Партия

Рассказ о необычной судьбе одного уродливого пони.

Другие пони ОС - пони

Путь домой

Никогда не поздно обрести гармонию в своём сердце. В конце концов, эту древнюю истину способны понять даже чейнджлинги и их эгоистичная и властная королева Кризалис.

Твайлайт Спаркл Кризалис

Сохраняя надежду

Надейтесь и верьте

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Принцесса Миаморе Каденца

Cupcakes-Post Scriptum

Моя версия окончания сей истории.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум

War of the Swarm: Outcast

Эквестрия — милый дом для пони, страна умиротворения и спокойствия. Это то, как Эквестрию представляем мы. Но как же она выглядит в глазах чейнджлинга? Какая она на самом деле? Какие тайны хранит?

Другие пони ОС - пони Человеки Кризалис

Тысячелетний бой

В начале Селестия изгоняется на солнце и Луна остаётся одна. Но на следующий день на Эквестрию нападает инопланетное зло с Юпитера которое и заколдовало Селестию. Это зло является самым смертельным для Эквестрии , за этим стоит ужасающий демон-инопланетянин с великой магией смерти и войны. Но пони поможет один дракон который может всё.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Последний урок дружбы

Странные и страшные события происходят в Эквестрии: самые могущественные из магов-единорогов впадают в безумие, Твайлайт Спаркл видит пугающие сны, Принцесса Селестия вспоминает мрачное Пророчество, данное когда-то Старсвирлом Бородатым, а врата Тартара обращаются в портал в неизвестные космические глубины, из которых неведомое Зло готово вторгнуться в волшебную страну. Сумеют ли маленькие Хранители Элементов Гармонии победить темные силы? Сумеют ли Принцессы отстоять свой трон? И как все эти жуткие события связаны с одним из бывших кантерлотских библиотекарей?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Вайнона ОС - пони

Прощай, Сталлионград!

История жизни маленького гражданина Сталлионграда, на долю которого выпал шанс помирить двух непримиримых соперников и спасти родной город от неминуемой гибели, а также история самого города, по злой прихоти судьбы превратившегося из города механических диковин в город тысячи пушек.

Другие пони

Кривые зеркала

Что есть жизнь, если не череда случайностей — счастливых и не очень, — нарушающих все наши планы? Лайра Хартстрингс, единорожка из Понивилля, долго мечтала о путешествии на Землю. Что ж, её желание будет исполнено.

Лира Другие пони Человеки

Туман прошлого (Рабочее название)

Блейд Куин верный страж принцессы не помнит важную часть своего прошлого. Но старые шрамы и раны мучают разум вопросами.Принцесса что бы отвлечь его от мрачных дум посылает в Понивиль на непонятное задание. Но почему уходя от принцессы Куину кажется что он предаёт её?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия Другие пони

Автор рисунка: Noben
Особняк Джентльколта Ч

Добро пожаловать в Пайлэнд

Перед нами раскрылись ворота загадочного Пайлэнда. Факелы пылали огнём, освещая дорогу в центр услад и наслаждений. Нас наконец-то ждало избавление от труда и сложностей в этом мире. Тут было всё, чего бы мы ни пожелали.

— У меня новые посетители, — розовая пони в облегающем жгуче-красном костюме, стоявшая около столика, улыбнулась нам. Шляпка прятала под собой гриву, похожую на сладкую вату, а голосок её звучал, будто карнавальная музыка. Её облик подтвердил — мы в Пайлэнде, — Так здорово, что вы здесь! Меня зовут Пинки Пай, и я приветствую вас в Пайлэнде! То, чего хотели, но не желали зарабатывать. То, о чём вы мечтали и не хотели ради этого стараться! Это всё здесь, и, мои дорогие пони, я вам это отдам! Разумеется, и вы мне кое-что будете должны, — пони села за стол и положила перед собой бумагу.

— Эй! — запротестовал единорог, что пришёл сюда вместе с нами. — Сказали, что здесь всё дают бесплатно!

— Не волнуйтесь, никто не сдерёт с вас не единого бита, мне нужно нечто другое, — мистическим голосом произнесла она, — садитесь, вы будете первым.

Единорог в потёртом кафтане, свисавшем с его костлявого тела, уселся напротив праздной пони и затем громко всхлипнул носом.

— Сначала расскажи мне, зачем ты пришёл в мой блистательный оплот желаний и хотений?

— Поговаривают, что тут есть всё, чего ты желаешь, — единорог тяжело покашлял.

— Это так, — Пинки заговорщически улыбнулась. — Чего же ты хочешь?

— Богатства, роскошной жизни, чтобы я мог позволить себе устраивать престижные праздники и не задумываться о том, сколько битов на это уходит.

— Запросто! — пони посмеялась звонким смехом. — Прошу немного взамен. Твоё имя, во-первых.

— Имя? Ладно, забирай.

— Как здорово! Как прелестно! — пони засмеялась ещё звонче. — Теперь тебя будут звать Четыре Миллиарда Четыреста Сорок Четыре Миллиона Четыреста Сорок Четыре Тысячи Четыреста Сорок Четыре, потому что в Пайлэнде только я имею право носить имя. Во-вторых я попрошу нечто, что не каждый захочет отдавать. Твою щедрость.

— Зачем она мне? — усмехнулся единорог. — Я беден и если получу, что-нибудь, то точно не отдам этого.

— То есть ты согласен?

— И я получу богатства? — с украдкой спросил единорог.

— Да! За этой дверью, — Пинки Пай указала на такую же красочную, как и всё в этом месте, дверь, — ты станешь владельцем четырёх миллиардов четыреста сорока четырёх миллионов четыреста сорока четырёх тысяч четыреста сорока четырёх битов. Только поставь отпечаток копыта на договоре.

Единорог недоверчиво глядел на Пинки Пай, в то время как она будто только что сошла с афиши. Своей ножкой цвета пылающих щёчек она указывала на дверь, обитую красным бархатом. Отблески пламени играли в позолоченных ручках, после поворота которых ты оказывался в непревзойдённом мире сбывшихся мечтаний. Тут единорог резко коснулся копытом бумаги, оставляя грязный след на белоснежном листе. Пинки весело разразилась смехом, ставшим уже привычным атрибутом этой персоны, и под этот смех наш бывший попутчик вбежал в дверь.

Пони прекратила смеяться и повернулась к нам со сладкой улыбкой на мордочке.

— Следующий?

— Можно?.. Если никто не против? — никто против не был, и белокурый пегас тихонько направился к столику.

— Чего же ты хочешь? — спокойно задала вопрос Пинки.

— Мне хотелось бы, — пегас замешкался и стыдливо оглянулся на нас. — Есть возможность обсудить без посторонних?

— Конечно, — заботливо ответила пони. Она плавным движением опустила багровую штору, и мы ничего не видели и не слышали, пока, наконец, штора не приподнялась. Румянец на щеках пегаса разгорелся до самого настоящего пожара. Он с опущенными глазами ждал, что ему скажет Пинки Пай. — Замечательное желание. Мне оно очень нравится, — улыбка ужасающе широко расплывалась на её лице, однако голос она старалась не повышать. — Я заберу твоё имя. Теперь тебя станут звать Зеро. И ещё мне нужна твоя гордость.

— Гордость? — пегас горько усмехнулся. — Вы просите то, чего у меня нет, — Пинки выжидающе глянула ему в глаза и подвинула ещё один договор поближе к нему.

— Тогда тебе не составит труда расстаться с ней.

— Как пожелаете, — пегас старательно оставил свой отпечаток, выторговывая свои сокровенные желания в обмен на гордость и имя.

— Нет, — протянула владелица Пайлэнда, — желаете здесь вы, а не я, — после этого пегас неторопливо подошёл к двери.

Единорожка, приветливо улыбнувшись, подошла к столу Пинки Пай. Она аккуратно отодвинула стул и, поправив свой наряд, легко опустилась на сидение.

— Чего же ты ждёшь от Пайлэнда? — интригующе поинтересовалась кудесница.

— Я кинорежиссёр, — единорожка посмотрела в сторону, задумавшись о чём-то, и затем с печалью в голосе добавила: — Была им. Мои фильмы не были никому интересны. Некоторые говорили, что у меня настоящий талант, что у меня есть искра, — единорожка театрально вздохнула, — только вот зрителей от этого не прибавлялось. Я хочу снимать фильмы и быть популярной, хочу, чтобы у меня было несметное количество зрителей.

— Как и всё в тебе, это желание поистине уникально. Не часто пони рассказывают мне о таком. Ну что же! Раз ты хочешь, я дам популярность твоим фильмам.

— Дайте угадаю, вам нужно моё имя.

— Обязательно, — с серьёзным видом подтвердила Пай. — Знаешь, учитывая твою уникальность, думаю, что теперь тебя будут звать Три Целых Четырнадцать Сотых. Или, если короче, тебя будут звать Пи.

— И что ещё вы хотите? — улыбаясь, спросила единорожка. Похоже, ей очень понравились комплименты и, более того, её имя.

— Да так, пустяк, — отмахнулась Пинки, — отдай, пожалуйста, ту самую искру. Кажется, она тебе не нужна? — наивным голосом осведомилась пони.

— Я уж думала! — с облегчением воскликнула единорожка. — Свою гордость я бы не отдала, —сказала она, элегантно прикоснувшись к бумаге копытом.

— Нет, ты не из таких, — улыбнулась Пинки, — твои мечты ждут тебя.

Изящно поднявшись, она направилась к двери. Лёгкие наполнились воздухом, и, испустив тяжёлый выдох, она распахнула перед собой мир её надежд.

— Осталась только ты, моя маленькая земнопони, — Пинки достала чистый договор. Нервно растянув губы в улыбке, я подошла к ней. — Твои мечты? — немного помедлив, мои губы тихонько разомкнулись и вымолвили слово, воплощавшее в себе все желания, надежды и всю мою жизнь.

— Любовь, — розовая пони широко раскрыла глаза. Улыбка её будто застыла, колеблясь в неясном желании растянуться ещё больше или исчезнуть с мордочки, — светлая, настоящая и до самого конца.

Пинки не знала, что сказать. Мне стало немного боязно: сможет ли она исполнить мою мечту? Или же даже Пайлэнд не поможет мне в моих поисках? Столь долгие годы ожидания утомили меня. Тем не менее, я была готова ждать всю жизнь, если бы только знала, что в конце получу столь желаемое мной. Ну а пока я не знала, мне оставалось лишь верить в это.

— До самого конца? — переспросила Пай.

— Да, — дрожащие губы подтвердили моё наивное желание.

— Прекрасная мечта. И она обязательно сбудется в Пайлэнде, — облегчённый вздох вырвался из груди, и на моей мордочке появилась счастливая улыбка. — Только небольшой вопрос перед тем, как продолжим. Кто тебя интересует?

— Я лесбиянка, если вы про это.

— Хорошо. Теперь тебя будут звать Пятьдесят Четвёртая или просто Пичи.

— И что мне нужно отдать за это кроме имени? — прозвучал мой нервный вопрос.

— Ничего, — заметив мой удивлённый взгляд, она сказала: — Любовь бесценна. Я не могу ничего попросить у тебя, потому что все пони рождены быть любимыми.

Копыто плотно прилегло к листку бумаги, и моё согласие появилось на невинно-белом договоре. Пинки проводила меня до двери, скрывавшей то, чего я так долго ждала. Копыта тихонько толкнули их, открывая передо мной этот странный мир.

— Добро пожаловать в Пайлэнд! — крикнула Пинки, и её радостный смех разливался, смешиваясь с пылающими красками этого странного места.

Огни кострами горели в праздных фонариках, развешанных по всему Пайлэнду, похожему на один большой парк аттракционов. Пони смеялись, гуляли на этом фестивале собственных желаний. Я искала всю свою жизнь и, наконец, нашла. Она здесь, ждёт меня, как я ждала её всю свою жизнь.