Смертные

Друзья Твайлайт Спаркл жили долго и счастливо. Теперь их время подходит к концу, но Рэйнбоу Дэш не собирается уходить просто так. У Твайлайт есть возможность спасти жизни своих друзей. Но стоит ли нарушать естественный порядок вещей?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия ОС - пони

Вознесение

Тьма сгущается над Кантерлотом, когда светлая столица Эквестрии внезапно оказывается сценой, на которой безжалостный пони разыгрывает смертельный спектакль с невинными молодыми кобылками в главных ролях. Полиция терпит неудачу за неудачей, и Селестии ничего не остаётся, кроме как просить помощи у своей лучшей ученицы. Теперь Твайлайт Спаркл предстоит нелёгкий путь к истине, в котором каждый новый шаг грозит обернуться торжеством безумия.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Принцесса Селестия Другие пони

Мать изобретения

Очнувшаяся в незнакомом месте и обнаружив, что она совершенно одна, Эпплджек должна найти способ выжить.

Эплджек

Одиннадцать друзей Октавии

Бесценная виолончель Октавии забрана алчным драконом. И потому разношерстной компании музыкантов, мошенников и спецагентов предстоит вернуть ее назад! Очередной рабочий день Флеша Сентри, "Героя" Эквестрии... если бы не участие одной принцессы. Четвертая часть Записок Сентри.

Твайлайт Спаркл Спайк Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия Кэррот Топ Флим Флэм Флеш Сентри

Роман

К чему же может привести совместное чтение двух влюблённых пони под вечер?

ОС - пони

Из летописей города эквестрийского

Не столь давно появилось у меня намерение написать историю какого-нибудь города, области, района, да хоть замка... Но приступить возможности не имелось за неимением сколь-либо достоверной информации. Но, копаясь в архиве, обнаружены мною были весьма примечательные документы со схожими названиями: «Поневский летописец», «Ранняя история востока Эквестрии» и «Новейшая история города Понева». Сии документы подверглись изучению, и на основании предоставляемых ими данных будет составлена общая картина истории города, что называется Понев. В общей сложности все три документа охватывают период от 500 до 1004 года п.и.Л.

Принцесса Селестия ОС - пони Чейнджлинги

История о сгоревшем человеке

Хотя смерть от огня – самая страшная и болезненная из всех, самые дикие муки когда-нибудь заканчиваются. Но что делать, если ты горишь почти всю жизнь? Эта история похожа на дурной сон в душный летний полдень. Если вы не боитесь дневных кошмаров, то перелистните страницу, чтобы узнать каково это – гореть заживо восемнадцать лет подряд, и при этом продолжать смеяться. Гореть, и сжигать тех, кто находится рядом…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз Человеки

Морковь

Пора уборки урожая.

Твайлайт Спаркл Кэррот Топ

Великое приключение Великой и могущественной

История про Трикси, отправившуюся на поиски таинственного артефакта, чтобы помочь вернуться в своё время гостю из прошлого...

Трикси, Великая и Могучая

Глупышка Твай попала в переплёт

Колгейт устраивает вечеринку с играми на её новенькой Пони Коньстэйшн, однако к ней приходят только Пинки Пай и Твайлайт Спаркл. Будучи учёной, Твайлайт решает вплотную приступить к исследованию одного из джойстиков и запутывается в незнакомых технологиях (в прямом смысле). Тем временем Пинки кормит всех подозрительными сладостями, обеспечивая незабываемую ночь для Твайлайт и Колгейт...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Колгейт

Автор рисунка: MurDareik
Глава 1. Сквозь зеркало Глава 3. История её падения

Глава 2. Иное

Google Docs

— Добро пожаловать в Понивиль! — в голосе Шиммер проступили радостные нотки. Облегчение. Райзу не нужно было смотреть на свою спутницу, чтобы понять, что она сейчас чувствует.

Он и сам... Живой свет из окон домов словно бы растопил ледяные когти, сжимавшие его горло. Атмосфера леса отступала.

Только сейчас Райз понял, как давили на него то чувство неизвестности, ощущение пустоты вокруг и мелькавшая на грани сознания мысль, что, возможно, он со своей спутницей — единственные живые существа посреди мертвого мира.

А ведь он здесь только гость.

Что же испытала Шиммер, заставшая таким свой дом?

— Мы добрались. Что дальше? — Райз спросил это не сразу. Лишь когда они вновь сдвинулись с места.

Невысокий симпатичный городок проплывал мимо них, а под копыта стелилась удобная мощенная дорога.

Дома вокруг, освещаемые светом Луны и уличных фонарей, привлекали внимание. Эти двухэтажные, в среднем, красавчики, со спрятавшимися под соломой крышами, были удивительно похожи на человеческие.

Стоило осознанию коснуться разума, как проступали другие детали. Например, столь привычные ручки на дверях...

Мысль об этом так поглотила Райза, что он вздрогнул, когда Шиммер наконец ответила ему.

— Тут, в Понивиле, должны жить местные... — она запнулась, видимо, подбирая подходящее слово, — варианты моих друзей. Найдем кого-нибудь из них. Если они ещё здесь.

— Если, — эхом повторил Райз. — Ты знаешь, где они живут?

Шиммер покачала головой.

— Нет. Я была в Понивиле очень давно, — она задумчиво посмотрела в небо. — Но я читала рассказы Твайлайт. У Эпплджек огромная ферма рядом с городом. Думаю, её не сложно будет найти.

Райз заметил, что на последних словах голос его спутницы дрогнул, а взгляд как-то излишне резко дернулся к земле.

— Будем просто надеяться, что случайно наткнемся на неё? Ночью?

Шиммер не ответила.

Райз не стал переспрашивать.

В тишине они прошли недолго.

— Смотри, — Шиммер остановилась, её взор сосредоточился на чем-то впереди, а копыто указующе поднялось. — Вот и решение.

Её слова звучали уверенно, но посмотрев в означенном направлении, Райз увидел лишь прямоугольное здание, зажатое между двумя могучими дубами. Ветви их крепко обхватывали сооружение, а сами деревья играли роль торцовых стен. Другие дома, словно бы в опаске, сторонились этого гротескного смешения живого и мёртвого, наблюдали с почтительного расстояния, образуя вокруг него пустое пространство. Площадь.

— Занятная постройка, но не улавливаю, как она нам поможет, — пусть окна на всех трех этажах замысловатого строения горели, Райз не думал, что это свет решения.

— Твайлайт писала мне о нем. Это новая общественная библиотека Понивиля. И, похоже, она открыта.

— Круглосуточная библиотека? — Райз хмыкнул. — И что случилось со старой?

— Круглосуточная или нет, там явно есть бодрствующие пони, — сказала Шиммер, проигнорировав второй вопрос. — Я спрошу у них всё, что нужно.

Райз встрепенулся и, уставившись на свою спутницу, быстро проговорил:

— Постой-постой. Ты хочешь сказать, что просто войдешь туда и спросишь, где эта принцесса Твайлайт?

— Да. Что не так?

— Что не так? — он рассеяно провел копытом по своей новообретённой гриве. — То, что мы понятия не имеем, что тут случилось! Моделируй ситуацию: всю эту страну оккупировали захватчики, повсюду рассадили своих наблюдателей, угнетают население и только принцесса Твайлайт противостоит им, возглавив подполье. И тут ты сама приходишь к одному из наблюдателей и спрашиваешь, где бы тебе найти эту Твайлайт. Как тебе вариант?

Шиммер странно посмотрела на него, но ответила:

— Спрошу, где ферма Эпплов.

— Опасно, — для убедительности Райз помотал головой. — В ваших библиотеках собирают газетные подшивки?

— Нет, — Шиммер усмехнулась чему-то своему. — Где найти яблочные сады?

— Зачем кому-то яблочные сады ночью? В библиотеке?

Райз продолжал требовательно и серьёзно смотреть на свою спутницу, но та лишь устало вздохнула, прижав копыто к лицу.

— Хорошо, я спрошу, где в Понивиле можно пополнить запасы еды. В частности, яблок. Спрошу, тут ли их выращивают...

— Нет-нет-нет, всё ещё опасно, нужен план...

— Успокойся, — одно слово, но Райз мгновенно замолчал. Шиммер, довольная, видимо, произведенным эффектом, продолжила: — Я просто войду и поговорю с библиотекарем. Ты, на всякий случай, останься снаружи. И ничего не случится.

Райз недовольно зыркнул на неё, но промолчал, и Шиммер направилась к дверям библиотеки. На самом пороге она обернулась:

— Кстати, твоё беспокойство удивительно выборочно. Никуда не уходи.

Она постучала и, почти сразу, вошла.

Здание поглотило Шиммер, скрыло в себе. Посреди пустых улиц чужого города, Райз остался один.

Холодок пробежал по его загривку, сполз вниз, заставил колени дрогнуть.

— Спокойно, — звук собственного, чуть насмешливого голоса, отгонял от Райза напряжение. — Ведешь себя как малолетка, оставленный мамочкой посреди супермаркета. Никто тебя тут не сожрет. Наверно.

И правда, никто не выпрыгивал из тьмы в благородном стремлении откушать плоти путешественника между мирами. Даже рык и ужасающие крики не вплетались в разыгрываемую ночным ветром среди домов увертюру.

Только ощущение недоброго взгляда в спину становилось всё явственней. Но Райз знал, как бороться с ночными кошмарами. Он поднял голову к звёздам.

Звёзды. Если он за что и любил ночь, так это за них. Прекрасные как символ и ещё более — сами по себе. Очаги жизни и энергии посреди пустоты. Далекие — но достижимые. Райз знал, что однажды его роду предстоит добраться, увидеть вблизи и покорить их. И он хотел дожить до этого дня.

Всякий раз, когда он смотрел на звёзды, он видел путь — уже проделанный и тот, что только предстоит пройти.

Но, обычно, он не видел красоты в небе самом по себе, отвлеченно от его мыслей. Без сознания их сути, звёзды были лишь тусклыми точками, случайно наброшенными на небосвод.

Сегодня всё было по другому. Сегодня он стоял на иной земле и смотрел в иное небо. В поистине волшебное небо.

Тысячи ярких звёзд складывались в удивительные рисунки. Казалось, будто гениальный художник сотворил в вышине шедевр, воспользовавшись в качестве красок самой сутью жизни.

В этом небе чувствовался вкус и разум. Слишком явно чувствовался...

Стоило приглядеться и проступали детали. Там яркая звёздочка, словно специально поставленная, излишне идеально завершала композицию. Тут — слишком удачно яркие ночные точки складывались в рисунок. А вот тут...

Это небо дышало разумом. Дышало искусственностью.

Райз любил искусственность, но не когда за ней — пустота. За этими точками не скрывался тот зов, что возвышал его род. За ними вообще ничего не было, кроме замысла сотворившего их художника.

Просто живопись. У этого мира не было звёзд.

Райз просто стоял и смотрел в фальшивое небо. Он уже понял, откуда исходил тот пугающий взгляд.

Местное небо враждебно ему — и пусть. Тысячи мелких злых глазок не остановят его. Не остановит и холодный взгляд их хозяйки, того ока, что и тут зовётся Луной.

Райз ответил на этот взгляд. Он собрал всю свою стойкость, всю страсть, гордость, уверенность... всё, что делало его собой.

Он бросил в бой всего себя, и враг дрогнул.

Сначала неспешно, потом все быстрее Луна стала сходить за горизонт. Небо посветлело, её мелкие прихвостни растаяли, словно и не было их. Минута — и вот уже в радостном зареве восходит Солнце.

Восходит так же поразительно быстро.

Враг пал, но страх не отступил — теперь Райз был ещё больше напуган.

— Что... — вырвалось из его пересохшего рта. Мысли сбились, он не знал, сколько времени тупо простоял в непонимании.

В себя его привели тихие шаги за спиной.

— Так, — глухо, но со всё растущей уверенностью проговорил он, — мне нужен блокнот, ручка, часы и секстант. Быстрее.

Никакого движения.

— Ну? Чего ты... — Райз резко повернулся, собираясь поторопить нерасторопную собеседницу, но наткнулся на ироничный взгляд Шиммер и осёкся. — О. Ладно. Ладно, я понял. Но что это вообще было?

— Рассвет?

— Рассвет? Нет. Рассвет — это когда Солнце медленно и величественно выплывает из-за горизонта. А эта штука, — Райз ткнул копытом в небо, — выпрыгнула оттуда, как чёрт из табакерки! Что это было?

— Рассвет. У принцессы Селестии нет времени, чтобы, как в вашем мире, медленно поднимать Солнце, — Шиммер неслышно пробормотала что-то ещё, а потом продолжила нормально, — тут почти всегда так.

— Да, принцесса Селестия... стоп, — Райз оборвал себя, пронзенный внезапной догадкой. — Стоп. Это не иносказание. Ты серьёзно. Когда ты говорила, что ваши принцессы управляют небесными телами — ты говорила серьёзно. Прямо. Ты действительно так считаешь. Да?

— Да, — просто ответила Шиммер. Улыбка на её лице стала шире.

— Ты осознаёшь... — рык резанул горло Райза, он умолк. Секунды, медленный вдох и вот его голос приятно холодит нёбо: — Хорошо. Что заставляет тебя верить в это?

Шиммер не выглядела удивленной, да и веселье сошло с её лица. Она подошла и положила копыто на загривок Райза. Жест, максимально похожий на людское подбадривание.

— Мне тоже было сложно привыкнуть к вашему миру. Слабый контроль над погодой, сменой сезонов, дикие животные повсюду. А уж ваши представления о космогонии... — Шиммер чуть смущенно усмехнулась. — Я посчитала вас варварами. Но потом, позже, изучив ваши знания лучше, я поняла. Наши миры просто разные. Разные. Я вчера пыталась донести это до тебя, но ты, кажется, не воспринял всерьёз...

— Я спрашивал не об этом.

Шиммер вздохнула.

— Хорошо. Помимо того, что это общеизвестный факт, я сама наблюдала за тем, как принцесса Селестия поднимала Солнце. Движение светила и магия принцессы были синхронны.

— Возможно...

— Без принцессы Солнце не вставало. Если её что-то задерживало — рассвет задерживался тоже. И... — глаза Шиммер хитро блеснули, — Твайлайт поднимала Солнце.

— Вот значит как, — Райз тянул свои слова медленно, будто бы пытаясь выиграть время на раздумья. — Твайлайт. Солнце, Луну... звёзды?

— Ночной небосвод сделала таким принцесса Луна, — Шиммер сбилась. — Хотя звёзды и раньше были... кажется.

— Что?

— Прости, я плохо помню эту часть древнеэквестрийской истории. Тут тебе лучше будет расспросить Твайлайт, — вздох. — Она-то закончила обучение.

Райз повернулся, вскинул голову к небу, и копыто Шиммер соскользнуло, дёрнув застёжку его накидки.

— Хорошо. Ладно. Я... реагирую излишне. Это не обязательно подразумевает... Может, логичней предположить... Так даже интересней, — он рассеяно глянул на собеседницу. — Я должен это обдумать.

Райз скрылся в своих мыслях. Лишь через несколько минут он осознал, что Шиммер по прежнему стоит рядом с ним.

— Что? — с недоумением посмотрел он на ту.

— Твайлайт.

— Твайлайт... Ах да, — Райз изобразил на лице заинтересованность. — Ты узнала, что ты там хотела узнать?

— Я узнала, где ферма Эпплов, — с некоторым сомненьем проговорила Шиммер. — Хотя, это был странный разговор. Идём?

Не дожидаясь ответа, она двинулась по одной из множества дорожек, отходящих от площади.

— Ага, — Райз рассеяно поплелся за своей спутницей. Он не стал выпытывать подробности её диалога со скрывающимися в библиотеке пони. Сейчас его интересовали другие странности.

Как объяснить то, что он видел? Могла ли Шиммер быть права?

Множество гипотез, версий мироустройства заполонило его разум, впустую толчась в ставшей ватной голове. Казалось, перестань обдувать Райза прохладный утренний ветер, и мозг его закипит, расплавится от интенсивной, но практически бесполезной работы.

Ему хотелось привычно выплеснуть скопившиеся мысли на бумагу, но и этого он не мог сделать. Даже будь у него блокнот и ручка, в этом чёртовом теле он не смог бы ими воспользоваться.

Слишком много за раз. А ведь день ещё только начался.

Вновь копыта уныло отсчитывали шаги. Ходьба на четырёх ногах раздражала, удары копыт о дорогу отзывались болью в голове. Голове, что лениво, совсем не как положено в ином мире, двигалась из стороны в сторону.

Глаза исправно собирали информацию, подбрасывали её перегоревшему разуму. Бездумный взгляд отмечал странные, появившиеся из ниоткуда тучки, мелкие и низкие. Заброшенные, заколоченные дома, что всё чаще попадались у них на пути. Пустоту на улицах. Рощицу, к коей вела их дорога. Необычное украшение подле той рощи.

Статуя. Она изображала существо, словно бы собранное из кусков чужих тел. Не подходящие друг к другу крылья, лапы и копыта, хвост, рога разной природы — монстр Франкенштейна, детище безумца-вивисектора, изящно запечатленное в камне.

Чудовище, на прекрасно выполненном лице которого застыла грусть.

И что может олицетворять такая химера?

— Рано рассвело, — нарушила тишину Шиммер. — Жаль.

— Почему? — он упустил это. Ещё рано для рассвета.

— Хотела посмотреть, — она вздохнула. — Первый восход Солнца с возвращения.

Райз чуть усмехнулся и покачал головой. Странно, но стоило начать разговор, его головная боль начала отступать.

— Любишь рассветы? — он не стал повторять старый вопрос.

— Я была ученицей принцессы Селестии. Мне хотелось... — Шиммер замолчала, совсем по лошадиному фыркнула и продолжила уже шутливым тоном: — Да и что может быть красивей рассвета?

— Закат? — бросил Райз просто для поддержания беседы.

Короткий смешок был ему ответом.

— Рассвет мне нравится больше, — вновь смешок. — Или мне считать это комплиментом?

Райз удивлённо покосился на Шиммер. Она казалась слишком беззаботной, слишком весёлой. Почему?

— Комплиментом? — он улыбнулся, хоть и не понял шутки.

— Закат, — Шиммер тоже улыбалась. — Моё имя.

Райз лишь недоуменно поднял правую бровь. Старое, тщательно натренированное движение, что осталось с ним и в этом теле.

— Меня зовут Сансет Шиммер, — в голосе спутницы Райза прозвучала укоризна.

— На каком-то языке это значит «закат»?

Теперь уже Шиммер смотрела на него с непониманием.

— Сансет, — чётко, выделяя каждый звук, повторила она своё имя.

Райз дёрнулся, посмотрел в небо. Ему почудилось какое-то движение там.

Никого. Лишь неестественно мелких туч стало больше.

Так, вскинув голову, он, вслед за своей спутницей, вошел в прилегающую к городку рощу. Странная статуя проплыла мимо.

Райз подмигнул ей.

— Кажется, я начал понимать, — вернулся он к разговору. — На этом языке это значит «закат».

Низкорастущая ветка, величественно распростершаяся над дорогой, заботливо встретила отвлекшегося Райза, выбив умеренный триумф из его фразы.

— Да, — донёсся до него ответ.

Боль — простая, честная боль от удара веткой по голове — быстро сошла на нет. Даже слишком быстро.

Райз бросил ещё один недоверчивый взгляд в небо и сказал:

— Я предполагал что-то такое, честно говоря, — он на мгновение задумался. — Скажи своё имя, а потом слово закат в значении захода Солнца. Только концентрируйся на смысле.

— Сансет. Закат, — в глазах Шиммер светилось понимание. — Для тебя это звучало по-разному.

— А для тебя — одинаково. Мы говорим на разных языках.

— Я не замечала такого в том мире.

— Может, не было случая?

— За столько лет?

— Больше привыкла к нашему языку? Или дело в том, что наши имена обычно не значимы для носителя?

— Звучит притянуто.

— Или... — Райз вскинул голову, но тут же поник и оборвал себя. — Да. Притянуто. И учитывая ваши копии... Ладно, мне кажется, мы что-то упускаем.

Он задумался. Спустя пару минут его взор прояснился и он продолжил:

— Хорошо. Я определённо думаю на своём языке. Это радует, значит в мой разум забрались не так и далеко. Перевод опирается на значение того, что ты хочешь сказать. Ещё... — Райз на ходу почесал себе копытом за ухом. — В системе есть ошибки. А это значит, что они могут быть и в других вещах, связанных с порталом. Например, в моём теле.

— Одна точно есть, — усмехнулась Шиммер.

— Смешно, — путешественник между мирами посмотрел на свою более опытную спутницу. — Впрочем, ты ещё жива. И всё же, почему этот переводчик не может просто перевести имена, раз уж они значимы? Это же так логично...

Движение.

Райз замолчал. На грани его сознания прозвучал тревожный звоночек, через мгновение оформившийся в скрытый за деревьями силуэт. Силуэт, что неспешно приближался к ним.

— Кто-то идёт, — прошептал он. — Тихо. Веди себя так, будто ничего не происходит.

— Ничего и не происходит, — Шиммер вздохнула, но понизила голос. — Тут и должны ходить пони. Странно скорее, что мы до сих пор никого не встретили.

— Да, на этом и будем стоять.

Всё внимание Райза сосредоточилось на приближающемся существе. Оно вышло из-за поворота и, не скрытое больше деревьями, обернулось пони. Простое — без крыльев и рога, серой масти, подозрительно дружелюбно улыбающееся существо.

Местный.

— Доброе утро, — произнесло оно, сблизившись со спутниками.

По голосу Райз предположил, что это самец.

— Доброе, — вторила местному Шиммер.

Они двигались, существо проплывало мимо, и сейчас был лучший случай, чтобы что-то сказать. Но какой должна быть первая реплика, при встрече с разумным пони в другом мире?

Райз издал сиплый стон и закашлялся. Существо, удивленно покосившись на него, продолжило идти своей дорогой.

Так прошел первый контакт на этой земле.

Уняв бастующие связки, путешественник между мирами хмыкнул и мысленно похвалил себя. Давненько с ним не случалось дать петуха в самый ответственный момент.

По крайней мере, он уже общался с Шиммер.

— Ладно, — он покрутил головой. — Давай ещё одну проверку. Сколько букв в словах книга, дом, самолёт, велоцераптор?

— Пять, три, семь, и... — Шиммер запнулась, — двенадцать?

— С этим будет сложно разобраться, — разочарованно вздохнул Райз. — Но, по крайней мере, теперь меня не смущает, что ваши небесные тела называются также, как наши. Кстати, мы ещё не сбились с пути?

— Нет, думаю, нет. Ферма должна быть прямо за этой рощей, — она посмотрела в небо. — Доберёмся до того, как начнётся дождь.

Дождь. Прежде Райз сказал бы, что эти мелкие, карикатурные тучки не способны излить его. Теперь же, на этой земле, он смотрел ввысь и думал лишь над тем, как именно они это сделают.

Погоду контролируют. Погоду производят пегасы. На фоне уже увиденного — не впечатляло.

Словно вторя его мыслям, в небе показалась тень, пони, что без труда летя на куцых крылышках, толкала перед собой тучу.

— Похоже, мне остаётся только вести наблюдение, — сказал Райз и споткнулся о лежащий посреди дороги камень.

Его передние копыта, подбитые коварным ландшафтом, нырнули к телу, что изогнулось назад, в тщетной попытке удержать равновесие.

Через мгновение Райз уже барахтался в дорожной пыли.

— Замечательно, — со смехом проговорил он. — Я всё больше и больше люблю это тело.

— Ну, ты упал не смотря на то, что у тебя стало вдвое больше точек опоры, — хмыкнула Шиммер. — Не думаю, что дело в теле.

Райз, борясь с мальчишеским желанием показать спутнице язык, поднялся. Его накидка, застёжка на которой предательски расцепилась, осталась на земле.

— Эм... ты не могла бы?

В ту же секунду павшую одёжку окутала магия, окутала — и спала, не передвинув свою цель ни на миллиметр.

На недоуменный взгляд Райза, Шиммер ответила улыбкой.

— Подними сам, — в её глазах разгорался интерес.

— Зубами? — голос обратившегося копытным парня наполнило раздражение.

— Я быстро овладела пальцами.

Подначка. Она подначивала его.

— Отлично, — зло глянув на спутницу, Райз потянулся к накидке копытами. Ему пришлось сесть и зажать ткань между передними конечностями, дабы дело хоть как-то сдвинулось с мёртвой точки.

Впрочем, это не слишком помогло. Надеть одёжку из такого положения не выходило.

— Не так, — произнесла Шиммер, когда Райз, отчаявшись, бросил накидку наземь. — Одним копытом. Коснись им, почувствуй ткань, как бы обхвати её и поднимай.

Резкий тык, почти удар, грубый материал обнимает его копыто, а сам Райз, закрыв глаза, представляет. Представляет будто бы протянул руку и взял ею злосчастную накидку, зажал в пальцах и поднял. Вместе с конечностью взмыли его веки — только для того, чтобы взгляд с разочарованием отметил, что одёжка осталась на земле.

Неудача.

— Нет. Представь, будто накидка металлическая, а твоё копыто — магнит, — голос Шиммер стал вкрадчивым, мягким и вместе с тем требовательным — на мгновение Райзу показалось, что он уже слышал такой. — Не торопись, расслабься, это естественное движение, не раздумывай над ним. Давай.

Расслабится, не думать, довериться новообретённому телу. Это ведь так просто.

Вторая попытка провалилась.

Третья тоже.

Четвёртая была успешна.

Обычный взмах конечностью, естественное движение, и вот накидка висит, накрепко прижимаясь к поднятому копыту Райза. Охваченная неясной силой по его воле.

Как и сказала...

— Это...

— Да, — она подмигнула ему. — Магия.

Как и сказала Сансет.

Новое умение Райз назвал крайне оригинально — копытокинезом. Благодаря ему, справиться с накидкой теперь не составляло труда. Почти.

Спустя пять минут, три падения и одну почти вырванную подкладку, Райз наконец оделся. Растрёпанный, но довольный, он улыбнулся Шиммер:

— Я готов. Вперёд!

И они двинулись дальше.

Путь их не был долог. Роща быстро закончилась, выпустив путешественников на просторы фермы Эпплов. Там, минуя сады и хозяйственные постройки, дорога вела их к выкрашенному в красный дому, что выглядел как нелепая смесь жилого помещения с амбаром.

Вскоре спутники достигли его.

Шиммер замерла на секунду, а потом подняла копыто и уверенно постучала в дверь.

Ответа не последовало.

Удары единорожки стали требовательней.

— Хватит колотить, слышу, не глухая ещё пока! — раздался кряхтящий, старческий голос из дома.

Дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы его обитательница сумела увидеть визитёров.

— Чего вам надо?

Шиммер немного склонила голову. Присматривается?

— Бабуля Смит? — дверь приоткрылась чуть шире. — Можно Эпплджек?

— Нельзя. Уехала она, на ярмарку, в Сильвермейн. До послезавтра. А вы вообще кто?

— Меня зовут Сансет Шиммер. Может, Вы сможете нам помочь. Мы ищем Твайлайт Спаркл...

Бабуля Смит издала невнятный злой рык и выплюнула:

— Все ищут. Но в этом доме вы помощи не получите. Другие, может, забыли, но мы, Эпплы, добро помним. Убирайтесь!

И дверь перед ними захлопнулась.

Что тут произошло?

Шиммер постучала вновь.

— Послушайте! Мне просто нужно...

— Я сказала вам убираться! Немедленно. А не то собаку на вас спущу, живо вылетите! Всё, разговор окончен. Пошли вон!

— Что с вами такое, я... — Шиммер замолкла и повернула голову к Райзу, положившему копыто ей на плечо.

— Идём. Она явно не расположена говорить, а нам лучше не привлекать внимания. Ты говорила, тут живут и другие подруги, сможешь их найти?

Она несколько раз вздохнула.

— Ты прав. Идём. Бутик Рэрити не такой большой, как ферма, но, думаю, найдём, — ещё один вздох. — Но почему...

— Идём.

Понивиль понемногу просыпался, но не спешил выпустить своих жителей на улицы — предсказание Шиммер сбылось, начался ливень. Их, впрочем, он не затронул: стоило на землю начать падать первым каплям, единорожка раздражённо дёрнула головой и создала над ними прозрачный зонт.

По пути им встретилась пара спешащих пони, чьи дела, очевидно, были важнее комфорта, один из которых всё же ответил Шиммер, когда она спросила дорогу к бутику «Карусель».

Оказалось, это место было давно закрыто.

Зато, всё ещё работал некий «Сахарный уголок».

Когда они пришли, он уже был открыт.

Шиммер зашла внутрь, и Райз последовал за ней.

Небольшое помещение — очевидно, кондитерская — было заполнено жмущимися ко всем стенам тортами и дородной пони голубой масти — кондитером. Увидев их, голубая расплылась в улыбке:

— О! Здравствуйте! Вы чего-то хотели?

Дружелюбная, но Райзу показалась какой-то нервной.

— Мы бы хотели увидеть Пинки Пай. Мы старые знакомые, — ответила Шиммер.

Лицо пони опечалилось.

— Оу, вы не знаете? Пинки уехала отсюда ещё полгода назад, сразу после, — она запнулась, — тех событий. Многие уехали, город полупустым кажется... Не знаю, где она сейчас. Надеюсь, она оправилась. Она ведь была подругой Твайлайт Спаркл, вы знаете? Очень близкой. Не представляю, каково это было.

Она покачала головой.

Шиммер бросила непонятный взгляд на Райза, а потом шагнула ближе к кондитеру и вкрадчиво произнесла:

— Простите. Последние полгода мы были далеко, новости не доходили. Что тут случилось?

Пони вытаращилась на них так, будто бы они внезапно в говорящие утюги превратились.

— Серьёзно? Вы не знаете о случившимся с принцессой Селестией?

Райз шкурой чувствовал напряжение Шиммер.

— Говорите.

Кондитер немного помолчала, будто бы в растерянности, а потом сказала:

— Полгода назад Твайлайт Спаркл напала на принцессу Селестию и ранила её. Принцесса так и не пришла в себя.

Что?

На минуту воцарилось молчание.

— Что? — голос Шиммер совершенно омертвел.

— Принцесса жива, но, говорят, рана была такая сильная, что может ещё много времени пройти, прежде чем она очнётся. Но она жива!

— Как?

— Говорят, Спаркл украла магический артефакт, который должен был поддерживать гармонию в Эквестрии. Принцесса Селестия потребовала вернуть его, и тогда... — пони поёжилась. — Это было жутко. Я видела вспышки, а потом Вечнодикий лес начал разрастаться и с Солнцем что-то случилось на несколько минут. Это вы, наверно, видели. Жуть. У меня до сих пор кошмары.

Что случилось, Твайлайт? История повторяется?

— Принцесса...

Райз покосился на замолчавшую Шиммер и спросил:

— Где сейчас Твайлайт?

— Откуда же знать? Она улетела куда-то, до сих пор ищут. Принцесса Луна и леди Рэрити обещают кучу битов за информацию о Спаркл. И эту её ученицу, Старлайт Глимер, тоже ищут. Но не найдут всё.

— Принцесса Луна сейчас руководит страной, выходит? А Рэрити?

— О, леди Рэрити не простила предательства Спаркл! Говорят, она практически возглавляет поиски той. Нет у Спаркл врага непримиримей Сияющей Рэрити! — кондитер хохотнула, явно воспроизводя чужую фразу, но осеклась, наткнувшись на взгляд Шиммер. — Она большой фигурой в Кантерлоте стала. А ведь знаете, когда она жила в Понивиле, частенько заходила сюда за нашими сладостями...

— Откуда известно, что напала Твайлайт? — от этого рыка Райз вздрогнул, а кондитер отшатнулась — совершенно синхронно с шагнувшей вперёд Шиммер.

— Её подруги видели, они сказали, что это она, даже Эпплджек подтвердила, — спешно проговорила голубая.

— Откуда известно, что это были настоящие подруги, а не подделки? — ещё один шаг вперёд, но в этот раз кондитер не стала отступать.

— Это настоящая Пинки Пай рыдала в моих объятиях!

— В Твайлайт было что-то необычное?

— Да откуда мне знать, я не видела этого, мне ничего такого не говорили!

Шиммер вновь замолчала.

— Спасибо, — Райз улыбнулся, стараясь сгладить напряжение. — А раненной точно была именно принцесса Селестия?

Пони-кондитер хмурилась, перебегая взглядом то на него, то на Шиммер.

— Солнце тогда гасло. И если бы это была не она, то куда бы делась настоящая?

Райз кивнул.

— Ещё один вопрос. Вы не знаете, где сейчас Рэйнбоу Дэш и Флаттершай?

— Рэйнбоу Дэш, кажется, помогала леди Рэрити, но я давно ничего не слышала о ней. А про Флаттершай не знаю, уехала куда-то.

— Спасибо Вам. До встречи!

— Да... до встречи, — кондитер прощалась уже в спину уходящего Райза. Шиммер молча вышла ещё на его реплике.

— Как ты?

Единорожка стояла опустив голову, даже не пытаясь вновь защитится от бьющих струй дождя.

— Я только что узнала, что моя подруга, мой друг, спасший меня... что она пыталась убить моего учителя. Принцессу, воспитавшую нас. Как ты думаешь? — Шиммер резко выдохнула. — Нет. Это слишком странно. Она не должна была так поступить. Я не верю. Нужно узнать больше.

— Думаешь, это ложь?

— Ложь, непонимание, ошибка, интрига, — она задумалась. — Судя по словам бабули Смит, Эпплы не верят в её вину. Но Рэрити...

— Или Эпплы просто на её стороне. Эпплы или одна Смит. Эпплджек подтвердила, что напавшей была Твайлайт. По крайней мере, так сказала эта. Хочешь вернуться и снова попробовать поговорить с бабкой?

Шиммер немного помолчала.

— Нет. Нам нужен другой Эппл. Тот, что никогда не врёт. Едем в Сильвермейн.

— Хорошо. И всё же... что, если Твайлайт и правда это сделала? Ты ведь помнишь про...

Шиммер подняла голову. Их взгляды встретились.

В её глазах бушевало сдерживаемое пламя.

— Тогда я тем более должна её найти.