Форма снежинки

В последний месяц перед Днём Согревающего Очага принцесса Селестия всегда старалась завершить все дела, заботившие страну в течение года, чтобы не только не лишать своих подчинённых праздника, но и дарить его сверх этого.

Принцесса Селестия

Fluttershy's Punishment (Наказание Флаттершай)

Когда Адажио спросили на уроке, она посмотрела на Флаттершай, но у той не получилось шёпотом подсказать ответ. От этого Сирены (обычные задиры в этой истории) теперь жаждут отомстить и решают наказать Флаттершай, унижая и мучая стеснительную девушку в раздевалке школы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Awake

В пегасьем городе шел редкий снег, но никто не видел его – все улетели в Кантерлот на зимние праздники. Только маленькая Флаттершай осталась сидеть одна в облачном доме, окруженном плотными серыми тучами.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Возрождение

Что же на самом деле сделали Элементы Гармонии с Найтмер Мун?..

Принцесса Луна ОС - пони

Мордочкотыкание приводит к кариесу

Стоматология

Ponyhammer: Повелитель Ночи

Сама реальность была сломлена силами варпа, пусть и находящаяся в другой реальности Эквестрия всегда могла противостоять этой угрозе, но повреждения нанесённые Скрабрандом с незримой помощью Принца Наслаждений и Архитектора Судеб смогли уничтожить барьеры, и пусть сила Проклятого Легиона остановила вливание Варпа, реальность Хаоса Эквестрии смешалась с ним, став одним единым каналом энергии, грозящимся уничтожить этот мир. Великий Поход Освобождения начался.

Другие пони ОС - пони

Любим, но не помним / Loved, but Not Remembered

Что такое память? Почему кажется, что важные вещи ускользают, а другие преследуют, разрушают и не хотят покидать нашу голову? Её звали Лира Хартстрингс, но никто не вспомнит о ней.

Скуталу Снипс Снейлз Лира

Градус зла

Попаданцы прекрасно умеют кого-то доставать. Но этот бестолковый попаданец уже даже сделал на этом свое имя. Вот только жителям Эквестрии еще предстоит узнать насколько он в этом деле преуспел.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Стража Дворца

My little Sherlock

О многогранной личности Шерлока и ее составляющих.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Человеки

Мой брат - зуб

Шайнинг Армор - зуб. На самом деле. Так сказала принцесса Луна.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Стража Дворца

S03E05
Часть 6 (Алекс) – Глава 3 Часть 6 (Алекс) – Глава 5

Часть 6 (Алекс) – Глава 4

Позади неё, друзья Алекс заходили в библиотеку. Первым шёл Джозеф. Одна из его ног выглядела сломанной, а весь его бок был покрыт ожогами. Тем не менее, его лицо не подавало виду, что он замечает боль. Его движения были неловкими и механическими. Мория зашла следом, двигаясь со страшным сопротивлением каждому шагу, как будто сражалась с армией невидимых призраков. За собой она тащила по земле седельные сумки Алекс, хоть и выглядело всё так, как будто ей очень не хочется. За ними шли ещё несколько врагов – Абрамс с ружьём, в котором, как Алекс сильно подозревала, были заряжены не резиновые пули, и несколько пони, который она всегда считала бывшими военными. По всей видимости, это всё ещё было так, пусть они, к сожалению, больше не были на её стороне.

Алекс не побежала. Не только потому, что её бы в этом случае пристрелили как бешеную собаку, хотя и это тоже. Алекс не могла бежать, как бы ей того ни хотелось. Тьма окружала её. Тьма заполняла её разум, заполняла её тело дымом и тенями, и не позволяла ей шевельнуться. Теперь она на собственном опыте испытала, что такое Одиум, заключённый в теле пони, называвшего себя Найт Спикером. С каждым шагом Спикера ближе к ней, Одиум тоже приближался. Казалось, даже свет солнца снаружи темнел под напором бледных теней, вползавших сквозь окна, и весь мир кланялся мощи этих созданий.

В этот раз говорил только один голос. Алекс не могла понять, говорит ли Одиум вслух, или прямо в её сознание. Как бы то ни было, её разум обжигало его словами. Впечатление было, как будто с ней говорит чёрная дыра, бескрайняя и безжалостная.

— Слабая человеческая воля, облачённая в плоть. Хорошо, что фальшивки тебя создали. Проще так, чем ждать, пока ты получишь свою силу естественным образом.

Ей казалось, что Найт Спикер возвышается над ней. На десятки, сотни, тысячи футов. Ничто не было больше, ничто не было меньше. Одиум показывал ей, как соотносилась его сила к её. Она не могла пошевелиться, даже на дюйм.

— Твой род – мерзость. Когда ты будешь стёрта, я перепишу их суть по своему образу, они станут лучшими слугами, чем даже эквестрийские отбросы. – Одно из копыт Райяна упёрлось ей в подбородок и заставило поднять взгляд в его пустые глаза.

Контакт продлился всего мгновение, но наполнил её такой невыносимой болью, что её тело вывернуло бы наизнанку, оставайся у неё свобода движения. Это существо было самой настоящей мерзостью! Все части её души, человеческие и пони, кричали, что это создание не имеет права на существование. Оно отравляло землю, по которой ходило.

Судя по всему, оно услышало её мысли, потому что Спикер отпустил её, грубо швырнув на землю. Его смех звучал как пушечная канонада, как затягивающаяся на шее петля палача. Ненависть, настолько чистая, что казалось, её можно потрогать.

— Вы склонитесь передо мной прежде чем я поглощу вас, жалкие создания! – Он повелительно махнул копытом и Мория бросила седельные сумки перед Алекс. Алекс не могла отвернуться, и вышитое на клапане солнце внезапно заполнило всё её поле зрения. – Я знаю, там внутри залежи эквестрийского вранья. Открой их.

Алекс потянулась вперёд, её копыта двигались сами по себе. Она ухватилась за застёжку безо всякого желания. В своём сознании она кричала, пыталась со стыдом отвернуться. Ей доверили нечто священное, доверили ей, а не сотням других кандидатов. Будущее человечества вполне могло зависеть от магических знаний, всё ещё не сожжённых и скрытых в библиотеке. Стоило ей открыть сумку, и ничто не защитит книги внутри.

Сумка открылась. В первый раз в жизни Алекс увидела то же, что и другие пони, когда её открывали. Сшитый кожзаменитель, пусто, за исключением небольшого количества пыли и мусора. Не было ни двери, ни библиотеки. Впервые Алекс почувствовала луч надежды, сжигающий лоскут свернувшихся вокруг её сознания теней. Принцесса Твайлайт сказала, что ключом была её душа. И не её душа открывала сумку. Её нельзя было заставить предать свой священный долг.

Алекс почувствовала, как её тело открывает и закрывает сумку ещё несколько раз, каждый раз быстрее и грубее. Она попыталась с другой стороны, с тем же результатом. Внутри ничего не было, неважно, сколько раз дух ненависти заставлял её повторять движения.

Алекс сообразила, что раз её нельзя заставить открыть сумку, существовала масса других вещей, которые её нельзя было заставить сделать. Она решила попробовать что-нибудь сказать. Это сработало.

— Зачем залезать внутрь и жечь книги? Ты что, не можешь просто спрятать библиотеку? Это избавит тебя от книг ничуть не хуже, чем сожжение. – Алекс, конечно, знала, что так от библиотеки избавиться нельзя. Но была уверена, что они этого не знали, у них было слишком мало времени на изучение заклинания, которое её создало. Алекс верила в Твайлайт Спаркл, эквестрийскую Принцессу Магии. Она во многое верила.

Она не ожидала ответа от кошмарного создания, как не ожидала бы его от урагана. Внезапно она почувствовала, как к её горлу прижимается нож. Его держало её собственное копыто, пусть она и не знала, откуда он взялся, или как можно одним копытом так плотно его прижать.

— Разомкни врата, жалкое создание, или прольётся твоя кровь. – Алекс немедленно почувствовала, как её копыто обрело свободу двигаться. Это было не то копыто, которое держало нож, а другое, в нескольких дюймах от седельных сумок. Если бы она добровольно открыла застёжку, не было никаких сомнений, что это сработало бы, пусть даже её принуждали. Заклинание было умным, но никак не могло быть настолько умным.

Кобылка не стала двигать копытом. Вместо этого она двинула другой частью своего тела, над которой сохраняла контроль, ту, которую она взяла сама, не той, которую ей дозволили. Ртом.

— Да пошёл ты! – Она плюнула в двойственное лицо существа и даже не моргнула, когда к её горлу снова прижался металл. – Я тебе не подчиняюсь! – На неё вновь навалилась сила, чтобы забрать назад контроль над копытом, ртом и всем остальным.

Нож вонзился ей в горло. Она знала, что не умрёт насовсем, но знала и то, что будет ужасно больно. Она почувствовала влажную кровь там, где нож проткнул кожу, и не почувствовала сожаления. Она не склонится, независимо от последствий.

Сила земли ворвалась в неё бурным потоком, сильнее, чем она её когда-либо чувствовала. Её кожа наполнялась, наполнялась и наполнялась ей. Клинок застрял в её плоти, которая внезапно стала прочнее стали. Он разлетелся вдребезги, оставив только крохотный осколок и несколько капель крови, стекающих по её шее. Алекс снова отняла контроль над другим копытом, поставив их оба на землю и пронзила Одиума взглядом, в котором плескалось презрение целой планеты.

— Я не склонюсь перед тобой. – Она не могла сдвинуться с места, но она снова могла гордо и непримиримо выпрямиться.

— Посмотрим. – Её гарнитура упала на землю, из неё всё ещё доносились крики Тэйлор. Чужая сила подняла её с земли и потащила за шею куда-то в сторону от окон и вниз по ступенькам. Чем глубже они шли, тем плотнее становились тени. Когда они добрались до самого низа, все следы солнечного света пропали. Алекс чувствовала, как магия земли начинает слабеть. Магия Найт Спикера, или Одиума, утащившая её во тьму, отрезала её от контакта с землёй. Хоть она и смогла вернуть достаточно свободы, чтобы лягаться и сопротивляться, это не помогало. Она не доставала. Сила планеты угасала с каждой секундой, а хватка всё усиливалась. Её мир начал растягиваться и сжиматься по мере того, как из её лёгких выходил воздух. Её душили.

Тем не менее, она всё ещё была в состоянии слышать голос Одиума, зовущего кого-то, кого она не видела. На верхней площадке лестницы стояла Кэрол, расправив свои тёмные крылья, глядя на неё в беспомощном ужасе. Весь мир был заполнен его призрачным ликом. Это будет последним, что она увидит перед смертью.

— Пёс, используй своё оружие. Пристрели её.

Она закрыла глаза и приготовилась к боли. Алекс умирала разными путями, но от пули ещё не доводилось. Она сомневалась, что ей понравится.

Пули не пришли.

— Пёс, я приказал использовать твоё примитивное оружие и убить её. Одиум требует этого, она будет сговорчивее, если лишить её тела. Ты не лич и не аликорн. Ты подчинишься.

Алекс почувствовала, как хватка вокруг её шеи слабеет, позволяя ей сделать один глоток воздуха. В её мир внезапно пришло облегчение. Слуги Одиума, даже те, кто были её друзьями, пока она совершила глупость и не послала их останавливать столь могучее и древнее создание. Абрамс стоял впереди группы, направив свою М4 прямо ей в грудь. Его громадные лапы подрагивали, палец сдвигался к курку и снова отодвигался, снова и снова. В его глазах вспыхивала жизнь.

Его усилия были бесполезны. Под прямым личным вниманием кошмарного создания, он при всём желании не мог сопротивляться. Он нажал ка курок.

Но перед этим он сместил прицел всего на несколько градусов. Пули просвистели сквозь воздух, но только одна из них задела плечо Алекс. Из раны плеснула горячая кровь, и она закричала. Она кричала снова и снова, её речь больше ничто не сдерживало.

Возле неё, Райяну было куда хуже. Пули Абрамса попали ему в голову. В нём не осталось и следа жизни. Странное давление исчезло из её сознания, пусть боль и осталась. Рана была безопасна для жизни, а значит, скорее всего заживать будет на обычной скорости.

— Это тебе за Филадельфию, ублюдок, — Абрамс склонился над трупом, растеряв все следы спокойствия. – Мы не станем твоими рабами, или твоими жертвами!

На одно прекрасное мгновение Алекс позволила себе надеяться, что всё закончилось. Конечно, она потратила его на полу, кашляя и отплёвываясь, позволяя магии земли дать ей силу и помочь снова дышать. В этот момент она думала, что всё, что потребуется это убить носителя. Она не знала Найт Спикера, не была уверена, что будь у неё шанс, поступила бы так же, но теперь это не имело значения. Он был мёртв. Он заберёт Одиума с собой в ад, и угроза будущему человечества будет уничтожена.

Мгновение прошло. Из трупа поднялась бурлящая, дрожащая тень. Она росла и росла, пятно тьмы в центре комнаты, расширяющееся и пожирающее весь свет. Алекс с трудом могла разобрать контуры лица в клубящемся фиолетовом дыму, только слегка напоминающие пони. Существо излучало ярость, как звезда излучает жар, и его глаза немедленно уставились на неё.

— Ему нужен новый носитель! – раздался голос Джозефа с верхней площадки, больше не несущий в себе и следа принуждения. Он сказал что-то ещё, но она это не расслышала. Только несколько фрагментов разговора донеслись до неё. – Надо впустить свет! Кто-нибудь, принесите зеркало! – Алекс не видела и следа света из верхнего мира. Свет был сном, далёкой памятью. В этот момент она могла чётко вспомнить только гриву Селестии.

Сначала тёмное создание добралось до Абрамса. Оно даже не попыталось обратить его в носителя, хотя Алекс была уверена, что он не смог бы сопротивляться. Вместо этого последовала вспышка ярости, и тени разорвали его на части.

Это произошло настолько быстро, что она не успела даже отвернуться. В одно мгновение она видела на лице Абрамса триумф, ярость и отказ подчиняться жестокой судьбе. В следующее её забрызгало чем-то липким, и кошмар двигался в её сторону.

Она знала, не понимая откуда, что ни один другой носитель не подойдёт. Тени сгустились и сплелись вокруг неё, проникая ей в глаза и рот. Она содрогнулась в конвульсиях, отважно сопротивляясь, но даже её суть земной пони не могла ей помочь. Она могла усилить её тело, сделать его неуязвимым для ножей, пуль или попыток удушить, но она не могла защитить её разум. Ненависть ворвалась не встретив сопротивления.

Восприятие Алекс окружающего мира прервалось, все чувства, связывающие её с телом, оборвались. Лонли Дэй была вырвана из её тела и брошена в глубины собственного подсознания.