Из жизни Оскара и Виолин

Простые зарисовки из жизни двух обычных поней - Оскара и Виолин. Зарисовки о том, как они ухитряются жить и ладить друг с другом, несмотря на кардинальные различия в их характере и образе жизни. Даже более того, как они ухитряются при этом любить друг друга.

ОС - пони

Три девицы под окном и страшилки вечерком

Страшилки, Метконосцы и костерок. Поскольку серия, похоже, будет продолжаться, как и обещал, делаю сборник.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Лира

Бюрократ

Скоропостижно скончавшийся чиновник среднего звена и подумать не мог, что вместо пресловутого света в конце туннеля в загробном мире его ждет новый работодатель. Да не простой, а заправляющий делами всех душ, попадающих в Тартар. Новому сотруднику потустороннего департамента предстоит узнать, что работа в подобной организации непроста сама по себе, а уж во время проводящихся реформ – и подавно.

Другие пони ОС - пони

Чердак

Разве плохо, когда дети воображают?

Скуталу

Держись, Бон Бон!

Скромная и милая земнопони-кондитер, живущая в Понивилле, имеет ещё и другую работу. По этому роду деятельности она часто совершает поездки в разные места в Эквестрии — а то и за её приделы. Увы, рассказывать об этом соседям она не имеет права. Зато выполнение заданий таинственного Агентства вносит разнообразие в размеренность повседневной жизни. Вниманию читателей предлагается один такой день из жизни бежевой кобылки и её подруги-единорожки, каким его увидел автор.

Лира Бон-Бон ОС - пони

Короче говоря, все пошло не очень

Когда Кэррот Топ обнаруживает, что ее кольтфренд ей изменяет, ее первая реакция — пнуть его так, чтоб он улетел аж в следующую неделю. Тот факт, что сейчас он находится на вечеринке по случаю дня рождения Блюблада, похоже, не повод передумать. Хорошая новость: все ее друзья готовы вытащить ее из беды. Плохая новость: все ее друзья — кучка социопатов.

Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Доктор Хувз Октавия Кэррот Топ

Тишина

DJ P0n3 переживает глубокий кризис: постоянный стресс и творческие неудачи, кажется, берут над ней верх и она остаётся один на один с тишиной... Найдёт ли она в себе силы вернуться к жизни? Что ждёт её в будущем - забвение или взрыв?

DJ PON-3

Кибер Линия 13.

Кибер Лайн - киборг.Да.Но это ещё не значит что она не может делать свой Выбор,видеть сны,чувствовать,или идти против Программы.Хотя,теоретически и практически не может.Но ведь она не такая как все,что и является её главной проблемой...

Другие пони ОС - пони

Сказка о павших божествах

Сколь тяжко порой пережить зиму.

Рэйнбоу Дэш Рэрити Эплджек Принцесса Луна Зекора ОС - пони

Два одиноких сердца

Двое таких разных существ, что может их объединить?

Зекора Стража Дворца

Автор рисунка: Siansaar
Глава десятая. Руна Титана Глава двенадцатая. Вены мертвого колосса

Глава одиннадцатая. "Даркстар"

Саундтрек к главе:

[1] (Warframe — Preparation: https://www.youtube.com/watch?v=4J7BQy1LgsM

[2] (Warpath — OST Capture the territory 3): https://www.youtube.com/watch?v=ve2jaiGdy54

[3] (Crysis Score — Reactor Suite): https://www.youtube.com/watch?v=j1IOuaFFz3k

[4] (Warframe — synapse): https://www.youtube.com/watch?v=4jk6jTG-89I

Гул.

Я открыл глаза, не позволив мыслям заставить меня думать. Металлический потолок, две длинных трубы, да непонятного назначения утолщения по углам. Ничего примечательного. Медленно, боясь шевельнуть головой, я посмотрел вбок. Три грифона в броне, пристегнутые ремнями безопасности к черным, вероятно кожаным, сиденьям. О чем-то говорят, но я не пытаюсь разобрать, что именно. Не нужно. Проклятье, я не могу сдержать лавину мыслей. Вспоминается произошедшее... зебры... Отчего я так жалею о них? Почему я даже мешал нашим стрелять в них? И... как я мог пожелать убить феникса, помогавшего мне? Так, они — не настоящие зебры, они зомби! Зомби! Зомби, как ты не понимаешь?! Ведь, если бы моя мать стала демоном, я же имел бы право убить её? Да! Нет, вру самому себе. Не могу я, не зомби они! Черт...

— Зебры... Что с зебрами? — через силу прохрипел я, поперхнулся какой-то слизью в горле и закашлялся.

— О! Гляньте, отживел! Ай, молодца! — воскликнул грифон, сидевший посередине. Винд Чилл. — Как ты, браток?

— Что вы сделали с зебрами? — повторил я вопрос.

— Ты очень вовремя очнулся, Кога. — Услышал я голос Рейнбоу — Ща тако-о-ой видок будет, что аж закачаешься!

[1 — https://www.youtube.com/watch?v=4J7BQy1LgsM ]

Я бы сказал, что мне было абсолютно плевать на все и вся, если бы тогда мой взгляд случайно не упал на иллюминатор, открывшийся рядом со мной. Нужно быть истинным гением, чтобы передать всю красоту того, что я увидел. А я, к сожалению, не гений... Я видел настоящего небесного колосса. Эсминец "Тайфун" казался бы мошкой рядом с этим кораблем, размерами сравнимым лишь с горизонтом. Это корабль? Город? Не знаю, какое определение может лучше подойти к этой громадине. Многочисленные крылья, раскинутые на сотни метров в стороны и усеянные мелкими наростами турбин, как будто гладили белых облачных лебедей. Башни, окна, кажущиеся глазами какого-то гигантского червя, сидящего внутри серебристой оболочки... На что похож этот колосс? На платформу? Нет. На пушку? Тоже мимо. На... самолет? Нет, не подобрать мне слов, обладающих хоть малейшей долей достоверности, говоря об этом корабле.

— Неплохо, а? — довольно усмехнулась пегаска.

— Будет ложью сказать, что это красивейшая из вещей, что я видел, — вставил Руби Ай из дальнего угла. — Но могу отдать ей почетное второе место.

— Хех, без нас бы этой штуки не было! — заявил Винд Чилл. — Небесная крепость "Даркстар" — гордость всего грифоньего народа. Ну, или как выражаются наши, Охрененная Леталка версии "Нифигажсебе-2", хе-хе.

— А ведь "Авангард" больше "Даркстара" — сказала грифина, сидевшая рядом с Винд Чиллом.

Тот что-то сказал в ответ, но я уже не слушал. Я ловил ошеломленным взглядом десятки глайдеров, пчелами вившихся вокруг "Даркстара", как будто он был ульем. Хотя, думаю, это сравнение вполне имеет место быть. Но в тот момент, когда я был готов мысленно подобрать челюсть, я увидел невозможное. Там, где облака расступились, была видна картина, полная дикой гордости и абсурдного пафоса. Серебряный Волк, не только пушка, а целый комплекс... медленно поднимался вверх, в раскрытое и сияющее энергией чрево "Даркстара". В том месте, где недавно стоял СВ, теперь была лишь черная, лишенная травы земля.

— Что... как? Они забирают эту хреновину с собой?! — изумленно пробормотал я.

— Агась. — Насмешливо сказала Рейнбоу Деш. — А ты что думал, мы тут останемся сидеть? Не, Кога, нужно действовать. Эквестрийско-грифонский военный альянс еще силен! Ой, как силен!

— Мы...

— Да, сержант, это война. Но согласись, это лучше, чем игра в кошки-мышки с дьяволами. Бой, который ты пропустил, явно показал, что пришельцам все же удобнее охотиться на нас в темных и тесных коридорах, нежели на открытом пространстве, да еще и под артиллерийским огнем!

Серебряный Волк плавно влетел в корабль, после чего я уловил голос пилота за дверью кабины:

— "Даркстар", это Желтый, прошу разрешения сесть первым, на борту ВИП — генерал Рейнбоу Деш. — после короткой паузы он отчеканил. — Принято, захожу на посадку. Док Д-6.

Десантный глайдер аккуратно и плавно начал поворачивать, а затем устремился к боку корабля-улья. Я подивился легкости, с которой такая громоздкая, на первый взгляд, штука, влетела в открытые ворота дока. Механическое гудение, сопровождающееся вибрацией пола, сообщило, что мы, наконец, сели.

— С возвращением, ребятки! — сказал Винд Чилл, расстегивая ремни безопасности и снимая шлем. Его лицо было довольно-таки приятным на вид. Зеленые глаза смотрели открыто и весело, а клюв скривлен в ухмылке.

[2 — https://www.youtube.com/watch?v=ve2jaiGdy54 ]

Дальняя от меня стена съехала вниз, впуская яркий, даже слепящий свет. Я тоже отстегнулся, вздохнул, и поднялся. Руби мрачно поглядел на меня, пригладил свою гриву, и сухо произнес:

— Труддуса сильно ранило в бою. Его отправили сюда на первом же глайдере. Не забудь справиться о его здоровье.

— Да? Я что-то его совсем не видел... не обратил внимания, — пробормотал я, чувствуя надвигающуюся тень вины. Проклятье, моего брата по оружию могло убить, а я вообще не упоминал его и не думал о нем!

— Не знаю, что ты думаешь, но лучше сделай это. Заработаешь себе хорошего друга. Тебе это очень нужно.

— Не понял. Ты к чему это? — но единорог не удостоил меня ответом, а, пригладив свою темно-красную гриву, вышел.

В доке было холодно, но, слава богиням, нормально с давлением. Один за другим влетали и садились десантные глайдеры. Вокруг было полно народу: грифоны, пони, еще грифоны... Нас было семеро: помимо меня еще Огнехвост, грифина, которую Винд Чилл звал Тигги, пилот, не произносивший ни слова, Деш и Руби. Грифоны оживленно говорили с Деш, а я и Руби Ай с пилотом молча за ними следовали. Мы дошли до какого-то лифта, когда Рейнбоу повернулась ко мне и объявила:

— Так, сержант, у тебя новое назначение. В связи с...

— МОЖНО Я ОБЪЯВЛЮ? — вдруг выпалил Винд Чилл, не обращая внимания на сильные толчки в бок от Тигги. — Я ХОЧУ ЭТУ НОВОСТЬ СКАЗАТЬ!

Рейнбоу грозно сверкнула глазами, но вдруг усмехнулась и махнула копытом:

— Валяй, болтун. Я пошла занимать свой пост главнокомандующего. Ждите объявлений.

— Эм... Рейнбоу? Ты уходишь? — пробормотал я. — В смысле, у меня что-ль другой полевой командир будет?

Пегаска насмешливо фыркнула:

— Агась. Думаю, переживешь ты без меня, Кога. — она шагнула к лифту, но остановилась и бросила. — Хотя, если уж совсем соскучишься, можешь прийти в штаб. Получишь пару заданий на свою задницу.

С этими словами Рейнбоу тыкнула кнопку, зашла в лифт и скрылась. Я опустил голову. Черт, а я, выходит, успел уже к ней малость привязаться. Жаль, что мы не друзья. Погодите, а как она тут ориентируется?

— Хей, ободрись, Коготь! — улыбнулся Винд Чилл и заговорил напыщенно-театральным тоном. — В связи с незначительными ранениями наших камрадов Деш назначила тебя и вот этого чувака, — он указал когтем на Руби — в наш отряд. В качестве новобранцев, конечно. То есть, даже я могу вам приказывать все, что хочу! Вы — мои рабы, короч!

— Винд Чилл! — злобно рявкнула Тигги, такая же зеленоглазая грифина с взъерошенными перьями на голове.

— Ладно, ладно, шучу! И вообще я бы не сделал ничего плохого, я ж не сволочь! Я никогда ничего плохого не делаю! Я вообще — квинтэссенция всего добра и кавайности, что только есть на свете! И вообще, не мешай мне выпендриваться, Тигги!

— Тьфу на тебя! Нашел, блин, перед кем, долбогрифон!

Я смотрел на фейсхуфящего...фейс... черт, закрывающего лицо лапой, Огнехвоста, и был с ним полностью согласен. Дурдом. Пилот был вообще пассивен, и смотрел куда-то в сторону.

— Стойте, стойте! — вмешался Руби Ай и получил от меня мысленное одобрение. — Все это не имеет смысла! Мы вообще-то не способны летать! Мы просто не можем быть в одном отряде!

Винд Чилл переглянулся с Тигги, и тут же залился смехом:

— Ты че, брат, Фоллаута Эквестрии начитался? — хохотал он. — Ты не в курсе, что в бою летать — самоубийство похлеще проглатывания фаерболов? Любой пегас, грифон, феникс или еще какой-нить дурак, вздумавший полетать, становится мишенью, которую ничего не стоит подстрелить даже криволастной утке-инвалиду с клешнями из глаз? И я бы посмотрел еще, как ты будешь летать с такой броней, как на мне?

Единорог кивнул, пригладил гриву, и вопросительно взглянул на меня. Я пожал плечами и... внезапно во мне проснулась логика и я спросил:

— А с чего это вы выбрали Дешку главнокомандующей?

Винд Чилл захотел что-то сказать, но Тигги зажала ему клюв.

— Никого больше не осталось. — Печально произнесла она. — Только Деш. Это лучший из вариантов, потому что наши сильно её уважают. Она... крутая. Да и мозгов у неё за последние годы прибавилось. Думаю, мы затащим с ней! Ура, в общем.

— Так, бойцы, — сказал Огнехвост, так и не снявший шлем — Достаточно языками трепать. Тигги, бери Винд Чилла и показывай нашим новичкам "Даркстар". Объясни на этот раз по нормальному, где и что находится, а то мне хватило того случая, когда мой боец сутки пролежал в мусоросборнике! Поняла?

— Так точно, сэр! — сказала грифина и качнула головой в сторону лифта. — Экскурсия начинается с самых дерьмовых мест, господа!


— Фу, кромсать твою жопу бензопилой, Тигги! — злобно фырчал Винд Чилл. — Ты, блин, поклялась никогда больше не водить меня на мусорные склады!

— Ха! Это было в прошлом году, я забыла!

— Как будто тебя саму туда так и тянет! Поближе ко всякому дерьму!

[3 — https://www.youtube.com/watch?v=j1IOuaFFz3k ]

Мы шли по длинному белому коридору по направлению к, как она сказала, нашей оружейной. Странно, но здесь я чувствовал себя... частью всего. Неожиданно для самого себя я отметил, что мне здесь очень и очень нравится. Меня не покидало ощущение уюта, комфорта и... значимости. Да, никто не бегал туда-сюда и не фанател от меня, но все же мне было хорошо. Очень хорошо. Так, как не было уже очень и очень давно. Этот грифон-болтолог не казался мне таким уж надоедливым или тупым. Он вел себя так специально. Может, чтобы развеселить нас, а может и для собственного удовольствия. Так или иначе, я мог с уверенностью сказать: мне он определенно нравился. Да и Тигги ему неплохо подыгрывала.

Мы зашли в небольшую комнатку, поделенную пополам чем-то вроде кассы, если так можно выразиться. Половину этой "кассы" составляло стекло, за которым сидел толстый-претолстый як (вау, какой интернационал!). Остальная половина была дверью с кодовым замком. Все самое интересное было позади "кассы". Ох, сколько пушек! Оружейная Серебряного Волка — фигня! Вот это я понимаю! Дробовики, автоматические, и нет. Двустволка (этому вообще-то не место в оружейной!), куча разновидностей "Энфорсеров", автоматов, пулеметов, и винтовок. Знакомый плазмомет, пушка-труба, как у Винд Чилла, вортекс-пушка, какая-то абстрактно выглядящая хрень, грифоний гравихват, и какой-то пистолет-мельница с ручкой. Глаза разбегаются, лапы...копыта чешутся... хочу все это! Прямо сейчас!

— Хей, Гектос! — поприветствовал Винд Чилл яка. — Как тебе тут сидится, среди всех этих богатств?

Як поднял толстенную коричневую бровь, лениво пожал плечами и зевнул.

— Есть новинки?

Як облизнул губы и медленно повернулся, глядя на стену.

— Нейлган. Или гвоздемет, говоря простым языком. — Гектос был похож скорее на рогатого хомяка, чем на яка, потому что вся его сущность выражала страшную лень и жир. Да даже его голос был жирным! Не знаете как это? Хм, на вашем месте я бы тоже не смог представить этого.

— Хоу, звучит круто! Даш попробовать?

— Хе-хе, — усмехнулся як, и сказал. — Нет.

— Так, — вмешалась Тигги. — У нас новички. Выдай им что-нибудь.

— Угум-м-м, — протянул Гектос, подперев голову мохнатой ногой (ему не жарко тут?). — Звание? Род войск? Класс? Предпочтения?

— Считай меня за рядового пехотинца маг- боя и поддержки. Предпочтений — никаких, здесь мне подойдет что угодно, кроме, пожалуй, ракетницы. — Вкрадчиво произнес Руби.

— Статик- и вортекс-пушки подойдут? — Гектос лениво снял со стены оружие.

— Как они работают? — спросил Руби Ай, щуря глаза и приглаживая гриву.

Грифоны переглянулись, а як устало проговорил:

— Если не знаешь то, может, не надо тебе их? Давай я те выдам простой пулемет, а?

— Нет уж! — фыркнул Руби с ноткой усмешки в голосе. — Лучше расскажи о них!

Гектос изобразил страдальческую гримасу, а потом вдруг встрепенулся, глянув под "кассу", и вытащил КПК. Як включил его, потыкал копытом в экран, и протянул его Руби через небольшую выемку в стекле:

— Посмотри видеоролик.

— Гек, прости, но ты самое ленивое существо на свете! — воскликнул Винд Чилл, за что получил толчок от Тигги.

— Да знаю я. Ленивый, ленивый! — заныл як и взмолился. — Уйди и не мешай мне лениться! Ну пожалуйста!

Грифон закрыл лицо лапой, а я, услышав гордый барабанный марш, доносившийся из динамиков КПК, вытянул шею над плечом Руби и стал смотреть. На экране развивалась, подобно флагу, эмблема ОАК, только раскрашенная в камуфляжные тона.

— Приветствуем вас от лица военной кафедры Объединенной Аэромагической Корпорации! Сегодня мы порадуем вас нашей новинкой: Статик-пушкой версии 1.3!

Изображение сменилось и теперь показывало бесцветную трехмерную модель той самой "трубы".

— Это многоцелевое оружие дальнего боя является первой в истории пушкой, использующей статическое маг-поле в качестве стабилизатора боеприпасов. При выстреле испускается поток частиц нейтрино, длительность существования которых контролируется лазерным дальномером, автоматически включающимся во время нажатия на спусковой механизм. Менее, чем за десять в минус пятнадцатой степени, секунд, устройство рассчитывает, сколько должны будут прожить нейтрино, чтобы достигнуть цели и нанести ей урон. Однако, несмотря на сложность и хрупкость конструкции Статик-пушки, она невероятно эффективна, благодаря возможности частиц проходить сквозь любую броню, кроме ядерной. Помните, что это оружие непрочно, и даже незначительное повреждение корпуса может привести к поломке и бесконтрольному излучению частиц. Храните его в специальных кейсах и выдавайте только обученному персоналу. Несите службу достойно, и не забывайте: мощное оружие позволяет строить мирное будущее!

Видео закончилось. Я хотел было задать вопрос по поводу хранения столь убойной пушки, но меня опередил Винд Чилл, и ответ получил лишь неуклюжее пожатие плечами.

Руби молча запустил видео о вортекс-пушке. Снова заиграл тот бравурный марш. После приветствия показалась, что ожидаемо, модель соответствующего оружия.

— Вы слышали о рельсотроне? Оружии, разгоняющем электронные массы силой, направленной на расширение замкнутого проводника с током и превращающем электрическую энергию в кинетическую? Если нет, то вас весьма удивит то, что это оружие было изобретено более ста лет назад! Однако основной проблемой, мешающей применять его вне лабораторий, было отсутствие достаточно энергоемких источников питания. Проще говоря, рельсотрон был "привязан к розетке". При создании вортекс-пушки мы не меняли принцип работы, не вмешивались в его конструкцию, мы просто искали мощную батарейку. Благодаря помощи доктора Кризиса и доктора Пинкхарт, мы нам удалось построить особый маг-аккумулятор, способный долго и бесперебойно питать это оружие. Последняя версия вортекс-пушки, "ВИ-124.ОАК-тактич.", уже пригодна для использования в качестве переносного снайперского оружия. Сохраняйте бдительность, и помните, что сила делает мир безопаснее!

— Беру, — коротко сказал Руби.

Як кивнул и, взяв в рот ручку, написал что-то на бумажке. Я стал прикидывать, что бы этакое мне взять, ибо я теперь считал себя хорошим бойцом с любым "стволом". Но не мог ничего выбрать... черт, я просто хотел выломать эту дверь и взять все пушки сразу! Я не слабак, способный носить только два или четыре оружия. Я, блин, это... суперсолдат!

— А давай-ка мне всего по одному экземпляру! — заявил я с хищной ухмылкой.

— Эй, тебе густо не будет? — грубовато возмутился Винд Чилл, в ответ на что я, улыбаясь, повертел когтями у его клюва.

— Еще есть сомнения?

— Ну всего, так всего, — вяло пробормотал Гектос, и опять стал царапать ручкой по блокноту.

— Ну, я думаю, усё. Казарма совсем рядом! — Сказала Тигги.

— В смысле? — хором воскликнули мы с грифоном. — Ты провела нас по мусоросборнику и паре коридоров военной палубы!

— А вам больше ничего и не надо! — защитилась она. — Ведете себя хорошо — сидите тут, бузите — отправляетесь сидеть среди мусора. Даже на поверхностный осмотр трети корабля уйдет пара часов, а я не собираюсь быть вам бесплатным экскурсоводом!

— Но... — начали мы, но Тигги отрезала:

— Идите-ка вы, господа, нахрен! У меня и без вас дел по горло, — грифина повернулась, чтобы уйти, когда Винд Чилл сказал:

— Ага, дела у неё. Сидеть в уборной и поклопывать на дракончиков!

— Что-о-о?! — вспыхнула она. — Ах ты засранец лысокрылый, ощипанный алмазными псами! Ну держись!

Она кинулась на него, и, под отчаянные вопли, полетели пух и перья.

— Э... — мы переглянулись с Руби, но тот лишь скривил губы. Гектос пожал плечами и стал бурчать себе под нос какую-то безмятежную мелодию.

— Кто тут на драконов клопает?! — ревела Тигги, яростно вырывая перышки из затылка своего товарища.

— Ты! — вопил Винд Чилл, изо всех сил стараясь отпихнуть грифину.

— Кто?!

— Ну ты...

— КТО?!

— А-а-а-й, — грифон заверещал еще сильнее, когда Тигги, шипя молотила его по лбу.

— КТО, Я ТЕБЯ СПРАШИВАЮ?!

— Он! — Винд Чилл указал на меня.

Как ни странно, грифина тут же отпустила его и с улыбкой посмотрела на меня.

— Фу, какой противный!

Я фейсхуфнул и вышел. Неужели я снова в армии? Хоть этих ребят быдлом и не назовешь, но... Ах! Увидев иллюминатор, я подошел к нему и оперся на его ободок, устремив взор в бело-голубую бездну небес. Я думал о фениксе. И о том, что он говорил. Перед тем, как я пришел в себя, он сказал что-то про Титана. Вроде... что он не демон, а совершенно иное существо. Бог? Хе-хе, забавно, на мне надет суперкостюм, который питается энергией адского материала, способного вселить в меня какое-то божество. Зашибись, просто супер! Еще скажите, что я избранный!

— Отчасти так и есть, сын мой. — Услышал... нет... почувствовал я голос феникса в голове.

Почему кто-то становится зомби, мутирует в демонов, а кто-то — нет? В чем разница между порабощаемыми и непорабощаемыми? Зомби бывают всех рас! Есть даже монстро-минотавры! Почему?

— Я могу поведать тебе, если хочешь. Все зависит от прошлого. Во времена, когда разумных пони еще не существовало, эту планету населяла некая раса. Тогда не существовало магии, не было разнообразия рас. Да и помимо их самих не было разумных видов. Больше сотни тысячелетий развивалась их цивилизация, пока однажды на их мир не напали те, с потомками кого вы сражаетесь. Это была очень кровопролитная война, и, в конце концов, из всей их расы выжил лишь один, и он одержал победу над врагом. Тогда к нему явился отец твоего покорного слуги. Тот воин был устойчив к магическому влиянию демонов, и дал моему отцу изучить его, дабы постичь причину этого. Долго изучал отец воина, пока, наконец, не понял, что в душе солдата уже сидит дьявол, но духовная сила его не выпускает, не позволяет взять контроль. Ты, быть может, удивишься, услышав, что из всего рода той расы по-настоящему стойким был лишь один, но ты не ведаешь, насколько прогнившей была та цивилизация. Я, честно говоря, одобряю действия демонов в этом случае. Дальше, отец предложил тому солдату освободить его душу от дьявола, на что тот ему ответил "Мой дьявол умрет вместе со мной".

И что, ты хочешь сказать, что все те, кто не стали зомбами, просто сдерживают демонов внутри себя?

— Да. Именно так, сын мой.

Вот черт, значит, рано или поздно, мы все свихнемся и станем одними из них?!

— Боюсь, что да. Однако все зависит только от вас самих. Мне никогда не достигнуть мастерства магии моего отца, поэтому я не способен освободить никого из вас...

Феникс, почему бы тебе просто не рассказать мне все? Я же вижу, что тебе известно очень многое.

— Прости, дружок, но тогда в этом не будет никакого интереса, — сказал феникс с ноткой насмешки.

Что?! Феникс? Ты здесь? А, черт!

Я снова посмотрел вдаль. Эх, красота! Как бы хотелось иметь крылья! Недо-джетпак это, конечно, лучше, чем ничего, но он ничтожен перед парой крыльев. Не важно, перепончатых драконьих, или простых пегасьих. Эти земные корни делают меня таким же пустым балластом, как и всех остальных безрогих и бескрылых пони! Я поднес лапу к глазам. Какая... мощная... фантастическая... убийственная... и жалкая... Если бы мне предложили обменять эти лапы на самый, скажем, компактный рог, то я бы согласился, не задумываясь! Любое заклинание можно выучить, а сражаться такими лапищами — искусство посложнее какой-то магии!

— Брат, а ты не подумал о том, что единороги учатся магии годами и десятилетиями? — спросил меня мозг.

— Это просто потому, что они лузеры. Дайте мне рог, и уже через пару дней я буду испепелять все вокруг себя разноцветными молниями! И вообще, тебя никто не спрашивал!

— Умный какой нашелся!

— Эй, Коготь, — окликнула меня Тигги. — Что за меланхоличное взирание на небо? Тебе отдохнуть не надо? Казарма в конце коридора. Там все удобства! Даже туалет нормальный, а не очко в полу.

Хм, интересно, мне же еще ни разу не приспичило с момента получения костюма. Да и есть не хочется совсем. Неужто я магией теперь питаюсь?

— Ког, все в порядке? — спросила грифина с беспокойством.

Я медленно кивнул и отступил от иллюминатора. Мда, не дают насладиться видом... да и наглядеться вдоволь невозможно.

— Где, еще раз, казарма?

Грифина указала лапой на толстую светлую дверь с гидравлическим механизмом, фирменную фишку Объединенной Аэромагической.

— Ток народу тама не очень много. Десанта у нас мало осталось, большинство оставили в Кантерлоте. А пилоты располагаются на других палубах. Ты, кстати, не особо тусуйся с ними — они еще теми засранцами могут оказаться!

— Скажи мне, Тигги, разве грифонам не нужно защищать свои собственные земли? Почему вы всецело отдались помощи нам?

Тигги помрачнела и со вздохом взъерошила перья на хохолке. Помолчав, она тоскливо произнесла:

— Вам помогают только бойцы ОАК. Просто больше... никто не выжил. Нашей Родины уже нет, и спасать там некого. Может, кто-то и спасся, но... — грифина закашлялась, но продолжила. — Их слишком мало... — она вдруг сверкнула глазами и резко поморщилась. — Однако мы не можем просто отдаться печали. Мы должны продолжать бороться. И мы делаем это вместе с вами.

Я почувствовал, что начинаю её уважать. Да что её, всех грифонов! Они могли смеяться даже после такой потери? А что я? Я сломался. Но, черт, разве могло быть иначе? То, что пережил я, было страшнее, чем горе этих грифонов. Гораздо страшнее... Так, я же поклялся не думать об этом! Проклятье...

— Спасибо, — пробормотал я с медленным кивком. — Мы все в долгу перед вами.

— И мы тоже, — сказала Тигги и легонько похлопала меня по плечу. — Иди, вздремни, пока можно. Ты выглядишь просто ужасно.


Он. Он сидел прямо передо мной, повернувшись спиной, и не видя меня. Он даже не обратил внимания на шипение двери пустой казармы. Эта грива цвета плесени. Эта отвратительная шерсть. Дэкэй. Мои лапы сами тянулись придушить его! И как вообще этот гаденыш выжил? Я не видел его сражающимся, как, в прочем, и Труддуса, в участии которого я не сомневался. Но я был готов дать хвост на отсечение, что он не дрался! Хотя погодите, у меня же больше нет хвоста! И гривы тоже! И... шлема! Я же бросил шлем на землю при встрече с Кибердемоном, и так его и не достал! Забыв о Дэкэе, я ощупал свою макушку, чтобы обнаружить короткий обрубок длиной в сантиметра полтора. Хреново, но лучше, чем быть уж совсем лысым! Тьфу, о чем я думаю? Я же собирался перерезать глотку этой гниде! Нет, нельзя! О, дерьмо! Надо что-то сказать. Убить его лицом к лицу, дай Луна, его будет сложнее. Психологически сложнее.

— Не стоит сидеть спиной к тому, кто готов тебя прикончить! — прогремел я, заставив его вздрогнуть, чему был очень рад.

— Ты! — его глаза сощурились, но в них ясно читался страх. — Чего тебе нужно?

— Да так. Просто предупредил. — Я натянуто засмеялся, ковыряя остатки брони на плече.

— Каково только дерьма понабрали в армию! Ты чертов маньяк! Садист! Ты, хохоча, рвешь этих монстров на куски, в то время, как все вокруг бессильны! Ты орал в морду этой кибернетической херне, как будто он был простым смертным! Ты сумасшедший!

— И от этого я становлюсь дерьмом? Клевая у тебя логика. Хотя... в чем-то ты и прав. Я действительно не мог остаться адекватным после всего, что со мной произошло.

— Что-то произошло? — скривился Дэкэй. — Дай угадаю, она залетела, а ты сбежал в армию, подальше от проблем?

Моя лапа дернулась, врезавшись в кожу, отчего я взвыл. Мои глаза налились кровью. Да как он может так говорить?! Я схватил его за черепушку, придвинул к себе и заорал в ухо.

— О, помилуй тебя богини, я бы отдал все четыре ноги, лишь это было так!

Я отшвырнул его на койку. По его лбу текла кровь.

— Твою мать, — сплюнул я, отвернувшись. — Ты сукин самоубийца!

Кряхтение Дэкэя перешло в неразборчивое бормотание, а затем вдруг в крик:

— А ты думаешь, я хочу жить посреди этого сраного кошмара?! Счастье — сойти с ума сейчас! Вы все — сборище кретинов, думающее, что может победить! Почему мы не можем просто спрятаться, уступить этот мир пришельцам?! Зачем воевать со сверхъестественным? Что, черт возьми, заставляет вас биться? — Дэкэй захлебнулся слюной, сильно кашлянул, и снова заговорил, но уже чуть спокойнее. — Просто скажи мне, почему ты не боишься? Почему никто не боится? Почему я один?

Я повернулся и заглянул в его красные и испуганные глаза. Он не был ублюдком. Он был простым пони. Пони, боящимся за себя. Он поступал так, как поступало бы нормальное существо.

— Я не знаю, — тихо прошептал я, видя, как отчаяние переполняет взор этого пони.

Я больше не мог находиться здесь. С каждой секундой моя ненависть росла. А признание его лишь усугубляло ситуацию. Я стиснул зубы и шагнул к двери. Открыв её нажатием когтя на панель, я вздрогнул, неожиданно увидев Винд Чилла. Он подскочил на месте, но тут же придя в себя, неловко улыбнулся и почесал перья на затылке.

— Коготь, можно тебя на пару слов? — негромко спросил он, посерьезнев.

Я кивнул. Пускай во всем коридоре никого не было, грифон все равно отвел меня в самый дальний угол. В его глазах читалось что-то вроде волнительного и беспокойного любопытства (и с каких пор это у меня такая проницательность появилась?).

— Скажи, — осторожно заговорил он. — Что тогда с тобой случилось, когда ты мне помешал выстрелить? Ну, когда зебры напали? — поймав мой мрачный взгляд, он запнулся, но быстро нашелся и продолжил. — Это между нами, если что. Просто... понимаешь, мне нужно как-то объяснить этот жест для себя, иначе я буду внутренне считать тебя зомби или чем-то в таком духе.

Я зажевал нижнюю губу и зарылся когтями в обрубок гривы. Мне не за что было винить его, он задал вполне логичный вопрос. Причем тактично, чего я никак не ожидал. Чтож, логичный вопрос — логичный ответ.

— Я сумасшедший, — услышав такое объяснение, Винд Чилл, было, вопросительно поднял бровь, но тут же спохватился и отрывисто кивнул. Что ж, думаю, он понял меня.

Вдруг радио по всему Даркстару объявило голосом Твайлайт Спаркл:

— Внимание, сержант Айрон Лоуген, пройдите, пожалуйста, в лабораторию СФД на шестнадцатой палубе. Сержант Айрон Лоуген, вас ждут в лаборатории Суб-атумного Фазумного Деконструктора на шестнадцатой палубе!

— Эт где? — спросил я грифона, попутно задаваясь вопросом, на кой черт я сдался этой принцессе.

— Далеко. Пойдем, доведу тебя до тудова, а то сам тут блуждать будешь долго.


[4 — https://www.youtube.com/watch?v=4jk6jTG-89I ]

Если честно, то я думал, что повидал достаточно футуристических вещей, чтобы уже ничему не удивляться. Однако то, что я увидел на пути в лабораторию и, конечно, внутри неё вызывало у меня чувство восторга и гордости за нашу технологию. Военная палуба, как ни странно, была самой спокойной и тихой по сравнению с остальными. Да она была пустой, в то время, как остальные просто кишмя кишели грифонами, разноцветными кобылами и жеребцами и робо-паучками, сходными с тем, что встретился мне в ОАК-сити. Водопадный гул голосов смешивался с торжественной музыкой, игравшей по телевизорам, показывающим агитационно-вдохновительные ролики про нашу мощь и непобедимость. К своему удивлению, я вдруг понял, что они возымели эффект и на мне. Подумать только — еще сутки назад... (или сколько? Не помню точно) я бродил один, беспомощный, по темным коридорам ОАК-сити, наполненным монстрами и зомбарями. А теперь я окружен несколькими сотнями дружелюбных созданий, способных шутить и смеяться посреди мирового кошмара. Мир... а ведь апокалипсис уже случился! Так резко... я ждал ядерной войны, страшной болезни, падения метеорита или выброса энергии космического пульсара... Ох...

Лаборатория Суб-чтототамного кактотама представляла из себя этакое нагромождение проводов и труб, отделенных тонкими алюминиевыми перегородками. Ученые, в отличие от остальных пони, не обращавших на меня никакого внимания, останавливались и удивленно оглядывали меня, а когда встречались со мной глазами, приветственно кивали и спешили уйти. Странные.

— Вот тут, короче, — объявил Винд Чилл, указав крылом на дверь большого помещения c окнами, выходящими в наш коридор. Сквозь стекло я мог видеть Шейди Болл с принцессой Твайлайт, и какую-то громадную белую штуковину в форме лимона с выходящими из кончиков, трубами. Одна была короткой и никуда не вела, обрываясь в горизонтальном положении, а вторая, что потолще, уходила в потолок.

Я кивнул грифону и нажал на кнопку рядом с дверью. Та с шипением скользнула в бок, впуская меня внутрь. Принцесса окинула меня неясным взглядом и сухо поздоровалась. Шейди отделалась лишь коротким кивком.

— Мистер Лоуген, — сразу перешла к делу Твайлайт Спаркл. — Могу ли я получить доступ к файлам, хранящимся в базе данных вашего костюма? Мы надеемся найти там его схему для восстановления.

— Ищите, — отсутствующим голосом сказал я. — Только как?

— На этот счет не волнуйтесь, мисс Шейди знает устройство "фауста", — заверила принцесса.

— Я могу настроиться на связь с его маг-аурой и попытаться добыть что-нибудь, — произнесла единорожка, и, получив от принцессы кивок, сконцентрировала свою магию.

— Кажется, я что-то нашла, — проговорила она спустя несколько минут напряжения...


Броня отделялась пластина за пластиной и со звоном падала на пол. Мои ощущения были странными — казалось, будто с меня снимают кожу (без боли, конечно). Каждый атом БШК "фауст" был частью меня. И теперь эти части снимали. Шейди пришла к выводу, что костюм надо снять. И даже смогла запустить эту процедуру. Мне было неловко и неприятно. Нагрудник, или, верней, то, что от него осталось после попадания из БФГ, седло, прожженное плазменными шарами в бою с паучихой, боковая броня, помятая и оплавленная... На всем костюме было ни одного не поврежденного участка. Наконец, бронежилет отпал полностью, образовав кучу кусков черно-зеленого металла вокруг меня, походившую на груду черепков разбитого горшка. Злобно пошипев, отделились дырявые пластины лап и механические подковы с когтями. В нос мне ударила вонь, но мне было плевать — настолько приятным был холодок, пробежавший по моему обнаженному телу. Как хорошо и в то же время непривычно снова быть собой... Я уже позабыл свою коричневую шерсть. Я так привык состоять из металла, что мое тело казалось мне чуждым. Странно, я провел в этой броне едва больше суток, а уже чувствовал её более своей, чем собственную шкуру. Неправильно это. Нужно быть собой, найти способ заставить тело вспомнить, что оно на самом деле!

— С вашего позволения я бы принял душ или хотя бы просто окатился водой, — застенчиво пробормотал я, видя, как Шейди зажимает нос копытом.

— Да-да, конечно! В соседней комнате есть установка с брандспойтом, — принцесса Твайлайт указала на небольшую дверь в противоположном конце комнаты. — Думаю, вам не будет зазорно... ОЙ! Что это?

— В чем дело? — не понял я, но, проследив, куда направлен её взгляд, посмотрел на свои передние ноги... О, Луна, донкельхейтум... камни ржавого цвета соединялись с кожей над и под ними! Я коснулся пластины на правой ноге и... ощутил это прикосновение ею! Чертова хрень вросла в мои ноги и теперь обладала тою же чувствительностью, что и кожа! Что-то похолодело и оборвалось внутри меня, нарастающая паника захлестнула разум и выдавила из меня отчаянный крик! Я... я не помню, что именно кричал, но тогда это было совсем не важно. Я не мог никак поверить, что нечто чужеродное, враждебное вторглось в МЕНЯ! Мое тело больше не было моим! Это... нечто... Луна, что, если оно поглощало меня?! Если это чудовище, Титан, сейчас порабощает мое подсознание?! Что, если я стану марионеткой в его власти? Тот феникс определенно говорил правду, это существо горит гневом! Оно убивает. Убивает все! Но... почему со мной оно поступает иначе?! Почему бы ему просто не убить меня?! Зачем... так... мучительно?! ЛУНА, НЕТ! Я НЕ ХОЧУ! НЕ НАДО! ПУСТЬ ЭТО БУДЕТ СНОМ! ЛУНА, МОЛЮ ТЕБЯ, ПОМОГИ! СПАСИ, СОХРАНИ МЕНЯ! ЛУНА!!!

— Так, так, успокойтесь, — дрожащим голосом прошептала принцесса. — Мы... найдем способ...

— Что найдете? — едва удерживаясь на ногах, бормотал я. — Вы же ни черта не знаете... не врите, сволочи...

— Мистер Лоуген...

— ХВАТИТ! — заревел я, и, обхватив голову передними ногами и ударившись о донкельхейтум, опустился на пол. — Я НЕ МОГУ БОЛЬШЕ!

— Мистер Лоуген!

— Когда, дьявол вас разорви, всему этому придет конец?!

— Лоуген!

— Мы все мертвы! Мы погибли в первую же секунду, когда это дерьмо началось! Каждый из нас — чертов демон!

— Айрон Лоуген! — закричала Шейди Болл. — Вы успокоитесь сами, или мне провести терапию силового усмирения?

Мое горло испустило страшный рев, а тело снарядом обрушилось на единорожку, занося копыта в страшном ударе. И... остановилось. Повисло в воздухе, объятое её голубоватым магическим сиянием. Морда Шейди приняла недоброе выражение. Я ощутил, как мои ноги греются, однако донкельхейтум не искрился. О, черт. Единорожка шагнула ко мне, все еще держа свою магию. Тепло стало сильнее. На смену отчаянию пришла злоба. Демоны должны убивать! Принцесса стояла позади меня и что-то говорила, но мне было не до этого. Единорожка подошла вплотную. Дура! Не надо! Я задрожал. Руны на донкельхейтума ритмично запульсировали в такт моему бешеному сердцебиению. Мое тело пронзила боль и оно стало меняться. Нет, я не становился демоном. Я... старел. Кожа становилась все суше, дряхлее и тоньше. Кобылы что-то испуганно кричали. В глазах темнело. Неужели это конец? Последним, что я увидел, была вспышка света и золотое крыло феникса...


Вода. Обжигающая. Болезненная. Приятная. Так не хочется открывать глаза. Нужно просто лежать, расслабив тело и заглушив разум, и наслаждаться блаженством. Кто-то что-то говорит. Пара непонятных жестких и холодных объектов касаются меня, растирают бока. Пахнет чем-то одурманивающим. Спирт. Странно. Стоп, спирт?! Они что, совсем с ума посходили?!

Я дергаюсь и открываю глаза. И тут же снова закрываю, потому что их заливает поток воды. Но хоть эти штуки перестают трогать меня. До меня доносится неразборчивая кобылья речь. Что-то звякает. Легкий укол в плечо — и я снова погружаюсь в небытие.


Тяжесть. Давление. Металл.

— Все мы переживаем страшное время, — слышится искаженный и... расплывчатый голос. — Однако именно в эти минуты, когда повсюду смерть и разрушения, мы должны быть сильными. Телом, духом, дружбой. Наш враг очень могущественен, но он бесчувственен, бессознателен. Сродни буянящему зверю. За ордами зубастых уродов стоят, быть может, умные существа. Но, как бы они ни старались, изменить природу своих рабов им не удастся — зверь всегда будет зверем. У нас же есть разум. Есть чувства. Мы способны мыслить о чем-то большем, чем жратва и спаривание. Мы — единство. Мы — мощь. Мы — цивилизация, достойная и вольная жить и владеть своим миром! Эти пришельцы думают, что сломили нас, но они просто не могут посмотреть вверх, чтобы увидеть нас. Грозных и непобедимых, обрушивающих на них смерть прямо с небес! Эквестрия еще не потеряна! Еще не потерян мир! — последовала продолжительная пауза, а затем речь продолжилась. — Буквально полчаса назад мы получили сигнал бедствия из Майнхеттена, с текстильной фабрики, которая принадлежала моей близкой подруге, Рерити, кобыле элемента гармонии. Возвращение в Кантерлот и встреча с небесной крепостью "Судья" ненадолго откладывается. Я знаю, что это риск, но он оправдан — ведь когда все элементы гармонии объединяются, любое зло уходит. В этот раз прогнать его будет сложнее, но я знаю, что это поможет. Мы берем курс на Майнхеттен и не покинем этот город, пока не найдем Рерити. Живую или мертвую. Весь брифинг вы пройдете у своих командиров. Отдыхайте, завтра будет трудный день для всех нас.

Я открыл глаза, ожидая еще какой-нибудь подлости от судьбы. Я находился все в той же лаборатории, только за стеклянной перегородкой некой камеры. А на мне снова был бронекостюм, разве что целый и чистый. Шлема не было. Шейди Болл сидела за компьютером и тыкала телекинезом по клавиатуре. Принцесса Твайлайт же, увидев, что я в сознании, шагнула к стеклу. Она ткнула куда-то копытом и перегородка с шипением скользнула вверх.

— Мистер Лоуген, — серьезно начала принцесса. — Прежде, чем станете задавать вопросы, выслушайте меня. Донкельхейтум не просто сросся с вашими конечностями, но и вторгся в процесс обмена веществ. Каким-то образом он синтезирует питательные вещества и впрыскивает их прямо вам в кровь. И вдобавок удаляет продукты жизнедеятельности вашего организма.

— Что ж, это все объясняет, — фыркнул я. — Какие еще подробности вы мне расскажете? Что случилось, когда эта дура набросила на меня свою магию?

Твайлайт кашлянула, а Шейди злобно глянула на меня, в ответ на что я рявкнул:

— Ты че, забыла, кто спас вас всех? Какую дрянь ты наколдовала?

Единорожка скрестила копыта в неприличном жесте, а Твайлайт, фейсхуфнув, продолжила:

— Мистер Лоуген, она лишь удерживала вас подальше от себя. Вы были не в себе. И не перебивайте, я скажу важные вещи. При взаимодействии донкельхейтума и магии единорога на вас сработал эффект истощения. Почти сразу после прекращения их контакта вы вернулись в норму. Теперь о "фаусте". К счастью, Пинкхарт догадалась сохранить схемы костюма в его БД и мы восстановили его с помощью программируемых нанороботов и Суб-атомного Фазумного Деконструктора. На внешний слой вновь нанесено ядерное вещество. Но я решила изменить ваш шлем. Предыдущий был слишком уязвим из-за большого стеклянного забрала. Я выдаю вам шлем более ранней версии. На мой взгляд, он более надежен. Вот.

Она магией поднесла ко мне этакий объемный шестигранник, имеющий мало чего общего с головой пони. Вытянутое нагромождение бронепластин и труб по бокам, с длинным и широким "лбом" и такой же "нижней челюстью". Для глаз была отведена очень узкая полоска сантиметра этак в три с половиной. Выглядело неудобно. Я нехотя взял его из телекинетического поля и, повертев в лапах, с кряхтением натянул на голову. Я был прав. Неудобно. Очень.

— Дрянь, — буркнул я, мысленно ругая себя за капризные возмущения.

— Погодите, он подключится к системам костюма и сделает калибрацию.

И правда, через пару секунд стекло засветилось, шлем немножко расширился и перестал так сильно давить. Броня ушла из поля моего зрения, посередине появился кружок прицела, а сбоку — показатели брони и здоровья.

— Вы снова готовы к бою, сержант! — торжественно сказала принцесса. — Я бы хотела изучить вас, как следует, но не могу. Не время.

— Вот что я вам скажу. Тебя, Шейди, это тоже касается, — с напускной мрачностью объявил я. — Поаккуратнее вы со своими рогами! Вы можете сколько угодно биться над донкельхейтумом, но ничего не найти. А я знаю. Знаю, что в нем живет нечто... бог или что-то иное — я не ведаю. Только в тот миг, когда ты, Шейди, схватила меня магией, оно чуть было не возымело надо мной контроль. На этот раз все прошло благополучно, но в один прекрасный, воистину прекрасный момент оно захватит меня. И уж тогда никому — ни демонам, ни вам самим мало не покажется!

Я встал и, кивнув кобылам, направился к двери.

— Ах да, чуть не забыл! Спасибо.

— Да на здоровье! — бросила единорожка, за что получила укоризненный взгляд от принцессы.

"Ты не забывай записи слушать, бро!" — напомнил мне мозг. — "А то совсем от жизни отстанешь!"

Я согласился с ним и, выйдя из лаборатории, стал проверять управление силой мысли. Все работало нормально. Только... никаких данных больше не было! Ни записей Пинкхарт, ни видео Кэмп Бэлла! Ничего!

— Вот черт...

Я молнией влетел назад, в лабораторию.

— Куда подевались записи?!

— М-м? — вопросительно промычала принцесса.

И тут рог Шейди сверкнул, и она оказалась в коридоре позади меня. Вот уродина! Я кинулся за ней, когда она вновь телепортировалась — теперь в противоположный конец, к выходу.

— СТОЙ!!! — взревел я и побежал.

Она надавила магией на кнопку рядом с дверью выхода, и, проскользнув между её створками, закрыла перед моим носом! Но я вовремя успел просунуть на пути двери лапу и заставил её снова открыться.

Вне лабораторий было полно народу, и, насколько я понимаю, Шейди не могла телепортироваться в такой толпе. Я же не изо всех сил старался не потерять её из виду. Расталкивая и пихая всех на своем пути, я мчался за голубой единорожкой, не задумываясь о мотивации её поступков, меня не волновало, что она слишком уж глупо выдала себя. Сейчас я просто должен был её поймать! Когда она добежала до лифта, я, боясь, что она сейчас скроется, подпрыгнул над толпой и реактивным ранцем отправил себя прямо к ней. Но когда мои лапы уже были готовы её схватить, она обхватила себя саму телекинезом и рванулась в бок, в толпу. И исчезла! Мои трюки с двойным прыжком привлекли внимание, или теперь на меня пялились несколько десятков пони и грифонов. Они что-то говорили... к черту всех! Я взлетел на джетпаке и ухватился за стену, выискивая в толпе беглянку с высоты. Нет, их слишком много... не найти... Черт!

— Эй, ты! А ну слазь!

Нет её... проклятье!

— Слазь, кому говорят!

Нет, она видит меня и не покажется, пока я себя так выдаю. Я послушно спрыгнул на пол. Галдеж не давал мне услышать треск магии. О, как же мне мешают все эти уроды!

И тут боковым зрением я уловил движение двери позади толпы в том месте, где она была пореже. Нет, я видел там не единорожку. В зал входила Рейнбоу Деш. И тут же мимо неё прошмыгнула моя цель. Не замечая никого, я, словно дрель, пробурился через толпу и бросился за Шейди. Но вдруг меня остановила Деш. Что-то во мне восприняло её копыто, как непреодолимую преграду.

— Эй, Коготь, ты чего тут бесишься?

— Дай пройти! Потом все объясню!

— Нет уж, ты еще тот беспредельщик. Говори, в чем дело.

"Сделай что-нибудь тупое" — посоветовал мне мозг. И я понял его. Отлично понял. Вот тут-то толпа и послужит мне на пользу!

Я обхватил лапами шлем и снял его. Рейнбоу смотрела на меня с усмешкой, дескать, "ну-ну, и что ты ща выкинешь?"

А я резко обхватил её передними ногами за плечи и прильнул губами к её щеке. И прежде, чем она смогла отреагировать, отпихнул назад и джетпаком стал нагонять потерянное время. Скажу честно, часть меня злобно ухмылялась, слыша, как Рейнбоу кричит мне вслед:

— Стоять! Ну погоди же ты у меня, засранец!

Вихрем пролетев несколько коридоров, я набрел на тупик, в который, к счастью, забрела и Шейди.

— Попалась! — рявкнул я.

— Сгинь! — крикнула она и выстрелила в меня лучом из своего рога. Я инстинктивно поднял лапу, как вдруг донкельхейтум сверкнул и отразил заклинание назад в единорожку. Вспышки света сопровождались отчаянным кобыльим криком. В следующую минуту передо мной уже была не злобная пони, а зеленая-презеленая, толстая-претолстая лягушка!

— Коготь! Какого хрена тут происходит?! — проревела Рейнбоу у меня за спиной.

— Кажись, кое-кому нужен террариум, — усмехнулся я.