Мне нужно быть жесткой. Пустошь была сильной – мне нужно быть еще сильнее. Я не могла плакать. Никто не любит чужие слезы. Но мне было так тяжело. Я не чувствовала свою металлическую ногу и она просто соскользнула с ее шеи. Следующее, что я помню, это как я плакала, уткнувшись в грудь Платинум Хэйз. Зачем она вернула эти воспоминания. Я почти забыла их... у меня почти получилось.

Я продолжала плакать и надеялась, что она всё понимает.

–––

Воспоминания о том, что было после этого, были нечеткими.

Я знаю, что я плакала. Душераздирающий разговор и еще больше слез. Я говорила больше, чем когда-либо до этого, и она сидела и слушала, как я изливала душу. Зачем? Не знаю. В этом не было смысла, но я не могла остановиться. Я рассказала ей о Вайлдфайр, о Серенити, о моих чувствах. Я...

Я не рассказала ей о Фаундэйшн. Я, наверное, никогда не стану заходить настолько далеко... Но я всё равно рассказала ей больше, чем следовало бы.

Она просто слушала меня. Даже когда я говорила о самых глупых вещах. Это была ее ошибка... потерять контроль над заклинанием. Вернуть меня так далеко назад... к счастью не так далеко, что это стало бы непоправимым.

С тяжелым вздохом я положила свою голову ей на шею. Мои глаза были сухими, потому что я больше не могла плакать, а мое сердце онемело, и я не чувствовала ничего. Мы лежали на полу, и она обнимала меня своим крылом, хотя я не думаю, что это важная информация. Я знаю, что у пони сложилось бы неправильное (или правильное...) мнение о нас, если бы они увидели эту картину, но я была настолько эмоционально истощена, что мне было абсолютно всё равно. Мне просто было нужно, чтобы кто-то был рядом. Даже если это гребаный аликорн, с которой я сблизилась только потому, что она покопалась у меня в голове, случайно прочитав всё мое прошлое.

– Мне... прости меня, пожалуйста. Мне жаль, что так вышло... – Сказала она медленно.

– Я знаю... ты уже говорила это. Пятнадцать раз.

– Ты ч…

– Да, считала. Уже достаточно. – Я закрыла глаз. – Всё в порядке. Мне просто не нужно было давать тебе сделать это. Никогда не доверяла магии.

Она сдвинулась на секунду, но я решила не смотреть почему. Она была такой теплой, что мне хотелось просто заснуть на ней.

– Это всё так запутанно... Мир. После того как я перестала быть частью Единства, все события вокруг начали пролетать так быстро. Это тяжело... – Я почувствовала, как ее грудь поднялась, когда она сделала глубокий вдох. – Си Бриз погиб, а Даймонд Скай отправился освобождать остатки Надзора Селестии… – Я сделаю здесь паузу, чтобы подчеркнуть, как всё совпало так, что аликорн спасает Надзор Селестии. – Я осталась здесь, чтобы учить детей, которых мы уже собрали... Я не очень хорошо справляюсь со своей работой на данный момент.

Я считаю, что она отлично выполняла свою работу большой теплой подушки в тот момент.

– Не знаю... а где дети?

– Играют, наверное. Они разных возрастов, но это из-за того, что многие сироты нападали или убегали, когда мы предлагали им присоединиться. Старшие заботятся о младших... – Я открыла глаза и посмотрела на ее лицо, которое было на удивление суровым. – Кто бы ни построил эту школу здесь, под землей, он даже снабдил ее игровой площадкой. – Это был Валкирк.

Этот загадочный жеребец позаботился в тоннелях обо всем. Кроме защиты от радиации, конечно.

– Есть смысл. У детей должны быть игрушки. – Она кивнула, и я закрыла глаз снова.

– ... мне действительно жаль, что так вышло. – Ох, да ладно. Хватит уже. – Все эти вещи... Я... – Она дернулась. – На это было нелегко даже просто смотреть. Если бы я знала, что так будет... я не хотела заставлять тебя плакать. Твоя кобылка просто хотела убедиться. – Она не заставила меня плакать. Прошло уже много времени. Она помогла. Наверное. По крайней мере, она помогла мне выговориться.

– Всё в порядке. И она не моя.

– А почему нет?

Она выглядела возмущенной. Стоп, это не очень подходящее слово. Может быть надменной? Во всяком случае, она казалась очень... какой-то.

– Я... Я опасна. – Это было чистой правдой. – И приношу неудачу. Пони умирают вокруг меня. – Почему она вообще спросила? Она сама прекрасно видела, что это правда. Может она видела и не всё, но воспоминаний было достаточно, чтобы убедиться в этом. – Ей нужно быть в безопасности. Значит не рядом со мной. Так что она не моя... Она может быть Наблюдателем. И с ними намного безопаснее.

– Хех.

Она встала, лишив меня своей теплоты, что меня слегка разочаровало... хватит думать о всякой херне. Так я пыталась успокоиться и расслабиться после нескольких дней ужасов и стресса... не думаю, что это делало меня шаловливкой или типа того. Серьезно. И я не смотрела на ее круп!

Точно, она говорила. Надо сконцентрироваться.

– Странно, что ты уверена в том, что ей будет безопаснее с Наблюдателями. – Сказала она, подойдя к дверям палаты и выглянув в коридор. – Она много рассказала мне, когда я ее нашла и среди всего, она сказала, что Наблюдатели виноваты в том, что она попала в рабство. – Оу... – И если бы не ты, то она всё еще была бы рабом. Во всяком случае, мне казалось, что это даст тебе причину защищать ее самой. – Но... в смысле. Наблюдатели потеряли ее?

Но почему не попытались спасти? В смысле, они ведь должны были попытаться, да?

– Безопаснее чем со мной. – Я встала с пола, потому что он был холодным и всё такое. – С тех пор, как она путешествует со мной, она почти утонула, ее ранило шрапнелью, на нее нападали с ножом и чуть не застрелили. Это уже не говоря о том, что нас брали в плен. Не один раз.

– Но! – Возразила она, резко расправив крылья. Эти огромные махалки действительно делали ее более устрашающей. – Ты каждый раз спасала ее, разве не так? – Ну, да, но... Я попыталась ответить, но она меня опередила. – Мир, в котором мы живем... Он опасен для жизни в принципе. Я выбрала этот город, потому что я жила тут до того, как стала такой, и я прекрасно знаю, что Дайс и пустоши вокруг опаснее, чем другие места... Потому что посчитала, что именно здесь пони будет нужна моя помощь. Пока она будет расти здесь, в этих пустошах, ее жизни будет постоянно что-то угрожать. Поэтому подумай, кто лучше сможет оберегать ее от опасностей: организация, которая волнуется за нее, но не может распорядиться ресурсами так, чтобы спасти, или одинокая кобыла с силой, уверенностью и способностью вытащить ее из самой опасной передряги, в которую может попасть этот ребенок. – Хватит быть такой рациональной! – Я поверила тебе, когда ты сказала, что не думаешь, что ей стоит быть с тобой, но... тебе нужно перестать врать самой себе и…

– Отъебись. Что ты вообще знаешь? – Она была явно удивлена вспышкой агрессии в ее сторону. Хорошо. – Я не могу защитить ее. Не могла раньше, не могу и сейчас. Мне просто повезло несколько раз. Повезло, что мои ошибки оказались поисправимыми. Нет никакой гарантии, что так будет везти и дальше. Я не могу рассчитывать на это. Просто забей на это.

– Ты сказала, что хочешь, чтобы она была в безопасности. Замечательная цель, но ты не предложила никаких вариантов ее достижения. Я не буду пытаться убедить тебя в том, что ты действительно способна защищать ее, а просто напомню, что группа, которой ты собираешься отдать ее, уже однажды потеряла ее. И если исходить из твоей логики: где гарантия, что этого не случится снова? – Ну, я... Я сжала зубы и злобно посмотрела в пол. Тогда почему бы тебе не оставить ее у себя? – И да, возможно она могла бы остаться со мной. Я поклялась защищать пони, но, честно говоря... ты первая взрослая пони, которая не пыталась убить меня, как только увидела. – Я? Серьезно? Почему вообще кто-то пытается убить ее? Она же прекрасная божественная... штука. – Если бы пони узнали, что мы здесь, то кто знает, как бы это могло закончиться. Даймонд Скай смог бы телепортировать меня и себя в безопасное место...

– А ты сама не можешь? – Я так поняла, Даймонд Скай это другой аликорн.

– Это заклинание вне моих возможностей. Понимаешь, каждый аликорн был создан с... – Ее взгляд стал стеклянным на секунду. – ... Просто не могу. Если нас здесь найдут, то никто не смог бы гарантировать ее безопасность. – Она вздохнула. – Я понимаю, что ты хочешь, чтобы она была в безопасности, но ее здесь нет. Нигде.

Нет. Конечно нет. С того момента, как я попала в Дайс, каждый успел мне рассказать о том, насколько тут всё дерьмово. И увидев множество сторон, каждая из которых соперничала друг с другом, увидев, что они все находятся на грани самоуничтожения, в это было не сложно поверить. Минотавры на западе, НКА на юге, Стальные рейнджеры и племена зебр на востоке. Не говоря уже о четырех бандах Дайса, Наблюдателях, Финишерах, Надзоре Селестии и Оставшихся. Каждый хотел кусочек этого гребанного города, но Дайс не сможет удовлетворить их всех.

И с тех пор, как я встретила Драконоборца, меня не покидало чувство, что кто-то очень хотел нарушить этот хрупкий баланс сил, сложившийся на тот момент. Возможно он сам, хотя это маловероятно, и, скорее всего, за его спиной стоял кто-то еще.

И что тогда? Дайс был небезопасен, и мне надо было забрать Серенити подальше отсюда, но куда? Отправиться на юг, к НКА, было не плохой идеей, но я не очень понимала, как именно туда попасть. Может Эквестрия? Но в таком случае мне бы пришлось проходить рядом с территориями Багровых Копыт (ни за что в своей жизни), и я слышала, что на севере всё еще бушует война. Кроме того, если НКА потеряет контроль над самой Каледонской Пустошью, то что случится тогда? Если этот хрупкий мир нарушится, то, скорее всего, только я смогу защитить эту кобылку от жизни на грани.

– Не имеет значения. – Ответила я. – Она ненавидит меня. – Как и должна. – Я больше не смогу защищать ее. Она не позволит сама.

– Не будь в этом так уверена… – Она посмотрела на дверь. – Я, наверное задержалась здесь и Серенити уже не терпится поговорить с тобой. Я возьму ее, если ты этого захочешь. Но, пожалуйста, подумай о том, что я тебе сказала. Ты не идеальна, но когда ты не пытаешься быть жуткой, то становишься лучшим из возможных вариантов для нее.

Мне было трудно спорить, учитывая, что она только что посмотрела сокращенную версию моей жизни с момента, как я покинула Мэйрфорт. Тупая магия единорогов. Аликорнов. Не важно.

Она вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. Но только случайно защемила свой длинный, развевающийся благодаря магии, хвост и вскрикнула от боли. Я улыбнулась, когда она, приоткрыла дверь, чтобы вытащить его, заглянула в палату, слегка покраснев, и ушла снова. Наверное, это не круто. Она была такой большой, что всё для нее казалось маленьким (Хоть я была и поменьше, но всё равно понимала ее) и то, что за ней летел огромный хвост с гривой не облегчало жизнь.

Я осмотрелась в палате в течение пары минут (скучное белое помещение. Медицинское оборудование разбросано повсюду, и возможно я копалась в их коробках с припасами, чтобы узнать, что у них есть), после чего позвала: – Бэтмэйр, она ушла.

Рядом со мной вместе со вспышкой появилась защитница обездоленных.

– Я уже всё знаю, можешь не говорить, – быстро сказала она. – Я ей не доверяю. Никто, кто решается сравнивать себя с самой Богиней, не заслуживает доверия. – Я закатила глаза. Глаз. Простите, к этому надо привыкнуть. – Но... похоже, она безвредна. Я наблюдала за ней и детьми некоторое время. И она много чего умеет. Я ей не доверяю, но не вижу причин считать, что ей нужно преподать урок правосудия.

Спасибо. Наверное. Если бы она пошла и убила Хэйз, это было бы еще одним камнем вины, который я бы носила с собой до конца жизни.

– Так ты уходишь?

– Моя работа здесь закончена. Я разобралась с тайной и не считаю, что она представляет угрозу на данный момент. – Она сделала паузу. – Твоя дочь здесь, да? – Я вздрогнула, но кивнула. – Ради тебя, я не скажу никому, что я здесь видела.

– ...кроме двух пони, которым нужно это сказать. – Она повернулась ко мне, и я могла только воображать, какое же у нее в этот момент было выражение лица под маской. – Сделай мне одолжение. Мне нужно, чтобы... один друг. Узнал где я. Так что, если тебе не сложн…

– Я похожа на посыльного? – Нет. Она похожа на... летучую мышь? Наверное.

– А как насчет того, чтобы я дала тебе информацию об одном... эм, злодее.

Она ведь любит драться с ними. Я просто расскажу ей про Драконоборца и, возможно, она проследила бы за ним. В случае чего, это потом могло бы пригодиться мне, если бы он пришел в Дайс.

С неохотой, она согласилась. После того, как я детально описала ей мудака, который выстрелил мне в глаз, Флэйра (с которым она, оказывается, уже встречалась) и Хая, а так же где они могут быть, она исчезла в вспышке магии.

Моё сердце болело. События проносились так быстро что, знаете, изнасиловали мне мозг, вызвав мигрень. Не говоря уже об истерике, которая случилась у меня после того, как я снова пережила смерть Вайлдфайр... серьезно. Не упоминайте об этом. Никогда.

И, исходя из всего этого, я полезла в коробку с медикаментами, достала мед-Х и вколола его. Боль исчезла мгновенно. Если мне и придется снова серьезно говорить с Серенити, то я должна быть в хорошей форме для этого. В прошлый раз я сорвалась как раз потому, что мне было больно, и я была зла. В этот раз, не смотря на эмоциональное истощение, я чувствовала себя хорошо. Я могла сделать это. Просто еще один разговор...

Блять. Я точно провалюсь.

Хорошо. Во-первых, перестань ходить туда-сюда. Отлично. Стой на месте. Теперь улыбнись. Нет, по-настоящему. Угу, ладно, не улыбайся. Мои улыбки напоминали пони о том, что им срочно куда-то надо, они не подходят для разговоров. Ладно, может мне стоит сделать ей подарок типа…

Дверь со скрипом начала открываться, и мое сердце пропустило пару ударов.

– Серенити... – Кобылка вошла, смотря в пол. – Серенити, я… – она посмотрела на меня.

Ее глаза были еще грустнее, чем обычно и я не смогла выдавить из себя ни слова.

– Твоя нога. – Моя что? Прежде чем я успела ответить что-либо, она промчалась ко мне и вспышкой магии отсоединила ее, а затем унесла в угол комнаты, чтобы осмотреть. Я попыталась повернуться к ней на трех ногах, но она была слишком сконцентрирована. – Ты намочила ее. – Да? А, точно! Когда Флэйр и Хай будили меня ведром с водой.

– Серенити. – Она продолжила возиться с ней, не обращая на меня внимания. – Серенити... взгляни на меня. Я...

– Прости. – Нет. Хватит. Перед тем, как извиняться, нужно сделать что-то неправильно. Она ничего такого не делала, поэтому и извиняться не должна. – Я... я не должна была вмешиваться. Если бы я не вмешалась, то тогда бы…

– Это Хэйз тебе сказала? – Она покачала головой.

– Я... – Почему она просто не могла посмотреть на меня? – Я знала. С самого начала. Я-я... не должна была винить тебя, ты просто сделала то… – Нет. Я хотела избежать этого.

– Нет, Серенити. Ты должна была так поступить... – Я вздохнула и присела лицом к ней. Мед-Х не мог успокоить мою мигрень в этот раз. – Я была не права... Работа... Я не должна была соглашаться на нее. Не должна была показывать тебе... Я пыталась... доказать. Что-то. – Я вздохнула. – В этом был смысл раньше, но сейчас... Это неправильно. Я не должна была убивать его.

– Я помогла тебе в этом... – Она шмыгнула носом, и я могла слышать, как капают слезы. – Я... я отвела выстрел и... продолжила просить тебя стать моей мамочкой... Я не должна была... Но я думала... Я думала, что если продолжу просить... Тогда может быть. Я думала, ты проверяешь меня. Пытаешься узнать, действительно ли я хочу этого... Я не должна была... потому что каждый раз, когда я спрашивала, ты выглядела такой расстроенной, но я не знала, почему, и я правда, правда хотела... Мне нужен был хотя бы кто-то и... – Она всхлипнула.

– Я... прости меня. – Что еще я могла сказать? У меня было такое чувство, будто между нами барьер. Невидимая стена, которую я могла разрушить, только рассказав про Фаундэйшн, но... Но я не могла сделать этого. Только одно это имя вызывало у меня дрожь по всему телу... Но я знала, что именно это нужно сделать. Я даже не знаю, что было хуже... Черт. – Я... Я боялась. Что с тобой что-то случится... И я пыталась показать кто же я на самом деле. Я облажалась.

– Да... – Хотя бы здесь мы были с ней согласны. – Но... Я не держу на тебя зла... Это была моя вина и то, что случилось... Я очень разозлилась, но не знаю почему! – Она ударила копытом по моей единственной нормальной ноге. – Я... Так ненавижу тебя за то, что ты сделала и себя за то, что помогла... И я не понимаю, почему всё именно так... Я-я не знаю, чего хочу... – Еще больше слез. – Я всё еще хочу, чтобы ты была моей мамой... Но не хочу. И ты ужасна, но потрясающа и... И я не знаю!

– Серенити, я тоже не знаю...

– Ну почему?! Почему ты просто... Просто не можешь быть моей мамой?! – Она наполовину повернулась ко мне, по ее лицу текли ручьи из слез.

– Я... – Я не могла разрушить эту стену, по крайней мере, в тот момент. Но я могла попытаться объяснить. – У меня уже была дочь... – Это было настолько неожиданно, что ее глаза загорелись. – Но... Всё закончилось не хорошо...

Я чувствовала, как подсознательно возвращаюсь туда. В то место. Мне казалось, что мое тело ускользает, будто я снова в том заклинании. Я не могла вернуться туда. Я была не готова.

Я ударила копытом по полу с такой силой, что бетон потрескался, а Серенити подпрыгнула.

– Я не могу. Я просто. Это тяжело. Я не могу. Просто поверь. Если бы я могла, я бы согласилась. Но я боюсь, что... Что сделаю что-то глупое. – Это не должно быть так сложно. Это всё в прошлом... Но это было прошлым, которое я так долго и упорно старалась отвергнуть, забыть, что теперь возвращаться туда было слишком тяжело. – Я просто хочу, чтобы ты была в безопасности, – сказала я мягко, почти шепотом.

– Ма... Хайред. Я не... Не знаю. Я хочу простить тебя, но...

– Я думала, что у Наблюдателей ты будешь в безопасности. Я ошиблась. Честно говоря… – Дайс не был безопасен. Не был достаточно безопасен. – Когда я поняла, что ты исчезла, я бросилась искать тебя. И спрашивала у разных пони. Никого из них это не удивляло. Раздражение да, но похищение жеребят для них не было шоком.

Для них это было нормой. Конечно, в этот раз всем повезло и всё оказалось не так плохо, как могло бы быть. Но что будет в будущем? Еще больше работорговцев? Убийц? Сумасшедших ученых? Кто блять знает, но... для всех в этом городе это было бы нормой. Для всех на пустоши это норма. Кто спас бы Серенити, если бы всё было серьезно, а меня не оказалось рядом? Этот город прогнил насквозь...

– Я решила. – Я встала на три ноги. – Я собираюсь исправить всё.

– Что всё?

– Город. Дайс. – Несмотря на всё, что случилось, Серенити широко улыбнулась, будто собиралась залиться истерическим смехом. – Я серьезно. Я собираюсь присоединиться к Хаусу. Помогу ему исправить город. Помогу ему собрать его из кусков в единое целое. Один лидер вместо восьми. Так... Так, чтобы ты смогла расти. Без страха.

– Хайред... – Она медленно встала, оставив мою ногу лежать. – Ты не можешь исправить город... Он всегда был таким. Я... Я даже не знаю... Смогу ли я простить тебя. Ты всё еще остаешься убийцей Пост Хэйста... И я не знаю... Как ты вообще можешь говорить о таком!

– Нигде не безопасно. Ни со мной, ни с Наблюдателями, ни здесь. – Я сжала зубы. Я была решительно настроена дать ей эту безопасность. Помочь узнать, что такое настоящий мир. – Если я не могу найти безопасного места для тебя, то я сделаю его.

Я уже могла представить, как Флэйр говорит мне насколько это тупо. Как тупо то, что я отказываюсь стать ее матерью, но готова полностью изменить для нее целый регион, но пошел он нахуй. Да, я тупая! И я должна сделать это. Это моя цель и, в конце концов, я провалюсь, потому что так со мной случается всегда, но я сделаю всё, чтобы хотя бы попытаться дойти до конца.

На пустоши нужно место, где жеребята смогут расти, не волнуясь о работорговцах, войнах и перестрелках. Я не была той пони, которая могла сделать такое место. Я была ужасной убийцей жеребят, монстром... и Хайред Ган. Но я была готова идти до конца, даже если бы это убило меня. Потому что хотя бы кто-то должен был попробовать. Я не заслужила жизни. Я должна была умереть уже тысячу раз, но каким-то образом я всё еще была жива. Пони, которые были лучше меня, умирали на моем пути, но я выжила. Но просто выживать недостаточно. Я должна была выживать ради чего-то. Дать Серенити мирное и безопасное место, которое она заслужила... Не думаю, что у меня может быть более веская причина жить.

Даже если я не могла быть ее матерью. Даже если она ненавидела меня. Я должна была сделать это. Потому что это должно быть сделано, и я была той пони, у которой хватит тупости и решительности попробовать.

– Хайред... – Она подошла ко мне и обняла. – Прости меня... Я не должна была манипулировать тобой... Я... Прости, пожалуйста. – Хватит просить прощения, я та, кто во всём виновата. – Я... я не знаю смогу ли простить тебя... Потому что я... – Она шмыгнула носом.

Я легла на пол так, чтобы обнять ее передней ногой.

– Всё в порядке. Я тоже не прощу себя. – Думаю, мы помирились. Я не была в этом уверена. Всё выглядело так же плохо, как и всегда. Но только теперь она ненавидела не только меня за убийство Пост Хэйста, но и себя. За то, что в этом есть часть ее вины. Я.. Я думаю, ее это тревожило гораздо больше, чем она показывала.

Что же с нашими отношениями? Я не была уверена. Но, я думаю, если мы будем честными друг с другом, то всё будет хорошо. С этого момента мы могли развиваться, даже если бы она ненавидела меня. Или себя. Мы могли двигаться вперед... Ну, или не «мы», а каждый по отдельности. По крайней мере, теперь я сделала свой выбор.

Я прижала ее ближе. Она закрыла свои глаза, но не улыбалась. Она поморщилась и тихо вздохнула. Она не собиралась простить меня в ближайшее время, если конечно собиралась простить вообще. Но в тот момент это было не важно.

Новый уровень!

Способность улучшена: Шерше Ля Филли: Кажется после вчерашней пьянки, ворота вашего амбара теперь открываются в обе стороны! Нет, вы не можете изменить этот перк. Да это уже не важно, потому что скоро все будут знать об этом! Да это же очевидно, так что теперь вы должны принять это и смириться с прибавкой в -10% к урону пони своего пола и получить уникальные диалоги! ... Нет, вы не можете отказаться от способности. Прекратите спрашивать.