Флеш Сентри и призрак короля

Флеш Сентри, герой Эквестрии и трус до мозга костей, решил, что в Кристальной Империи он будет вдали от опасностей. Апокриф Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Король Сомбра Флеш Сентри

Найтмерквестрия: под пологом вечной ночи

Твайлайт Спаркл под стук колёс поезда провожала взглядом удаляющийся вокзал Эвернайта и никак не могла понять: зачем наставница отправила её в Понивилль в компании дневной пони? Это же очень страшные создания, от которых лучше держаться подальше. Короткие уши без кисточек, здоровенные глаза с круглыми расширенными зрачками, отсутствие клыков... Без содрогания и не взглянешь. Но Найтмер Мун - мудрая пони, она защищает Эквестрию вот уже тысячу лет. А значит, этой Рэрити и вправду можно доверять.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Кровью света

Порой параллельные миры пересекаются самыми необычными способами.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун Человеки

С тех пор, как огонь правит небом

Материалы по битве при Жмерии, которая по сути определила границы территории народа грифонов и право на обладание Элементами Гармонии.

ОС - пони

Fallout: Equestria - Хорошая Учительница

Стрельба, наркота и секс. Ничего особенного, в стиле классической постъядерщины, со вкусом радиоактивных изотопов... Это рассказ для тех, кому надоели толпы пестрящих своей уникальностью неубиваемых персонажей, антагонисты уровня Very Easy и аптечки с патронами под каждым ржавым ведром.

Винил и Октавия: Университетские ночи

Представляю вашему вниманию дополнение к фанфику «Винил и Октавия. Университетские дни», в котором рассказывается о времени, которое главные герои проводят «за кадром» основного рассказа.

DJ PON-3 Октавия

Рассказчик

Если вам попадётся герой, который вас слышит, то берегитесь...

Пинки Пай Дискорд Человеки

Сегодня, Завтра и Навсегда

Небольшой и старый грустнофик про серую пегасочку и её дочку. Об их любви, превозмогающей сухие бюрократические решения...оригинал: Today, Tomorrow and Forever, by Chopper's Top Hat

Дерпи Хувз

Прогулка в лесу

Вечнозеленый лес, более древний, чем сама Эквестрия, более загадочный чем помыслы Пинки Пай. Какие ужасы таит он в себе? Какие пугающие соблазны из года в год манят тысячи пони в его дебри? Тайны леса, настолько чудовищные, что должны быть навсегда похоронены в самом лесу. Но хотят ли этого сами тайны?

Зекора

Все могло быть иначе

А что, если бы Шайнинг Армор полюбил не Каденс?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Шайнинг Армор

Автор рисунка: Siansaar
Глава четырнадцатая. Сон Глава шестнадцатая. Кантерлотский рубеж. Часть первая

Глава пятнадцатая. Прощание с мечтой

(*)Carnificem istum, receptus! — Это палач, отступайте!

(**)Et non gravetur — Он не должен заряжаться!

(***)Et cecidit! Vehit mortem inimicorum nostrorum — Он пал! Теперь несите смерть нашим врагам!

Саундтрек к главе:

[1](DOOM theme 1): https://www.youtube.com/watch?v=VZ4fJBFM4FY

[2](DOOM — suspense): https://www.youtube.com/watch?v=C8bhwhtZ4ZI

[3](DOOM titan's realm): https://www.youtube.com/watch?v=z9kBEsDNjtw

[4](Burzum — Gebrechlichkeit): https://www.youtube.com/watchv=7nkgUy-9OKI

[5](Burzum — Jeg Faller piano):https://www.youtube.com/watch?v=S7eK_z83Iv4

[6](Crysis 2 Score: Gould's Apartment): https://www.youtube.com/watch?v=5nC9COWbxv8

Грохот. Стрельба. Визг.

[1 — https://www.youtube.com/watch?v=VZ4fJBFM4FY ]

Первое, что открылось моему нечеткому взору, были несчетные всполохи огней. Такое впечатление, что одновременно палит целый артиллерийский гарнизон! Хотя, похоже, так оно и было. Тучи неразборчивых силуэтов носились перед только начавшими проясняться, глазами, и то и дело они падали, сраженные какой-нибудь вспышкой. Не помня слова Храддо, я бы точно растерялся, но мой, еще полуслепой, взгляд ловко выловил из всей этой кутерьмы радужную пегаску и то, как фаербол, очертив красочную дугу, прижег её бок, чему тут же последовал болезненный крик. С дьявольской ухмылкой имп прыгнул на Рейнбоу и занес когтистую лапу над голубой шеей, но не смог добить её, потому что получил сильнейший апперхуф от меня, с помощью джетпака подлетевшего к нему. Челюсти черта хрустнули, а сам он отправился в полет, который я грубо прервал, гравихватом притянув врага к себе и, схватив его голову так, чтобы один из когтей вошел ему в глаз, размозжил её об пол. Деш что-то прокричала, но я ничего не разобрал, так как был всецело поглощен бойней. Мозг не успевал отрисовывать картинку, так что я метался среди размазанных фигур. Не сказать, что бы это мне мешало — я прекрасно разбирал, кто демон, а кто нет. Нащупав за спиной автоматический дробовик, я занялся яростным измельчением импов, нескончаемым потоком прущих на меня и, наверное, на моих товарищей. Выстрел. Удар. Пинок. Черт отправился к прапрадедам через потерю живота. Еще один налетел на меня сверху, но не рассчитал моей мощи и, получив хорошенько в грудь, рухнул на пол, где я придавил его ногой и запихнул ружье в разинутую пасть. Мозг, наконец, сумел прогрузить изображение, благодаря чему позволил мне увидеть дикий, животный ужас в налившихся кровью, глазах монстра прежде, чем его башка треснула, расколотая безжалостным, как и я, зарядом дроби. Моя броня раскалилась от фаерболов, но я продолжал сражаться. Может, мои товарищи и пытались что-то сделать, но их вклад в уничтожение тварей был настолько мал, что вряд ли стоит упоминания. Ну да, подстрелили пару чертиков, но по сравнению с тем, что творил я, это было ни о чем. Они перли отовсюду, чтобы встретиться с моей злобой. Двойной выстрел — один труп, один оглушен. Последний получает от меня подсечку и украшает бетонный пол мозгами от сокрушительного тумака в затылок.

— Карнифисем истум! — вдруг взвыл воздух. — Ресептус!(*)

[2 — https://www.youtube.com/watch?v=C8bhwhtZ4ZI ]

И демоны побежали. Испуганно оглядываясь, они, как потревоженные обезьяны, прыгали куда-то вниз и исчезали один за другим. Я мотнул головой и, окончательно прогнав неразбериху в глазах, обнаружил, что нахожусь на крыше какого-то небоскреба. У меня захватило дух, когда мой взгляд коснулся горизонта: кроваво-алое вечернее солнце одаривало город, наполовину ушедший под воду, последними лучами золотой надежды. Да, вода. Она заполонила все. Только рваные останки высоток впитывали свет истощенного солнца, словно желая насладиться им перед смертью. А еще там виднелась громадная махина "Даркстара", окруженная мошками глайдеров и горгулий. Меня окликнули в несколько голосов. Но я, не обратив на это никакого внимания, подошел к краю и посмотрел вниз. Город был и до этого поистине красив. А теперь, когда море бережно скрыло кости его жителей, он стал чудесен... для того, чтобы умереть здесь. Но у меня еще было ради кого пожить! Медленно встав на задние ноги и воздав лапы к небу, я что есть мочи заголосил:

— ХРА-А-А-АДДО-О-О-О! ХРАДДО! Я ЗНАЮ, ТЫ СЛЫШИШЬ МЕНЯ, ЖЕЛТЫЙ ПЕТУХ!

— Верно, но зачем так шуметь и, тем более, обзываться, если ты мог поговорить со мной телепатически? — прошелестел его голос в моем мозгу. — Да еще и при свидетелях...

— Слушай сюда, — уже спокойнее, но все еще жестко прогремел я. — Я буду сражаться за пони, буду защищать их до последнего, но ты должен защитить Эколип! Пока будет жить она — буду и я.

— Послушай, сын, в твоих словах, конечно, есть смысл...

— ТЫ. СБЕРЕЖЕШЬ. ЕЁ.

— Да, я сделаю это, не ори! — уже не так мягко, не все еще спокойно произнес Храддо. — Но знай, что я, будучи в тысячах километров от тебя, не смогу оказать никакой поддержки.

— О, ты такой полезный! На протяжении всей этой херни ты спасал меня всего... пару раз?

— Неблагодарный птенец! — в гневе вскричал феникс. — Не будь меня, ты бы сгнил еще до получения донкельхейтума! Это я направил Кэмп Бэлла к тебе, это я нарушил чары Арчвайла и впустил в тебя Титана! Да без меня ты — ничтожество, пустое место! Умей чтить того, кто тебе покровительствует!

— Хорошо, прости, отче! — с трудом выдавил я. — Но и ты пойми меня. Я не хочу и не смогу больше жить в мире, где нет её. И я понимаю, что значит оказаться без твоей защиты. Но она нужна мне. Обещай, что она будет жива!

— Обещаю, сын, — смягчился феникс. — Так прощай же! Береги себя и остерегайся Эффусума, мало ли что взбредет ему в голову...

— Коготь?! — прямо в ухо закричала Рейнбоу и, когда я поднял на неё глаза, фыркнула. — Да что с тобой такое? С кем ты гово...

— Опиши ситуацию, — перебил я её.

— Ситуация... — тихо пробормотала она и тут же отчеканила. — Тотальный пипец неописуемых масштабов. Блин, да посмотри вокруг! Такое дерьмо случается только в фантастических блокбастерах! Неимоверными усилиями мы вытащили тебя из того дурацкого завода, после чего забрались сюда, чтоб не потонуть. Нас должен был забрать фрегат-глайдер, но его сбили. Демоны предприняли массированную атаку на наши корабли, из-за чего нам так и не удалось эвакуироваться. Сейчас мы ждем две минуты до следующего радио-дрона, после чего, думаю, двинемся к "Даркстару".

— Где мы хоть находимся?

— На перекрестке сорок четвертой стрит и девятой авеню, если тебе это так важно.

Я окинул всех мрачным взглядом. Рерити и Шейди выглядели измотанными и напуганными. Рядом с ними стоял Руби Ай с какой-то блямбой на макушке. Глазами встретившись со мной, он тут же пригладил гриву, тем самым закрыв пятно. Труддус, из чьей ноздри алым ручейком текла кровь, смотрелся не лучше. Лицо Винд Чилла, сидевшего, прислонившись к вентиляторной коробке, было скрыто поцарапанным шлемом, но это отнюдь не мешало понять, насколько обессиленным он был. Бедняга, он потерял сестру. Отчасти из-за меня... Однако я не чувствовал за собой глубокой вины. В конце концов, это война! Огнехвост, казалось, был чуть бодрее, хотя и его броня не избежала пары хороших попаданий.

— Генерал! — зашипели наши рации. — Пятая корвет-глайдерная эскадрилья потеряла четверых пилотов, а Шестая — семерых. Горгульи роятся вокруг "Даркстара" и заставляют нас серьезно попотеть! А так же наши датчики регистрируют сильные тектонические сдвиги на востоке Брыклина!

В подтверждение этих слов несколько высоток вдалеке зашатались, пока одна не рухнула на другую, вызывая цепную реакцию. Один за другим, небоскребы падали в воду, оглушительно гремя и поднимая высокие волны.

— Внимание!!! — Воскликнула рация. — Мы засекли около десяти крупных объектов, появляющихся в местах тектонической активности! О, богини, их число растет!

[3 — https://www.youtube.com/watch?v=z9kBEsDNjtw ]

Я... не поверил своим глазам, когда увидел то, что появлялось из-под земли на месте тех упавших домов. Сначала показалась гигантская, размером сопоставимая с теми самыми небоскребами, труба-копыто, что сопровождалось чудовищным треском и вибрацией, которая достигла даже нас. Затем возникла еще одна конечность, и еще, и еще! А когда четыре копыта оказались наверху, за ними последовало и тело монстра колоссальных размеров. Это были... мозги в колбе, погруженные в серебристое механическое тело. Грязевидная серая масса пребывала в постоянном движении, а огромные, синие, словно ледышки, очи хищно двигались из стороны в сторону, явно выискивая цели.

Выйдя из оцепенения, я перевел взгляд на Рейнбоу. Было видно, как она борется с шоком. Облизнув сухие и потрескавшиеся губы, она прищурилась и гаркнула:

— Отправить беспилотник к одному из противников и доложить о действиях врага! Как он атакует?

А вылезало все больше пауков! Сотрясая воздух громоподобным машинным ревом, они шагали, круша все на своем пути. Дома падали под их напором, как будто были сделаны из карт. Металл под глазами одного из роботов вспыхнул синим, и выпустил ослепительный столб ионов по направлению к "Даркстару", который расплылся по щиту. Другой паук отправил свору ракет, третий ураган плазменных шаров. Крошечная точка беспилотника, приблизившаяся к роботу, была уничтожена пулеметной очередью.

— Вооружение разнообразное и крайне разрушительное! — сообщила рация и без того понятную вещь. Интересно, а почему щит "Даркстара" не мешает связи, в отличие от щита Серебряного Волка?

— Запускайте бомберов и глайдеры защитного поля! Окружать цели, максимально удаленные от других! Торпедные и ионные глайдеры — приблизьтесь поближе и кружитесь, не дайте себя подбить! БФГ "Даркстара" — наоборот, бейте по махинам, стоящим рядом!

— А как же наша эвакуация? — взволнованно спросил Огнехвост, но Деш проигнорировала его слова.

И небо залило яркой палитрой выстрелов всевозможного энергетического оружия. Но ни один из зарядов не ранил пауков, так как вокруг них закрутились багровые облака Йорр. Ионы, торпеды и бомбы бессильно поглощались магическими полями.

— Докладывает корветное крыло пять! Наше оружие не имеет эффекта!

Ионная пушка паука пронзила щит, а с ним — и глайдер, державший его.

— Множественные возгорания в топливном отсеке! — в ужасе успел завопить пилот, прежде чем его летательный аппарат взорвался.

Зеленые шары БФГ вылетели из орудий "Даркстара", но, столкнувшись с щитом робота, быстро потухли, оставив после себя лишь пару тусклых искр, да и те, пробежав по Йоррам пару метров, бесследно растаяли.

— Кара небесная! Их ничего не берет! — бесновался радиоэфир.

— Их и не возьмет! — обратился я к Деш. — Только руна в моем костюме...

Она резко глянула на меня и, поморщившись от грома бесконечной стрельбы, проревела, едва перекрикивая шум:

— Так убей их, если можешь!!!

Позади раздались выстрелы. Я тут же повернулся и увидел, как Винд Чилл, отстрелив ноги выпрыгнувшему из-за бортика крыши, импу, выбивает ему мозги. Жалобный визг был последним звуком в жизни твари, но грифон продолжал нашпиговывать труп свинцом своей винтовки. Куски мяса кровавым серпантином отлетали от бездыханного тела, а Винд Чилл все яростнее давил на курок. Когда же затвор пушки щелкнул, сообщая об опустевшем магазине, он подскочил к дохлому демону и, заорав, начал обрушивать приклад на изуродованный череп, превращая его в кашу из костей и мозга.

— Они движутся к "Даркстару"! — снова полился паникующий голос из радио. — Генерал, какие будут приказания?

— Оборонительная формация «Д»! — скомандовала пегаска после короткой паузы. — И организуйте коридор для нас! В радиусе ста метров от нас установите щитовых и ракетных дронов! Эвакуационная

точка — парк Сансет. Там, насколько я вижу, чисто! Высылайте туда корвет!

— Винд Чилл? — позвал грифона Огнехвост. — Ты в порядке?

Тот вдруг застыл с занесенным над демоном прикладом и замолк.

— Послушай, друг, мне жаль, но сейчас правда не время, — неуверенно пробурчал Труддус, почесывая в затылке.

А Винд Чилл дрожал, не издавая ни звука. Огнехвост осторожно шагнул к нему и положил лапу на его плечо. Я ждал, что он произнесет слова поддержки, но Огнехвост молчал, склонив голову.

— Бомберы четвертого крыла под ракетным обстрелом, повторяю, по нам ведут огонь! Мы отрезаны и не можем вступить в заданную формацию! — взвизгнула рация и потонула в смертельном хрипе взрывов.

Услышав гудение над собой, я поглядел вверх, на пролетающие шестигранные платформы со множеством сопл, направленных во все стороны. В какой-то момент они застыли, выдвинув орудия и активировав щиты, и открыли огонь по каким-то целям внизу.

— Дроны установлены. Коридор будет чист в течение минуты, — сурово объявил кто-то в эфир.

— Отлично, — ответила пегаска. — Заряжайте Серебряный Волк на полную мощность и будьте готовы стрелять!

— Но Рейнбоу, — нервно вмешалась Рерити. — Это же, если я не ошибаюсь, полностью уничтожит город! А ведь в нем еще могут быть выжившие! И...

— Он уже уничтожен! А выживших здесь нет! — Рявкнула Рейнбоу и топнула ногой. — Двигаем! У нас есть всего несколько минут, прежде чем эти уроды разнесут все наши корабли! — она подошла к бортику. — До следующей крыши совсем недалеко. Кого перенести?

"Зачем вообще было забираться сюда?" — подумал я, но, бросив еще один взгляд на шагающих чудовищ, осыпающих немногочисленные уцелевшие глайдеры лучами и пулями, а так же ошеломительную громадину "Даркстара", ответил сам себе. "Чтоб глянуть на это безумие".

— Пойдем, Винд. Нечего сидеть, — пробормотал Огнехвост настолько тихо, что я подивился тому, что вообще расслышал это сквозь шум.

Но несчастный грифон сидел, не двигаясь. До того сна я бы мог его понять, но теперь... я чувствовал себя слишком хорошо. У меня был смысл жить. У меня была надежда. А что было у него? Сейчас — только горечь невосполнимой потери.

— Встань, солдат! — голос Огнехвоста приобрел стальные нотки. — Только выжив, ты сможешь превозмочь это! Да поднимайся же!

И грифон встал. Зарычав, он схватил изувеченный труп врага и швырнул его за борт, а затем грубо выбил магазин своей винтовки и вставил новый, ударом колена защелкнув его. Так же жестко он передернул затвор и исподлобья посмотрел на меня.

А что, собственно, такого? Это не я убил её, а демон...

Холодный гром осознания пришел до абсурдного поздно! Картина гибели грифины всплыла перед глазами. То ощущение власти над моим телом, то всепожирающее зло, наполняющее душу ядовитым смрадом. Я... Титан был волен с легкостью испепелить демона, но по какой-то причине потребовал это от Тигги. Зачем? Разве это походит на действия мудрого или обезумевшего? В обоих случаях, он бы убил охотника Инвала самостоятельно! И тогда напрашивается еще один вопрос: а есть ли моя вина в том, что произошло? Виновен ли одержимый в своих грехах? Или же вся ответственность ложится на плечи злого духа, взявшего его под контроль? А если виновны оба? Какое тогда наказание заслуживает каждый из них? Виновен ли народ, ведомый тираном?...

"Каждый получает такого лидера, которого достоин".

Я поднял взор на Деш. Она ли мой лидер? Или те пришельцы, не демоны, а... те?

"Хватит! — вскрикнул мозг. — Защитить Деш и Рерити! Вернуться на Родину, спасти Эколип! Будет еще, наноешься!"

— Ну что вы встали?! — прошипел я. — Город как бы разносят в клочья!

Шейди что-то недобро пробормотала и отвернулась. А из багровых облаков метеоритным дождем посыпались черепа. Одни формировали возле пауков пентаграммы, другие делали то же самое чуть дальше. Вспышка — и махина телепортировалась на несколько километров вперед. Я услышал, как Деш приказала сконцентрировать огонь на этих самых летающих головах. Но оказалось, что они выполняют не только роль портативных телепортов — громадины стали вести себя как-то более скоординировано, о чем свидетельствовал ионный луч, будто взмахом меча прорезавший воздух над нами, а с ним — и четыре воздушные турели.

— Вниз!!! — крикнула Рейнбоу, схватив Рерити с Шейди и, расправив крылья, бросилась с крыши.

— Подходи по одному! — рявкнул Руби, и прежде, чем я понял, что к чему, обхватил Винд Чилла и исчез в молниях телепортационного заклинания.

Едва мы с Труддусом и Огнехвостом успели переглянуться, как дом под нами взорвался, пронзенный выстрелом ионной пушки. Крыша завалилась набок, а мы устремились в объятия небесно-синей погибели. Джетпак сработал, но это лишь отсрочило неминуемое погружение в луч на пару секунд. Немного, но достаточно для того, чтобы вновь появившийся Руби объял нас своим телекинетическим полем и, издав утонувший в грохоте хрип, дернул в сторону, в то время, как поток ионов взмыл вверх, выжигая то место, где мы только что находились.

Пока мы опускались к бурлящей реке, смывающей обгорелые скелеты повозок с девятой авеню, я наблюдал за тем, как десятки импов и пинки, находясь на почтительном расстоянии от моих товарищей, телепортированных на верхушку крошечного ларька, ковыряли крыши как будто в нерешительности.

— Ресептус! Эт нон граветур!(**) — прорычало в воздухе.

И демоны отступили. Порычав друг на друга, они, как перепуганная стая тараканов, разбежались в разные стороны.

— Ни черта не понимаю их действий, — пробурчала Рейнбоу, когда мы завершили свой спуск. — На их месте я б порвала нас на кусочки!

— А я, кажись, знаю, в чем дело, — сказал я, поглядев на передние лапы. — Они знают, что я убью их. От этого зарядится донкельхейтум, и я разнесу пару их паучков!

Взглянув вверх, Деш спросила:

— А черепушки? От них сможешь набрать энергии или что там у тебя?

Я окинул беглым взглядом черепной дождь и пожал плечами:

— Я химик, а не снайпер.

"Генерал, один из пауков приблизился к "Даркстару" почти вплотную! Формация Д не выдержит долго!"

— Сколько времени вы сможете нам обеспечить? — стиснув зубы, пробормотала Рейнбоу в эфир.

"Две-три минуты, не больше! Щиты "Даркстара" держат еще девятнадцать процентов мощности! После их отключения мы обречены — просто не успеем улететь!"

— Твою ж... От "Судьи" есть вести?

"Сэр, с поднятым щитом работает лишь ультракоротковолновая локальная связь!"

— Так, отступайте! Покиньте черту города, что сделаем и мы! Нельзя потерять "Даркстар" и Серебряный Волк!

— А мы не можем сделать выстрел ограниченной мощности? — задал резонный вопрос Руби.

— Это им не повредит, — ответила пегаска. — И насчет максимального заряда тоже сомневаюсь.

— Стойте, — подала голос Шейди. — Статик-пушки! Частицы нейтрино могут беспрепятственно пройти сквозь что угодно!

— Но у нас есть только пехотные экземпляры, — Рейнбоу вдруг вздрогнула и глянула на Шейди с прищуром. — Ты предлагаешь разработать стационарные статик-орудия? В полевых условиях? А если у нас есть Тва-а-айла-а-айт? Так, "Даркстар"? Пускай принцесса Твайлайт Спаркл немедленно приступает к созданию увеличенной версии статик-пушки! Дайте ей все ресурсы, которые попросит, но чтоб через час у нас они имелись!

— За час?! Деши, что ты такое говоришь? — изумилась Рерити и, коснувшись подбородка копытом, добавила. — Да и к тому же у нас нет этого часа!

— Вооружайте все имеющиеся десантные подразделения нейтринометами и атакуйте ближайших пауков! Все остальные — продолжать вести огонь по черепам, мне не нужны эти межпространственные шлюхи!

— Стой, а ведь у кого-то из вас были статик-пушки! — спросил я. — Ведь точно помню — видел!

— Моя вышла из строя при падении корвета, — хрипло процедил Руби, чье лицо снова начало как бы разделяться пополам, как тогда — в комплексе обслуживания Серебряного Волка!

— А моя не выдержала заряженного выстрела на кладбище, — мрачно пробормотала Деш и кивнула головой на затопленные улицы. — Так, хорош стоять, пошли!

— Постой, постой, — остановила её Шейди и глянула на меня. — Сержант, насколько я знаю, Пинкхарт говорила, что донкельхейтум не обязательно заряжать полностью — ты способен использовать его, скажем, в долг.

— Что значит "в долг"? — хором спросили мы с Рейнбоу.

— Часть энергии он заберет из твоего тела. Но это не важно — используй усиление и спаси нас!

— Ну, если я не умру от этого... то, можно...

— Не волнуйся, не умрешь!

Меня вдруг охватили сомнения:

— Откуда ты знаешь? Может, это отберет у меня семьдесят лет жизни?

— Как будто ты проживешь их в ином случае! — зло прокричала она. — Давай же!

Ну хорошо... надо сконцентрироваться, представить пылающую руну... молнии, распространяющиеся по всему телу и чувство мощи...

Огненный водопад энергии разлился по моему телу. Когти сжались, а я ощутил силу, растущую с каждой секундой, пусть с ней росла и боль, но это была мелочь! Я выхватил гаусску и, сняв с неё аккумулятор, спросил:

— Можете зарядить кто-нибудь?

— Ты хочешь, чтоб я наколдовала энергию для него? — подняла бровь Шейди. — Не уверена насчет этого... Можно попробовать, конечно, но...

А Руби молча левитировал батарею к себе, обдал искрами и со скучающим взглядом вернул обратно. Какой классный парень! Мне он нравится! С силой вогнав аккумулятор в пушку, я вскинул её перед собой и спросил, глядя на титанического размера махины, шагающие поодаль:

— Ну и которого мне атаковать?

Как будто по заказу, черепа сформировали пентаграмму перед нами, а в следующую секунду мы оказались прямо перед вихрем Йорр и ужасающим киборгом, чьи плазмометы, расположенные прямо под глазами, навелись на нас. Наше оружие выстрелило одновременно. Мир запылал синими тонами. Плазму охватило телекинетическое поле Рерити и Руби и стало разбрасывать их в стороны, а я кинулся вперед, прошибая багровый щит, а с ним — и переднее копыто выстрелом гаусски. Нога загудела, дернулась в сторону, и сразу же устремилась вверх, после чего обрушилась на крышу ларька, вызвав волну высотой в дюжину метров. Однако тогда там уже никого не было — мои союзники рассыпались кто куда, а я прыгнул, вцепился в щит когтями и взлетел по нему на уровень глаз арахнотрона. Боль, что безжалостно жгла мое тело, лишь распаляла ярость. Я был наполнен безумием и жаждой убийства. Враги должны умереть! Я не остановлюсь, пока не убью их всех! Зовите меня монстром, тварью, исчадием, что хуже дьявола! Да, я такой! Я палач! И в этом — смысл моего бытия!

Мозг отчаянно пытался что-то возразить, молил вспомнить, ради чего на самом деле я сражаюсь, но я игнорировал его, упиваясь тем, что дырявил орудийную установку ревущего паука. Спустя пять попаданий она заискрилась и начала дымиться, а затем вдруг отвалилась, да так, будто её специально отцепили. Не долетев до воды, она взорвалась, а у паука на месте потерянной платформы выдвинулась батарея из трех многоствольных пулеметов. Они тут же завертелись, сминая мою броню свинцовым градом. Заревев, я при помощи джетпака откинулся в бок, попутно пробивая дыру в колбе и мозге чудовища. Рычал не только я и демон. Моя кровь, моя плоть, моя душа. Все обливалось ненавистью и билось в ревущей песне сумасшедшей агонии. Мелодией служил стон разрываемого воздуха и раненого врага, а словами — одурманивающий гул оружия. Я уже не обращал внимания на попадания. Сквозь безумную пелену битвы слышались крики радио. Что-то об успешном уничтожении ближайшего паука и отсутствии принцессы дружбы на корабле... Я жестоким ударом пробил щит и обрушился прямо на пулеметную установку арахнотрона.

Принцесса дружбы? Интересно, а в чем смысл дружбы? У меня есть пушка и божественная мощь — зачем мне друг?

Лягнув пулемет так, что он аж согнулся, я подлетел к колбе в упор.

Лучший союзник — оружие, лучший спаситель — смерть!

Ледяные глаза демона наполнились ужасом, когда я упер гаусс-пушку в стенку колбы.

Зачем мне война ради сохранения любви и мира, если можно вести войну просто ради войны? Наслаждаться каждым убийством...

Когти сжали спусковой механизм, и оружие выплюнуло заряд, заставивший око монстра лопнуть, как разрубленный помидор.

На что мне защищать тех, кто слаб? Эволюция велит выживать лишь сильнейшим! Приспособься или умри!

[4 — https://www.youtube.com/watchv=7nkgUy-9OKI ]

Махина закачалась и, пронзительно заскрипев, грузно повалилась в воду. Я, стоя на громадном трупе, вознес передние лапы вверх и заревел. Горло будто кололи пиками, но я продолжал рвать воздух диким воплем. И все влилось в него: и боль, и блаженство, и страдание, что я испытывал в эту минуту. Пламя пожирало меня, выжигая все то, что не было нужно для выживания. Сострадание, дружба и любовь... и самое ценное: память. Огонь миловал только то, что был не в силах победить:

страх, злость и бесконечное желание жить. Агония была страшной, но не суицидальной. А крик мой — мольбой о помощи.

— Я не такой! Я не чудовище! — кричало и плакало мое сердце. Не разум, а именно сердце, ибо оно видело то, чего не узрели глаза: гору, багряную от крови. Реки, что некогда несли жизнь, теперь кипят от греховного гнева, превращаясь в отравляющие облака, и сливаются в озера боли и мук. Тысячи голых и израненных, закованные в цепи, корчатся у подножия и шепчут молитвы, что никогда не будут услышаны. Проклятые и страдающие, они пытаются взобраться на вершину в надежде, что найдут там спасение, но только лишь оцарапываются еще сильнее. А чуть выше, там, где разлилось кровавое озеро, тонет некто, облаченный в Б.Ш.К. "Фауст". Даже умирая, он жаждет убивать. Яростно рыча, он рвет алую гладь, которая становится от этого лишь обширней и глубже. А на самом верху стоит маленький каштановый пони. Слезы страха и отчаяния скатываются по его щекам одна за другой, но в его взгляде, устремленном в одну-единственную светлую точку на адском небе, теплится тень надежды...

— Когда спускается ночь, мир окутывает непроглядная тьма, — едва слышно шепчет нежный голос светлой точки. — Прохлада подымается от почвы, а жизнь приобретает новое значение...

И светлая точка оборачивается темной, начиная расти, охлаждая алчный гнев небес и горы. Грязную кровь сменяет кристально чистая вода, в зеркальной глади которой отражается мирное звездное небо. Уютная пола черной мантии накрывает маленького, беззащитного пони убаюкивающим холодком. В глазах его теперь видны слезы благодарности, а в небе всходит луна, которая, как щит, будет оберегать ото зла...

Боль. Боль растет. Сердце... колет... Темнеющий взор вылавливает взволнованные взгляды Рейнбоу Деш, Рерити и Труддуса с Огнехвостом. Металлически-бесстрастное выражение Руби теряется в сотнях мушек, вьющихся в глазах. Шейди же... её лицо недружелюбно напряжено, а Винд Чилл все так же мрачен. О, богини... я убил его сестру... может, самого близкого и дорогого друга, что у него был. Оружие выпадает из моих лап, а сам я, шатаясь, делаю неуверенный шаг к товарищам. Сердце... как же больно...

— Помогите, — захлебываюсь я, из последних сил стараясь устоять. — Прошу.

И ко мне кидается Труддус. Спрыгнув с какого-то бетонного блока, он за считанные секунды добирается до меня вплавь и, взобравшись на поверженного арахнотрона, хватает меня за плечи.

— Держись, браток, еще немножко! — приговаривает он, аккуратно беря меня на руки. — Наши скоро будут!

— Оставь его! Он еще та монстрюга! — слышится окрик Шейди Болл.

— Молчи! — рычит в ответ минотавр.

— Ты что, слепой?! Он же...

— В беде, — громогласно отрезал Труддус. Эх, как бы я хотел, чтоб мои губы могли прошептать хоть одно благодарное слово! — Если мы ему не поможем, то он и вправду станет черт знает чем! Так, пронеси его над водой, Руби. Ты же отказался участвовать в этом подлом заговоре!

"Каком заговоре? Шейди что-то замышляла против меня? Что ж, неудивительно... а при первой встрече она показалась мне такой милой... сволочь..."

Белый красногривый единорог с невозмутимым видом обернул меня в свой телекинез и неспешно доставил на одну из крыш.

— Эт сесидит! Вехит мортем инимикорум нострорум!(***) — рыкнул воздух. Что бы это ни значило, это плохо.

Уколы в сердце переросли в изнуряющее жжение, как будто в него тыкали раскаленной докрасна кочергой. Застонав сквозь сжатые челюсти, я схватился за бронепластину на груди. Стук глухо и болезненно отдавался в висках. Я вдруг понял, что боль остро ощущалась в всей левой части тела. Нога, половина шеи, левая сторона спины... о, Луна святая, нет! Только не... Меня захлестнуло головокружение. Неподвижно лежа на спине, я ощутил себя вращающимся внутри центрифуги, из-за чего к горлу подкатил желчный комок и вырвался наружу, наполняя шлем зловонием и, что хуже, забивая мое горло. Непроизвольный вдох мог бы убить меня! Не знаю как, но я смог перевернуться на живот и сплюнуть эту гадость. Но сорвать шлем уже не получилось. Конечности отяжелели, а сил поднять их уже не осталось. Все, что я мог — шептать "помогите, помогите". Уши мои уже не улавливали ничего, кроме отдаленных окриков и выстрелов. Неужели они не помогут мне? Я же спас многим из них жизни! Я же не просто оружие... я... я... А заботила ли меня судьба товарищей? Волновался ли я хоть раз о них так же, как о себе? Я. Я. Я. Только я имел для себя значение! А Эколип? Желал ли я спасти её ради сохранения дорогой мне жизни? Или же я боялся за добрую частичку себя? Боль... я зажмурился и сдавленно завыл. Луна, ты же обещала... я же буду спасен!

А что если спасение — дейстительно смерть?

Но вот что-то коснулось моего плеча и, обвив шлем, стянуло его. Холодный ветер не принес облегчения. Мука все так же рвала меня изнутри, но понимание того, что меня не оставили, чуть согревало надежду. Магический отблеск, что достиг моих глаз говорил о том, что надо мной установили щит. Кое-как получилось разобрать и речь.

— Что с ним? Аптечку? Стимулятор? — бормотал голос Огнехвоста.

— Ни в коем случае, это что-то сердечное, — шипела Рейнбоу. — Твою мать, да у него сто пудово мог случиться чертов инфаркт!

Одно это слово заставило все во мне похолодеть. Нет... черт, нет! Он не мог случиться так рано! Я слишком молод, чтобы умирать!

— Ш-Ш-Шейди-и-и... — простонал я, давясь в ужасном спазме, сдавившем сердце и горло.

— Щит долго не выдержит, а демоны все прибывают! — выкрикнул Огнехвост перед тем, как с его стороны донеслись выстрелы.

— Тогда я буду рвать и метать вместо Айрона! — прорычал Труддус и, перед тем, как раздался звук его удаляющихся шагов, нагнулся ко мне и сказал. — Потерпи, дружище, ты должен выкарабкаться! Мы с тобой настолько эпичные, что не можем вот так просто погибнуть!

— Стой под щитом, Труддус! — крикнула ему в вдогонку Рейнбоу. — Или хотя б рядом с ним. Мне не нужен еще один мертвый боец!

— Боюсь, у нас слишком мало времени, — пробормотала Рерити где-то позади меня. — Ему нужна срочная госпитализация, — она сделала паузу, а потом воскликнула. — Если ни у кого из нас нет особого медицинского заклинания или З.А.В., то хоть в стазис ввести его можете? Шейди, ты же ученица Твайлайт! Ну хоть у тебя должно быть что-то!

— Да, — тихо ответила единорожка. — Но я не буду этого делать.

Рерити, должно быть, так и села.

— Но... да как же так? Почему?!

— Оно убило моего брата. Пускай теперь отправляется вслед за ним, — хладнокровно процедила Шейди.

— Как ты можешь?!

— Это же убийство! — изумился Огнехвост.

— Мне повторить ответ? Ни. Ког. Да.

— Какого черта?! — перекричала собственные выстрелы Деш. — Ты в конец охренела?!

Но тут раздался щелчок и кто-то незнакомый медленно, вкрадчиво и сурово проговорил:

— Иди и помоги ему. Быстро.

Появился напряженная пауза, разрываемая лишь далеким ревом импов.

— Винд Чилл? — нарушил, наконец, молчание Огнехвост.

— Вперед, я сказал. Никаких выкрутасов. Ты не умнее пули. — Все таким же тоном, только с растущими презрительными нотами, произнес некто, в чьем голосе с трудом можно было различить несчастного грифона.

— Ребята, у нас проблемы! — прогудел отдаленный голос Труддуса. — Появляется крупная дичь!

— Круговая оборона! — скомандовала пегаска и, заговорила в рацию. — "Даркстар" в относительной безопасности? Отправляйте транспорт для эвакуации, а то скоро придется наши мозги собирать! И найдите Твайлайт! Мне плевать, что у вас там с кораблями! Я требую конвоя! Поняли? Вот и молодцы! Чтоб через три минуты нас уже не было в этом жеваном городе!

Выстрелы. Выстрелы. Выстрелы. Крики монстров. Снова выстрелы. Шейди наклонилась надо мной, сияние её рога отразилось на броне "Фауста", и по телу прошел холод, слегка притупивший боль. Я почувствовал прикосновение жесткой, как щетка, холодной и липкой от пота, гривы к своему затылку.

— Мне жаль тебя, как пони, — мягко и... смиренно прошептала единорожка в самое ухо. — Но то, во что ты превращаешься под воздействием этой бесовской магии, пугает. Так умер "Дум", так умрешь и ты.

Грохот пальбы постепенно стихал, становясь все глуше, словно я шел под воду.

— Я не желаю... вам... зла... — язык еле-еле повиновался мне.

— Ты — нет, а то, что берет тебя под контроль, то, что делает тебя палачом — да. Выбор прост и циничен: и ты, и это зло должно погибнуть. Будь практичнее.

— Ты... собираешься... меня спасти, или н... — я закашлялся, а сознание все затормаживалось и затормаживалось. — Ведь я... уже не... воин...

— Конвой? Конвой, ответьте! — голос Деш почти не был слышен. — Неужто вы все передохли?! Флот! Вы не в состоянии расчистить себе путь?! Где ваши статик-п... Ась? Сюда? Сколько? Твою ж!

— Как бы то ни было, сейчас мы умрем, — все с таким же пугающим смирением сказала Шейди. — Облегчить твои страдания будет добром.

— Облегчить страдания?! — зашипел Винд Чилл где-то в стороне. Его голос рвался на куски из-за пальбы. Скорей всего, его собственной. — Ты...

— Я ввожу его в стазис, как вы и просили! Он не почувствует, как демоны съедят его. Могу сотворить такое же заклинание и для тебя.

— Тигги умерла без обезболивающего. Секунду мук я превозмогу.

— А если они будут долго и жестоко тебя расчленять?

— Заткнись и делай свою работу! — прикрикнул на неё грифон и продолжил палить.

— Я бы... хотел, чтобы мы... стали... друзьями, — неслышно пробормотал я, готовый потерять сознание в любую секунду.

— Я тоже, — призрачный голос лишь чудом проник в отключающийся разум. — Прощай.


Ночь. Звезды. Миллионы звезд. Бледные крупицы раскиданы по небу и источают живительный холод. Кажется, что в их тихом свете играет неуловимая колыбельная. И все то, что есть доброго в мире — все сосредоточено в ней. Кажется, весь мир чуть покачивается в такт успокаивающей мелодии. Она не радостна, нет. но в её воздушной печали кроется бесконечная любовь ко всему сущему. Как и чувство вины. В этой музыке — та гармония, которой никто не ведал, но о которой мечтали все со времен сотворения мира. Рай. Блаженство легкой грусти по ушедшей любви, по потерянной жизни. Прекраснейшее из чувств, что могут ощутить наши крошечные души. Милые, умершие души, пришедшие сюда за покоем и счастьем. Они получили его. Вот идеал мироздания. Вот дворец, по дороге в который идет всякий живущий. Но окончит сей путь лишь...

— Эй, мертвец! — раздается вдруг тот самый голос. Это Кризис.

Все меркнет. Ни звезд, ни колыбельной. Только тьма и могильный мороз.

— Что приходит тебе на ум при слове "спасение"? Друзья, пришедшие на помощь? А как насчет того, чтобы принять спасение от врага? — невидимый пони берет паузу. — Когда только началась индустриализация Эквестрии, а с ней — и всего мира, мы были пьяны от радости новых технологий. Объединенная Аэромагическая Корпорация была своего рода мессией, ведущим своих апостолов по праведному пути. Не все осознавали это. Точнее, вообще никто. Я тоже был одним из, если перевести всё на религиозный лад, жрецов. Но тогда, когда в спину мессии прилетело первое копье, а бросивший его был сожжен, я задумался. Никогда раньше такого не было. Мы были дружны. Худшая из бед — неподеленные яблочные фермы. Худшая война — перестрелка пирогами. Шесть кобыл гармонии были чистейшими проявлениями нашего чудного общества, но вся заслуга была в делах наших. Мы создали великолепный мир, в котором рождались и жили такие выдающиеся личности.

Но кровопролитие, которое оставляло за собой ОАК, явное и скрытое, было сигналом. Мы должны были остановить это, но, когда я понял это, мир был уже отравлен, милитаризован. Идеалы дружбы и любви сменились злобой и паранойей. Пока это не ощущалось так явно, но лет этак через пятьдесят бы началась мировая война. И, скорей всего, просто пожрала бы этот мир вместе с его мессией и апостолами, оставив после себя лишь разрозненную пустошь.

И ты спросишь: "Поэтому ты ускорил сей процесс?". И я отвечу: "Да, но не совсем". Я просто нажал кнопку "сброс", а все, что ты видишь — лишь процесс стирания данных пользователя. Прости, что перешел на компьютерные термины, но, надеюсь, ты понял, что я имел в виду. Так вот, помимо пользовательских данных есть и корневые, которые выдрать можно только уничтожив весь компьютер. Скажу конкретнее, я подготовил точку возврата. По всей Зебрике и Эквестрии я рассеял "семена возрождения", "ковчеги", если хочешь. Контейнеры, хранящие отпечатки ДНК пони, зебр, грифонов... в общем, всех основных рас. Там же сохранены чертежи биологического трехмерного принтера. Он сможет копировать и собирать живых существ, чьи ДНК получит. Думаешь, он способен создавать лишь однообразные копии? О нет, приготовленная для "принтера" программа позволяет ему... ошибаться. Любое отклонение от чертежа — ошибка. Но ты хоть раз в жизни видел двух абсолютно одинаковых пони? Даже между близнецами есть различия. Так и здесь. Я создал машину, которая отстроит мир таким, каким он был до ОАК! И те, кто возродят его, научат новорожденных добру!

Зови меня чудовищем. Я приму это, как принял все грехи ваши на себя. Я — тот, кто стал монстром во имя спасения. Считай меня еще одним мессией. А зачем я убил невинное дитя на глазах твоих, так это потому, что демоны считают меня своим. Они убьют меня, мою душу, когда все подойдет к концу. При любом раскладе. Я не оправдываюсь и не ищу прощения. Я уже проклял себя. Просто прошу: расскажи другим о "ковчегах" и убей всех демонов. Или хотя бы закрой портал. Делай все то, что ты делал ранее, но знай, что у этого теперь новый смысл. И еще... сыны Титана, о которых мне поведали демоны... они не должны быть здесь. Не знаю, что с ними можно сделать. Прогони их! Наш мир — не проходной двор и не арена для войны миров. Мы просто маленькая и беззащитная страна милых созданий, созданных, чтобы жить в гармонии...

Тут его голос переменился. В нем снова проявилась крупица безумия.

— Погоди, ты уже решил, что я на "светлой" стороне? Глупо делить все на "хорошее" и "плохое", согласись! Поэтому я лишь ускоряю битву, подливаю масла в огонь. Выживет сильнейший! Демоны так же слушают мои слова. Они попытаются предотвратить возможность вашего воскрешения и уничтожат "ковчеги". Сможете ли вы их остановить — не мое дело! Проклинай меня сколько пожелаешь, я посредник и не более! Дух, живущий вне тела и обреченный на скитания... Но я выбрал их сторону в начале и не отступлюсь. Просто хочется... поступить честнее. У них это уважают. Моя участь не важна. Одержавший победу в этой войне получит жизнь — и это лучшая из наград. Я, если что, не разделяю мировоззрения демонов, но их поступки мне нравятся куда больше, чем ваши... и мои собственные...


Ох, во имя Луны! Нет, к черту её, потому что ничего не делает и не помогает! Даже не приснилась ни разу! Итак, во имя Кибердемона! Какого черта только что произошло? Этот ученый копыта умывает или что? Может, это ловушка? А, блин, как же мне уже все это надоело! Если я живой, то по любому скоро начнется какая-нибудь задница, в которой опять дойду до предсмертного состояния и...

Внезапно все произошедшее в Мэйнхеттене всплыло в памяти. По телу пробежал холодок.

"Я же не инвалид? Со мной все хорошо? Это не был инфаркт?"

Шершавая, как после стирки, простынь, что ощущалась подо мной, только усугубляла мои опасения. Погодите, простынь? Ух ты, на мне нет этого треклятого костюма! Даже лап нет! Хотя давление донкельхейтумных модулей все еще ощущается.

— Док! — позвал кто-то со стороны головы. — До-о-о-к!

Открытие глаз и поворот головы прояснили ситуацию. Палата медотсека в горделивых ярко-металлических тонах "Даркстара". Три койки, не считая моей, стоящие в ряд, одна из которых пуста, а две другие заняты грифонами. Стол у противоположной стены, а за ним — спящая бледно-лиловая кобыла в белом халате.

— Да тащить тебя за хвост! — выругался худощавый грифон с забинтованной ногой.

— Кинь в неё костыль, Шторм! — подсказал ему товарищ с кровати передо мной.

— Точно! — через секунду деревяшка просвистела над самой макушкой кобылы и, задев цветочный горшок на стене, свалила его прямо на спящую. Вскрикнув, та судорожно огляделась и запрыгала на месте, вытряхивая землю, попавшую за шиворот.

— Уж простите, вы дрыхли больно долго! — фыркнул Шторм, в ответ на что глаза кобылы расширились и она подскочила к моей койке, но, увидев, что я в сознании, чуть успокоилась.

— Как ваше самочувствие? — заботливо спросила она.

— Это же не инфаркт? — не с надеждой, наоборот, почти обречённо спросил я, слегка приподнявшись.

— Эм, нет. Вас просто доставили сюда, чтоб отлежаться, то есть безо всяких инструкций.

— Хорошо... спасибо... — я выдохнул и откинулся на подушку. — А что с остальными? Как вообще мы выбрались?

— Во всех подробностях я вам, конечно, не расскажу, но слышала, что конвой, отправленный за вами, сбили. В общем-то, никто уже и не надеялся на ваше спасение, но госпожа принцесса Твайлайт Спаркл каким-то образом добралась до вас и телепортировала сюда. А потом мы выстрелили из огромной пушки и испарили город вместе с монстрами!

— Стой, так ты тот чувак, который заменял нас? — поинтересовался грифон. — С ума сойти! — поймав мой непонимающий взгляд, он объяснил. — Ну, отряд Огнехвоста? Я Блитц, а тот неудачник — Шторм. Нас неслабо потрепали во время эвакуации Серебряного Волка. И все это время мы тут валялись! Благо, скоро выписка.

— Вы уже слышали о Тигги? — нахмурился я, а медсестра отошла к кровати хромоногого грифона.

— Угу, Огнехвост заходил нас проведать пару часов назад. Не знаю, правда, как его пустили, но эт не важно. Бедная Тиг... Винд Чилл не показывался. Наверное, в депре. Ох, тяжко ему придется — сирота он, выходит, круглая.

— Он выдержит, я видел, насколько он сильный, — негромко сказал я и обратился к медпони. — Я, как понимаю, свободен? Могу идти, если чувствую себя хорошо, верно?

Кобыла пожала плечами:

— Думаю, да.

Аккуратно повернувшись поперек кровати, я ступил на пол, а мой взор упал на модули донкельхейтума. Плоть вокруг них выглядела болезненнее, чем раньше, а свечение совершенно пропало.

— У вас нет лишних штанов или чего-нибудь в таком духе? — скривившись, спросил я, успешно игнорируя взгляды типа "чё-за-хрень" со стороны остальных.

Медпони, заметно вжав шею, покачала головой, а я поспешил выйти.


"Прекратите на меня пялиться. Хватит. Вы задолбали. Нет, ну серьезно, это просто каменюги, вросшие в мои ноги! Как будто вы ничего страшнее не видали!" — в панике лепетал мозг, пока я, чуть ли не зажмурившись от неудобства, рыскал по бесчисленным залам и коридорам в поисках спуска на военную палубу. И даже спросить не получается! Ты, ё мое, подходишь к нему, спрашиваешь, а он знай вытаращился на тебя и мямлит какую-то неразбериху! Хоть в морду лягни его — не скажет!

Кое-как я набрел на тускловато освещенную, но зато пустую раздевалку с ровным рядком голубых шкафчиков. Недолго думая, я подергал (верней, убедился в том, что сильно привык к механическим когтям и ощущал их присутствие даже сейчас) ручку и, открыв дверцу по старинке, зубами, добыл из ящика синюю попону-униформу с двумя желто-зелеными полосками на груди, которую тут же напялил на себя, дабы скрыть этот хренов донкельхейтум.

Морщась и в то же время искренне наслаждаясь чувством обыкновенной холодненькой одежды, что была мне мала на пару размеров и вдобавок была кобыльей (это не фетишизм ведь, да?), я покинул помещение. С таким прикидом не составило труда подойти к первому попавшемуся грифону и, игнорируя его болезненный прищур, выражающий сильнейшее неудовольствие по поводу моей внешности, узнать, куда идти.

Двумя минутами позднее я, неспешно спускаясь по лестнице, приметил туалет прямо напротив одной из площадок. Нет, меня не тянуло ни по какой нужде, ибо донкельхейтум, как сказала Твайлайт, полностью контролировал метаболизм в моем теле (Уж не знаю, куда он распыляет отходы, да и знать не хочу). Просто хотелось найти зеркало. Так что я быстренько прошмыгнул поперек коридора и забежал в уборную. Благо, что она была пуста. Тут же бросившись к зеркалу, я принялся разглядывать свою харю. Если честно, не все так плохо! Грива чуть отросла и теперь не походила на макушечную щетину. Глаза чуть впали и налились кровью, а мешками под ними вполне можно было забить какой-нибудь подвальчик, но я не был ни истощен, ни разорван, так что на фоне этой радости остальные неприятности меркли, как иссохшие мухи на солнце. И да, не сказать что эта попона была мне хороша. Она шибко походила на техническую, о чем говорили шестеренка на спине и цифра "2" — на воротнике. Неплохая одежка, но что-то мне костюм "Фауст", несмотря на ужасную хренотень, связанную с ним, нравится больше.

"Черт, да о чем ты думаешь?!" — взбесился мозг, едва не выпрыгнув из черепной коробки. — "У тебя только что чуть не разорвалось сердце, мегаполис разнесли на атомы, у одного твоего соратника депрессия, другая панически тебя боится и хочет придушить, а твоя жена отдана на попечение полубогу из иного мира! И во время всего этого ты одеваешься в женские одежды и красуешься перед зеркалом?! Блин, да как такого, как ты, назвали Палачом Рока?! Кстати об этом, не ясно, почему тот солдат из "Дума", Гримм, отправил видос с твоей мамой на завод Имени Спайка!"

— Слишком много вопросов и событий, голова побаливает от всего этого, — ответил я отворачиваясь от зеркала и возвращаясь на лестницу. — Просто хочется взять матрас, улечься на нем и ныть до очумения. Или хотя бы поговорить с другом, которого по-настоящему увидел только будучи при смерти. Труддус. Надо сказать ему искреннее спасибо. Остальные, даже Дешка, больно инертны. Хотя с ней я протопал немало! Ох, а ведь я все больше постигаю ценность дружбы. Если бы не Труддус и... не поступок Винд Чилла, то я б точно околел. Ох, Луна... ох, Кибердемон, пусть я подружусь со всеми своими товарищами! Так этого не хватает... И Шейди... нельзя быть одновременно такой милой и такой подлой! Хотя и она поучаствовала в моем спасении! Значит, дело не безнадежно.

А вот, кстати, и моя палуба! И все тот же коридор, сквозь каплевидные иллюминаторы которого проникает свет, яркий до того, что и не понять толком, что сейчас: утро или полдень?

— Йоу, Гектос! — поприветствовал я жирного яка, развалившегося неизменной позе на своей табуретке в оружейной.

Ответом на это послужило протяжное утробное мурчание. Оставив его в покое, я направился к нашей казарме. Я, было, потянулся к кнопке открытия гидравлической двери, но, заслышав разговор на повышенных тонах, остановился.

"Маг-невидимость, чувак! Ты же не забыл, как подслушивал Твайлайт и Деш в Серебряном Волке? Не бойся, вроде она не требует энергии" — прошептал мозг так тихо, будто его могли услышать за дверью.

— Нет, братишка, молчи! — задыхался Винд Чилл. — Когда мы, наконец, в безопасности, дай мне выговориться!

Послышался тяжелый вздох, принадлежавший Огнехвосту, а за ним прозвучал низкий ропот Труддуса:

— Прими это, как есть, друг мой, не рви душу.

— Да что ты понимаешь?! — истерически выдавил несчастный грифон. — Как хоть кто-нибудь из всей вашей расы может...

Раздался глухой удар, сопровождавшийся звуком падения мешка с песком в компании с резким воплем.

— Утопи меня в нойзе! Ты в порядке? — с неподдельным беспокойством пробормотал минотавр. — Прости меня, я...

— Это как освежающий душ, — сдавленно процедил Винд Чилл. — Ты меня извини... никогда не думал, что скажу что-то укоризненное по поводу чужой расы...

— Я сильно попал? Покажи. Ох... Так, ударь меня.

— Что?

— Ударь. Прямо в морду!

— Все нормально, все нормально, я понимаю.

— Да пойми же ты, что если ты этого не сделаешь, я буду бить тебя постоянно! Нельзя давать волю телу!

— Вы оба на эмоциях. Винд Чилл, ударь его! — с плохо наигранным хладнокровием произнес Огнехвост.

Легкий хлопок.

— Сильнее! — прорычал минотавр.

— Ты сумасшедший...

— НУ ЖЕ!

Воздух рассек свист летящего кулака и Труддус, взвыв, тяжело топнул и сказал:

— Неплохо... спасибо. Дай лапу. Мы снова друзья.

— Интересный способ поддержки дружеских отношений, — усмехнулся Руби из, должно быть, дальнего угла комнаты.

— Всяко лучше твоего молчания. Тебе, как мне кажется, вообще наплевать! — вспыхнул Огнехвост.

— Честно говоря, нет. Но я не вижу ничего, чем бы мог помочь вам, — поражающе спокойно проговорил единорог.

— Что-то незаметно, чтобы тебя волновала даже судьба Когтя! Почему для того, чтобы придти ему на помощь, тебе понадобилось мое требование!

— Чего ты добиваешься? Хочешь, чтобы я поделился мнением о нем?

— Да!

— Я бы тоже послушал, — вставил Винд Чилл и тихонько добавил. — Всяко лучше, чем сыпать соль на кровоточащую рану.

— Айрон "Коготь" Лоуген, — торжественно начал Руби, а я задержал дыхание в нетерпении. — Несчастный псих, которому недолго осталось, что теперь уже очевидно. Неспособность контролировать себя, неумение правильно реагировать на угрозы и излишняя замкнутость. Его можно жалеть. Или игнорировать. Но после этого разговорчика с Твайлайт я склоняюсь к тому, чтобы помочь ему. Тебе, Винд Чилл, куда легче, чем ему. При желании ты еще сможешь выжить.

"Что?!" — возмутился мозг. — "Да как он смеет... быть таким правым..."

— Шейди – дура. — Продолжал единорог. — Твайлайт тоже поступила как-то... не так, как подобает принцессе дружбы, а вы — бестолковые лицемеры, подставившие его под удар собственного характера.

Повисла напряженная пауза, которую смог нарушить почти неслышимый шепот Винд Чилла, преисполненный вины.

— Чем ты лучше?

— А я не подписывался на это.

— Как будто ты взял и выложил все ему!

— Нет, но не ради вас. Мне просто плевать. Мир все равно сгинет во пламени. Я же просто хочу оказаться в числе последних из тех, кому суждено погибнуть. А теперь я попрошу меня извинить.

Койка скрипнула, и цокот копыт приблизился к двери.

— Ребята... А разве не должна нас... после всего этого... связывать крепчайшая дружба? — пробормотал Винд Чилл.

— Вы бы побольше уделяли внимание друг другу, а не стрельбе, — ответил Руби. — А я? А я не друг. Ни вам, ни кому либо еще в этом мире. Так что мне все равно, уж простите. Но советую вам провести время, оставшееся до прибытия в Канерлот, вместе. А то помирать скоро — а вы даже толком друг друга не знаете!

— Доброе утро, — внезапно даже для себя, до ушей улыбнулся я в лицо Руби, когда дверь с шипением открылась.

— И тебе, — невозмутимо сказал Руби с абсолютно здоровой мордой и, пригладив гриву, сделал шаг, чтобы обойти меня, как вдруг всю палубу разразил режущий по ушам, визг.

— ОТДА-А-А-АЙ!!!

Серенькое пятно стрелой пронеслось по коридору прямо ко мне. Маленькая, даже рядом с таким низкорослым пони, как я, зеленоглазая единорожка, как тигрица, налетела на меня и, подбросив в воздух телекинезом, начала сдирать техническую форму. Я бы, может, и сопротивлялся, если бы столь мощная волна воздуха, созданная маленькой пони, не отбросила гриву Руби назад, открывая уродливое, словно опухоль, клеймо на левой стороне темени. Я похолодел. Это было клеймо убийцы. Такие стали ставить в тюрьмах после начала массовых терактов.

Поймав мой взгляд, Руби впечатал заднее копыто в кнопку закрытия двери и, окутав меня, уже раздетого, в магию, прислонил к себе и телепортировался.

[5 — https://www.youtube.com/watch?v=S7eK_z83Iv4 ]

Я рухнул на пол с грацией, которой бы позавидовал самый бесформенный из кирпичей, внутри какого-то тесного чулана, на чье освещение поскупились выделить хоть одну десятиваттную лампочку. Рог Руби засиял, счищая тьму с холодных синих пластин, покрывавших все помещение.

— Так, так, не надо! Я не ветреная кобылка, чтоб запираться в темных чуланах с подозрительными мужчинами!

— Да будь ты хоть суккубом, — поморщился Руби, устремив давящий, немигающий взгляд на меня.

— И что ты будешь делать? — как можно развязнее бросил я, поднимаясь на все четыре копыта. — Убьешь меня телефрагом? Вырежешь память и запихнешь в шар, чтоб какая-нить лесбуха нашла его через двести лет? Или будешь долго изливать свою душку? Давай, скажи прямо: если тебе насрать, то зачем вообще ты притащил меня сюда?

А Руби просто вздохнул и слегка притопнул копытом.

— Ну, чего же ты ждешь? Давай, делай, что у тебя там на уме! Вот он я! Весь твой! — я поднялся на задние ноги и широко раскинул передние.

— Перестань паясничать, — холодно процедил Руби. — Я все-таки высокого о тебе мнения, хоть ты и идиот.

Я опустился на все ноги и вопросительно поднял бровь. Переднее копыто единорога скользнуло вверх и осторожно, словно боясь обжечься, коснулось клейма.

— Оно такое отвратительное, да? — прошептал он, посмотрев куда-то в сторону. — Знак, равный проклятию...

Единорог замолчал, а я вдруг понял, что внимательно рассматриваю его. Грива цвета раскаленного угля теперь казалась мне кровавой рекой. А снежно-белая шерсть — мертвецкой плотью. Вытянув шею, я кое-как разглядел его кьютимарку: рубин, тонущий в черной жиже.

— Правда горька, — вздохнул Руби Ай и вновь поморщился. — Герои, чьи копыта обагрены кровью, часто поддаются осуждению и изгнанию. Это происходит как в масштабах одной личности, так и целой страны. А то, что если бы не то кровопролитие... порой лишь смерть может остановить смерть... Зебринские радикалы достигли необычайных высот в изобретательности. Они разработали целый маршрут, по которому будут проходить теракты. Восемьдесят три зебры, в тело каждого из которых вживлена магическая бомба. Я лишь чудом узнал об этом... вооружился... и убил их всех.

— Так ты...

— Это объявили преступлением. В устах СМИ я стал сообщником радикалов, — Руби стиснул зубы так сильно, что они заскрипели. — Просто у них не было яиц на то, чтобы сказать правду! Даже не было расследования! Странно, что они не объявили меня сатанистом!

— О, Кибердемон! — только и смог выговорить я.

— Что, неприятно видеть перед собой монстра похлеще тебя, а? — саркастично воскликнул Руби, отворачиваясь.

— Нет, нет... проклятье, вот бы таких, как ты было бы хотя бы двое! — в глаза ударило жжение. О, нет, не вспоминай, не надо!

— Ты... повтори, что ты сейчас сказал! — судорожно просипел Руби, стоя спиной ко мне.

— Нашему миру так не хватало таких пони...

— Эти мудаки навредили и тебе, да?

Все, что я смог так это зажмуриться, борясь со слезами и беззвучно кивнуть.

"Внимание, сержант Айрон Лоуген, вас ищет генерал Рейнбоу Деш. Повторяю, сержант Айрон Лоуген, вас ищет Рейнбоу Деш на военной палубе!"

— Иди, — коротко сказал Руби.

— Думаю... — глухо пробормотал я из-за давления в горле. — Тебе вовсе не наплевать, как ты утверждаешь.

— Ты должен идти.

— Погоди, а что за заговор?

Мир исчез во вспышке.


[6 — https://www.youtube.com/watch?v=5nC9COWbxv8 ]

— Здравствуйте, — приветствовала меня принцесса Твайлайт, когда мы с Деш зашли в её кабинет. Сразу после моей телепортации, пегаска потащила меня сюда без каких-либо объяснений помимо "Твай хочет с тобой поговорить".

Тесная комнатушка отнюдь не представляла из себя ничего выдающегося. Светлые стены и пол, так присущие "Даркстару", приземленный, будто для коротышек, стол, кажущийся несуразным из-за встроенного в середину, компьютера. А еще за ним сидела, понурив голову, милая единорожка морского цвета. Шейди Болл.

— Что за заговор? — в лоб начал я.

— Мы пришли к выводу, что Шейди не за что вас винить, — с плохо скрываемым волнением заявила принцесса. — Поэтому нет нужды скрывать от вас данные Пинкхарт.

— Да неужели? — я улыбнулся во весь рот. — Кабы вы это сразу поняли! А что же тогда убило её брата, если не я?

— Это отдельная история, — вмешалась Деш. — И точно никто не знает.

— Костюмы отряда "Дум" были схожи по структуре с вашей, но не имели донкельхейтума. А без него любая броня, даже "Фауст", не является ничем из ряда вон выходящим.

— ОАК убивает... — прошептала единорожка. — Технология несет смерть... Вы убили их всех...

— Шейди? — настороженно спросила Твайлайт. — С тобой все хорошо?

— Я не без причины не позволила, вам увидеть те видео, что были у Пинкхарт. Одними из последних были записи, снятые на камеру костюма моего брата, сержанта "Гримма". Они были переданы ей по почте доктором Кризисом, и вы должны были отследить это. Вы должны были свернуть все. Теперь же за ваши ошибки поплатился весь мир. Все, что связано с ОАК, ядовито настолько же, как и все бесовское, — шептала она, обхватив голову копытами.

— Шейди...

— Станете отрицать? Да я солидарна с террором, что пошел против вас! Это реакция иммунитета мира на такую опухоль, как вы! — она вскочила. Её глаза были залиты слезами. — Зачем я вообще связалась с этим уродством? Ведь не затащи я его в ОАК, он был бы жив! Он был бы со мной! А теперь... даже смерть не станет избавленьем! Эти существа погрузят в вечные муки любую душу! Обезуметь — вот выход!

— Шейди!

— Хочешь знать, что тебя ждет? — всхлипнула единорожка, глядя на меня, и ткнула ногой в компьютер. — Так смотри! Только с тобой будет еще хуже! Ты умрешь, зная, что мир погибает вместе с тобой! И ты будешь один! Все остальные уже умрут! А знаешь, почему? Да потому что ты черт знает что, но только не пони! Когда, когда же наступит тот момент, когда ты окончательно съедешь с катушек и перегрызешь нам всем глотки?

— Шейди, выйди вон! — воскликнула принцесса и добавила чуть мягче. — И успокойся, пожалуйста.

Она шагнула к двери и, поравнявшись на миг со мной, шепнула:

— Чем дольше мы живем, тем больнее умирать, — и вышла.

— Чувствую, все скоро рехнутся от этого дерьма, — скривившись, пробормотала Рейнбоу.

— С данными потом, — обратился я к Твайлайт. — Что со мной и костюмом?

— С вами все плохо. Я смогла уберечь вас от инфаркта, но ваша кровеносная система очень ослаблена, в особенности — сердце. Извините, мистер Лоуген, но для вас с боями покончено. Организм просто не выдержит подобной нагрузки. И эмоциональной тоже.

— А поставить ему насос вместо сердца и трубки вместо артерий? — спросила Деш, пока я, закрыв глаза, боролся с душевным цунами из злобы, шока и страха.

— Это сделает его зависимым от магической энергии, которой из-за геноцида нашей расы сильно не достает.

— А черпать энергию из этих чудо-хрено-камней?

— У нас нет Пинкхарт. Я понятия не имею, как это можно сделать. Шейди, думаю, тоже. Никаких точных отчетов о проделанной над "Фаустом" работе доктор не опубликовывала. Я сделала все, что могла. А магией переселения душ из одного тела в другое я, увы, не занимаюсь! Вопрос в том, что делать с костюмом.

— Нет, Твай, вопрос в том, что делать с Когтем! Он все-таки мой солдат! Неужто ОАК не разработала какого-нибудь долговечного аккумулятора?

— Разработала. Ты видела энергетические канистры для плазмагана? Какого будет ему с этой штукой в организме? К тому же, это делает конструкцию еще более уязвимой! У нас просто не было необходимости в создании искусственного сердца для применения в боевых условиях!

— И...

— Спасибо, но не надо, — прервал я Рейнбоу. — Не солдат, так не солдат, что уж поделать. Кто-то там был прав, говоря, что нужно быть практичнее. Я не Палач Рока, как того бы хотели... высшие силы...

— Палач Рока? — переспросила Твайлайт, поднеся копыто к подбородку. — Постойте, кто-то распространил сообщения с этим словосочетанием по всей информационной сети Мэйнхеттена!

— Откуда вы узнали?

— Ну, я пыталась проникнуть в неё, используя сеть "Даркстара". Некто просто-напросто разослал одинаковые письма по всем адресам города.

— Хм, интересно. Значит, кто бы это ни был, он не ясновидящий, чтобы точно предугадать место, где я наткнусь на него. Хотя они, по словам Рерити, пришли еще до вторжения...

"Принцесса Твайлайт, восстановительные работы над Бронированным Штурмовым Костюмом "Фауст" успешно завершены" — произнес кобылий голос из динамика на потолке. — "Он сейчас же будет доставлен прямо в ваш кабинет".

— А вы, как вижу, времени зря не теряли? Тогда время попрощаться с мечтой, — тихо произнес я и, поймав вопросительные взгляды обеих кобыл, пояснил. — Деши, ты не видела, что я прихапал механические крылья на заводе? Думал, приделают их мне, стану я, как вы, пегасы, выше всего. Покорю небо, воспарю над морями и горами, окунусь в волшебный облачный океан, воссияю в звездном свете... Но мечтам свойственно умирать. Что ж, я инвалид, не способный на выживание... Знаете, я бы предпочел надеть костюм, получить крылья и отправиться в первый и последний полет! Пускай мое сердце разорвется! Такая смерть будет счастьем!

Копыто Рейнбоу опустилось на мое плечо. Наши глаза встретились, и я увидел тепло, понимание во взгляде пегаски.

— Мечты умрут, если ты не будешь верить и надеяться. Мы непременно одержим победу, ты получишь крылья и весь мир, чтобы облететь! Главное — держись. Пока живы пони, жива и Эквестрия. Видишь — сегодня мы победили. Рерити спасена, а страшная орда монстров обращена в пепел! Чем бы они ни являлись, откуда бы они ни пришли, я знаю, что каждый, кто не падает духом, приближает нас к спасению!

— Спасибо, — улыбнулся я и обнял пегаску.

— Хе-хех, — засмеялась она, потрепав меня по гриве, как жеребенка. — Вот так-то лучше. А теперь иди и приведи себя в порядок. Ну, знаешь, вымойся и отдохни. А мы буквально через десять минут свяжемся с "Судьей" и полетим в Кантерлот!