Кольцо 2. Возвращение серого властелина.

Он вернулся. Всё такой же безумный. Всё такой же взбаламошный. Всё такой Гарри Сьюшный. Прошла уйма лет а враги вновь поднимают голову как старые так и новые. Встреча со старыми знакомыми. новые герои и приключения ну и плюшки с роялями, куда же без них. Рассказ пишется в соавторстве с Alex100, Шокер и LIZARMEN (Последний будет отвечать за хромающую у нас социальную составляющую и бета вычитку). Дополнение №1. рассказ задумывается как интерактивный так что не стесняемся кидать идеи на табун "Anonymous" и мыло "simeondendris@gmail.com". Дополнение 2. Правило №20 - не стоит всё воспринимать всерьёз. Данный фанф это ироничная насмешка над попаданцами, издевательское пихание роялей куда только копыта дотянутся и вообще полный стёб над концепцией «Гарри Сью».

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Побег

Можно убежать от проблемы, но что, если она гораздо ближе, чем ты думаешь?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Ходя по небесам

Зимний Кантерлот. На кануне Рождества происходит чудо , вечно одинокий жеребец встречает ту, о которой он мечтал все время.

Принцесса Луна ОС - пони

Морковный заговор

Таинственные силы похищают часть урожая морковки, чтобы не дать Кэррот Топ стать успешной фермершей. Теперь ей нужно найти похитителя и разоблачить заговор.

Твайлайт Спаркл Кэррот Топ

Старлайт Глиммер и искусство программирования

Перед Старлайт открываются новые возможности.

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Хроники Роя

Два роя. Две Королевы. Одна судьба. Обе потеряли всё. Они сражались и погибли, чтобы объединившись, создать новый рой. Предатели, должны быть наказаны, враги повержены. Побеждает сильнейший, это закон жизни.

Кризалис

Противоречие

Пусть они все говорят, что ты мертв. Но я не перестану надеяться, что когда-нибудь дверь скрипнет, и в углу комнаты появятся зеленые прорези твоих глаз. Страшных, вгоняющих в ужас, но таких желанных, таких...родных...

ОС - пони Король Сомбра

Как вылечиться от насморка в Ночь Согревающего Очага.

Трикси. простудившаяся, накануне Дня Согревающего Очага. пытается найти лекарство.

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Кода

Смерть забирает лучших. Винил на собственной шкуре пришлось ощутить всю несправедливость тезиса. Потеря близкого пони не сломила кобылку, и она смогла вернуться к нормальной жизни. Но однажды странное стечение обстоятельств привело Винил на кладбище, и только тогда она осознала, какую роковую ошибку совершила...

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Кристальная роза

Быть цветочной пони не так уж тяжело. Роузлак тоже так думала, пока, угодив в безвыходную ситуацию, едва не опустила копыта. Где же взять силы, чтобы доставить кучу цветов на самые разные мероприятия, если от твоих ленивых подруг нет никакого толка? К счастью, у одной из них всегда есть таблетки с “кофеином”…

Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 6: Записи старого меня Глава 8: Карцер номер "Ноль"

Глава 7: Добро пожаловать, треног

— Выпустите меня, уроды! — кричал я, избивая копытами стенки контейнера, в котором я находился. — Вы не имеете права! У вас нет доказательств!

Ящик, в котором меня везли, сильно укачивало, и я понемногу засыпал. По ту сторону стенок слышался шум волн и крики чаек, шум двигателя парохода и цокот копыт стражников, проходящих мимо. Стоп, я немного поздновато начал. После того, как меня схватили, у меня отобрали протезы и магию при помощи какого-то мудрёного устройства и повезли в суд, видите ли так надо было. В суде объявили, что я проводил эксперименты против понивечества, принесли доказательства в виде отсчётов, написанные мной, даже свидетели были! Были у меня адвокаты? Хрен там был! Вместо этого все на меня таращились, как на обезьяну в зоопарке, фотографировали и кричали в мой адрес всякие ругательства, типо "Таких как я надо убивать на месте" или "Как таких маньяков земля носит?" Потом присяжные объявили приговор в виде лишения свободы пожизненно в колонии строгого режима. Нет, я знал о существовании темниц или катакомб, но чтобы тюрьма. Ладно, продолжим. Меня, как плохого пони и убийцу, забросили в небольшую коробку где-то метр на полтора, забили её гвоздями и больше я ничего не видел, кроме деревянных стенок своего, возможно, гроба. Видите ли, я такой урод не заслуживаю даже на коробку попросторнее, охрана даже предложила мне быть привязанным к перилам парохода и вот-так меня отбуксировать. Звучит нелепо, но я бы врать не стал. Так вот, теперь я, сложенный в три погибели, плыл в свой новый дом, где буду отсиживать свой срок не пойми за что.

— Подъём, мясо! — крикнул кто-то снаружи и после несложных манипуляций ломом мой "номер класса люкс" открылся. Вроде не вечер, а солнца было маловато, поэтому я сумел осмотреть происходящее. Я выполз из коробки, потянулся и огляделся по сторонам: мы были на причале, сооружённый, скорее всего, на скорое копыто, нежели хорошими строителями. Море укрылось густым туманом, словно уставшие облака решили прилечь на минуту. Меня больше поразило то, что находилось на острове: громадное цементное здание, собранное, больше, из пяти высоченных стен и пяти колонн между ними. На каждой колонне стояли громадные прожекторы, которые в данный момент не работали.

— Не спать! — крикнул освободивший меня стражник и пнул меня, дабы стимулировать моё движение. Хорошо, что я был не один, вместе со мной на причал привели ещё шестерых пони, разукрашенные шрамами и татуировками. Трое из них были пегасами, чьи крылья были зафиксированы чем-то, напоминающим железный пояс, два единорога, с виду мрачные ребята, и простой земно пони, у которого всё время тряслись копыта, вот-вот сознание потеряет. Нас построили в одну линию по росту, странно, что я был самым высоким. В нашу сторону шли вооружённые пони, одетые в доспехи, покрашенные в чёрные и синие цвета. Весь этот "парад" возглавляла светло-серая единорожка с зачёсанной на бок бледно-жёлтой гривой. Словно павлин, она важно шла, покачивая бёдрами, украшенные кьютимаркой виде связки ключей. Она стряхнула пыль со своего синего пиджака, поправила воротник рубашки, синюю фуражку, украшенную золотой звездой, и подошла к нашей компании ближе.

— Ей, Сильвер Спанч, — крикнул кто-то из стражников, видимо, самый главный, — мы привезли тебе новое мясо..

— Фу... — протянула единорожка, плавно проходя мимо и нежным взглядом изумрудно-зелёных глаз внимательно рассматривая нас. — А лучше ты не мог ничего найти?

— А что такое? — удивился страж, поражённый такой наглостью кобылки.

— Сам же видишь, что они все дохленькие, как жеребята. Может сейчас их в глиняный карьер?

— Не выпендривайся. Вот их личные дела, три магических сосуда и ключи.

— Знаешь, забираю свои слова обратно, — сказала Сильвер Спанч, азартно улыбнувшись в мою сторону. — Не думала, что сюда придут такие особенные пони, как сам Вернер Ирис. Это будет интересно.

Да чёрт побери, почему меня все знают, а я никого не знаю?! Ладно, главное не расслабляться. Нас разобрали по парам, мне достался напуганный земно пони, и отправили в след за Сильвер Спанч к громадной железной двери. Дверь с душераздирающим скрипом открылась и передо мной показался внутренний двор тюрьмы: нам выделили тропинку вдоль стены, с другой стороны нас отделял забор из сетки рабицы, сверху её украшала колючая проволока. За забором не было ни одной живой души, только большая пустая площадь, в дали виднелись четыре двери, из которых выходили охранники. Нас завели в большой круглый хол, в котором были ещё четыре двери, над ними висели номера от первого до четвёртого соответственно. Нас вновь выстроили по росту и выдали одежду.

— Значит так, мошенники-аферисты, — басом обратилась к нам Сильвер Спанч, — добро пожаловать в Эквестрийскую тюрьму строгого режима, названную "Пятиугольник". Я — Сильвер Спанч, тюремный надзиратель, но для вас я и судья, и палач, и демон, который будет варить вас в кипятке даже после окончания вашей жалкой жизни. Эти стены будут вашим домом на протяжении... — Сильвер Спанч телекинезом пролистала наши личные дела, — я была права, всей вашей жалкой жизни. Через два дня вас устроят на рабочее место, чтобы вы, хоть где-то приносили пользу. Что же, правила у нас просты: не задавать мне глупых вопросов, меня не перебивать, подъём ровно в семь ноль ноль, отбой ровно в десять ноль ноль, расписание идёт следующим образом...

— Ей, красавица — заговори пегас, самый низкий в нашей группе, — а нельзя как нибуть побыстрее?

— Поздравляю, — нежным, просто ангельским голосом обратилась Сильвер Спанч к пегасу и игриво погладила его подбородок своим хвостом, — ты умудрился в первый день нарушить правила один и два. В карцер его.

Два охранника в сине-чёрной броне схватили барахтающегося пегаса и потянули его куда-то.

— Так о чём это я? — задумалась госпожа надзиратель. — Ах да! Распорядок дня следующий: подъём, утренняя перекличка, завтрак, работа, дневная перекличка, прогулка, ужин, вечерняя перекличка, отбой. Думаю, это не будет так тяжело для ваших бестолковых голов. А теперь, вас разбросают по вашим камерам. Если вас начнут грызть, бить, насиловать, резать или какие ещё там извращенцы сидят, мы не будем вас спасать. Именно по этой причине, мы даём вам пять минут на драку, потом выжившего отправляем в карцер без доступа к еде и питью. На этом вводной инструктаж закончен. Разведите их по камерам.

К каждому из нас подошли охранники и отвели к каждой из дверей. Меня завели в четвёртую дверь. Блин, вот чего, а такой тюрьмы я не ожидал: четыре этажа вот-так вверх, на каждом этаже были десять клеток по пять с каждой стороны. Клетки тоже не пустовали, из них доносились вопли, крики, ругательства. Почему меня это не напрягает? Ладно, главное — начало, а остальное дело везения. Меня по лестнице привели на третий этаж и завели в камеру номер шесть. Ну что сказать, камера как камера, кровать, лампочка под потолком, две тумбочки, окна не было, правда грязно, но это дело времени. Наблюдая, что у меня двухъярусная кровать, в ближайшее время у меня будут соседи. Охранник впихнул меня в камеру, закрыл её и ушёл. Я переоделся в робу заключённого, которую даже постирать не потрудились, и лёг на кровать. Мне в спину что-то кололо. Узнав, что это кастет, видимо не предназначенный для пони, я в панике должен был его куда-то запихнуть. Я забросил его в тумбочку и уже со спокойной душой (как для невиновного парня в окружении маньяков) лёг на кровать.

— Ей, Циклоп, — крикнул кто-то справа от меня. — Ты что заснул что-ли?

Я встал с кровати и направился к прутьям решётки. В камере справа от меня сидел не молодой, но и не старый, грифон со взъерошенными перьями и забинтованными орлиными лапами.

— Это ты мне? — спросил я у своего соседа.

— А где Циклоп? — неуверенно спросил он у меня. — Ай ладно, одной задницей меньше. Значит так, пошарь у себя, есть ли припас, а я тебе за это печенье в клеточку дам.

— Что? — не понял я сначала. — Вы о чём?

— Слушай, потом пополам раздербаним вырученное.

— Вы про *кхэм* кастет?

— Не шуми! Давай его сюда.

Я полез в тумбочку и вытащил оттуда железное орудие. Отдав его, мой сосед кинул мне пачку вафель.

— Спасибо... Наверное, — неуверенно ответил я и отправился к тумбочке, дабы убрать вкусняшку.

— Слушай, — заговорил ко мне грифон, — ты, видимо, новенький. За что сел?

— Эксперименты против понивечества, — гордо ответил я, — о которых я ничего не помню...

— Оу, господин учёный. А я товары запрещённые перевозил в кухонной технике. В основном, в тостерах. Стоп, я же имени твоего не знаю, кто ты такой?

— Вернер. Вернер Ирис.

— Мне ещё не говорили про точное имя, обычно клички. Но я видел тебя, может "Треног?"
Внутри меня что-то звякнуло, словно слетели все предохранители. Чёрт побери, как же я не любил это слово.

— Не в коем случае! — ответил я и звякнул копытом по решётке. В этот момент зазвенел звонок и камера открылась.

— Это я её так? — спросил я пятясь назад к стене.

— Дудки, — сказал грифон, вышедший справа от меня. — Так вот, меня зовут Орион, а кличка Тостер. Ты же понимаешь почему?

— Так, что теперь, Тостер? — набравшись храбрости, вышел я из клетки.

— Ужин. Пошли, я тебе тут всё покажу.

Я пошёл вслед за Тостером и остальными заключёнными. Честное слово, тут столько народу, чуть меньше Понивилля. Так вот, по лестнице на первый этаж, потом в холл, а уже оттуда мы вышли во двор. Все пошли в одну из дверей, ну разумеется я тоже туда пошёл. Оказалось это столовая. Громадное помещение, в котором даже дышать было тяжело из-за невероятного обилия стульев и столов (или просто тут давно не проветривали). Все пошли к стойкам с подносами и направились к раздаче. Когда подошёл мой черёд получить заслуженный ужин, я ощутил фонтан эмоций от увиденного: мне выдали тарелку с непонятным содержимым, похожим на зелёную кашу. Хотя это даже кашей назвать было тяжело. Меня охватил страх, отвращение, ужас, аппетит уступил место рвотным позывам. Теперь я понял, как тут корят. При виде такого не то что есть перехочется, вес набрать можно, если заставят. Я сел на первое попавшееся место и не мог поверить своему глазу. Нет серьёзно, складывалось впечатление, что эта штука не то что не съедобная, она казалась живой!

— Не смотри, а ешь! — попытался подбодрить меня Тостер, который сел за стол слева от меня. — Учти, это тебе на остаток дня.

— А то что, — начал дерзить я, придя в себя, — придёт какой нибуть, не знаю, Цитрон и отберёт у меня... Это?!

— Ты знаешь Цитрона? — задумчиво приподнял бровь Тостер, аш ложку выронил.

— Ты это будешь? — спросил кто-то уже справа от меня.

— Нет. — ответил я Тостеру и тут же подумал о персоне справа от меня. Не успел я одуматься, как мою тарелку уже вылизывал какой-то странный, толстый, насыщенно-оранжевый жеребец у которого из гривы торчал пучок светло-зелёных волос. Он исчез так же неожиданно, как и появился.

— Знакомься, это — Цитрон, единственный пони в этой дыре с бронированным желудком.

— Да?

— Говорят, он съел гранату, покрашенную в красный, а потом долго жаловался на изжогу из-за яблока. И это одна из местных звёзд, о которых я тебе говорить пока не буду.

— Ей ты! — крикнул кто-то. Я обернулся: ко мне шёл чёрный, худощавый пегас в сопровождении двух единорогов синего и красного цветов соответственно. Эта компания подошла к нашему столу.

— Мы попали, — прошептал мне Тостер, продолжая доедать "еду". — Это Сапёр, местный бандит и беззаконник.

— Значит так, — заговорил Сапёр к Тостеру, — из-за Цитрона я всё ещё хочу есть. Отдай мне свой хавчик сейчас же!

— С чего это? — с насмешкой спросил я, тем самым разозлив Сапёра.

— Заткнись, Треног, пока я ещё добрый.

Треног?! Он назвал меня треногом. Мой глаз начал дёргаться, сердце стучать, а мозг вопить и ругаться, лично выключив инстинкт самосохранения. Я встал из-за стола и посмотрел Сапёру прямо в глаза.

— Как ты меня назвал? — как можно спокойней спросил я.

— Так ты ещё и глухой, Треног! — засмеялся чёрный жеребец и вскоре его напарники тоже засмеялись.

— Назови меня Треногом ещё раз, — заговорил вместо меня самого уже мой разъярённый мозг, который, по идее, долен был меня беречь от плохих компаний. Сапёр злорадно улыбнулся и прошептал мне на ухо: "Треног". Что же, вызов принят, сказал мой мозг и закрыл мне глаз. Через секунду я открыл глаз и был поражён следующим зрелищем: подо мной лежал Сапёр с выбитыми зубами, кровоточащим носом и синяком под глазом. В самой же столовой был бардак, разбросанные стулья, удивлённые лица зрителей, окруживших нас, синий соратник Сапёра лежал весь избитый, словно его паровоз сбил. Красному досталось не меньше: весь в ссадинах, поцарапанный, и... Ой ёлки-палки, я не думал, что копыто может так сгибаться. На всё это смотрели не только заключённые, но и охрана во главе Сильвер Спанч.

— Этих троих в мед пункт, — махнула единорожка копытом на троих моих жертв, — а этого в карцер до утренней переклички.

Меня схватили,наковали в смирительную рубашку и направили в мой родной блок, но не в мою камеру, а в карцер, которого я ранее не заметил. Меня забросили в тёмный карцер и закрыли на ночь. Чёрт побери, как же тут уютно! По крайней мере уютнее, чем в моей камере. Тепло, мягкие стены, шум канализационной трубы за стеной. Если бы сюда заносили еду (или что это было?) я бы остался тут на долго. Что же, теперь можно подвести итоги дня: меня судили, посадили в тюрьму, я подрался и сел в карцер. И это только первый день. Осталось только узнать, из-за кого я сюда сел. Неужели Лерой? Конечно же, этот гаденыш исполнил моё желание о встрече в тюрьме. Ну ничего, вот я выберусь отсюда, я ему голову оторву. А пока можно и поспать. Как говорится "Понедельник — день тяжёлый", или сегодня среда