Железное Крыло и Разрушительная Команда

Кристальная Война. Битва настолько долгая и жесткая, что сформировала целую эру праведного кровопролития. Пони больше не устраивают пижамные вечеринки, не читают сказки своим жеребятам и даже не улыбаются. Но если они улыбаются, то эта улыбка будет держать их в миролюбивом состоянии пару дней, после чего все снова вернется на круги своя. Безумие Сомбры и его армии рабов растет с каждым днем. Солдаты на службе у Селестии неустанно борются, чтобы удержать малейшее то, что раньше называлось Эквестрией. Ее граждане делают все на корм кровавой машине: от консервирования еды до устраивания похорон. И в центре всего стоят три могучих воина. Они пожертвовали очень многое этой войне, хотя и сложно сказать, сколько точно. Но они дали обещание вернуться домой. И нарушать обещания они не привыкли. Не важно, какова цена. Это история о Железном Крыле и Команде Разрушителей.

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Мод Пай

Зачем снятся сны?

У Грифонов неспокойно. Старый король убит. Новый безумен. А долгожданная революция требует крови.

ОС - пони

Ещё всего один шаг...

Человек отправится в бестелесный полёт, станет частицей души Сорена, чтобы помочь ему увидеть необходимость решительных действий на пути к сердцу Рэйнбоу Дэш.

Рэйнбоу Дэш Сорен Человеки

Идеальная

Любой пони скажет вам, что Принцесса Селестия самая восхитительная пони во всей Эквестрии. Она грациозна, она прекрасна, и она всегда знает, что сказать. Мудры ее решения и бесподобны манеры. Кто-то даже мог бы сказать, что она само совершенство. Однако у Селестии есть один секрет. Оказывается она действительно само совершенство. Она абсолютно идеальна вплоть до мельчайших деталей. И ее это бесит. И вот она решается сделать плохо хотя бы одно незначительное дело. Конечно же, у нее ничего не выйдет. Ведь, в конце концов, она само совершенство.

Принцесса Селестия

Откровенные истории Эквестрийской Пустоши

Настала полночь, дети мои! А значит пришло время рубрики “хлюпающих историй” и ее бессменного ведущего Dj-Pon3! Жеребятам рекомендуется срочно выключить радио и идти баиньки. И помните, вы всегда можете прислать нам новую историю – мы принимаем бумажные письма, диктофонные записи и шары памяти. Кто-то может счесть их выдумкой, но на этой волне я всегда говорю вам правду, какой бы горькой она не была.

ОС - пони

Ты видишь свет?

Начало новой жизни одного пегаса, родом из северных земель, нелегкая судьба которого заставила искать новое пристанище.

Пинки Пай Миссис Кейк

Там, где лишь мы знаем

Не знаю, почему ещё никто не сделал перевода этого рассказа. Красоту его перекрывает только его грусть...Однажды китайскому философу приснилось, что он бабочка. Он проснулся и стал думать-может он бабочка, которой сниться, что она-китайский философ? При чём здесь Рэйнбоу Дэшь? Прочтите и узнаете. Но я предупредил-рассказ грустный!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош Другие пони

Побег

Можно убежать от проблемы, но что, если она гораздо ближе, чем ты думаешь?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Гротескная Эквестрия, или маленькое шоу больших пони

Скука. Скука и бездействие доводит существ до самых разных типов деятельности, начиная с моделирования субмарин из макарон и заканчивая конструированием гигантской тарелки спагетти из подводных лодок. Центральная тема нашего (не слишком) познавательного шоу: скука, которая вынудила наших пони заниматься тем, о чем вы сейчас прочитаете. Скука и чрезмерная любопытность. И изобретательность. хотя ее можно и опустить. Как бы там ни было, это...

Принцесса Селестия Лира ОС - пони Человеки

Песнь Лазоревки

Любая звезда в своё время обречена упасть. Рэйнбоу Дэш оказывается в западне собственного прошлого, но с помощью Твайлайт Cпаркл ей предстоит совершить открытие, что перевернёт весь её мир. Но какой ценой? Посвящается Дональду Кэмпбелу и его "Блубёд", за преодоление границ только потому, что они существовали. Также Стивену Хогарту и группе "Мариллион" за песню "Out of this World", в которой автор (да и я тоже) черпали вдохновение.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия

Автор рисунка: Noben
Глава 22: Мы уже на месте? Глава 24: Истинная природа героя

Глава 23: Свободное время

Свободное время

"Любовь не начинается и не кончается так, как мы привыкли думать. Любовь — это битва, любовь — это война, любовь — это взросление."

Я сбросила Флэйра со шлюхи, после чего схватила второго жеребца и выбросила его за дверь. Возможно, я сделала это слишком сильно, потому что он врезался в противоположную стену и в оцепенении сполз по ней. Захлопнув дверь с такой силой, что дверная рама попросту треснула, я развернулась и направила свой гнев на ухмыляющегося пегаса.

– Ты бы видела выражение своего лица! – Выговорил он между приступами смеха. – Это бесценно! – Он просто валялся на полу от смеха, дрыгая ногами и хлопая крыльями. Флэйр был обдолбан в хлам.

Так что я ударила его в живот, прервав очередной приступ смеха и заставив хватать ртом воздух. – Что за хуйня, Флэйр?! Дэш? Ты серьёзно!? – Мне было абсолютно насрать на его дружка-жеребца. Он может трахаться с кем захочет, но снова подсаживаться на Дэш? Разве не он выступал с убедительной речью о борьбе с зависимостью, когда мы были в Комплексе? А теперь я вижу вот это.

Он ничего не ответил, и я шагнула ближе. – Мама, хватит! – Крикнула Серенити за моей спиной. – Ты делаешь ему больно! – Отлично! Он должен был стать моим примером для подражания. Способом доказать себе, что я могу избавиться от своей зависимости, посмотрев на его пример.

– Послушай свою дочурку! – Флэйр отполз в сторону и забился в угол.

– Зачем, Флэйр? Я думала, ты сказал, что справился с этим? Только не говори, что ты пошёл на такое ради этого сраного ублюд...

– Да-да, ты тоже иди нахуй, Хайред. – Он держался за живот. – Я бился за тебя, проливал свою кровь за тебя, убивал ради тебя! Хай Стэйкс — придурок, но ты ни капли не лучше. – Он говорил быстро и громко, и я задумалась, контролирует ли он вообще интонацию своего голоса. – Хай Стэйкс, Хайред Ган, Серенити, Мистер Хаус, Анклав, Стальные Рейнджеры, Центр Реконструирования, Симпл Харт, Тимбер, Бридл Хоуп, Биттер Стил! Это уж слишком! Что-то должно было случиться! – Вскрикнул он. – Что-то... Мне это нужно, оно помогает мне. Слишком много всего. Или Дэш, или я бы сломался.

Я не была уверена, сколько из того, что он сказал, было правдой. Да, это куча стресса, но честно говоря, я думала, что это случилось по большей части из-за Стэйкса. Когда он предал Флэйра — стало немного легче, но это заявление перекладывало вину почти что на всех, включая самого Флэйра.

– Выше нос! Если ты жеребец, то и веди себя, как жеребец! Ты лучше чем.. – Он перебил меня.

– Хайред "Дай мне ещё Мед-Х" Ган говорит мне бросать наркоту? – Я сжала зубы и стерпела оскорбление. – Ага, в этом дохера смысла. Ты...

– ЗАТКНИТЕСЬ ВЫ ОБА! – Каким-то образом, Серенити встала между нами, хотя я вообще не поняла, как она успела. – Флэйр, иди прими душ. Хайред, мы идём проведать Хэйз. Вы оба не увидите друг друга до завтра, а вот потом, когда остынете, сможете поговорить обо всём. – Не думаю, что ей позволено решать такое за нас. – Я серьёзно. Уже поздно, и я не хочу, чтобы вы ссорились всю ночь.

– Без проблем! – Пегас усмехнулся. Он определённо был неадекватен. – Я просто слетаю к Мустангам, чтобы извиниться за урон, нанесённый их собст...

– Никаких шлюх. – Я серьёзно взглянула на Флэйра. – В моей комнате.

Он надулся. – Никакого веселья. – Мой взгляд вернул его с небес на землю. – Ох, ладно. Ладно. Все разговоры — завтра. Я с нетерпением жду этого! Ох, секунду... Совсем наоборот! – Желание убить его росло с каждой секундой. Ему очень повезло, что Серенити была рядом. – Ну, а теперь иди!

Это просто отстой. С явный раздражением, я начала уходить, но затем вспомнила, что расхаживать по городу с пусковой установкой для жар-яйца не самая лучшая идея. Я неохотно оставила оружие у двери и посмотрела на Флэйра. – Если коснёшься её — убью. И я не шучу.

– Да-да. – Ответил пегас. Его ответ действительно подкрепил мою уверенность и поднял настроение.

Я развернулась, вышла в коридор и хлопнула дверью. Нельзя описать словами, как я была зла, но думаю ближе всего подойдёт сравнение "будто я приняла десяток доз Рэйджа за раз". Я топнула копытом и посмотрела на отпечаток на полу. Этого недостаточно. Я не знаю почему меня расстроило то, что он опустился до такого уровня, но это так.

– Давай, мам. Хэйз ждёт. – Ага. Хоть какие-то хорошие новости. Серенити потёрлась о мою ногу и я, неохотно подняв взгляд, выбила плохие мысли из своей головы. Я могу разобраться с этим позже, но сейчас я хочу увидеть Хэйз. Чтобы понять, что я чувствую. Это было важно. Я двинулась по коридору, сначала медленно, но постепенно набирая скорость.

Сколько времени прошло с момента моей последней встречи с аликорном? Должно быть больше недели, а сколько точно дней, я определить не могла. Их было слишком много, это уж наверняка. Надеюсь, она хотя захочет меня увидеть. Я отказала ей и теперь, после всего, я определённо не стала симпатичнее или умней. Она всегда была милой, но в то же время, раздражающе великолепной, и мне с моей потрёпанной шкурой будет невозможно достичь её стандартов красоты. Было очевидно, что я совершила ошибку, отвергнув её, но я могла попробовать исправить это. Нам просто не следует торопиться. Дать нам обоим время привыкнуть. В этом же есть смысл, да? Ну, он должен быть, потому что это мой план, и я собиралась его придерживаться.

Конечно же, пока я была в глубоких раздумьях, я не смотрела куда иду, и в итоге столкнулась лицом к лицу со Старскримом. – Каког-оу, Хайред. – Он отступил назад и сложил свои острые крылья. Должно быть, я его напугала. – Значит то, что ты вернулась — это не просто слухи. Некоторые из Хизаев делали ставки на то выживешь ли ты вообще.

– Конечно же, да! – Вскрикнула Серенити за моей спиной. – Ничто не может убить мою маму!

– Ты читаешь мои мысли, малышка. – Он мило улыбнулся моей дочери, прежде чем обратиться ко мне. – Я должен тебе выпивку. Благодаря тебе я стал немного богаче.

– Ээ... Спасибо. – Я очень надеялась, что он ко мне не клеится. – Может быть, в другой раз. У меня выходной. Нужно встретиться кое с кем. – Стоп. – Один вопрос: ты нанимаешь? Я имею ввиду, рабочих в отель. Не самих Хизаев. – Пэрл всё ещё нужна работа.

– Да, вполне. Если у тебя есть друг, которому нужна работа, я вполне могу его устроить. Если он конечно не против подавать напитки. – Вот! Хоть что-то пошло так, как надо. Значит день ещё не полностью плох. Кивнув, я продолжила идти к своей цели. Жеребец застенчиво улыбнулся и отошёл в сторону. – Мне надо поговорить с тобой ещё кое о чём. – Сказал он, когда я уже почти прошла мимо. Это было немного раздражающе, но я остановилась и, повернувшись к нему, подняла бровь. – О твоём друге пегасе.

– Что он сделал?… – Мой голос был низким, и это наверняка звучало угрожающе.

– Он заказал слишком много всего на твой счёт. Наркотики, шлюхи, выпивка. По большей части у Мустангов и Галициан, что в итоге вышло гораздо дороже. К сожалению, мне придётся вычесть это с твоей зарплаты, если ты не сможешь убедить его заплатить. – Мой глаз дёрнулся. – Ты в порядке?

– Я. Его. Прикончу. – Прошипела я сквозь зубы.

– Ну, боюсь это не оплатит твои долги.

– Это того стоит! – Фыркнула я в ответ. Киборг-аликорн в ответ лишь любезно покачал головой. Может быть, я относилась ко всему этому слишком по-детски, но для меня это было нормой.

– Как скажешь. – Хмыкнул жеребец и кивнул в сторону лифта, который дожидался меня в конце коридора. – О! – Снова воскликнул он, когда мы с Серенити от него отвернулись. – Ещё кое-что.

– Что!? – Хорошо, я была более, чем просто зла.

– Мне всё ещё нужен отчёт о том, что случилось. – Серьёзно? – Веселитесь! – Он засмеялся и убежал прочь. Я не была уверена наслаждался ли он моим дискомфортом или на самом деле считал дурацкие отчёты смешными. Что ж, думаю я буду смеяться последней, потому что он вряд ли разберёт хотя бы половину из всего, что я накалякаю.

Так что я со своим плохим настроением и Серенити со своими безуспешными попытками подбодрить меня улыбками, вошли в лифт. Технология лифта для меня всё ещё была странной, но мне всё равно. Если только кабель не порвётся и не отправит нас в полёт через всё здание до первого этажа. Хотя в этом был бы плюс: лифт был очень медленным и спускаться было очень скучно. Не говоря уже о тишине.

Когда мы наконец достигли первого этажа, я выбежала из лифта, промчалась через главный зал казино ЧС и выскочила наружу. Солнце только начинало садиться на западе и я смогла увидеть небо и улицы, залитые ярко-оранжевыми красками. Закат был очень красивым, однако, он не помог мне поднять настроение. Все эти цвета слишком сильно напоминали мне огонь.


Мы спустились в тоннели под Дайсом через секретный проход в восточных трущобах. Тоннели больше не напоминали мне о темноте и шёпоте. Путешествие через этот чёрный ад осталось в прошлом. И хотя я всегда буду носить шрамы, оставленные им, оно больше не будет пугать меня. А ещё я знаю, что вызывало странные видения. Когда тот шар казался загадочным, проклятым и могущественным, было больнее, но теперь, когда мы знали правду (или по крайней мере, часть правды), стало гораздо легче. Несмотря на всё это, я сомневаюсь, что вы сможете заплатить мне достаточно, чтобы я спустилась туда снова. Но я пообещала спуститься туда снова и достать этот шар.

Я точно не планировала сделать это прямо сейчас, поэтому продолжила идти. К тому времени, я уже запомнила дорогу к приюту Платинум Хэйз. До тех пор, пока над головой тускло светят лампы, а свод не обвалился прямо на нас, я смогу добраться туда. Тоннели действительно были удивительными: целая сеть проходов, соединяющая весь Дайс. Казалось, что они тянутся бесконечно. Тысячи разных путей, тысячи неизведанных коридоров. И хотя они были населены (потому что в них было безопасно и можно было нарыть много хлама для продажи), это была лишь малая часть.

Столько неисследованных тоннелей. Возможно это связано с тем, что нижние уровни были засыпаны землей или недостроены, или потому, что большие секции не были оснащены электричеством. Кто знает, какие сокровища спрятаны в этих неизведанных катакомбах? И сколько разных древних тайн... Надеюсь, я никогда не узнаю. Комплекс под горой наполнил меня приключениями по катакомбам, тайнами и опасностями на всю жизнь вперёд. Не помогало и то, что оба этих места были построены, или по крайней мере оплачены и проконтролированы, Уоллкирком. Такое чувство, будто всё, к чему приложил свои копыта этот жеребец превращается в руины и смерть. Ну... Учитывая то, как всё в итоге закончилось, то же самое можно сказать и про любого пони, который жил до войны.  

Странно было думать о том, что эти тоннели построили пони. Настоящие, живые и дышащие пони двести лет назад построили себе новый дом под городом. Или, по крайней мере, это им обещал Уоллкирк. Это должно было стать убежищем от бомб, самым большим в мире Стойлом. Вместо этого — данное место стало самым большим в мире кладбищем. Что бы подумали те пони, которые потратили свои жизни на постройку этого места, когда узнали бы, что годы тяжёлой работы ушли в никуда. Что не смотря на всю кровь и пот, пролитые здесь, ничего не сохранилось, кроме их неудачи. Огромная сеть тоннелей и пещер, которые должны были стать домами, школами и больницами, настоящий подземный город, созданный для всех жителей Дайса, и всё, что от них осталось — это пустые обещания, разрушенные залы и едва работающие лампы.

Это были мрачные, но необходимые мысли. Иногда так легко забыть о пони, которые жили до нас. Все, кто живёт сейчас знают, что старый мир сгорел в пламени жар-бомб, но масштабы этого трудно и представить. Сколько пони могло бы жить в этих тоннелях? Сотни? Тысячи? Миллионы? Масштаб превышал всё, что я могла себе представить. И это был всего лишь один город в небольшой стране. Сколько таких городов сгорело в самой Эквестрии? Сколько миллионов погибло в тот день?

Иногда я задумывалась, а существует ли всё ещё цивилизация пони. Да, технически мы ими остались, но как раса, как цивилизация мы были мертвы. Нас нельзя было назвать ничем большим, кроме как трупом, тенью былого мира. Мы жили лишь ради того, чтобы находить и убивать друг друга. Подобно личинкам, поедающим труп, мы, пони, существовали только для того, чтобы кормиться остатками былой славы, высасывать всё из разрушенных домов, поглощать технологии прошлого с костей трупов нашей культуры. И когда у нас закончится эта пища, когда мы найдём последний оставшийся провод и пистолет, мы умрём навсегда, прожив всего на двести лет больше, чем должны были.

Я ненавижу эти тоннели.

Всякий раз, когда я спускалась сюда, мой разум начинал путешествовать по миру, умершему двести лет назад и заставлял меня думать. От этих мыслей у меня разболелась голова. Гораздо лучше игнорировать прошлое, двигаться вперёд и выживать. Это единственный и верный путь. Может мир и умер, может наша раса умерла, но я всё ещё была жива, и я собиралась выжить.

Второй раз за день я так погрузилась в свои мысли, что не смотрела, куда иду. Я споткнулась об обломок статуи когда повернула за угол и упала лицом на металлическую решётку.

– Мама! – Серенити подбежала к моей голове и начала трясти её. – Ты в порядке? Ты ходила во сне? Ты была такой тихой, что я подумала, что ты лунатик!

– Это не так. – Пробормотала я, пока тусклый свет мерцал надо мной. Светящаяся трубка моргнула несколько раз, едва не отключившись. – Я... В порядке. – Лежа на полу, я осмотрела коридор. Рядом с нами оказалась простая деревянная дверь, на которой висела табличка "Уолл". Она выглядела очень знакомо.

– Ну тогда пошли, пока ты не уснула по-настоящему. – Она потянула меня, пытаясь помочь встать. Это могло бы сработать, не будь она такой маленькой, а я такой большой. – Ну давааай!

– Подожди… – Она перестала тянуть меня и позволила подняться самой. – Мне нужно кое-что посмотреть. – Я подошла к двери и посмотрела на табличку повнимательнее. Чёрные буквы “Уолл” на золотом фоне были едва различимы, но когда я присмотрелась (я ненадолго подняла свою повязку, чтобы кибер-глаз мне помог), то слабые очертания букв стали более чёткими. “Уоллкирк”. Табличка с его именем на двери. Оглянувшись на упавшую статую, я заметила, что если бы она всё ещё стояла на месте, то была бы очень похожа на статую, украшавшую фонтан в самом центре Дайса.

– Что такое, мам?

Я должна была ответить, но что-то в этой двери меня поразило. Я осторожно надавила своей металлической ногой на дверь. Затем, ударила. Она с грохотом разлетелась на щепки, заставив Серенити вскрикнуть и спрятаться за моей спиной.

– Извини. – Я зашла внутрь. – Нужно посмотреть, что здесь. – Комната сохранилась немного лучше, чем другие на пустоши и оказалась украшена намного богаче. Обои были бы шикарными, если бы не облупились и не покрылись пятнами. Стол, занимавший большую часть комнаты, имел золотые вставки по бокам и выглядел бы красиво... Если бы не треснул пополам. Его правая половина упала полностью, а левая всё ещё частично стояла, оперевшись на правую. Чтобы подойти к нему, мне пришлось осторожно обходить горы бумаг, разбросанные по полу так, будто кто-то в спешке отсюда бежал. Я пыталась понять, что на них написано, но слова были смазаны, а бумага жёсткая и готовая рассыпаться от одного прикосновения.

Сбоку от меня стояло большое зеркало в полный рост. Когда я проходила мимо, то не смогла удержаться и посмотрела в него. Довольно странно было видеть своё отражение в центре комнаты. Она была красивой и не смотря на её медленное разложение, была отличной картиной, показывающей довоенный мир. А я наверняка была первой пони, которая пришла сюда за последние двести лет. Напуганная и сломанная, идущая сквозь руины прошлого в поисках чего-то, что может прокормить меня. Чтобы я могла прожить ещё один день. Казалось, что отражение говорило мне, что мне здесь не место, но я всё равно шагала по тёмным водам прошлого.

– Мам, что ты делаешь...? – Верно. Мне нужно перестать думать. Это становилось раздражающим. В последнее время, я слишком много погружалась в свои мысли.

– Ищу. – Я осторожно обошла вокруг сломанного стола. Кроме единственной разбитой лампы, стол был абсолютно пуст (наверняка все бумаги, которые были на нём, теперь оказались на полу). Я внимательно осмотрела стол и заметила в нём несколько не до конца прогнивших ящиков. Открыв их, я обнаружила, что первые три были абсолютно пусты. Но последний был совершенно другим... Он тоже был пуст, да. Но когда я его открыла, то мое плечо начало гореть. Это могло означать только нечто магическое.

Я вытащила последний ящик и поставила его на стол, чтобы внимательнее изучить. Серенити, заскучавшая от ожидания, подбежала ко мне (потревожив бумаги, которые я пыталась обойти) и запрыгнула на стол. Она ткнула в ящик несколько раз, после чего вопросительно взглянула на меня.

– Магия... Я её чувствую. – Гораздо более сложной задачей было определить вид магии.

– Хм… – Серенити снова тыкнула в ящик и встала на его край, чтобы рассмотреть его внутри. – О! – Она использовала свою магию, и через пару секунд я услышала щелчок, после которого она подняла дно ящика с помощью телекинеза. – Ложное дно… – Она усмехнулась. – И здесь... Что-то магическое, смотри.

И правда, когда я заглянула внутрь, то увидела тонкий фиолетовый магический барьер, который теперь был на месте ложного дна. Под ним лежала небольшая связка документов... Видимо, очень секретных. По прошлому опыту, я знала, что не смогу пройти через этот барьер без большого количества знаний или специального магического ключа. Так что вместо этого, я перевернула ящик вверх дном, пробила его копытом, достав документы с другой стороны. Тот, кому пришла в голову идея поставить барьер именно так, был не очень умным.

Все бумаги отлично сохранились в твёрдом пластиковом переплёте. Со всей осторожностью, на которую были способны мои огромные неуклюжие копыта, я разложила документы перед собой. Всего их было четыре, но я заметила, что на обратной стороне переплёта, их указано гораздо больше. Должно быть, он забрал все остальные, когда ушёл в... Куда бы он не ушёл.

Когда я начала читать первый из документов, я поняла, что уже знаю, о чём идёт речь. Это был подробный отчёт о том, что случилось с Симпл Хартом, и как он стал тем, чем он стал. Там так же был длинный список преступлений Баптизии, а так же многочисленные цитаты о том, на кого она могла работать, и кто был её союзником. В последнем разделе говорилось о том, какая судьба её ждёт, и по этой причине, я пропустила всё, что шло перед этим и перешла к концу. Проблема была в том, что в данном разделе не было ничего, кроме просьбы посмотреть это в следующем отчёте.

Что я и сделала. Прочитав его, мне сразу стало скучно, что очень удивительно, ведь речь шла о шпионах и саботаже. Возможно, было бы интереснее, если бы шпионы искали какую-то интересную информацию, но вместо этого, они искали какую-то книгу. Очевидно, что в ней были какие-то крутые заклинания или что-то очень тайное. Ну, должно быть, это было что-то действительно очень важное, потому что согласно записям он потратил кучу денег только на то, чтобы найти того, кто смог бы её прочесть. Даже не украсть, просто прочитать. Как только я добралась до раздела с Баптизией, в нём я обнаружила, что он ссылается на другой отчёт.

– Мам... Ты в порядке? Ты пялишься на эти штуки, а нам нужно идти. – Да. Я закрыла документы и засунула их в свои седельные сумки. Я могу прочитать их потом в любое время.

– Я в порядке. Пошли. – Поднявшись на ноги и отойдя от стола, я двинулась через комнату к двери. На этот раз, меня не волновали бумажки на полу, и я не взглянула в зеркало, чтобы пофилософствовать. Нахуй философию. Это просто очередной обломок прошлого, пытавшийся выбраться наружу, и всё, что он сделал — это заставил нас понять насколько всё отстойно. Я остановилась у двери и обернулась. В комнате было что-то... Что я упускала. Я не была уверена, что именно, но точно что-то было.

– Что это всё значит, мам? – Спросила Серенити, когда мы продолжили свой путь по коридорам.

– Ничего важного для нас. – Документы оттягивали мои сумки вниз. – Просто довоенное дерьмо. Хаусу это может понадобиться. – Как и в любом другом месте, в этих тоннелях, старый мир возвращался, чтобы преследовать новый.

Вокруг стояла абсолютная тишина и мы могли слышать лишь цокот наших копыт. Возможно, тот факт, что все эти пони умерли здесь, был не таким уж и плохим. Они могли выжить и сойти с ума в этих подземельях. Конечно, то же самое можно сказать и про Стойла. А возможно, я просто пыталась убедить себя, что произошедшее было не таким чудовищным, как кажется.

Когда мы спустились по лестнице на уровень, где жила Платинум Хэйз, я начала слышать голоса. Злые голоса. Не раздумывая ни секунды, я побежала вперёд. И после первого поворота, я обнаружила перед собой тревожную картину.

Платинум Хэйз (как только я увидела её, то чуть не упустила всё остальное, она была слишком красива) стояла в защитной позе, окружённая синим магическим щитом. Проблемой же были около пятнадцати кричащих пони с оружием, окружившие её. Их лидером была низкая белая единорожка с длинной золотистой гривой и восходящим солнцем на кьютимарке. Она успокаивала толпу взмахом копыт.

– Серенити, найди укрытие. – Маленькая кобылка нахмурилась и кивнула, а затем побежала за тот угол, из-за которого мы вышли. Как только я приготовила Искусность, то встретилась глазами с Хэйз. К моему удивлению, она покачала головой. Хотя, она была в опасности. Почему она не хочет, чтобы я помогла? Я решила послушать её, но всё внутри меня сжалось от беспокойства.

– Ты! –  Кобыла бросила взгляд на аликорна. – Ты похищала жеребят, которые принадлежали Надзору Селестии! Я приказываю тебе вернуть их туда, где им место! – Я вспомнила о том, что Хэйз рассказывала мне про своего напарника, который отправился туда, где базировался Надзор Селестии после контратаки зебр в Каркхуфе, а затем вернулся с жеребятами. Ожидаемо, что такое не останется без последствий.

– МЫ ИЗВИНЯЕМСЯ! – Её голос звучал словно гром, а глаза светились. – НО МЫ НЕ МОЖЕМ! ЖЕРЕБЯТА, КОТОРЫХ МЫ ПРИЮТИЛИ, БЫЛИ СИРОТАМИ И БЕСПРИЗОРНИКАМИ! ЕСЛИ ИХ РОДИТЕЛИ ВСЁ ЕЩЁ ЖИВЫ И СМОГУТ ПОДТВЕРДИТЬ СВОЁ РОДСТВО, ТО МЫ ВЕРНЁМ ИМ ИХ ЖЕРЕБЯТ! КРОМЕ ТОГО, МЫ СПРОСИЛИ КАЖДОГО ИЗ ЖЕРЕБЯТ, ХОТЯТ ЛИ ОНИ ОСТАТЬСЯ ИЛИ ЖЕЛАЮТ ВЕРНУТЬСЯ, И ОНИ ВСЕ ВЫСКАЗАЛИ ЖЕЛАНИЕ ОСТАТЬСЯ С НАМИ! МЫ СПРОСИМ СНОВА, НО НЕ ОТДАДИМ ЖЕРЕБЯТ, КОТОРЫЕ НЕ ЖЕЛАЮТ УХОДИТЬ!

– Нет, ты отдашь их всех! – Кобыла подняла пистолет. – Я не позволю им остаться с такой мерзкой тварью, как ты!

– НАМ ЖАЛЬ, ЧТО ВЫ ТАК ОТНОСИТЕСЬ К НАМ, НО МЫ НЕ МОЖЕМ ВЫПОЛНИТЬ ВАШУ ПРОСЬБУ! – Снова повторила она, но в ответ послышались лишь звуки взведённого оружия. – Пожалуйста! – Её гулкий голос исчез и его сменил нормальный. – Не делайте этого, мы умоляем. Вы совершаете большую ошибку...

– Нет, это ты! – Одинокая пуля врезалась в её щит.

Остальные пони не стреляли. Рог Платинум Хэйз покрыл сначала второй, а затем и третий слой магической энергии, и в конце концов светло-синее магическое поле обволокло оружие всех пятнадцати пони. Они пытались удержать его в копытах и своей магией, но Хэйз победила и развернула оружие каждого из пони на них самих. Вся группа была шокирована этим. А белая единорожка серьёзно занервничала, глядя в дуло собственного пистолета.

Голос Хэйз снова стал гулким. – МЫ ПРЕДУПРЕЖДАЛИ ВАС! НО ВЫ НЕ ПОСЛУШАЛИ!" Каждое оружие взвелось, и я была абсолютно уверена, что кто-то из группы успел обмочиться от страха. – ВЫ ПОЖАЛЕЕТЕ ОБ ЭТОМ РЕШЕНИИ...

Внезапно, Хэйз извлекла все патроны из каждого оружия. Все дружно вздохнули от облегчения... Но этот вздох быстро превратился в раздражённый стон, когда магия аликорна скрутила в узел все стволы с такой магической силой, что мне показалось, будто моё плечо загорелось.

– Мы не убьем вас, это не наш путь. – Сломанное оружие упало на пол. – Но и не позволим забрать жеребят против их воли. Покиньте это место, вам здесь больше делать нечего.

– Ч-что я… – Кобыла с восходящим солнцем на боку сглотнула. Пони вокруг неё оказались гораздо менее уверенными, когда поняли, что у них нет никакого преимущества.

– Кхем! – Я обратила внимание толпы на себя. – Она может вас и не убьёт. Но я таких обещаний давать не буду. – Белая единорожка странно посмотрела на меня и махнула своим пони. Один за другим, Надзор Селестии уходил, но только, когда последний из них повернул за угол, я подошла к Платинум Хэйз.

Признаюсь, я очень нервничала по поводу нашей встречи. Много всего случилось, и я волновалась, что больше ей не нравлюсь. После того, как я отвергла её, то заслуживала такого же ответа, но очень этого не хотела. Мы могли бы начать сначала, не спеша. Я правда очень хотела, чтобы у нас всё получилось. – Платинум Хэйз, я...

Она прервала меня, и я стала ожидать худшего.

– С-сильвер! Твоё лицо! Ты в порядке?! – Её голос был высоким и взволнованным. Её только что держали на прицеле пятнадцать пони, а она спрашивает у меня, в порядке ли я... Хэйз нисколько не изменилась с момента нашей последней встречи.  


Платинум Хэйз быстро наложила на нас заклинание невидимости (я не стану рассказывать о том, насколько это было больно) и повела нас прямиком в... Стену. Только на самом деле это оказалась совсем не стена, ведь мы смогли пройти сквозь неё. Аликорн объяснила, что о школе появилось слишком много слухов и важно было сохранить тайну её местонахождения любой ценой. Оказавшись внутри, мы с Хейз по просьбе Серенити оставили её с другими жеребятами. Очевидно, что она уже успела немного подружиться с ними и теперь была рада новой встрече. Меня это мгновенно насторожило.

Первое, что я заметила, как только зашла в приют, это то насколько он стал лучше выглядеть после прошлого раза. Стены были перекрашены в белый и розовый, а большая часть мусора убрана. Лампы тоже светились гораздо ярче и казались гораздо более магическими. А самое важное, я заметила нескольких не жеребят, которые ходили по приюту и занимались разными делами.

– Кое-кто услышал о нас и проявил интерес. Мы приняли определённые меры предосторожности, лично побеседовав с каждым из желающих и проверив их намерения с помощью заклинания памяти. – Объяснила Хэйз, кивнув одной из кобылок. Было трудно сосредоточиться на разговоре, пока я пялилась на её магическую развевающуюся гриву, но вроде я уловила большую его часть. – Даймонд Скай опасалась этой идеи, но мы смогли убедить её. Когда у нас появились дополнительные копыта — стало значительно легче.

Улыбнувшись и понимающе кивнув, Хэйз отвела меня в свою комнату. Она тоже изменилась и теперь больше походила на настоящую комнату, чем на грязный матрас на полу. Аликорн попросила меня полежать и немного отдохнуть в её новой кровати, пока она отойдёт поговорить с Даймонд Скай. Но в итоге, она вернулась так же быстро, как и ушла.

Вернувшись, она легла рядом с кроватью, на которой лежала я (наши глаза оказались на одном уровне) и попросила рассказать о том, что случилось. И я рассказала. Это была неприлично долгая история, и, возможно, я упустила несколько моментов таких, как например видения, но в общих чертах, всё было понятно.

– А... Твоё лицо… – Робко начала она, смотря на паутину шрамов, покрывающих половину моего лица. – Оно выглядит… – Уродливо. Отвратительно. – Выглядит так, будто очень болит. Ты в порядке? Мы волнуемся...

– Дробовик… – Я почесала кожу. Они иногда болят или это было просто моё воображение. – Едва не погибла. Но к счастью, я оказалась "полезной". – Я горько усмехнулась. – Как я и говорила, это был Хай Стэйкс. Мне никогда не стоило доверять ему… – Флэйру тоже, но этот корабль уже отплыл. Теперь мне нужно было просто разобраться с зависимостью Флэйра, а затем, возможно, найти Стэйкса и убить его.

До того, как я успела что-то сказать, Платинум Хэйз заключила меня в объятия. – Мы так волновались за тебя. Мы знаем, что это глупо, и что мы не так давно знакомы... Но мы отделились от Единства не так давно и время — понятие относительное. – В этом был смысл, наверное... По-крайней мере, если судить по тому, что я знала. – Мы… – Она отклонилась. – Мы просим прощения. Мы знаем о ваших чувствах, вы ясно дали нам о них понять, и мы не должны были...

– Ты всё ещё хочешь меня, даже учитывая то, что я выгляжу, как будто мной пытался поужинать рад-скорпион? – Я слабо улыбнулась ей, изо всех сил постаравшись изобразить чувство юмора Флэйра. Это делает разговор менее серьёзным и соответственно легче.

– Твоя внешность никогда не была тем, что нас в тебе привлекает, и мы не думаем, что из-за шрамов ты стала выглядеть хуже. – Просто ответила она. – Мы находим тебя... Поразительной. Ты относишься к нам, как к обычному пони. Даже те, кого мы наняли для работы здесь ведут себя так, будто они должны поклоняться и бояться нас, но ты — нет. Мы находим это успокаивающим... И когда мы смогли заглянуть в твоё прошлое, то смогли увидеть что-то ещё за этой грубой натурой. – Ох, как неприятно сейчас было. – Мы не можем полностью объяснить наши чувства, мы пытаемся объяснить, что внешность — это не главное и никогда не будет главным для нас.

В этом есть смысл. Теперь, вспоминая, я понимаю, какой глупой я была, думая, что внешность — это то, за что я ей вообще понравилась. Даже до всех этих ран, я была максимум сносной.

– Н-но мы... Мы понимаем, что ты не желаешь отвечать взаимностью на эти отношения и извиняемся.

– Хэйз, я… – Я подняла копыто, чтобы она дала мне слово, но она продолжила говорить.

– М-мы понимаем, правда. Ещё мы с-скучали по тебе и волновались. Тебя так долго не было и мы боялись, ч-что… – К её кошачьим глазам подступили слёзы.

– Хэйз, правда посл… – Она снова перебила меня, и её голос стал дрожать ещё сильнее.

– И-и м-мы всё понимаем. Честно. Так быстро привязываться было глупо с нашей стороны. Мы просим прощения, и м-мы оставим тебя и… – Ох, Селестии ради.

Я наклонилась и прижалась своими губами к её. Это был недолгий и даже нехороший поцелуй, но он определённо дал ей понять мою точку зрения. Когда я отклонилась, то увидела, что вместо состояния близкого к рыданию, она смутилась и сильно покраснела. Это было невероятно мило.

– Теперь, я могу сказать? – Аликорн молча кивнула. – Спасибо. Хэйз… – Я приподняла её подбородок, потому что действительно была сентиментальной. – Я была не права. Я не должна была тогда... Я боялась, что всё случилось слишком быстро и это было бы... Неправильным. Нездоровым. Я даже не задумывалась о том, чтобы не спешить. Действовать шаг за шагом. Разбираться с проблемами по мере их поступления и быть осторожной. – Это звучало глупо, и я обнаружила, что тоже краснею. Я ненавижу краснеть, но всё равно это случается каждый раз. – Я... Ты мне нравишься. И я бы хотела узнать тебя поближе.

– М-мы бы тоже хотели. – Она звучала неуверенной и уткнулась взглядом в пол, но затем быстро подняла глаза. – Мы бы хотели этого очень сильно!

– Только у меня есть одно условие. – Она спокойно посмотрела на меня и я продолжила. – Нам больше никогда нельзя будет доводить всё до таких соплей. Кто-то может увидеть. У меня есть репутация, которую необходимо поддерживать. – Поначалу, она выглядела смущённой, и я испугалась, что моя подколка задела её, но затем на её лице медленно появилась ухмылка, которая в конце концов превратилась в пронзительный хохот.

– Мы извиняемся. – Она поднялась, чтобы поклониться. – Мы не хотели подвергать опасности твою репутацию.

– Всё в порядке. – Я бесстрастно кивнула в ответ. – Стены ничего не расскажут. Но в следующий раз… – Было бы слишком глупо не улыбнуться.

– Ты не против, если я останусь на ночь...? – Наслаждайтесь тем, как я выставляю себя идиоткой из-за того, что не думаю перед тем, как открывать рот. – Я-я имею ввиду не остаться в смысле остаться, а остаться в смысле поспать. Не с тобой! Просто поспать. Просто... Флэйр. – Я всеми силами постаралась сдержать румянец. После нескольких глубоких вдохов и выдохов я повернулась к Хэйз, которая непонимающе смотрела на меня. – Флэйр и я... Мы  немного поссорились. Долгая история. Нам нужно остыть… – А ему нужно снова слезать с наркоты. – Так что мне нужно место...

– Всё в порядке, Сильвер, мы не против. Сегодня мы всё равно не спим. – Я не совсем уверена, что поняла.

– Я думала, что ты вообще не спишь. Разве нет? – День в дороге сделал меня уставшей и ссора с Флэйром не была лучшим помощником разуму, так что возможно, я что-то запомнила неправильно.

– Мы... Думали так, но ошиблись. В Единстве сон был не нужен, но в той форме, в которой мы сейчас оказались, он нам нужен. Хотя, мы решили, что это не слишком важно, и мы можем прожить и без него. – Она немного покраснела. – Мы узнали об этом случайно. Мы исчезли, когда отправились на поиски сирот, и Даймонд Скай очень волновалась. Оказалось, что я стояла прямо за дверью, но была невидимой и спала... Нам очень повезло, что мы храпим. – Было тяжело не засмеяться с того, насколько глупой была эта история. – Если бы ты была здесь, то нас наверняка нашли бы раньше.

– Ага… – Сказала я, постаравшись устроиться поудобнее на кровати. – Я особенная в этом плане.

В ответ последовала странная тишина, и когда Хэйз не ответила, я взглянула на неё. Глаза аликорна были закрыты, и она выглядела так, будто размышляет или пытается вспомнить что-то. Вскоре, она открыла их и серьёзно посмотрела на меня. – Мы... Мы так не думаем. – Это оскорбление? – Однажды ночью, мы были на поверхности в поисках сирот и встретили одну кобылу. Пожалуйста, пойми, когда мы выходим наверх, то используем несколько заклинаний, которые помогают нам оставаться полностью бесшумными и невидимыми... Мы не прошли и в десяти метрах от неё, но я клянусь, она повернулась и посмотрела на меня. Прямо в глаза. Она тоже была земнопони и никак не могла увидеть нас... Только, когда мы улетели подальше, она продолжила свой путь. Это тревожно.

Серьёзно? Ещё одна пони с такой же странной силой? Может, это и звучит немного неправдоподобно, но нет никакого способа, которым она смогла бы увидеть Хэйз, если её заклинания так хороши, как она говорит. Может быть, у моей способности была какая-то причина. – Как она выглядела? – Если бы я смогла найти её и спросить, то возможно смогла бы выяснить это. Я так много времени провела с этой силой, что это уже стало частью меня, но эта информация заставила меня задуматься и попытаться выяснить источник этой силы.

– Мы просим прощения... Мы не можем вспомнить. Было темно. – Она смутилась. – Мы просто не думали, что эта информация окажется важной. – А она оказалась.

Шестерёнки в моей голове завертелись, когда я попыталась вспомнить, когда я получила эту способность. Для меня, как для земнопони, все эти магические штуки были за пределами понимания или чувств и, если я не ошибаюсь, то впервые я почувствовала магию после Бридл Хоупа. Меня поразила эта мысль, и я медленно подняла свой протез. Эта способность появилась у меня тогда же, когда и нога, и возможно, эти два события могут быть связаны.

– А у неё были... Какие-нибудь кибер-протезы?

Аликорн посмотрела на меня и медленно прислонилась к моей ноге. Она покачала головой. – Ничего из того, что мы могли видеть, но мы особо и не рассматривали. Мы извиняемся.

Если дело не в кибернетике, то что же это ещё может быть? Может, что-то из Стойла 42... Оу! Пуля из звёздного металла! Ну конечно. Мне выстрелили в ногу, и это причина появления новой ноги и, возможно, причина появления способностей. Все, с кем я это обсуждала, утверждали, что никто больше не пережил прямого контакта с металлом, и, если верить Скай Фоллу, я всё ещё была заражена им (и возможно медленно умирала от отравления, но эта часть не так важна). Возможно, что-то в этом... Яде давало мне эту способность. Я не разбираюсь во всей этой магии и не могу знать наверняка.

– Ты знаешь, что такое звёздный металл?

Глаза Хэйз широко распахнулись, и она медленно и слегка испуганно кивнула. – Мы знаем... Он очень опасный. Зачем ты спрашиваешь?

– Ты знаешь... Кого-нибудь, кто пережил бы контакт с ним?

– Мы… – Она отвела взгляд и будто бы собиралась сказать что-то, но затем покачала головой. – Наши знания ограничены. Из всего, что мы видели, мы не можем дать тебе точный ответ. Мы извиняемся. – Это странный способ сказать слово "нет", но я не против. Может быть, мне стоит поговорить с этим ублюдком-пегасом, на которого работает Флэйр и посмотреть, знает ли он что-нибудь ещё. – Ты в порядке? – Спросила она.

– Хех... Ага. – Я улыбнулась ей. – Извини. Просто задумалась. Я тупая пони, которая забывает о том, что она тупая.

– Мы не думаем, что ты тупая… – Вздохнув, она медленно поднялась и оглянулась на дверь. – Мы ненавидим это, но вскоре Даймонд Скай понадобится наша помощь.

– Всё в порядке, Хэйз... Приятно было увидеть тебя снова. Я рада, что мы... Разобрались со всем этим. Или вроде того. – Она улыбнулась, и я заметила, что на её щеках появился румянец. – Ты можешь взять завтра ночью выходной?

– Э... Возможно. Можем спросить для чего? – Мой вопрос заставил аликорна занервничать и то, что она цокала копытом по полу это выдавало.

– Хочешь сходить со мной на свидание? В Эльхаусе есть рестораны. Туда ведь обычно ходят на свидания... Верно?

Она медленно кивнула. – М-мы с удовольствием! Но... Если мы появимся на публике, то боимся, что можем стать целью для атаки.

– У меня есть идея. Как насчёт того, чтобы немного изменить свою внешность. – Впервые, у меня появилась идея, и я чувствовала, что она просто отличная. – Как ты относишься к платьям? Я могу заказать тебе одно у Финишеров. Они могут держать язык за зубами. В платье ты будешь выглядеть, как обычный единорог.

– Довольно большой единорог... Мы будем выделяться. – Честно говоря, это правда, но с другой стороны, кто будет спрашивать гигантскую единорожку, почему она гигантская?

– Если что-нибудь случится, то ты станешь невидимой, и мы убежим. Стоит попытаться. Всего разочек. Пожалуйста. – В этот раз, я последовала примеру Серенити и посмотрела на аликорна таким же жалобным взглядом. Кажется, этого было достаточно, чтобы заставить её улыбнуться.

– Оу, ладно, мы не можем ни в чём тебе отказать. – Она хихикнула, после чего наклонилась, чтобы поцеловать меня. Поцелуй продлился ровно столько, чтобы я осталась довольной и захотела большего. И это не говоря уже о том, насколько меня удивило то, что она взяла инициативу на себя. Когда она отклонилась, её румянец стал гораздо ярче и медленно но верно двигался к её ушкам.

– Ээ… – Моё положение было не сильно лучше. – Завтра. Спрошу. Я всё организую. Я скучала по тебе...

– Твои слова. – Она улыбнулась мне, и эта улыбка будто осветила всю комнату. Я так не хотела, чтобы она уходила, но ничего не поделаешь. Сейчас ей даже удалось не зажать свою парящую гриву дверью. Вместо этого, она зажала свой хвост. Мило взвизгнув, покраснев и несколько раз извинившись, она смогла выйти из комнаты без новых травм.

Я откинулась на кровать и начала хихикать. У меня не было на это особых причин (на самом деле, я бы предпочла громко рассмеяться или заржать, если бы у меня был выбор), но я не могла себя контролировать. После этой успешной беседы, со мной что-то случилось. Я просто хотела лежать и смеяться, как дурочка до самого свидания. Всё было так хорошо, и я была... Счастлива. Это определённо не продлится долго, но я постаралась насладиться моментом. Поэтому просто продолжала хихикать. Готова поклясться, я слышала, что Хэйз за дверью занималась тем же самым.

В конце концов, всё закончилось, и на смену смеху пришло волнение. Мой план свидания на самом деле был не так хорош, как я о нём говорила, но мне пришлось выбрать именно его. Это был идеальный способ, чтобы постепенно разобраться с этим, и отвлечь меня от всего, что пытается меня убить. Тем не менее, если я смогу достать платье и всё пойдёт по плану, то тогда возможно, лишь возможно, это будет чем-то особенным. Я не уверена, что такое это "что-то особенное", но мне хотелось к нему стремиться.

Заснуть я не смогла. Мои мысли были слишком волнительными, так что я откопала те самые документы с надеждой на то, что они-то меня и усыпят. Я вспомнила, что последним из них я читала тот, который ссылался на другой отчёт и сразу открыла его.

В нём, как ни странно, говорилось о краже какой-то технологии у Стойл-Тек. Видимо, они работали над каким-то супер технологичным компьютером, и Уоллкирк хотел получить его любой ценой. К сожалению,  этот отчет был неполным. Целые разделы попросту отсутствовали. Вы удивитесь, но один из таких разделов должен был быть посвящён Баптизии. Я думаю, я никогда не узнаю, что же с ней случилось.

Я лениво подняла последний отчёт и пролистала его. Он оказался гораздо менее... Шпионским. Большая его часть была посвящена контракту с правительством Каледонии с просьбой построить сеть тоннелей под Дайсом. Видимо, они подумали, что это будет лучшим вариантом, так как Уоллкирк ранее купил незаконченное Стойло (тут не сказано какое), что дало ему и его компании возможность изучить его структуру. И это было странно, так как эти тоннели не были похожи ни на одно Стойло, в котором я бывала до этого. Но как только я добралась до последней страницы, то всё поняла.

"При дальнейшем осмотре стало ясно, что тоннели не будут способны выдержать ожидаемый уровень радиации от удара мегазаклинания. Если отчёты верны, то было бы разумно пересмотреть их структуру и планировку. На данный момент, только самый нижний уровень будет пригоден для жизни, и это в лучшем случае. Исходя из всего этого, я отправляю официальный запрос на перепроектирование тоннелей. Мне известно, что строительство уже началось и при небольшом повышении стоимости проекта можно модифицировать его так, чтобы он был способен выдержать прогнозируемый уровень радиации. Я прилагаю этот запрос и возможную итоговую стоимость проекта. Пожалуйста, обратите на это внимание. Это может спасти множество жизней."

Внутри документа лежали пять страниц, которые очевидно были новым предложением по проекту. На последней странице стояла красная печать "запрос отклонён" с подписью Уоллкирка под ней.

Я бросила документ и уткнулась в него. Он убил моё хорошее настроение с пугающей скоростью.


Мне снились тоннели в их последние часы. Я видела пони, спускающихся в них в поисках убежища. Они прижимались друг к другу, когда сверху гремели взрывы и мерцали огни. Затем, один за другим, они начали задыхаться от невидимого яда и, один за другим, умирали, думая, что они спасены.

Я открыла глаза и до жути испугалась, потому что надо мной стоял аликорн. На секунду, мне показалось, что это была Платинум Хэйз (у этого аликорна и Хэйз были одинаковые жёлтые кошачьи глаза), но шерстка этой пони была фиолетовой, а не тёмно-синей. – К-кто… – Затем, я увидела гриву аликорна. Она была похожа на чёрное поле, усеянное тысячами звёзд, которые мерцали на её волнах. – Даймонд Скай?

– Ты права. Ты проснулась? Мы будем ждать, пока ты не проснёшься. – Это была бы хорошая альтернатива, если бы она не стояла прямо надо мной. – Я могу подождать, но я была бы очень признательна, если бы ты ускорила свой темп. Сегодня у меня много дел.

– Я… – Медленно протянула я, сбросив с себя одеяло и скатившись с кровати, заставив Скай сделать пару шагов назад. – Ты говоришь "я". Не "мы".

– Твоя внимательность поразительна. – Сухо заметила аликорн. Когда я попыталась объяснить, что я имела ввиду, она прервала меня. – Да, сестра Хэйз говорит о себе во множественном числе, так же, как мы говорили в Единстве. Как бы я не любила свою сестру, ты тоже могла заметить, что она проблемная. – Хм, это поэтому она здесь? – Когда Единство разрушилось, то это произошло неравномерно. Тысячи душ и умов были собраны вокруг нашей матери, и когда она умерла, эти души и умы остались в тех телах, в которых они находились в тот момент. И больше они не смогли перемещаться. В некоторых моих сестрах их очень много. Не много целых, но много отдельных частей, и им приходится концентрироваться, чтобы собирать их в единую, цельную личность. Сестра Хэйз... Другая. Когда Единство разрушилось, она тяжело это пережила, и я взяла на себя ответственность помочь ей. Эта ответственность сегодня привела меня к тебе. – Дверь в комнату захлопнулась и закрылась на замок.

– Ээ… – Я уткнулась взглядом в Искусность, которая лежала рядом с кроватью. – Что насчёт… – После этих слов, она подошла ближе и нагнулась прямо ко мне, расправив крылья.

– Я хочу кое-что прояснить. – Свет в комнате начал тускнеть, а её глаза начали светиться ярче. Когда она заговорила со мной, её голос стал ниже. – Если ты сделаешь ей больно. Если ты обидишь её. Если ты воспользуешься ей. Я убью тебя. А затем, я спрячу твоё тело там, где никто не сможет найти его. Сестра Хэйз может и отказалась от убийств, но я не придерживаюсь этой клятвы — я делаю исключения. Если ты посмеешь навредить её телу, уму или душе, ты станешь этим исключением. Я ясно выражаюсь?

Это не совсем то, чего я ожидала. Я слышала немного про эту подругу Хэйз, и она сама говорила о ней в хорошем свете... Теперь, я вижу почему. Хорошо, что у неё был друг, способный защитить её, и я не собиралась вредить Хэйз, поэтому её угроза не имела для меня особой роли.

– Конечно. – Не смотря на понимание того, что я в безопасности, у меня всё ещё пересохло в горле. – Честно. Мне нравится Хэйз. Я бы никогда не...

Аликорн долго пялилась на меня, и я не отвела от неё взгляда. – Хорошо. – Она поднялась надо мной в полный рост, и мне показалось, что она была даже больше Платинум Хэйз. – Я предупредила тебя. Теперь, я могу лишь надеяться, что ты не окажешься очередной лгуньей... Ты знаешь Хэйз достаточно, чтобы она начала волноваться за тебя. Ты должна понимать, что она сама очень... Она не любит брать на себя ответственность. Пони могут попытаться обидеть её, и если это случится… – Её взгляд ожесточился. – Я обещала защитить её, и я её защищу.

– Ты ей, как мать? – Спросила я, и в тот же момент поняла, что сказала глупость. Глаза аликорна вспыхнули, и я дрогнула.

– Мы — её сестра. Наша мать — мертва и мы...

– Прости! – Я прервала её. – Я не хотела... Ты ей, как старшая сестра, да?

Её гнев исчез после этих слов, и она кивнула. – Я считаю это сравнение подходящим. Если это поможет тебе осознать ситуацию, то пусть так и будет. До тех пор, пока ты понимаешь. – Я кивнула, показав своё понимание. – Хорошо. Каковы именно твои намерения относительно сестры Хэйз?

– Я... Ээ. – Я почесала задние ноги друг об друга. По какой-то причине, они сильно зудели, и я не успела принять своё утреннее лекарство. Я была в совершенно неподходящей ситуации для разговора, но я готова поспорить, что если бы в тот момент я прервала её и поднялась с кровати, чтобы поймать кайф с очередной дозы Мед-Х, то это не очень хорошо отразилось бы на моей репутации в глазах Скай. – У меня нет никаких намерений. Она мне нравится. Я нравлюсь ей. Мы сходим на пару свиданий. Посмотрим как всё пойдёт. Я была бы непротив особенной пони... Думаю. И мне нравится видеть Хэйз счастливой.

– Хорошо. Я принимаю этот ответ. Помни о моём предупреждении. – Её голос был очень суровым, и я услышала, как открылась дверь.

– А что было бы... Если бы тебе не понравился ответ? – Я хороша в задавании тупых вопросов.

– Я бы остановила твоё сердце и телепортировала твоё тело в самый тёмный и дальний край этих тоннелей. – Даже не смотря на то, что она ничего мне не сделала, моё сердце всё равно сжалось после этих слов. Слава Селестии, что я не сказала ничего глупого. – Хорошего тебе дня. – С яркой фиолетовой вспышкой (которая напомнила мне о Бэтмэйр), аликорн телепортировалась из комнаты.

Как только она исчезла, я сразу закрепила Искусность на своём боку, чтобы снова почувствовать себя в безопасности и быстро вколола Мед-Х. С приятным чувством лёгкости, наркотик смешался с моей кровью и пошёл по организму, замедлив моё дико бьющееся сердце. Это напомнило мне о том, что мне нужно было поговорить с Флэйром в тот день, но благодаря Мед-Х я чувствовала уверенность. С Мед-Х я смогу справиться с чем угодно.

Как только я вышла из комнаты, меня поразил пронзительный визг, за которым последовало чьё-то столкновение с моим боком. – Мама! – Она повисла на Искусности и беспомощно махала задними ногами в воздухе, пытаясь забраться на меня. – Хэйз сказала разбудить тебя так громко, как я только смогу, но ты уже проснулась! А ещё она дала мне конфету, и я люблю конфеты, и ты должна давать мне больше конфет! Она очень вкусная, называется, шоколад. Мне очень понравилось! Она на вкус лучше, чем всё в этом мире, и я хотела использовать её чтобы разбудить тебя, но вместо этого, я её съела. Прости. Скутаборг тоже попробовала немного и ей понравилось больше, чем мне, но ей нельзя есть слишком много! – Это и есть та причина, по которой я никогда не давала Серенити много сладкого.

– Оу, правда? – Я ответила ей в абсолютно спокойном тоне, помогая залезть на мою спину. – И почему же?

–Потому, что много сладкого вредно для маленьких пони! К счастью, я уже большая пони и могу есть его столько, сколько сама захочу! Так сказала мне Хэйз! – Кобылка встала на моей спине и решила, что начать стучать по мне будет хорошей идеей. – Тебе нужно что-то, на чём я смогла бы сидеть. Оу! Как насчёт седла? Это было бы круто! – Круто — не то слово, которое подошло бы в этой ситуации. – Знаешь что, мам?

– На самом деле, ты инопланетянка из дальнего космоса? – Это было такое же хорошее предположение, как и любое другое.

– Нет, мам. Ты глупая! – Не могла не согласиться с этим. – На самом деле, у меня появился друг! Он правда хороший, он тебе понравится. – Друг. И это он. Внезапно, наезд со стороны Даймонд Скай показался мне гораздо более оправданным. – И Хэйз сказала мне, что вы с ней идёте на свидание! Это правда!? Это так мило! Можно я пойду с вами?

– Серенити... Нет.

– Блин, я собиралась смущать тебя смущающими историями. – Как будто, она знала хоть одну. – Или одеть скатерть, как плащ и бегать вокруг. Это было бы мило, да? В любом случае, это было бы весело. – Я начала думать, что это была лишь уловка, чтобы убедить меня в том,  чтобы я оставила Серенити в приюте на время. Если это так, то пока её план работал безупречно.

– Пошли… – Она явно выиграла этот раунд, так что я бросила эту тему и пошла туда, где я думала была Хэйз. Ну, не совсем думала. Я просто почувствовала магию и пошла. Разве что-то может пойти не так?

Ну, всё шло, как надо до тех пор, пока я не дошла до одного коридора, и мне на встречу не вышла Хэйз. По какой-то причине, на её гриве висел маленький жёлтый жеребёнок. – Эй! Кто ты? Ты страшная. И плохо пахнешь. Как тебя зовут? Мы можем быть друзьями? Ты собираешься поцеловать тётю Хэйз? Ты выглядишь так, будто собираешься. Кто твоя подруга? Почему ты так смотришь на меня. У тебя есть конфеты?

С самым спокойным выражением лица, которое я смогла сделать, я ответила "Хайред Ган. Прости. Прости. Хайред Ган. Нет. Да. Потому, что так и есть. Серенити. Потому что. Нет. – Жеребёнок смотрел на меня с отвисшей челюстью, и я просто потянулась вперёд и поцеловала нос аликорна. – Доброе утро.

– Доброе утро, Сильвер. – Ответила Хэйз, и внезапно из-за её рога выглянул ещё один жеребёнок. – Поскольку у нас сегодня выходной, Скай попросила нас присмотреть за детсадовцами. Мы не уверены, почему она постоянно отдаёт нам эту работу... Мы думаем, что они просто очаровательны.

– Тётя Хейз думает, што мы плоста отяловательные! – Повторила маленькая кобылка, которая взбиралась по рогу аликорна. – Я думаю, што я отяловательна. Лейган не отяловательный. Он злой! И задила! – После эти слов, третий жеребёнок запрыгнул на голову Хэйз и начал бороться с кобылкой. Несколько секунд спустя, их драка переместилась на её шею.

– Значит, Даймонд Скай заставляет тебя следить за жеребятами. Даже не представляю, почему. – Из-за головы аликорна послышались крики и визги.

Со вздохом, который звучал почти раздражённо, рог Хэйз загорелся, и она расправила крылья. Не оглядываясь, она оттащила двух жеребят друг от друга и посадила их на края крыльев. – Вы двое — ведите себя хорошо. – Коротко сказала она. – Или никакого десерта. – Жеребята пробубнели под нос что-то похожее на "да, тётя Хэйз", и снова воцарил порядок. – Они могут быть проказниками, но мы просто обожаем детей.

– У тёти Хэйз ещё нет кьютимарки! – Сказал жеребёнок, свисающий с её гривы. – У всех больших пони они есть, а у неё — нет. У меня тоже нет. Мы собираемся помочь ей получить кьютимарку. А потом она поможет нам! Мы будем, как команда... Типа того. Нам нужно придумать название!

– Прости, Сильвер, но нам пора идти. Жеребятам нужно позавтракать или они расстроятся. Мы увидимся с тобой этой ночью?

– Да. Встретимся в моих апартаментах, когда ты освободишься. Я приведу кого-нибудь из Финишеров. – Сказала я, отодвинувшись в сторону, чтобы она могла пройти. – Не переживай из-за крышек.

Мне пришлось прижаться к стене потому что её крылья были расправлены, и это всё равно не сильно помогло. Когда она уже наполовину протиснулась мимо, то обратилась ко мне. – О, твой друг пегас ждёт снаружи. Даймонд Скай сказала, что ему нельзя входить. – Как мило, а я надеялась перенести разговор по душам, как можно дальше. – Увидимся позже.

– Оу! Мы встретимся с дядей Флэйром раньше. Отлично, вам двоим нужно обняться и помириться. – Сказала Серенити, заставив меня повернуться и удивлённо взглянуть на неё. – Что? Они называют Хэйз тётей, и я знаю Флэйра дольше, чем они знают Хэйз. В этом есть смысл. – В этом было слишком много смысла для моих мозгов, и я решила не спорить.

– Да, дядя Флэйр. – Если он не извинится и не приведёт себя в порядок, то он станет мёртвым дядей Флэйром. Что, как по мне, было гораздо более плохим вариантом. – Пошли найдём его.

Заблудившись несколько раз в коридорах приюта (и прервав очередной урок математики), я наконец нашла дверь, следуя своему магическому чувству. Я забыла о том, что на неё была наложена иллюзия, чтобы она выглядела, как обычная стена. Выйдя из приюта, меня радостно и с извинениями встретил пегас. То есть я хотела сказать, что он спал на грязной решётке, которая была встроена в пол.

Так что я пнула его. Это был лёгкий пинок, но сделала я его своим металлическим протезом, поэтому он охнул и открыл глаза. – Бля... Оу.. – Его глаза были розовыми, как и всегда, но теперь они не были налиты кровью. – Хайред. – Он медленно поднялся на ноги, немного покраснев. – Давай пройдёмся и поговорим. У меня под землёй начинают зудеть перья.

– Угу. – Промычала я в ответ и пошла вперёд по коридору. Серенити сразу запрыгнула мне на спину, потому что кому вообще нравится ходить?

– Слушай... Хайред. Бля, я извиняюсь. – Он продолжал смотреть в пол. – Просто на меня навалилось слишком много всего, и я сломался. Подкалывать тебя не самое лучшее решение в моей жизни. Или заказывать штуки за твой счёт. – Он усмехнулся. – Но что я покупал! Ты должна была видеть того жеребца, у него был...

– Флэйр, отъебись. – Я прервала его. – Я устала от твоей болтовни.

Кажется эта искра что-то в нём подожгла, и он ответил практически сразу. – Может быть, мне было бы проще извиниться, если бы ты не была такой сукой. Да, я проебался, но перед тем, как наезжать на меня обрати внимание на бревно в своём глазу.

– Что!? Ты постоянно ноешь и ноешь, ноешь и ноешь о том, каким уёбком оказался твой дружок, а я теперь сука? – Мои собственные слова заставили меня остановиться. Подумав над тем, что я сказала, я кое-что поняла... – Я что — сука? Серенити?

– Ээ… – Кобылка неловко сглотнула, что стало ответом на мой вопрос. – Может быть? – Неуверенно ответила она. – Это не то слово, которое я бы использовала, но и не совсем неправильное.

Я не хотела вести себя, как сука, просто так получилось. У меня никогда не было много друзей. На самом деле, долгое время моим единственным другом была одна Вайлдфайр. Конечно, у меня были приятели и знакомые, но это не считается. Так что, думаю я просто неправильно мыслю по отношению к этой проблеме с Флэйром. Когда мы были в порядке, то всё было хорошо. Он шутил, я ему угрожала, но я не знала, что нужно говорить, когда он расстраивался из-за чего-то и, очевидно, я поступала неправильно. Видимо, пони не нравится, когда я преуменьшаю их проблемы.

– Угх... Слушай. – В конце концов, тишину нарушила я. Флэйр молчал всё это время, и чтобы убедиться, что он меня слушает, я остановилась и положила ему копыто на спину. – Прости меня. Я — сука. Полная.

– Да, так и есть. – Быстро ответил пегас. – У меня всегда были проблемы с этим. Я слишком быстро привязываюсь. Прямо, как в прошлый раз… – Он продолжил идти после того, как я убрала копыто, и я последовала за ним.

– В прошлый раз? – Думаю пришло время послушать историю.

– Ага… – Он оглянулся по сторонам и вздрогнул. – Я упоминал об этом раньше. Когда мы были здесь же... Ну, тогда я назвал его кобылой, но теперь нет смысла врать. – О, да. Я полностью забыла об этом. – Это было давно, я нашёл милого жеребчика-наёмника. Его было тяжело назвать разговорчивым, но было приятно заставлять его краснеть. – Флэйр улыбнулся этой мысли. – Он взял работу где-то через месяц после того, как мы встретились. Ему нужно было зачистить гнездо рад-скорпионов в этих тоннелях. Он отсюда так и не вернулся… – Его голос очень быстро стал печальным. – Это разбило мне сердце, и я стал таким эмоциональным. А затем, моя песенка была спета.

– Песня? – Я удивилась. – Зачем ты пел песню?

– Мам, я думаю он не совсем это имел ввиду...

– Ээ… – Флэйр, казалось, не решался начать. – Ты знаешь... Все эти гейские штуки. Оставшиеся не сильно одобряют всё это. – Хоть убейте, я не могла представить почему их это вообще волнует. – Размножение. – Сразу объяснил пегас. – Пегасов на поверхности не так уж и много... До нас их практически не было. Заводить жеребят приоритетная задача. – Оу... В этом был смысл, но этот факт не стал бесить меня меньше. – Затем очень долго шли поиски кобылы для меня, и это было так весело. Ну вот, ещё одна любезно предоставленная вам печальная история.

Я задумалась: хоть у кого-нибудь из нас нет проблем с привязанностью?

– Понятно… – Я осмотрела зал. Выход был близко. – Слушай. До тех пор, пока ты пытаешься слезть с иглы... И не тратишь мои деньги. Я буду пытаться помочь тебе. Как-нибудь. Что скажешь?

– Неважно, я справлюсь с этим, как надо. – Флэйр взмахнул крыльями пару раз так, чтобы он смог лететь вперёд и при этом лицом ко мне. – Что напомнило мне. Я говорил с Наблюдателями. Заказал курс детоксикации. Можешь тоже прийти. Ну, знаешь, поддержать. – Он подмигнул мне. По крайней мере, он отвлёкся от всего этого и, я думаю, это самое большее, на что я могла рассчитывать.

– Когда...?

– Завтра.

– Я приду. – Мы остановились у лестницы, которая вела к секретному выходу из тоннелей. Практически все выходы в Дайс контролировались бандами и серьёзно охранялись, чтобы остановить иммигрантов, но никто не знал об этом. Пока что. Было приятно иметь возможность входить и выходить из подземелья так, чтобы банды не знали о моих перемещениях. Я уверена, что у Хауса тоже был свой вход, но я не хотела бы каждый раз обращаться к нему с просьбой им воспользоваться.

– Хэй, Хайред. – Флэйр приземлился передо мной.

Я прикусила губу и взглянула на него. В последнее время, он казался гораздо слабее, казался уставшим. Похождения в Комплексе повлияли на него так же, как и на меня, и то, что его особенный пони бросил его в самый неподходящий момент нисколько не облегчало ситуацию. Я действительно была слишком строга к нему, да? Конечно Стэйкс тот ещё мудак, но Флэйру он нравился, и моё отношение к этому не должно было влиять на него. Это не значит, что он должен был сломаться и снова подсесть на Дэш, но если я опять начну гнобить кого-нибудь только за то, что у того случился нервный срыв, то я буду не только идиоткой, но и лицемеркой.

– Ага. Прости за то что была такой... Сукой.

– Я ожидал это от тебя. – Пегас засмеялся и взлетел вверх по лестнице. Я сука, а он мудак. Именно так всё и должно быть.


Мы прошли через трущобы Дайса, вышли через северные ворота, попав в Парасайт Маунд. По дороге мы сделали небольшую остановку в магазине Финишеров. Никого из тех, кого бы я знала, не оказалось за стойкой, но тем не менее я нашла и пригласила портного в мой номер и попросила его принести много ткани и самые большие платья, которые у них были. Это не дёшево, но учитывая мою плату, долг Флэйра и кучу разного хлама, который мы вынесли из Комплекса, я легко смогу потянуть такие расходы.

После этого, я отправилась в казино с длинным названием "Часы смерти Винни Мэй и Фрэнни Мака" (где я попросила остаться Пэрли), чтобы сообщить ей хорошие новости. Решение всех этих задач заставило меня почувствовать себя лучше. Это хорошее отвлечение от борьбы за жизнь и долгих путешествий по пустыне.

В отеле было темно, и как всегда, у входа нас встретила проститутка. В главном зале на сцене выступал пегас-гуль, который паршиво пел песню о том, как больно гореть в огне мегазаклинаний. Я быстро прошла в дальний конец зала к дверям, которые вели в казино, в надежде, что Пэрли будет там, и что комната окажется со звукоизоляцией. Гули просто не могут петь. Когда этот пегас заметил, как я пробираюсь через весь зал, я готова поклясться, что он прекратил петь и крикнул мне о том, что я расистка.

Казино было тесным, тёмным и практически пустым. В нём было всего три игровых автомата, одна рулетка, один покерный стол и два стола для блэкджека. К счастью, моя догадка подтвердилась, и Пэрли сидела за одним из столов для блэкджека, довольно улыбаясь своим картам. К моему удивлению, я знала и двух других пони, которые играли с ней за одним столом.

Одним из них была высокая серая кобыла с красным ирокезом и кьютимаркой в виде кровавых кинжалов на боку, а рядом с ней сидела маленькая светло-серая кобылка с фиолетовой гривой, собранной в хвост. – Ну-ка посмотрите, что за ёбаная кошка припёрлась: пизда. – Бывшая рейдер засмеялась. – Пиздуй сюда, Хайред. Пэрл уже заждалась, и я решила ей помочь. С тобой я наконец-то смогу съебаться и моя дочурка перестанет вытряхивать из меня последние крышки.

– Не-а, мамочка. Ты просто плохо считаешь. Я супер хорошо предугадываю и просчитываю. Ты бы играла лучше, если бы разрешила мне научить тебя. – Высокомерно ответила кобылка, когда дилер передала ей выигранные фишки.

– Пинприк. – Бывшая рейдер усмехнулась, когда я подошла. – Спитшайн. – Я кивнула, приветствуя их двоих. – Эй, Пэрли. – Сосредоточенная кобыла просто поправила свою шляпу и уставилась на свои карты. Я тихо рассмеялась и обратилась к дилеру. – Раздашь на меня? – Она взяла мои крышки и дала немного фишек взамен.

– Возможность украсть деньги Хайред без угрозы быть избитым до полусмерти? Я в деле. – Флэйр тоже сел за стол и получил свои фишки.

– Мам, а можно я...

– Нет, Серенити.

– Но эта кобылка ве...

– Нет, Серенити.

– Эт всё потому, что я супер крутая. – Объяснила Спитшайн. – Смотри! Эт моя кьютимарка. Круто, правда? – На её крупе на самом деле красовалась рулетка. Не совсем блэкджек, но угадывание шансов тоже пригодится. – А какая кьютимарка у тебя?

Моя дочь уткнулась взглядом в пол и села рядом со мной. – Не важно.. – Пробубнела она. – Всё равно я не хотела играть. – Я сделала мысленную заметку о том, что нужно спросить у неё про эту странную реакцию, и почему она не сказала Спит о том, что она пустобокая. Но это может подождать до момента, как мы окажемся в более приватной обстановке.

В конце концов, Пэрли отвлеклась от своих карт. – Хайред? Оу, привет!

– О, сука проснулась, какое счастье. – Пинприк заметила, что дилер взял карты и начал перетасовывать.

– Эй, Пэрл. – Я усмехнулась. – Ты так сосредоточена на игре. – В этот момент, дилер серьёзно посмотрел на нас, напомнив что вообще-то мы должны играть. Я поставила минимальную ставку — десять крышек.

– Ага... Пытаюсь понять, как эта малявка продолжает побеждать. – Кобыла строго посмотрела на Спитшайн, когда дилер раздал каждому по две карты. Поскольку никто из сидевших за столом не был единорогом, дилер приподнял и показал каждому его карты.

Вздохнув, я посмотрела на свои. Двойка и валет. “У неё природный талант". Предположила я. Возможно, так оно и было, учитывая то, как маленькая кобылка всматривалась в свои карты. "Ещё". Я махнула дилеру, и конечно же получила десятку пик. "Прекрасно." Дилер остановилась на девятнадцати и все за столом набрали либо меньше, либо перебрали. За исключением Спитшайн, которой сразу раздали десятку и туза.

– Природный талант! – Спитшайн хихикнула, когда я удивлённо посмотрела на неё. – Ну точно есть!

– Видишь о чём я, милая? – Пэрли усмехнулась. – Это даже не честно. – Она постучала копытом по столу и дилер, собрав карты, снова начал перемешивать колоду. – Так ты нашла способ, как мне попасть в город?

– Нашла. Работа в Чёрной Саламандре. Официантка. Работёнка так себе, но платят нормально. – Я сделала такую же ставку, как и в прошлый раз. – Тебе подойдёт? Я могу поискать что-то получше, но...

– Всё в порядке, милая. – Пэрл махнула копытом. – Я и так у тебя в долгу. После того, как Бридл Хоуп забрали, я была потеряна. Я не могла оставаться там, но и идти мне было некуда. Так что, спасибо, что выручила меня. Не каждый может так поступить. – Я не смогла ничего с собой поделать и покраснела.

К счастью, карты уже раздали, и я смогла отвлечься от смущения на что-то другое. Семёрка и тройка. В этот раз, я решила сначала взглянуть на других. И убедившись, что никто не собирается удивить всех блэкджеком, я взяла ещё одну карту. Восьмёрка. Что ж, это позволит мне остановиться на удобных восемнадцати. – Я разберусь с деталями. – Сказала я Пэрл. – Дай мне пару дней.

– Постарайся разобраться завтра. – На удивление без ругани сказала Пинприк. Это заставило меня повернуться к ней. – Поверь мне, сука, ты точно не захочешь страдать хернёй и дальше. Очень скоро всё пойдёт по пизде. Так что постарайся съебаться, как можно раньше.

– Завтра значит… – Неуверенно сказала я. Тон, в котором говорила Пинприк привлёк моё внимание гораздо больше того факта, что я выиграла (как и Флэйр со Спитшайн). – А что произойдёт?

Пинприк сделала глоток из стакана (который я заметила только сейчас...) и сказала. – Что-то. Знаешь это чувство? Прямо перед ударом грома... Когда брамин перестаёт мычать, а кроты прячутся под землю? То самое чувство. Что-то вот-вот взорвётся прямо перед лицом этого ёбаного города.

– Это обычное чувство для Дайса. – Ответила я, когда нам снова раздали карты. – Ещё. – Не думая, попросила я. А затем, я заметила, что у меня уже был блэкджек...

– Серьёзно? Просто пиздец. – Она допила свой напиток и посмеялась с моей игры. Как будто я без этого не чувствовала себя тупой. – Тем не менее, мышка волнуется, что ты выбрала ахуенное время, чтобы вернуться в город. Будь на чеку, и если что-то пойдет не так, то... Я тебе, блять, говорила. Пизда.

Спитшайн и Пинприк выиграли на этой раздаче. Должно быть, это связано с тем, что почти все игроки отвлекались на наш с ней диалог. – Ты знаешь Бэтмэйр?

– Ты смотришь на официального ученика супергероя. Моя мама бы пиздец, как гордилась мной. – Спитшайн хихикнула, заставив меня почувствовать себя так, будто я не поняла шутку. – Но да, мышка и я порвали этот город. Она не простая — старается выглядеть такой, но это не так. Например, она знала, что ты войдёшь в город за час до твоего прибытия, а потом привела меня прямо к Пэрл, потому что я сказала,что мне нравится эта пизда.

– Ты и сама не плохая, милая. – Пэрли усмехнулась через стол. – Но чересчур вульгарная.

– Ну, не стоит обсуждать это. – Дилер снова начал раздавать карты. – В любом случае. Мы обе помогаем друг другу. Мы просто "герои", так сказать. Я помогаю ей заработать хорошую славу. У этого задрота на радио точно стоит на меня, а мышку он ненавидит. Короче говоря, я помогаю ей с репутацией, а она даёт мне наводки на самые крупные ограбления, сечёшь? Вот так это и работает. Мы оба просто играем в ебучих "героев".

Я выругалась про себя, увидев карты. Две двойки. "Ещё." Шестёрка. "Ещё." Я даже не потрудилась взглянуть на вторую карту. – Играете в героев?

– Хайред, Хайред. – Флэйр покачал головой. – Она имела ввиду играть, как роль в театре, а не как в детской игре или типа того.

– Отъебись, Флэйр, я и так это поняла.

– Я поняла, что имела в виду эта сука. Она спросила, чувствую ли я себя, как ебучий герой. – Она махнула официантке, чтобы та принесла ещё выпить. – Но это просто ахуеть, какой тупой вопрос. – Она опрокинула второй стакан. – Я не ебучий герой. Я убила гораздо больше ублюдков, чем спасла, и это, блять, факт. Я посчитала. Всякое дерьмо вроде спасение пони и прочей хуйни — это конечно хорошо, но это не смоет кровь с моих копыт или что-то в этом роде. Факт в том, что я убийца, и теперь я просто убиваю, чтобы спасать других. Если какие-то уёбки на радио будут называть меня героем и используют это, чтобы воодушевлять пони, то будь уверена, что я им подыграю. Да, я далеко не такая, как та пизда, которая вернула нам небо, но пошло оно нахуй. Если это поможет пони, то я буду играть по их правилам. – Она посмотрела на мои карты. – У тебя блэкджек, если что.

– Оу, хех… – Я забрала свои фишки и поставила на следующую раздачу гораздо больше. – Так... Прик, могу я спросить у тебя кое-что? В чём истинная природа героя?

– Эт какая-то сраная загадка? – Она сделала ставку. – Я считаю, что "герой" — это ярлык. И герои — это те, кого большинство пони считает героями. Типа, как Дарительница Света или как там её. Не важно. Как думаешь, каково было пегасам, когда половина их городов просто испарилась к херам, когда она убрала из-под них облака? Когда Анклаву пришлось бороться за ресурсы, как говорили по радио. Всё это убивает пони; тех пони, которые оказались под перекрёстным огнём. Это пиздец какой просчёт со стороны сраной Дарительницы, но её кто-то винит? Никто. Она убила пони и сделала вещи, которые убили пони, но она всё ещё герой, потому что её провозгласили героем. Это чертовски просто. – Пинприк вздохнула, когда она проиграла свои последние пару фишек. – Отлично.

– Прости мамочка, но я выиграла. – Спитшайн указала на свою гору фишек. – Смотриииии. Я такая крутая, благодаря своей кьютимарке.

– Ага. – Пинприк тепло улыбнулась и взъерошила гриву дочери. – Нам пора выдвигаться, какие-то идиоты планируют атаковать одну из подземных деревень, и мышке нужен мой нож. Она в последний раз взглянула на меня. – Держи свой глаз открытым… И если бы я была на твоём месте, то не стала бы скрывать этот робоглаз. Увидимся позже, шалавы. – Мы попрощались, когда Пинприк обналичила выигрыш дочери и ушла.

– Она услышала, что я в городе, нашла меня и дала мне целый мешок крышек… – С недоумением сказала Пэрли. – Потому, что она знала, сколько я потеряла. Она самая грубая, самая неприветливая пони из всех, кого я встречала, а потом она делает такое. – Пэрли сделала очередную ставку. – Она очень странная. – Тяжело не согласиться.

– Она безумнее, чем мешок с огнём. – Очень правильно подметил Флэйр.

– В этом нет смысла, дядя Флэйр. – Сказала Серенити, которая больше не дулась из-за того, что Спитшайн получила кьютимарку раньше неё. – Мешок с огнём бы просто сгорел.

– И это безумно. – Усмехнулся пегас. – Так, Пэрл, не против ещё пары игр?

– Надеюсь теперь удача мне улыбнётся. – Сказала кобыла, поправив свою шляпу. – Ну, без этой кобылки всё равно будет проще. Клянусь, она выигрывала каждый раунд. – Это объясняет, почему Пинприк так легко дала ей деньги.

– Мама тоже везучая. – Сказала Серенити на полном серьёзе. Она явно верила в это. Про меня много чего можно было сказать, но называть меня “везучей” — это перебор. – А можно теперь и мне поиграть?

– Конечно, Серенити.


В конце концов, я потеряла около пятнадцати крышек, Пэрли подняла двадцать, Флэйр остался при своём и, каким-то образом, Серенити заработала больше сотни. Может дилеру просто нравятся милые маленькие кобылки. Или Серенити украла фишки. Оба варианта были одинаково вероятны. Но через несколько часов игры, нам пришлось уйти и, пообещав Пэрли забрать её на следующий день и попрощавшись с ней, мы вернулись в Дайс. Учитывая время на моём ПипБаке, Хэйз либо уже ждала меня в моём номере, либо была на полпути к нему, так что я ускорилась. Я действительно с нетерпением ждала этого свидания.

Когда мы зашли в ЧС, то я сразу заметила, что она… Полна посетителей. Неестественно полна. Чёрная Саламандра всегда была наименее популярным казино из четырёх самых главных, но в этот день она была забита. Множество пони столпились в самом казино возле рулеток или покерных столов, но гораздо больше стояли в очереди к двери с табличкой “Госпиталь”.

– Простите, мэм, свободных мест нет. – Небольшая синяя кобыла преградила мне дорогу, когда я вошла внутрь. Когда я взглянула на неё, то увидела только чёрно-белую гриву, потому что она даже не смотрела на меня. – Приходите завтра.

– Тай Липс. – Обратилась я, вспомнив как её зовут. – Я — Хизай, пропусти меня.

– А, что… Хайред! – Она внезапно обняла меня. – Ну разве это не прелесть, как ты поживаешь? – Она говорила со мной, как со старым другом, но мы встречались с ней всего дважды. – Посмотри на все эти мешки с крышками. Не говори никому, но кажется НКА подсуетились и решили оплачивать аугментирование своим пони. Это всё благодаря тому, что ты для нас, как ходячая реклама, я права?

– Вы можете сказать мне спасибо! – С гордостью сказала Серенити. – Это я убедила генерала, что кибернетика — это круто.

– Оу, какая ты молодец, малышка. Ну, думаю мы можем поставить что-нибудь и тебе. Бесплатно, конечно же! – Серенити собиралась завизжать от радости, но кобыла рассмеялась. – Просто шучу, я не могу решать такое. Я заведую только Отделом Безопасности. Кстати, о безопасности… Тебе не стоит приглашать аликорнов в свой номер, не предупредив меня, а иначе я могу просто пристрелить их. – Моё сердце пропустило удар.

– Что? Ка...

– Смотри. – Она коснулась головы, и солнцезащитные очки соскользнули с её лица. – Они позволяют видеть магические сигнатуры: я могу видеть пони, которые используют заклинания невидимости или стэлс-баки. Оу! Ещё я могу видеть сквозь стены. Это тоже круто. – Она одела их вновь. – Мы не можем называть себя суперсолдатами, как мистер Стар, но у меня тоже есть свои трюки в рукаве. Готова поспорить, что у тебя тоже.

– Ты ведь… Не стреляла в неё, правда? – По какой-то причине, когда я задавала этот вопрос, всё внутри меня сжалось. Это было бы ужасное начало свидания.

– Что?! Нет! Хех… Может быть, такое случилось бы пару недель назад, но после того, как небо снова открылось, Хаус выдал новое распоряжение. Очевидно, что часть аликорнов пошла на юг. Не много, но достаточно, чтобы их заметили. Некоторые — в замешательстве и растерянные, некоторые — в здравом уме и бегах, но тем не менее, они продолжают приходить. Хаус распорядился, чтобы в случае нахождения аликорна, мы спрашивали у него, нужна ли ему работа. – Маленькая кобыла рассмеялась. – Это было бы просто нечто.

– А я всегда говорил, что Хаусу нужна армия кибернетических аликорнов, разве не так, Хайред? – Флэйр был доволен этой информацией (возможно, он собирается продать её своему боссу).

– Хэйз сказала нет, не так ли?

– Нуу… – Промычала в ответ кобыла. – Она вообще ничего не сказала. Я думаю, я напугала её, но она хотя бы покачала головой. Какой позор. Она довольно миленькая… Позже, я отправила Финишера наверх. Это заставляет меня задуматься о том, что же ты собралась там устроить… – Кобылка замолчала, а потом хихикнула. – Сделаешь пару фоточек? – Знаете, чего мне правда не хватает? Ехидных пони, которые заставляют меня смущаться.

С лёгким румянцем на щеках, я прошла к лифтам для персонала. Они были единственными лифтами, о которых я знала. Я уверена, что в здании были и обычные, но мне это было не интересно. Здание было слишком большим, а у меня всегда было слишком много дел.

Когда мы подошли к лифту, я попросила Флэйра отвести Серенити в приют, на то время, пока я буду на свидании и после этого не беспокоить нас. И да, я прекрасно понимала, что он по-любому захочет сделать всё наоборот. Это просто в его стиле, в конце концов. Надеюсь, после нашей маленькой драки он будет более осторожен и не попробует уничтожить мои отношения. Какой самообман… Флэйр, на удивление, согласился, но согласиться и сделать — разные вещи. В обычной ситуации, я бы уже ехала одна, но Серенити была расстроена тем, что в прошлый раз я одевала платье без неё. Лифт прибыл, и мы втроем вошли внутрь.

Дверь в мой номер была всего в паре шагов от лифта, и мы добрались до неё без происшествий. Что неудивительно. А чего можно было ожидать? Того, что коридор взорвётся?

Не колеблясь, я открыла дверь в свои просторные апартаменты. И обнаружила, как Платинум Хэйз крадётся из самодельной примерочной в центр комнаты. На ней было надето простое ниспадающее фиолетовое платье с хлопковым чёрным узором. Тело и грудь были скрыты тёмно-фиолетовым корсажем, который был зашнурован блестящими чёрными лентами по бокам. Богатая красная шаль с бисерной отделкой была обёрнута вокруг шеи и аккуратно лежала на спине, скрывая под собой слегка выступающие из-под платья крылья. На алых и отполированных копытах были простые чёрные тапочки. А её грива была собрана в косу, что позволило полностью скрыть её волшебность и летучесть.

– Ты выглядишь… – Я смогла говорить только после того, как подняла челюсть с пола. – Невероятно. – Я начала идти к ней, и, неожиданно, странная пони остановила меня. Это была тёмно-фиолетовая единорожка с длинной аквамариновой гривой и в стандартном платье Финишеров. Возможно, она смотрела на меня, но это тяжело было определить из-за практически непрозрачных розовых солнцезащитных очков.

– Нефехоятно… Нефехоятно!? – Финишер просто покачала головой, приближаясь к платью. – Смотри, сюта! Оно было слишком кохотким и што же мне пхишлось стелать? Добавить больше ткани! Так мало фхемени… На нём можно даже заметить шфы! Это пхосто паходия на платье! – Я не имела ни малейшего понятия, о чём она, потому что лично я не видела ничего. – И этта шаль! Она же софехшенно не сочетается с копытами! Она малинофая, а копыта алые! Кохсажу уже сотни лет и он слишком тухгой, ты пхосто посмотхи! Дорохгуша, не назыфайте эту работу нефехоятной. Мне стытно, что на ней есть моё имя.

– Ээ, я… Что? – Мне правда выдали самую безумную из всех Финишеров?

– Хайред… – Румянец на щеках Хэйз стал близок к цвету её копыт. – Спасибо тебе… Мы… Мы чувствуем себя красивыми.

Финишер прервала меня драматическим вздохом. – Как скашешь, дорогхуша! Кхасифая так кхасифая!

Милая аликорн посмотрела на Финишера и застенчиво улыбнулась. – С-спасибо тебе большое. Мы ценим то, что ты для нас сделала и твоё отношение.

– Аликохны не нушдаются в оплате моих услух. – Просто ответила кобыла. – Я пхосто стелала платье, ничего больше. Если я скашу кому-нибудь об этом, то фтяну себя в непхиятности и это, моя дорогхая Хэйз, идёт наперекох моим пхинципам неконфхонтации. – Она махнула мне. – Ну, мошешь фходить. У меня впехеди ещё полно работы.

– Ээ… Спасибо? – Хэйз отошла в сторону, когда я вместе с Флэйром и Серенити вошла в комнату. – Кто ты?

– Кхосс Ститч, дорогхая. А теперь, пхямо сюта. У тебя же сфидание этой ночью, вехно? Слишком рано, слишком рано… Как я моху работать в таких услофиях!? – Кросс Ститч драматично вздохнула, поправила очки и придала лицу решительное выражение. – Лутше пхиступить к работе.


Несмотря на её постоянные жалобы на то, что у неё нет достаточного количества времени, что она переутомилась и что я слишком большая, она проделала фантастическую работу. Изначально, я планировала одеть своё старое платье Финишеров, но как оказалось, ношение его поверх открытых ожогов может немного его подпортить. Кросс взглянула на него всего один раз, плюнула в его сторону и выбросила, а вместо него сделала мне платье цвета морской зелени. Гладкая ткань покрывала моё большое тело и, я не сильно большой эксперт в области моды, но кажется оно подчёркивало мои бедра. И я абсолютно не уверена, как мне относиться к тому, что теперь они привлекают внимание. Поскольку Кросс оказалась неспособна выдержать одиночество, она так же потратила кучу времени, чтобы уложить мою гриву в аккуратный пучок на затылке, закрепив его серебряным гребнем с двумя тёмно-зелёными лентами. Я сделала несколько осторожных шагов, позволив платью струиться и мерцать вокруг меня. Серебряные туфли были слегка маловаты или мне так только казалось из-за плотно обмотанной ленты, которыми они крепились к моим задним ногам. Я подумала о том, чтобы немного ослабить их, но заметив взгляд Кросс… Я очень быстро передумала.

– Ты выглядишь так красиво, мам! – Серенити скакала вокруг меня. – Ооооу, это платье тоже очень красивое. О! У меня сейчас появилась отличная идея. А что если сделать из платья оружие? – Я обернулась и увидела как она играет с тканью моего платья. – Добавить немного проводов, лезвий… Когда кто-то подойдёт близко, ты нажмёшь кнопку и платье выстрелит кучей летающих лезвий во все стороны! Это было бы тааак круто!

– У неё опхеделённо… Разфитое фообрашение, дорохгуша. – Финишер посмотрела на мою кобылку, немного опустив очки. Это был единственный способ видеть мир нормально.

– Серенити на данный момент работает над тем, чтобы превратить в роботов всё вокруг. – Флэйр всё это время стоял и наблюдал за моей трансформацией из уродины в слегка меньшую уродину. – Пони, платья, еда, игрушки. Для неё только небо предел. Хотя я уверен, что она хотела бы и небо сделать кибернетическим.

– В этом даже нет смысла! – Ответила кобылка, после того, как показала пегасу язык.

– Мы думаем, что ты выглядишь потрясающе. – Выдохнув сказала Хэйз и это всё, что мне было нужно услышать. – М-мы рады, что ты согласилась дать нам второй шанс. Мы просто волнуемся из-за того, что… Нас увидят так много пони. – Она сглотнула.

– Ты выхлядишь изумительно, дорохгуша, честно. Не перешивай за сфою миленькую мохдашку. – С улыбкой сказала кобыла, совсем забыв о том, что ещё недавно она ненавидела это платье. – И никто не саметит твои кхылья. Пхосто не трохай эту шаль и фсё будет хорошо. Теперь я толжна идти, счёт фышлю потом. – Она собрала свои вещи и направилась к двери.

– Стой. – Сказала я, когда Кросс уже почти вышла. Она послушалась меня и повернулась. – Тебя правда это не волнует? Ну, Хэйз.

– Аликохны не нушдаются в оплате моих услух. Веселитесь. – Она вышла, оставив после себя смешанные впечатления. Она определённо проделала титаническую работу с ограниченным количеством материалов и времени, но с другой стороны — она довольно раздражающая.

– Ага, думаю мне тоже пора сваливать, пока ты не насадила мою голову на кол. – Пегас усмехнулся. – Давай, Серенити, оставим этих голубков наедине. – Сказал он, подталкивая кобылку. Не смотря на моё искреннее прощение, я всё ещё злилась из-за того, что произошло между мной и Флэйром, но я изо всех сил постаралась побороть это чувство и улыбнулась ему.

Серенити пошла за пегасом не сразу, потому что для начала ей обязательно нужно было подбежать и обнять мои ноги. – Веселись, мам! – Она скорчила самую серьёзную мордашку и очень строго сказала. – И никаких шалостей! – Было тяжело одновременно не засмеяться и не покраснеть, но каким-то образом мне это удалось. – Хорошо. – Она побежала за Флэйром, но затем обернулась напоследок. – Я серьёзно!

Затем дверь закрылась, оставив меня и Хэйз. Одних. Вместе. В платьях. Неловкое молчание было оглушительным.

– Таак… – Медленно начала я.

– Да, так… – Последовал такой же ответ.

Молчание продолжилось.

– Ээ…

– Мм…

Молчание продолжалось бы и дальше, но по непонятной мне причине, я не смогла удержаться от смеха. Возможно из-за того, что ситуация была глупой или для меня это был просто способ снять напряжение. Как бы то ни было, я хихикала, как маленькая кобылка и вскоре Хэйз присоединилась ко мне. В конце концов, напряжение полностью сошло на нет.

– Ты уверена, что хочешь сделать это? – Спросила я, когда мой приступ смеха закончился. – Я имею ввиду выйти.

– Мы… Нервничаем. Но мы уверены, что это правильный шаг. Мы хотим быть с тобой, и это должно быть весело. Кроме того, это хороший способ прощупать почву. Увидеть, как пони будут реагировать на нас, чтобы мы могли размышлять правильнее, когда нам больше не придётся прятаться. – Она аккуратно поправила свой корсаж с помощью магии. – Если этот день когда-нибудь настанет.

Я приглашающе указала копытом на дверь. – Мы отправляемся? После вас. – Хэйз кивнула и пошла к выходу, а я быстро последовала за ней. Когда я уже практически вышла, то заметила, что моя пусковая установка пропала с того места, где я её оставила. Вздохнув, я смирилась с тем фактом, что Флэйр наверняка коснулся её и переставил. В обычной ситуации, я бы пошла и убедилась в этом… Но я шла на свидание с аликорном, и меня эта мелочь не сильно волновала в тот момент.

Коридор был пуст, когда мы вышли из номера, так что я воспользовалась возможностью идти рядом с Хэйз, вызвав у застенчивого аликорна одобрительную улыбку. – Мы не уверены, что ты должна быть так близко. Платья могут помяться. – Её голос звучал игриво, поэтому я не восприняла этот аргумент всерьёз.

– Ничего с ними не случится. – Приложив определённые усилия, мне удалось подняться и потереться носом о щёку кобылы, осторожно балансируя на задних ногах. – Я рада… Ну, что ты не ненавидишь меня. – Хотя учитывая всё случившееся, она наверняка должна была.

– Мы не ненавидим всех. – Сказала она, когда мы вошли в лифт и спустились вниз. Часть меня хотела спросить, что она имела в виду. Приятно, когда тебя не ненавидят, но это по-прежнему могло означать, что она не одобряет того, кем я являюсь, но просто отказывается впадать в ненависть. Или она на самом деле любит меня и была искренной. Это было настолько двусмысленное утверждение, что я совершенно не поняла его сути. От нервов я начала цокать туфлями об пол.

Может быть, я подниму эту тему за ужином, но уж точно не сейчас. Когда лифт приближался к первому этажу, я заметила, как нервничает Хэйз. Она постоянно оглядывалась в лифте (который был слегка мал для неё), и я дважды видела, как она начинает готовить заклинание, которого никогда раньше не произносила. – Всё будет в порядке. – Сказала я, пытаясь успокоить её. Она улыбнулась мне в ответ, но эта улыбка была какой-то тревожной.

Внезапно, лифт остановился на пятом этаже, и моё сердце резко подскочило. Медленно механические двери открылись, явив нам стерильный белый коридор и зелёного пони в белом докторском халате, стоящего перед нами. Он уткнулся взглядом в Хэйз на несколько секунд, а затем перевёл взгляд на меня. Должно быть, что-то щёлкнуло в его голове, потому что он просто кивнул мне и без проблем зашёл в лифт. Как только он повернулся лицом к двери, я посмотрела на Хэйз и сглотнула.

Никакой реакции ни от неё, ни от неизвестного доктора не последовало, и когда дверь наконец открылась, все молча вышли наружу. Хэйз и я задержались, пропустив пони вперёд. – Ты в порядке?

– Да… – Медленно ответила она. – Это прошло лучше, чем мы ожидали. – Этот ответ меня полностью устроил, поэтому я дала ей время немного успокоиться, и затем повела её с собой в казино. Я очень надеялась, что там уже не будет так много посетителей.

Как и всегда, мои надежды рухнули. В казино всё ещё была огромная толпа, а длинная очередь за имплантами стала даже больше. Казалось, что очередь тянулась за главный вход и дальше по улице. Когда я взглянула на Хэйз, чтобы убедиться в порядке ли она, то увидела её испуганно-ошарашенный взгляд, быстро сканирующий помещение. Я подошла ближе. – Ты будешь в порядке.

Мы долго стояли, уткнувшись взглядом в зал казино, прежде чем сделать первый шаг. Никто из пони в зале не смотрел на нас, а если и смотрел, то только мельком. Когда мы шли к выходу, практически никто не обращал внимания на гигантскую единорожку в красивом платье. Мы жили в городе, который управлялся бандитами в разных маскарадных костюмах, под угрозой войны с коровами, ходящими на задних ногах и нас постоянно атаковали огромные скорпионы и подземные акулы. Платинум Хэйз — странная, но не настолько, чтобы её странность волновала этот город. Просто большой единорог. Если бы у неё были крылья, то всё было бы иначе. Но пока тайна не раскрылась, мы вышли в тёмную ночь, свободные от осуждения других. Да, ей пришлось скрыть, кто она на самом деле, но то, что я видела её на прогулке среди других пони делало меня счастливой.


– Так ты не будешь драться? Вообще? – Спросила я между моментами, когда мой рот был полон какого-то супа...

Мы добрались до Эльхауса без лишних проблем. Попасть в само казино оказалось немного сложнее. Охранники на входе узнали меня (и, подмигнув, намекнули, что Молли ходит по казино) и едва не запретили войти Хэйз, боясь реакции других клиентов. Я разобралась с этим яростно и пиздец как жутко. Даже учитывая мой внешний вид было ясно, что лучше не переходить мне дорогу.

Оказавшись внутри всё пошло по плану. Мы прошли по длинному коридору (с довольно высоким потолком), который вёл к арене, казино и разным ресторанам. Самый модный из них назывался “Уайт Тай”. По-началу официант на входе не хотел пускать нас, потому что мы не резервировали стол, но мой жуткий взгляд был слишком хорош для него. Главным залом ресторана оказалась красивая комната с высоким арочным потолком и несколькими большими столами, покрытыми чем-то наподобие скатерти. Он был просторным и на удивление пустым. Нас привели к столику, рядом с которым сидела семья (мать, отец и их жеребёнок), и мы заказали еду.

А затем началось наше свидание. Это было весело, и мы легко общались. А ведь общение никогда не даётся мне легко.

– Вообще никогда. – Ответила она, левитировав маленький сэндвич ко рту, чтобы откусить кусочек. – Мы твёрдо следуем принципу ненасилия. Если пустошь когда-либо начнут восстанавливать, то мы должны изменить способ жизни пони. Мы стали жестоким видом, склонным к гневу и агрессии, и мы должны будем изменить это. – Её голос был тихим, как и всё время до этого, но в тот момент он прозвучал гораздо более уверенным тоном.

– Но… – Я прервалась, чтобы сделать глоток фруктового алкогольного напитка, который нам подали. – Иногда ты не можешь не драться. Есть рейдеры. И хуже. Иногда… – Для меня это было лишь поверхностным оправданием, но для многих пони — это было правдой жизни.

Она медленно кивнула и вздохнула. – Это “иногда” мы можем понять. Мы не одобряем насилие и будем оплакивать все смерти, но мы понимаем, что оно… Неизбежно. Не для нас, тем не менее. Мать дала нам великую силу. Мы достаточно сильны, чтобы жить без насилия, как ты видела. Так что мы никогда не раним других, мы хотим дать тем самым пример остальным пони. Это наш главный принцип.

– Даже когда мир захочет убить тебя?

– Особенно, когда мир захочет убить нас. – Что ещё я могу сказать по этому поводу? Это было удивительно, прекрасно, по-настоящему наивно и глупо. И всё же, она говорила это с такой уверенностью, что ей было тяжело не поверить. Должно быть ей было трудно. Её насильно трансформировали в эту форму, сознание поместили в подобие какого-то улья, а потом насильно же вытащили в мир, который, казалось, презирает сам факт её существования. И тем не менее, она намеревалась не причинить никому вреда или умереть, следуя своим принципам. – Ч-что? – На моих щеках проступил румянец, когда я поняла, что всё это время пялилась на неё.

– Прости. – Я быстро опустила взгляд. – Это просто… Ты безумна. – Я улыбнулась. Я просто витала в облаках и не могла понять почему.

– Это знач...

– В хорошем смысле. Ты стоишь на своём, несмотря… На всё. – Сказала я, подняв голову так, чтобы она могла увидеть мою улыбку. – Это… Это хорошо. Ты лучше, чем я.

– Мы… Ох. – Она покраснела и заняла рот сэндвичем. Когда она наконец проглотила, то продолжила. – Спасибо тебе, мы ценим это. Мы не думаем, что мы хорошая пони. Но… Спасибо. – Если даже Платинум Хэйз не хотела называться хорошей пони, то я вообще не могла представить, кто может.

Немного хихикнув, я ответила. – Ну да. Аликорн, которая содержит детский приют бесплатно и отказывается причинять вред тем пони, которые поднимают против неё оружие и ненавидят без причины… Определённо нехорошая пони. – С лёгкой улыбкой я покачала головой и доела свой суп. – Ты лучшая из всех пони, которых я знаю... Это не настолько хороший комплимент, каким он должен быть. Просто этот город не взращивает хороших пони.

– А как же Серенити? – Усмехнулась Хэйз.

– Она из Ай Глоу.

– Разве она не выросла здесь? – Хэйз слегка улыбнулась мне. Честно говоря, я не была уверена.

– Она никогда не рассказывала мне… Она вообще мало говорит о своём прошлом. – И я никогда не понимала почему. Возможно, я задавала неправильные вопросы. – Где бы она не выросла, она выросла хорошей. Она такая умная. Ты видела, как она справляется с магией? А у неё ещё ведь даже нету кьютимарки. И это не учитывая, что она сама смогла сделать ногу. Кибернетическую ногу. И она работала. Она ведь просто кобылка. Кобылки не должны быть настолько талантливыми. Ты должна была видеть её в Центре Реконструирования. Мы были в настоящем аду. Без надежды. Но… Она не выглядела обеспокоенной. Она даже сказала мне отдохнуть, когда нам выпал шанс.

– Ты должно быть действительно любишь её. – Хэйз тепло улыбнулась мне и я поняла, что всё это время просто рассказывала о том, какая крутая у меня дочка. – Это мило.

– Я… Ээ. – Я попыталась собраться с мыслями, съев хоть что-то, но как оказалось, я уже съела всё. – Она — моя дочь. – Ответила я, покраснев. – И я люблю её. Я просто… Плохо справляюсь. После прошлого раза…

– Ты имеешь ввиду Каркхуф. – Блять. Я сказала это вслух, да? И теперь ей пришлось упомянуть Каркхуф. Две моих самых больших ошибки в одной милой коробочке. Осталось только вызвать Вайлдфайр, и тогда моя объединённая вина сведёт меня с ума. Ещё сильнее, чем сейчас. – Не Каркхуф? – Кажется ей удалось прочитать моё страдающее выражение лица.

– Не Каркхуф… – Когда Хэйз налажала с заклинанием памяти, то мне удалось остановить её до того, как она добралась до этого воспоминания и спасибо Селестии за это. Но это всегда будет возвращаться. Казалось, что чем больше я убегаю от воспоминаний о Фаундэйшн, тем больше она преследует меня. Может, я просто должна принять её… Судьбу. Но это… Я не могла. Я не могла вернуться туда. Я сделала глубокий вдох и закрыла глаз. Нужно просто подумать… О чём-нибудь. О чём угодно.

– Всё в порядке. – Я почувствовала, как копыто Хэйз касается моего. – Тебе не нужно говорить об этом. Прости нас. Когда решишь, что готова, то скажешь нам. Мы всегда выслушаем. – Я открыла глаз и увидела глаза Хэйз. Они были удивительными и красивыми. Их золотой цвет, их кошачьи зрачки. И они сияли в свете ресторана. Именно тогда, когда я впервые увидела её глаза, я начала влюбляться. Это звучит банально, но… Это правда. Она была просто прекрасна. Всё в ней было таким, что заставляло её сиять красотой и изяществом. Правда она была не так уж и грациозна, как могло показаться, но меня это не волновало.

– Спасибо, я… – Я покраснела и посмотрела вниз. – Ты слишком хороша для меня. Ты заслуживаешь лучшего.

– Но мы заслуживаем тебя. – Это было глупо и я рассмеялась. – Что? Мы не сказали ничего неправильного. Мы абсолютно серьезны. Мы объясняли тебе раньше, разве не так? Почему ты всё ещё смеёшься? Сильвер. Ты в порядке? Ой… Мы сказали что-то не то, верно? Прости нас, Сильвер, мы...

Я потянулась через стол, чтобы поцеловать её. Кажется, это был очень эффективный способ прервать её нервное бурчание.

– Не желаете десерт, мэм?

Мой путь к поцелую прервался на полпути, оставив меня в довольно неловкой позе. – Нет. – Резко ответила я, надеясь что она уйдет.

– Но я настаиваю.

– Слушайте, я… – Когда я повернулась, чтобы прогнать официантку, то увидела зелёную пони с чёрной гривой и чёрной ковпоньской шляпой. Извините, не пони. Мула. – Молли. – Когда я произнесла это имя, одно из её длинных ушей выпало из-под шляпы. – Привет. Давненько не виделись. – Я осторожно села на свой стул, продолжая следить за ней.

– Ты её знаешь? – Хэйз выглядела немного шокированной моей реакцией и её поведением.

– О, мы знаем друг друга, моя голубка. – Молли решила ответить за меня после того, как запихнула ухо обратно под шляпу. – Я и эта маленькая крыска пересекались давным-давно. – Пару недель тяжело назвать “давным-давно”. – Она делала для меня одну работёнку, а затем — вонзила нож в спину. – Мой взгляд был сфокусирован там, где Молли прятала свой обрез. Я вспомнила видео, которое мне показывали днём ранее и изо всех сил старалась не разозлить её. Всё-таки на мне было новое платье, и мне бы не хотелось запачкать его кровью.

– Насколько я помню. Это твои пони хотят вонзить мне нож в спину. Буквально. И я сделала работу для тебя. Просто одновременно с этим, я сделала работу и для других пони. – И убила Роя Мустанга. Конечно, она не знала об этом. По-крайней мере, я надеюсь. – Что тебе надо, Молли?

– Только предупредить, моя маленькая крыска. Если ты ещё раз придёшь в мой дом, я отправлю моих котиков убить и съесть тебя. – Она слегка наклонилась и пристально взглянула на меня. – Ты в моём мире и тебя сюда не приглашали. Когда крысы проникают в мой мир, я их уничтожаю. – Или отправляешь котов. Она могла хотя бы попытаться придерживаться своей метафоры. Да-да, я знаю, что значит метафора. – Твой статус кибернетического уродца не позволяет мне атаковать тебя без ответной реакции, но сидя здесь ты испытываешь моё терпение, Хайред.

– Дай мне закончить… – Я хотела сказать ужин, но она не дала мне договорить. По какой-то причине, у меня возникло впечатление, что я ей не нравлюсь.

– Нет. – Она смахнула всё содержимое стола на пол. В этом не было необходимости. – Уходи сейчас же.

– Простите нас. – Хэйз встала из-за стола, показав свои размеры. Она была гораздо выше Молли. – Мы считаем, что вы были грубы. Мы заплатили за еду, и мы имеем права насладиться ей в тишине и спокойствии. Мы просим закончить наш ужин, а затем мы уйдем и никогда не вернёмся.

– Нет. – Нога Молли потянулась за дробовиком. Время замедлилось.

А когда я скользнула в ЗПС, время буквально остановилось. Все разы до этого, когда я пользовалась этой возможностью ПипБака всё шло не по плану, но в этот раз, она была близко, а у меня были только мои копыта. Я никак не могла позволить Молли даже навести оружие на Хэйз. Я выбрала её торс и выключила заклинание.

Как будто инстинктивно моё тело влетело в Молли, отправив нас двоих на пол. Мне удалось одной ногой прижать её к земле, но тем не менее, она продолжала тянуться к своему дробовику. И выскользать. Я не могла нормально надавить на неё. Я смутно услышала какой-то крик, но не смогла разобрать, потому что сконцентрировалась на своём противнике. И даже не смотря на то, что я навалилась на неё всем телом, она смогла достать до дробовика ртом.

Как можно быстрее, я снова включила ЗПС и прицелилась в её дробовик. Выйдя из заклинания, мой кибер протез оттолкнул ствол в сторону. Пуля вылетела и попала в мой стол. Она прицелилась снова и шанса попасть по обрезу уже не было. Прорычав от раздражения, я быстро скатилась с Молли, позволив пуле пролететь там, где ещё секунду назад была я. Моё тело уже было мокрым от пота, и Финишеры точно будут рассержены тем, что я так обошлась с их платьем.

– ХАЙРЕД! – Я обернулась на Хэйз. Вот дерьмо. Отец семейства, которое сидело рядом с нами пытался пробиться сквозь её щит с помощью кинжала на копыте. Видимо, Молли знала, что мы будем здесь и подготовилась к битве. Кажется, когда Хэйз атаковали, то порезали её платье, а красная шаль, которая скрывала её крылья на спине упала. Она была невредима, но теперь все могли видеть, как из-под её платья на спине выступают крылья. Совсем не помогало и то, что драка привлекла внимание всех пони в ресторане. – Нам надо уходить! – Крикнула она мне.

– Да, я… – Что-то ударилось в мой пучок. Я слегка повернулась и увидела, что это Молли прижала ствол дробовика к моей голове, потому что я идиотка и не сняла свою глазную повязку на время боя.

Она целилась прямо в меня, и я уже было приготовилась к боли. Но вместо неё, я почувствовала, как моё тело стало лёгким, а плечо обожгла магия. Пуля пролетела мимо. Секундой позже, я оказалась на спине Платинум Хэйз. Она осторожно оттолкнула убийцу от себя и, применив заклинание невидимости на нас двоих, прорвала ослабленную ткань своими крыльями и взлетела.

Невидимости оказалось достаточно, чтобы сбить с толку Молли и её убийц. И хотя потолки в комнате были не слишком высокими, этого оказалось достаточно для маневрирования. Мы быстро полетели к выходу (некоторые пони убежали, как только началась драка, а другие — наоборот пришли, чтобы посмотреть). В любом случае, к моменту когда мы были у выхода, он был практически пуст.

– Прислушивайтесь к хлопкам крыльев! – Приказала Молли. – И чувствуйте ветер! – Хороший совет.

– Спасибо, милая. – Прошептала я туда, где как я думала было ухо Хэйз. Я не была уверена, так как не могла её видеть. Было довольно неприятно лететь по воздуху и не видеть ничего под собой.

Мы пролетели через двери в главный зал казино, что, к сожалению, заставило их дико хлопнуть. За нами послышались неразборчивые крики, но я не обратила на них внимание. К счастью, коридоры были достаточно высокими, чтобы можно было лететь без проблем. Гонка длилась до тех пор, пока мы не вырвались через двойные двери в тёмную ночь.

Я посмотрела на звёзды и улыбнулась. Но улыбка быстро сошла с моего лица, когда я начала приближаться к ним. – Нет! – Моё сердце бешено заколотилось, и я обхватила шею Хэйз передними ногами, чтобы быть в большей безопасности. – Пожалуйста, не надо! – Я посмотрела вниз и увидела, как земля медленно удаляется от меня и между нами всё ещё не было ничего. Только я и земля далеко подо мной. Падение… – Пожалуйста, спустись вниз.

– Мы не понимаем… Мы же должны...

– Я боюсь высоты. – Выпалила я, зажмурившись. Это не помогло. Я всё ещё могла чувствовать полет и то, что я поднимаюсь всё выше. Блять. Земные пони должны оставаться на земле.

– П-прости. – Я почувствовала облегчение, когда мы начали снижаться. Так было лучше. Гораздо лучше. Но всё ещё недостаточно, чтобы я перестала паниковать или хотя бы открыла глаза. – Мы не знали.

Когда мы спустились на землю возле Чёрной Саламандры, я медленно слезла со спины Хэйз и встала на свои дрожащие ноги. Я капец как ненавижу высоту. И я ненавижу пегасов за то, что они заставили других пони стремиться в небо. В этом просто нет нужды. Просто… В конце концов, я смогла достаточно успокоиться, чтобы взглянуть на Хэйз. – Ээ… Прости.

– Нет, это ты нас прости. Мы не должны были отвечать этой Молли, это спровоцировало конфликт… – Она покраснела. – Мы просто хотели спокойно поесть. Прости нас, что мы испортили вечер.

– Нет, всё в порядке… – Я усмехнулась. – Это я испортила. Моё прошлое иногда любит догонять меня и бить по лицу.

– Нет, мы...

– А мы можем просто поцеловаться? – Холодный ветер подул и сбросил всю мою растрёпанную гриву на лицо, и мне пришлось быстро убрать её, чтобы не сводить взгляда с Хэйз. Она была особенно красива в лунном свете.

– Конечно. – Мы снова наклонились друг к другу. Моё тело покалывало. Вся эта ночь была великолепной, за исключением маленького конфликта в конце. Это напомнило мне о том, что всё может получиться. Я смогу пережить своё прошлое и возможно когда-нибудь в будущем полюбить Хэйз. Не сейчас, но после смерти Вайлдфайр, я думала, что не смогу вообще никогда. Этот поцелуй значил для меня всё. Утешение, вишенка на торте. Наст...

– Хайред?

Ой, да лаааадно!

Моё сознание вынырнуло из тумана, вызванного Хэйз, и я обернулась на голос. Багровый пони вышел из ЧС с кибер-протезом передней левой ноги. – Я как раз искал тебя. – Мэйхем. Лидер Мустангов. И он искал меня так усердно, что испортил мой поцелуй. Конечно же, поскольку крылья Хэйз уже не были спрятаны, она сразу ушла в невидимость, создав впечатление, что я пытаюсь поцеловать воздух. Что помогло. Очень сильно.

– Зачем? – Я осторожно пошевелилась, чтобы выглядеть так, будто я просто делаю неловкий шаг. – Что Мустангам понадобилось от меня?

– Ты. – Он покачал головой, идя навстречу. И кажется он был безоружен. – Ты помнишь, когда ты в прошлый раз была в городе? Ты задолжала мне работу. Никаких вопросов. С абсолютной преданностью. – Блятьблятьблять.

– Да… Я помню. – С горечью сказала я. – Что нужно сделать?

– Приходи завтра в мой офис. – Ответил багровый жеребец, хитро улыбнувшись. – Мы всё обсудим. Хорошо, что ты вернулась. Не люблю собирать долги так скоро, но это важно. – Он засмеялся и пошёл в сторону своего казино. – Доброй ночи, Хайред. Выспись хорошо. Ты мне будешь нужна бодрой.

Хэйз не появлялась до тех пор, пока он не прошёл половину улицы и после этого, развеяв заклинание, продолжала смотреть ему вслед, пока он не повернул за угол. – Жеребцы! – Сказала Хэйз ему вслед самым злобным тоном, который я от неё слышала.

Я не была уверена, был ли это упрёк ему или же в адрес всех жеребцов, но я не смогла удержаться от смеха.

– Жеребцы… – Искренне согласилась я.

Новый уровень!

Новая способность: Страшная пони: Вы пользовались этой способностью с того момента, как покинули Мэйрфорт, так что самое время получить её официально. С её помощью Вы можете запугать любого пони или заставить его подчиниться.