Последнее испытание

Вы - заключённый за убийство. Вы уже отсидели несколько лет, и вас скоро освободят, но освободят, если вы пройдёте несколько проверок и тестов. А в конце будет дан самый сложный тест - тест на человечность...

Другие пони

Искры в метели

Солнце погасло. Только генератор поддерживает жизнь замерзающего города, но способен ли он разжечь угольки надежды, так же, как греет последний оплот пони на этой промёрзшей земле?

ОС - пони

Самая короткая ночь

Найтмер Мун возвратилась из многолетней ссылки для того, чтобы отомстить. И не смогла.

Найтмэр Мун

Охота за Сокровищами

Очередная стычка в очередных руинах за очередной артефакт. Только Ауизота не знает, какими необычными свойствами этот артефакт обладает, и не догадывается что помочь справиться с его воздействием сможет только её заклятый враг, Дэринг Ду. (Присутствуют 20 NSFW иллюстраций) (Правило 63)

Другие пони Дэринг Ду

Звездная пыль

Первый из цикла рассказов о наполовину легендарном народе ночных пегасов, фестралов. Древняя история и современность, служба принцессе Луне и Найтмер Мун, любовь и страх. Свет звезд и тьма бесконечной ночи.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Глубина Тьмы

В Эквестрии многие века царили мир и гармония. Но наступил день, когда Тьма - сущность мрака и зла выбралась из своего заточения. Вселившись в любопытного пони, Ланса, она берет над ним контроль. Сможет ли он в дальнейшем противостоять контролю, спасая мир от разрухи, или все же Тьма погрузит все во мрак вечной тьмы?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца Сестра Рэдхарт

Антифуррь. Полоски

Обретя свободу воли, некая полосатая отшельница поселяется на границе двух самых опасных мест планеты Пушинки. Но ей нет никакого дела до сталкеров, лазающих по аномалиям Зоны, её не особо волнуют работорговцы, рейдеры и бандиты, устраивающие перестрелки где-то там, на просторах Эквестрийской Пустоши. До того момента, когда необходимость вынуждает Зекору покинуть своё жилище...

Зекора ОС - пони

Самый лучший день рождения принцессы Луны

- Эта ночь будет идеальной! - именно это воскликнула Луна, вставая в столь важный и ответственный день. А как могло быть иначе? Страна процветает. Международные отношения на высшем дружественном уровне. И даже оппозиция в этот день была единодушно рада юбилею ночной сестры. Разве может ли что-нибудь произойти в такой прекрасный день?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Дневник Дерпи

«Очень секретно. Прошу не читать.» —Дерпи Хувс

Дерпи Хувз

Жёсткая перезагрузка

У Твайлайт выдался не самый лучший день: сначала взорвалось испытываемое ею экспериментальное заклинание, потом на Кантерлот напали чейнджлинги, а после она и вовсе умерла. Казалось бы, хуже и так уже некуда, но нет, с этого момента всё только начинается. Получив возможность спасти положение, Твайлайт клянётся всё исправить, даже если это будет стоить ей жизни. И это будет стоить ей жизни — причём не раз.

Твайлайт Спаркл Спайк Кризалис

Автор рисунка: aJVL
15. Сумерки 17. Мы не ангелы, парень

16. Вспомним, товарищ?

О заговорах, тайных орденах и приветах из прошлой жизни.

Судя по голосам, Сансет вернулась не одна.

— Даров, братишка! Сталбыть, эт тя Огнекрылом кличут? Ты, типа, нашу Сансет забираешь?

— Агась, типа того, — он постарался поддержать тон здешнего воплощения Эплджек, одновременно стараясь унять дрожь в коленях.

Местная Пинки подскочила к порталу и, прежде чем он успел предостерегающе крикнуть, сунула руку в рябящую поверхность.

— Вау, оно и вправду работает! Сансет, неужели мы не успеем устроить прощальную вечеринку?

— Извини, Пинки… Или как тебя называть?

— Да, это моё прозвище!

— Ну так вот, Пинки, я рад бы, но на той стороне нас уже ждут.

По-спортивному одетая девчонка с короткой стрижкой шагнула вперёд, набирая воздуха для реплики, и протянула руку.

— Я думаю, все здесь меня поддержат, да девчонки? Короче, мы надеемся, что ты знаешь, что делаешь. То, что ты сделал, крайне важно для Сансет, а значит, и для всех нас. Мы не всегда были друзьями, но теперь мы с ней друзья, и её счастье — это и наше счастье. И поскольку счастливой её сделал ты — то теперь ты тоже наш друг. Если когда-нибудь тебя занесёт к нам — ты сможешь на нас рассчитывать. Так, девочки?

Девушки уверенно кивнули. Полноватая взъерошенная хохотушка Пинки. Коренастая смуглая серьёзная Джеки. Стройная большеглазая кокетка Рэрити. Миниатюрная застенчивая зеленоглазая Флатти. Он улыбнулся и пожал протянутую ладонь.

— Замётано. Дэш, верно?

Спортсменка улыбнулась.

— Да, Твайлайт тоже меня так называла. Так что теперь это моё официальное прозвище, для друзей. А раз ты друг, то и для тебя тоже.

Напряжение отпустило. Он был своим среди них, хотя они только что познакомились. Сансет по очереди обняла каждую из подруг и повернулась к нему.

— Пора?

— Да, пора, — он присмотрелся к поверхности портала. Едва заметный зелёный треугольник в правом верхнем углу был хорошим знаком.

— Ты иди первой, Сансет. Тебя уже ждут.

Она встала на порог, обернулась к подругам, в последний раз помахала им рукой на прощание и уверенно шагнула вперёд. Рябящая поверхность сомкнулась за её спиной. Флаттершай всхлипнула.

— А ты? — в голосе Джеки слышалось отчётливое недоумение. Он молча показал пальцем на покрасневший полупрозрачный квадрат в правом углу поверхности портала. И пояснил.

— Линия занята. Потребуется какое-то время на освобождение канала. К тому же, мне есть о чём вас предупредить.

Видимо, что-то в его голосе прозвучало зловеще, девушки заметно напряглись.

— Ваш мир ждут большие перемены. До первого потрясения осталось меньше года, а потом пойдут одно за другим. Но что бы ни случилось — держитесь вместе.

— Ха, ну эт-то проблемой не будет, а, девчонки?

— А что, что случится-то?

— Ничего хорошего. Войны. Сначала много мелких, потом одна большая. И знаете, что? Постарайтесь не лезть в большие города на побережье.

Все дружно посмотрели на Рэрити, та смущённо ковырнула носком туфли гравий тропинки. Огнекрыл обернулся к порталу — зелёный сигнал указывал, что путь свободен.

— Ну всё, мне пора.

И, попрощавшись с каждой, уверенно шагнул в бликующую поверхность.


Замок герцога Мэйртонии21 возвышался над Большим Внутренним морем, позволяя любоваться солнечными зайчиками, пляшущими по водной поверхности. Выслушав странного посетителя, герцог Кирипп прошёлся по залу и вновь повернулся к гостю.

— Ваше предложение звучит… заманчиво. Но я не вполне понимаю, как ваша организация сможет гарантировать выполнение своей части сделки.

Из-под капюшона блеснула улыбка.

— Мой дорогой герцог. Неужели Вы думаете, что Орден бросает слова на ветер?

Кирипп нахмурился. Подобные заверения ему уже доводилось слышать: независимость герцогства в обмен на вероломство. Однако от предлагавшей уже больше месяца не было никаких вестей, и что-то подсказывало опытному политику, что предложение Кризалис утратило силу едва ли не быстрее, чем он поверил в саму его возможность.

— Вы мне не верите. Что ж, позвольте Вам кое-то продемонстрировать. Извольте к окну.

Вид из окна открывался на порт, по обыкновению забитый кораблями. Собеседник герцога откинул капюшон, позволяя увидеть голову тёмно-серого единорога, и его рог мигнул белой вспышкой. Спустя пару секунд один из грузовых кораблей, стоявших на рейде под флагом Эквестрии, словно лопнул изнутри и разлетелся фонтаном мелких обломков и водяных брызг. Спустя еще некоторое время до окна донёсся раскатистый гул взрыва.

— Какая жалость, правда? — вывел Кириппа из оцепенения голос гостя, — Эти моряки такие неуклюжие, совершенно не умеют обращаться с опасными грузами. Наверное, попёрся кто-то в трюм с лампой, уронил. А может быть, чисто теоретически, я подчёркиваю — теоретически, моряки совершенно ни при чём. Может быть, это кто-то подстроил? Прикрепили маленькую незаметную коробочку к борту и, в нужный момент — бум! Кто бы это мог сделать, Вы не знаете, герцог?

— Там… Там же были пони!

Гость хмыкнул.

— Ключевое слово «были», герцог. Расследование находится в вашей власти, так что официально — это был несчастный случай, не так ли? А теперь… — тон гостя изменился и стал угрожающим, — теперь задумайтесь. Пегасы не способны перелетать через океан. Телепортироваться в произвольную точку мира могут только аликорны, а их мало от слова совсем. Так что, если Эквестрия и предпримет военное вторжение, ей понадобится флот. И что случится с их флотом, думаю, Вы только что наблюдали собственными глазами. Ваша супруга характеризовала Вас как разумного правителя, так что, полагаю, выбор сделать не трудно.

— То, что вы предлагаете…

— Это государственная измена, я знаю. Но если Вы, герцог, упустите шанс стать правителем независимой страны — то так и останетесь навсегда провинциальным вассалом. А ваш народ навсегда останется рабом непонятно откуда взявшихся выскочек, которых и королевами-то не назвать. А главное, после истории с Кризалис вы не на лучшем счету, и если хоть одна живая душа узнает об этом разговоре — дополнительные силы Эквестрии будут развёрнуты в Мэйртонии, Ваш портрет в тронном зале снимут, а Вас, мой дорогой, как раз наоборот — повесят. Итак, герцог? Ваше решение?

Гость явно давил, требуя принять сложное решение немедленно. С одной стороны, Эквестрия далеко, да и сил для вторжения у неё точно не хватит. А уж если потопить корабли с десантом — то борьба за независимость будет и вовсе элементарной. Тем более, свой флот у Мэйртонии был. По тем же причинам, в случае проблем с Гриффонлендом, а печальный опыт имелся, помощь метрополии могла прийти только для разгребания развалин его городов. Так что союз со странным и полулегендарным Орденом Эриний выглядел куда предпочтительнее надежды на почти иллюзорную помощь из-за океана. С этой стороны предложение было явно выгодным. Но с другой… С другой, гость, как-там-его-зовут, явно чего-то не договаривал. В сделке явно просматривался пункт мелким шрифтом внизу страницы, а возможно, и не один.

— Скажите-ка, уважаемый…

— Джейджи.

— Уважаемый Джейджи, свою выгоду я вижу. Но я не понимаю причин бескорыстия Ордена. Не могли бы вы прояснить этот момент?

— О, всё просто, герцог. Мы учёные и солдаты. И нам нужны ресурсы. В основном деньги. Мы не будем обдирать вас так, как это делает Эквестрия, нам хватит и двух третей от их запросов. Плюс… — он замешкался, подбирая слово, — плюс рекруты. Новые сотрудники нам не помешают, мы смогли бы выйти из тени, создать сеть научных центров. Опять-таки способствуя процветанию вашей, герцог, страны. Так что сделка проста: Вам — власть, нам — ресурсы. Всё честно.

Несмотря на то, что сомнение продолжало подтачивать душу Кириппа, он кивнул. Теперь переговорщик был честен, а значит, сделка была вполне приемлемой.

— На таких условиях я согласен, уважаемый Джейджи.

— Прекрасно. В таком случае, с этого момента Орден начинает предпринимать некоторые шаги по закреплению государственного суверенитета Мэйртонии.

Посланник накинул на голову капюшон и быстрым шагом покинул зал, оставив герцога в раздумьях о перспективах государственного строительства.


Радости Твайлайт не было предела. Она и представить себе не могла, насколько соскучилась по этой яркой огненногривой единорожке. Правда, подруги не разделяли её энтузиазма, всё-таки им не довелось пережить бок о бок с Сансет того, что пережила Твайлайт, но это определённо был успех. И она, обняв крылом слегка растерянную Сансет, повела всех в верхний зал, чтобы продолжить общение в более комфортной обстановке, чем едва освещённый и довольно прохладный подвал, в котором размещалось Зеркало и сопутствующее ему оборудование. И только в разгар приветственной вечеринки она вспомнила, что кроме Сансет с «той стороны» должен был вернуться ещё кое-кто.

В лаборатории было темно, горело только дежурное освещение. И поверхность Зеркала была… Гладкой! Портал не работал! Милостивая Селестия, как же его… Твайлайт заметалась по лаборатории, судорожно вспоминая объяснения Огнекрыла по поводу «перезапуска системы если вдруг что-то пойдёт наперекосяк». И почти сразу наткнулась на записку, лежащую на столе.

«Твайлайт, всё в порядке. Портал выключил я, на всякий случай. Лучше пока его не трогай, а то получится как с Клевер. Подробное руководство по эксплуатации отдам при встрече, когда закончу перевод. Я помню, как ты любишь коллекционировать руководства. Сейчас Сансет нуждается в тебе больше чем я, так что позаботься о ней. Надеюсь, она добралась нормально? Передай ей от меня привет. Искренне твой, Огнекрыл».

Она покачала головой. Он неисправим. Впрочем, злиться на него она тоже не могла — в конце концов, это она на радостях забыла его дождаться. Она ещё раз перечитала записку и попыталась представить себе его состояние. Нет, он явно не был обижен. Голос, проговоривший текст письма, был ровным, таким голосом диктуют деловые письма и научные отчёты. Это было даже как-то обидно — любой нормальный житель Эквестрии, оказавшись на его месте, наверняка бы расстроился. В недоумении Твайлайт поднялась обратно в обеденный зал.

— Где он? — Сансет выжидательно уставилась на неё, — Он в порядке?

Похоже, о существовании Огнекрыла в этом зале помнили только двое. Остальные увлечённо беседовали о какой-то очередной авантюре. Твайлайт грустно улыбнулась.

— Да, Сансет, с ним всё хорошо. Он просил передать тебе привет и извинения, что не смог принять участия в этой вечеринке — сказал, что есть срочные дела в Кэнтерлоте. Но, думаю, ты без труда его там найдёшь.

Единорожка вздохнула.

— Жаль. Я бы хотела, чтобы он сейчас был здесь.

— Я тоже. Пойдём к остальным, всё-таки это вечеринка в твою честь.

Сансет кивнула, но всё-таки ещё раз задержала взгляд на двери, ведущую в лабораторию, словно надеясь увидеть силуэт жеребца, вернувшего её домой.


— Ты знаешь, Луна, вообще-то дипломат из меня так себе. Уговорить вернуться сбежавшую ученицу, вправить мозги морально травмированному или не в меру агрессивному — это ещё куда ни шло, но международные договоры — это перебор.

Едва вернувшемуся из командировки в Понивилль Огнекрылу уже ставили новую задачу. На этот раз предстояло сопровождать Луну в выяснении ситуации в Мэйртонии, заокеанской провинции, поведение правителя которой вызывало у Селестии ряд вопросов. Недавнее происшествие на рейде Нейфин, когда якобы случайным образом взорвался транспортный корабль из Эквестрии, перевозивший праздничную пиротехнику, список вопросов не только увеличивал на один пункт, но и значительно повышал значимость скрытности при выполнении расследования. Очевидно, герцог Кирипп ведёт какую-то сложную игру, и Селестия хотела выяснить, какую именно. Однако суть происходящего пока была совершенно не понятна, а потому Огнекрылу сообщили ровно то, что ему, по мнению старшей сестры, было необходимо и достаточно знать.

— Огнекрыл, тебе переговоры вести не придётся. Ты просто сопровождаешь меня и осуществляешь оперативное прикрытие.

— Но почему — я? Справился бы любой гвардеец.

— Хочешь отказаться? — тон Луны явно свидетельствовал о том, что его проверяли «на слабо», — Или, может, боишься?

Луна смотрела на него уже не скрывая ехидства.

— Отказываться не собираюсь, — топнул он копытом.

— Тогда советую тебе начать собираться немедленно, вечером уже выходим в море. Экипаж твоей «Авроры» уже получил все инструкции, кроме секретных. Надеюсь, они тоже не замешкаются.

— План операции, полагаю, уже готов?

— Вообще-то нет. Но у нас будет достаточно времени в пути. Всё, собирайся, не буду мешать.

Дела… Видимо, ситуация в этой, как её, Мэйртонии, развивалась совсем криво. Он помнил письмо Луны, но всё-таки не был уверен в серьёзности намерений герцога. Если верить книгам по истории, в Мэйртонии основу населения составляли земные пони — след давней войны, в которой генотипы пегасов и единорогов были вытравлены вместе с их носителями. Грифоны тогда постарались на славу — будучи первоклассными воздушными бойцами, они физически уничтожали любых пегасов в воздухе, а единорогов убивали из засад, особенно предпочитая атаковать молодых и неопытных. Сколько же лет та война длилась? Сотню лет? Две? Тогда, чтобы спасти от полного уничтожения хотя бы земных пони, мир был заключён под угрозой военного вмешательства Эквестрии, и под давлением Селестии и Луны. И теперь, не имея ни воздушных, ни магических сил, герцог замыслил мятеж? Он же не может не понимать, что гвардия Эквестрии восстановит контроль над мятежной территорией в считанные дни. Тогда на что он рассчитывает? Чем больше Огнекрыл думал об этой ситуации, тем больше укреплялся в уверенности, что ситуация отчётливо пахнет железом, кровью и озоном. И примесь запаха озона заставляла его нервно поёживаться вплоть до того момента, когда «Аврора» с минимальным экипажем и под командованием Дропкика вышла в открытый океан.

Когда на горизонте в закатной дымке показались Проходные Столбы, план операции под названием «Клёкот орла» был утверждён. Под прикрытием поставленной Луной туманной завесы «Аврора» должна была проскочить в Большое Внутреннее море и высадить пассажиров на северном берегу. После этого шхуна уходила к берегу Мэйртэнии22, укрывалась в одной из бесчисленных бухточек, имеющих скальный навес, и маскировалась. Припасов должно было хватить на два месяца стоянки. В случае, если от десанта не будет новостей в течение пятидесяти дней, капитан должен был вернуться в Эквестрию любой ценой. Десантникам же предстояло действовать автономно и по обстановке.


Прошло две недели с того дня, как «Аврора» скрылась за туманом. Луна подбросила дров в горевший в пещере костёр и, зябко ёжась, поплотнее завернулась в утеплённый гвардейский плащ. Ей совершенно не нравилась эта земля, эта пещера, и эта зима. И даже несмотря на то, что наступал Вечер розжига очага, настроение у принцессы было совершенно не праздничным. Несмотря на костёр, холод пробирал до костей, её напарника где-то носило, и помощи ждать было совершенно неоткуда. Дипломатическое решение вопроса не заладилось с самого начала, в герцогстве явно хозяйничала незнакомая и, вполне вероятно, опасная своей непредсказуемостью сила.

Полог, закрывавший вход в пещеру, откинулся, Огнекрыл в точно таком же плаще ввалился в пещеру, пошатываясь, подошёл к костру и жадно припал к котелку с горячим чаем. Выпив почти половину, сел и перевёл дух.

— Короче, Луна, ситуация — хуже некуда. В городе и в порту на всех стратегических точках находятся единороги. Откуда здесь их столько — ума не приложу. Замок герцога под тщательнейшим присмотром, я смог потолкаться на рынке, местные говорят, что около месяца назад всё это началось. Как из ниоткуда появились, вроде вреда не причиняют, но народу как-то тревожно. У них опознавательный знак — стилизованный ворон. А может, и орёл, чёрная птица, в общем. Словосочетание «Орден Эриний» тебе, случайно, не знакомо?

Сзади деликатно кашлянули и раздался вежливый голос с лёгким акцентом.

— Добрый вечер. Не помешаю?

Дёргаться было поздно. Луна расширенными глазами смотрела куда-то за спину и вверх. Огнекрыл постарался незаметно под плащом переложить поудобнее метательный нож.

— Не стоит, уважаемый. Если бы я хотел причинить вам вред — я бы его уже причинил.

Огнекрыл обречённо обернулся. Стоявший перед ним сероглазый единорог насыщенно-синего цвета стоял расслабленно, в полный рост, и с любопытством рассматривал обитателей пещеры. Гость был заметно крупнее единорогов Эквестрии, пожалуй, он был даже выше Луны. На нём был пятнистый маскировочный плащ скреплённый… Форменной пряжкой Ночных гвардейцев! Но… откуда? Или… Не может быть!

— Вы позволите присесть? — поинтересовался высокий единорог.

— Д-да, конечно, — Луна явно тоже заметила пряжку и в связи с этим была в крайней степени растеряна. Гость подчёркнуто неторопливо подошёл к огню, присел.

— Скажите, уважаемые, а откуда у вас жетоны нашей разведки?

Эффект неожиданности был полным. Луна, не способная сформулировать ни одной связной реплики, беспомощно переводила взгляд с гостя на Огнекрыла и обратно. А вот в голове последнего кусочки головоломки как раз вставали на свои места.

— Давно за нами наблюдаете?

Тон вопроса заставил гостя удивлённо поднять бровь, однако ответ последовал незамедлительно.

— Шесть дней. Появление нового единорога в этих краях — явление редкое, а ваша пряжка однозначно указывает, что вы не местный. Я удивлён, что агенты Ордена вас до сих пор не взяли.

Да, пряжка была явным проколом. Как ушанка с красной звездой, выдававшая Штирлица.

— Вы не ответили на мой вопрос, — напомнил гость.

Огнекрыл отстегнул пряжку от своего плаща и протянул гостю.

— Сравните.

Тот сравнил, и увидел то же, что и Огнекрыл. Небольшие различия. Форма фона, угол сгиба крыльев, форма ушек. Когда гость поднял вопросительный взгляд на Огнекрыла, тот продолжил.

— Это не жетон вашей разведки. Перед вами — Принцесса ночи, Луна, из Эквестрии. Я — один из её гвардейцев, моё имя — Огнекрыл. Это жетон Ночной гвардии, её гвардии. Но наши эмблемы имеют общее происхождение, общего предка. И должен признать, ваша трактовка этого символа точнее.

— Вот как? — в голосе гостя слышалась неподдельная ирония. Он явно был уверен, что является единственным носителем этого знания в этой пещере. Что ж, сейчас он будет удивлён.

— Эта эмблема из эпохи Предтеч. Она была символом разведывательных сил одной из стран, военной разведки. Я могу даже предположить, что вы представляете здесь некую страну, находящуюся к северо-востоку отсюда, страну больших рек, глухих лесов и обширных степей.

Ироничный прищур слетел с лица гостя, сменившись искренним изумлением. А Огнекрыл продолжал.

— Эта страна оставила след на нашем континенте во времена Предтеч. Один из таких следов сохранился на стене, кхм, пещеры, и был обнаружен во время археологических раскопок. Тогда его и позаимствовали для эмблемы Ночной гвардии.

— Откуда?..

— Я, знаете ли, люблю историю, уважаемый…

— Борей. Разведка Пояса Медведя23.

— Рад знакомству, Борей. Раз вы здесь, полагаю, вам тоже не нравится происходящее в Мэйртонии?

— Именно. Мы подозреваем, что за спиной герцога стоит некая сила, планы которой не ограничиваются территорией его страны.

— Вы пошли на контакт. Значит ли это, что мы являемся союзниками в этом деле?

— Так точно.

— В таком случае, предлагаю выработать план совместных действий.

Борей кивнул и придвинулся к костру.


Двое стражей Ордена напряглись при виде незнакомого единорога в маскировочном плаще, идущего по коридору, но вдруг закатили глаза и с тихим стоном повалились на пол. Из двери в начале коридора выскочили две таких же фигуры в плащах и встали рядом. Огнекрыл усмехнулся под капюшоном — он представил себе, какой кошмар могла спроецировать в сознание незадачливых стражей его наставница. Оставалось пройти последнюю дверь в зал, где в настоящее время находился герцог со своими новообретёнными советниками.

— Знаешь, Огнекрыл, а ты мне кого-то напоминаешь.

Ещё бы не напоминал. За прошедшие дни Огнекрыл хорошо изучил нового напарника. У их народа ситуация с памятью была просто потрясающей. Вся история, от падения Предтеч, от Первого Ржания, через Великую зиму и предшествовавшую ей Огненную бурю, сохранилась в памяти их народа. Причём как в письменном виде, так и в виде устных преданий, стоило отметить, весьма логичных и непротиворечивых. Но ещё более интересным было то, что в индивидуальной памяти жителей Пояса Медведя сохранялись, хотя и в смутном виде, воспоминания о прошлых жизнях. Да, бессмертия их народ не знал, но это касалось только бессмертия тел. Память же с некоторыми потерями передавалась от воплощения к воплощению. То ли они смогли превратить реинкарнацию в технологию и пользовались ею, то ли это была специфическая мутация, приведшая к способности передавать свой опыт потомкам — этого Огнекрыл толком не понял. Объяснения Борея, не являвшегося в этом специалистом, были несколько сбивчивы. Зато в специальных операциях он разбирался очень хорошо. И Огнекрыл догадывался о причинах такой осведомлённости...

От удара разрядом энергии двери разлетелись в щепки. Один из советников замешкался, его рог, только начавший мерцать, концентрируя энергию, взорвался фонтаном искр. Второй успел выстрелить одновременно с Бореем. Попаданий добились оба, но если Борей только схватился за обожжённое плечо, шипя от боли, то его оппонент, отброшенный к стене, получил заряд точно в грудь. Айс Миррор попыталась выстрелить, но Луна, придавшая себе по случаю операции облик Найтмер Мун, приподняла её телекинезом за горло и, прищурив глаза со щелевидными зрачками, оскалившись, достаточно громко, почти ласковым голосом произнесла:

— Не нужно лишних трепыханий, герцогиня. Или вы хотите, чтобы я показала вашему мужу на вашем примере, как выглядит окончательное решение вопроса о Мэйртонской династии?

Герцогиня бестолково забила ногами в воздухе, не зная, как реагировать, и издала сдавленный хрип. Луна решила упростить формулировку вопроса.

— Будешь умничкой?

Та поспешно закивала и была опущена на пол, после чего прижалась к мужу. Кирипп в ужасе смотрел на оскаленный рот Найтмер, понимая, что расплаты избежать не получится. Он судорожно пытался придумать себе хоть какое-то оправдание, и, не найдя ни одного стоящего аргумента, повалился на колени, срывая головной убор и увлекая на пол жену. Трое жутких гостей вошли в зал. Синий единорог подошёл к своему раненому оппоненту и откинул с бедра того орденский плащ.

— Буллетхуф, старый знакомый. За каким ты сюда…

— Да пошёл ты! — прохрипел раненый, пытаясь сконцентрировать энергию для хотя бы слабого выстрела.

— Ответ неверный, — от удара копытом голова лежащего резко мотнулась в сторону и вверх, раздался характерный хруст, Буллетхуф дёрнулся и затих. Борей подошёл ко второму советнику, находящемуся под прицелом Огнекрыла.

— Так-так. Джейджи. Сам, лично контролируешь процесс? Так у меня для тебя плохие новости. Соколиная Стража на данный момент уже взята штурмом, Элимор заливается соловьём, рассказывая в подробностях о ваших планах. Все члены Ордена будут переданы властям Эквестрии и, думаю, участь их незавидна. Верно, Ваше высочество?

Луна, всё ещё сохраняя облик Найтмер Мун, неторопливо кивнула и добавила.

— Вы разбудили тёмную сторону Эквестрии, Джейджи. А зря. Цена будет высокой. Очень высокой.

Кирипп не выдержал.

— Нет! Пожалуйста, пощадите! Я никогда больше не…

— Конечно, никогда, герцог. Мёртвые не предают, — снова оскалила бутафорские клыки Луна.

— Умоляю, Ваше высочество! Они заставили меня, они взорвали тот корабль, планировали даже высадку в Эквестрии, чтобы устроить хаос!

— Заткнись, прид… — договорить Джейджи не дал Огнекрыл, ударив ногой по покалеченному рогу. Тот с воем покатился по полу.

— Все эти, безусловно, занимательные факты вы изложите на суде, герцог. А сейчас мы вам продиктуем обращение к народу. И Вы его — озвучите. После этого суд учтёт ваше сотрудничество. Что же до герцогини…

Та вздрогнула и теснее прижалась к мужу.

— …то её работа на Орден будет тщательно проверена. Ясно?

Ещё бы было не ясно.

Через неделю всё было кончено. Уцелевшие члены ордена сдавались властям, взахлёб давая показания друг на друга — сказывались имевшие хождение слухи об ужасных пытках, которым северо-восточные соседи подвергают пленников. Герцог с герцогиней заперлись в замке и старались не показываться на публике без крайней необходимости. Луна, приняв свой обычный облик, координировала расследование, а Огнекрыл с Бореем и несколькими его коллегами обеспечивали контрдиверсионную работу. Впрочем, желающих устроить беспорядки было немного, тем более, что все агенты Ордена, проявившие себя на этом поприще, пропадали в неизвестном направлении очень быстро, укрепляя слухи о пытках и бессудных расправах. Порядок в Нейфинах был восстановлен, и Борей засобирался домой, что несколько озадачивало Огнекрыла.

— И что, вы просто вот так вернётесь по домам? Без требований компенсации затрат на помощь другой стране?

— Крыл, земель и всего остального в нашей стране хватает. Всё, что нам нужно — это нормальные соседи, с которыми можно мирно жить и торговать. Так что урегулирование ситуации с Орденом было и в наших интересах тоже. Тем более, это уже не первый случай. Полагаю, Князь Акбузат в ближайшее время посетит Эквестрию, и будет положено начало дипломатическим отношениям.

— Ты сказал «не первый случай»?

— Так точно. Во время войны между Мэйртонией и Гриффонлендом наши просто встали между воюющими и заявили, что если кто-то попадёт по нашим — он будет затоптан. Тогдашний наш правитель, князь Олорин, понимал толк в принуждении к миру.

Огнекрыл хмыкнул. Он слышал эту историю в несколько иной трактовке. А значит, будет о чём расспрашивать Луну по дороге домой.

— Крыл, позволишь встречный вопрос?

— Да, конечно.

— Кого ты мне напоминаешь? Манера разговора, специфические навыки и познания. Всё это не очень типично для обычного гвардейца из Эквестрии. У меня смутное ощущение, что мы были знакомы в какой-то прошлой жизни, но имя твоё я слышу впервые.

— Не удивительно. Это же тебя звали тогда Бореем. Твоим командиром был Игорь Митрохин, позывной Князь. А у меня позывной был Монах.

Картинки прошлого ожили в памяти Борея и прокрутились перед внутренним взором. Двуногие фигуры в пятнистой одежде, прижимающиеся к стенам, странные конечности с гибкими выступами, сжимающие что-то железное (это называется «автомат» — подсказала память), восьмиколёсная коробка с маленькой башенкой, дома вокруг, хлопки выстрелов, запах пороховой гари и крови, тело на носилках…

— Монах! Я вспомнил! Это же твой взвод тогда зажали в магазине?

— Так точно. Так что если среди ваших есть наши общие знакомые — передавай привет.

— Конечно, передам! Но как ты…

— А это наша Луна постаралась, но тут очень длинная и не особо интересная история.

— Впечатляет! Ладно, мне пора, а вам удачно добраться домой!

— Спасибо, Борей. За всё спасибо. Может, ещё увидимся?

Тот подмигнул.

— Может быть, может быть.


На обратном пути через океан Огнекрыл не выдержал.

— Луна, скажи, а как на самом деле была прекращена война между Мэйртонией и Гриффонлендом?

— Борей рассказал тебе их версию событий?

— Да.

— Тогда он, вероятно, рассказал правду. Когда шла та война, мы с сестрой не были соправительницами. В Эквестрии правил Дискорд, и его забавляла эта заваруха где-то за океаном. И когда какие-то неизвестные на тот момент силы вмешались, он совершенно перестал следить за обстановкой в метрополии. Именно благодаря этому мы и смогли свергнуть его и поместить в стазис. Потом мы были слишком заняты наведением порядка здесь, в Эквестрии. Именно тогда, видимо, и появился этот Орден, как способ накопить силы и взять реванш, развязав новую войну. Злишься, что я с самого начала не рассказала тебе полную историю?

— Ты рассказала только то, что мне, по вашей с сестрой задумке, нужно было знать. Так что если я и расстроен, то только от того, что вы мне не до конца доверяете.

— Впредь — будем, я обещаю! — она ободряюще улыбнулась ему. И он улыбнулся в ответ.


Примечания:

21 — Судя по некоторым признакам, Мэйртония – территория, объединяющая восточную и северо-восточную части Средиземноморья.
22 — Территория Мэйртэнии, по всей видимости, включает в себя североафриканское побережье и Пиренейский полуостров.
23 — Государство, объединяющее территории на востоке современной Европы, в Сибири и на Дальнем востоке. Введено автором, закономерно скопировано с России.