Автор рисунка: BonesWolbach
Часть IV — Красная маска. Аннотация Глава 2 — Вонь

Глава 1 — «Тихая Гавань»

«Scratching on the window

soon soon soon» — дуэтом завершая песню, двое кобылок услышали отдалённый вой древесных волков со стороны Вечнозелёного леса, идеально попавший в промежуток между словами. Видимо, животным тоже нравились их голоса, разносившиеся на добрую милю благодаря качественной аппаратуре. «Boogeyman schооl.» — проводив последнюю строку текста, музыка спешно закончилась резким ударом по струнам гитары.

Толпа, стоящая перед сценой, радостно аплодировала. Уже давно не слышавшие хорошего живого пения, понивилльцы готовы были простоять на площади всю предстоящую ночь, лишь бы ещё насладиться выступлением Сонаты и Зенет. Конечно, пели на сегодняшней вечеринке не они одни, но только в ответ на их песни на сцену сыпались бурные овации. Те, чьим призваньем по жизни была песня, отлично справлялись, но номера кончились, и ничего не оставалось, как попрощаться со всеми присутствующими и двинуть по домам. Уже довольно поздно, и громкая вечеринка, проходившая на площади, наверняка мешала сну многих в городе.

Сойдя со сцены, Зенет, а следом за ней и Соната, проводила взглядом спешно сворачивающиеся мероприятие. Огни уже погасили, организаторы были охвачены суматохой о том, как бы скорее забрать всё своё, да пойти скорее домой. Как бы не был весело проведён вечер, глаза многих присутствующих уже слипались от усталости, и было вообще странно, что пони ещё держались на копытах. Слепо следуя за Сонатой, Зенет глядела на расходившуюся толпу кобылок и жеребцов, устало позевывавших после многочасовых танцев и другого увеселения. Сама того не заметив, бежево-шёрстная аликорн очутилась перед полупустым столом, где ранее стояли закуски, теперь же остался только пунш. Рядом находились Твайлайт и Соната, последняя жадно глотала прохладный напиток. Видимо, пение в чём-то не давалось ей. После любого, даже самого небольшого номера, где нужно было работать голосом, сирена могла выпить несколько стаканов воды взахлёб и не заметить.

— Отлично спели, — ни с того ни с сего прокомментировала Твайлайт, будто не найдя, что ещё сказать. — Все номера, что вы выступали вместе… они были шикарны, — медленно закивав в подтверждение своих слов, единорог как-то странно поглядела на Зенет.

— Кхм… спасибо, — попытавшись улыбнуться, лениво ответила аликорн. Сейчас она здорово устала, ещё голова раскалывалась от того шума, который пришлось терпеть чуть ли не под ухом из-за колонок, расположенных в неподходящих местах и «поющих» прямо в спины выступающим. — Что ж, мне пора, наверное, — неаккуратно развернувшись, кобылка чуть было не упала, но всё же удержалась на копытах.

— Постой!.. — остановила Твайлайт уже готовую уйти Зенет. — Слушай, я хотела спросить насчёт Колоратуры. Не знаешь, как скоро она приедет? Уже три недели прошло, а вестей всё нет. Неужели ты за неё не беспокоишься? Вы ведь пара вроде, или уже нет?

Взбудораженная неподходящим вопросом, аликорн, не зная что сказать, на секунду закусила нижнюю губу: «Я… она обещала позвонить на днях…» — снова развернувшись, кобылка на сей раз не собиралась быть остановленной очередным вопросом подруги. Решительно ускорив шаг, Зенет вслушивалась в происходящее позади: хлюпающие звуки, вероятно, Соната пьёт пунш, и больше ничего. Видимо, Твайлайт решила не донимать…

Проходя по холодным вечерним улицам, Зенет полной грудью вдыхала прохладный воздух. Всюду горели огни фонарей, освещая кобылке дорогу, в домах же свет был давно выключен. Добредя домой за четверть часа, Зенет закрыла за собой дверь и почувствовала, как снова её окутывает одиночество. Шум листвы, свист ветра, отдалённые незнакомые голоса — вот, кто был обычным спутником кобылки, возвращавшейся с работы или ещё откуда. Дома же стояла гробовая тишина, давящая на голову. Последовав в зал, Зенет от нечего делать включила телевизор. — Новости… — сама себе сказала кобылка, увидев, что сейчас транслируется по телевидению. Прибавив звук почти до максимума, Зенет двинула на кухню, желая что-нибудь перекусить перед сном. На вечеринке нормальной еды, к сожалению, не было: капкейки и пунш — вот, пожалуй, основное меню.

Налив чая и взяв небольшую чашку с печеньем, аликорн села за стол. Из зала слышался голос диктора: «На днях в популярном отеле «Тихая Гавань» произошло зверское убийство шестерых посетителей. Убийцей был Джо Дэвис, постоялец, болеющий шизофренией. После жестокой расправы над пони он поджёг отель и скрылся с места преступления. Нынешнее его местоположение неизвестно. Что ж, а теперь о погоде», — быстро сменив тему, кобылка дала слову жеребцу, но его Зенет уже не слушала. Сейчас та, стоя у стола, разглядывала пластмассовую баночку с аконитом. Только открыв её, кобылка сразу же застопорилась. Как бы не было сильно желание вернуться к людям, Зенет просто не могла покончить с собой. И как только в тот злополучный день она решилась на самоубийство? Непонятно.

— Да… да пошло оно! — злостно закинув банку яда в глубь шкафчика, висящего на стене, кобылка сполоснула копыта водой и пошла, наконец, заниматься чаепитием. На часах уже было без пятнадцати полночь, но Зенет как-то не следила за временем. С момента смерти Колоратуры аликорн вообще стала не такой, какой была прежде. Стоило только ей остаться одной, как наплывающие воспоминания стирали границу между разумом и безумием, рождали в голове кобылки самые ужасные идеи и мысли, одну из которых, суицид, она никак не могла осуществить. Ей было страшно, что умерев здесь, она может не проснуться в мире людей. А вдруг, Адажио нагло соврала, сказав о том, что Зенет ещё жива в человеческом измерении? Возможно, та сейчас уже похоронена или кремирована, и смерть в Эквестрии станет билетом в один конец, а может… — Мне так жаль… — прошептала аликорн, будто обратившись к кому-то. — Кто мог знать, что ты решишь подшутить надо мной… — подняв глаза на соседний стул, Зенет, особо не напрягая фантазию, смогла представить сидящую рядом Колоратуру. Та была весела и рассказывала интересные истории из жизни, не замечая кровь, сочившуюся изо лба. Ещё мгновенье, и образ пропал, оставив Зенет одну… снова. — Прости, но я не выдержала бы твоих слов о том, какая же я дура, что решила умереть.

Закончив с перекусом перед сном, аликорн положила посуду в раковину и, равнодушно глянув на душевую комнату, направилась в спальню. Кровать-полторашка гостеприимно приняла кобылку в свои объятья, и уже совсем скоро та начала дремать. Укутавшись в мягкий плед, Зенет тихо посапывала. Сейчас она была абсолютно умиротворена, могла забыть о всех тревогах и бедах, обычно донимавших её. Приоткрытая форточка задувала сквозняком в копыта кобылке, заставляя ту, то и дело, просыпаться от озноба. В один прекрасный момент ей стало как-то фиолетово на прохладу, и Зенет, наконец, крепко заснула.

***Сон Зенет***

— Как… ты могла… — тяжело дыша, простонала бежево-шерстный аликорн, глядя на готовую уйти прочь кобылку. — Я думала… что мы…

— Прости меня, но я хочу защитить Октавию и себя, — диджей оборвалась на полуслове. — Прости, — повторив фразу, единорог спокойно скрылась из поля зрения полуживой Зенет.

— Предатель! Ты отправишься в заточение вслед за Найтмер! — разъярённый голос Твайлайт эхом звучал в сознании Зенет. Кажется, та отключалась. Превозмогая боль и крепко стискивая зубы, аликорн страдальчески выдохнула и в миг потеряла сознание.

Резко очнувшись от громкого хлопка, Зенет начала водить глазами в поисках источника столь сильного шума. Заметив, что бой с Найтмер всё ещё продолжается, кобылка попыталась встать и отбежать в сторону. Не тут-то было: левое переднее копыто ужасно жгло, из-за этого нормально встать не представлялось возможным. Принявшись отползать по земле, Зенет сразу же назначила себе целью большой кусок стены, оставшийся от полностью уничтоженного дома. То и дело оглядывавшись на Найтмер, чтобы удостовериться, что та не смотрит на неё, аликорн жутко боялась и паниковала где-то внутри себя, но что-то не давало ей выплеснуть эмоции. Оказавшись за спасительным камнем, Зенет облокотилась на него и болезненно выдохнула. Не вдалеке слышались звуки боя, голоса Селестии, Найтмер, ещё каких-то пони. Но сейчас кобылку заботило другое — предательство Винил. Как она могла так поступить? Всерьёз задумавшись и забыв о том, что происходит за границами её мыслей, Зенет невольно подскочила на месте, когда почувствовала вибрацию, проходящую по земле. Та была словно землетрясение, но прошла уже буквально через секунду, как началась. Сразу же начались громкие разговоры, над собой Зенет почти сразу заметила улетающую Найтмер.

***

Проснувшись в холодном поту, кобылка тяжело вздохнула. Ей были неприятны воспоминания о том времени, когда она не была наделена силой и не могла постоять за себя. Бездумно пролежав в кровати ещё несколько минут, не смыкая глаз, Зенет поглядела на часы — 02:16. — Твою мать, ещё глубокая ночь! — в сердцах выругавшись, аликорн почувствовала сухость во рту. Ни о каком сне не могло идти и речи, потому Зенет неспешно поднялась с ложа и направилась на кухню, прежде закрыв форточку, не дававшую ей нормально спать. Позажигав свет во всём доме, кобылка чувствовала себя менее одинокой. Если бы не громадные счета за электричество, она бы держала свет включенным круглосуточно. Кухня поприветствовала кобылку свежим, но в то же время не слишком холодным воздухом, который, пройдя от форточки в спальне и прогулявшись по всем комнатам, в итоге остановился тут. Слевитировав стакан с полки, Зенет открыла холодильник в поисках хорошего напитка. Не найдя ничего годного, она взяла коробку с яблочным соком, вечно имеющуюся дома. Вдоволь напившись, кобылка поставила сок обратно на место, стакан — в раковину. Двигаясь в спальню, она не понимала, зачем ей туда. Сон уже перебит, вряд ли желание отдохнуть вернётся так скоро, как хотелось бы. Остановив себя на входе в спальню, Зенет развернулась в противоположную сторону и решила выйти на улицу, посидеть на крыльце. Пройдя к входной двери и открыв её, кобылка почувствовала приятную ночную прохладу. Несмотря на то, что в спальне была открыта форточка и комната отлично проветривалась, на улице, под покровом ночи, было как-то легче и спокойнее. Усевшись на ступеньки перед входом, аликорн сначала разглядывала тёмное небо, усыпанной белоснежными звёздами, потом водила взором по соседним домам, освещаемым тусклой убывающей луной.

— Безмятежненько, ¬— тихонько раскачиваясь из стороны в сторону, кобылка резко остановилась, устремив глаза куда-то вдаль.

Из-за невысоких деревьев и таких же невысоких понивилльских домишек, в добром километре-двух в небе загорелась яркая вспышка. Она родилась маленькой точкой, и с каждой секундой всё разрасталась и разрасталась, будто приближающийся астероид. Достигнув довольно большого диаметра, странная гостья стала затухать и пропадать, но случилось это настолько быстро и резко, от чего Зенет даже не поняла, что произошло. Была вспышка — и вот её нет. Теперь от былых неприятных эмоций не осталось и следа. Их заменили любопытство, желание всё разузнать. Но аликорн не спешила бежать на место, где произошла аномалия: никакого ориентира для поиска себя с земли она не оставила, да и неизвестно было, а не просто ли это звезда, взорвавшееся в опасной близости от планеты. Решив поступить более по-взрослому, Зенет зашла обратно в дом. Доплетясь до ноутбука, кобылка широко зевнула, немного поморгала уставшими глазами. Сон подкрадывался незаметно, но нужно было ещё кое-что завершить…

«Приветствую, Твайлайт. Надеюсь, ты уже полностью оклемалась и хочешь заняться всякими научными исследованиями, как ты любишь. Сегодня ночью я заметила над Вечнозелёным лесом какую-то вспышку. Она появилась и исчезла. Не знаю, что это могло быть, но если хочешь, могу завтра отвести тебя примерно к тому месту. Если что, встретимся в кафе Лиры и Бон Бон, что в центре города.

Твоя подруга, Зенет!»

— Отправить, — прокомментировала кобылка, попутно нажимая соответствующую кнопку. Быстро выключив ноутбук, Зенет, устало передвигая копытами, дошла до кровати и с большой силой упала на неё. Закутавшись в тёплое одеяло, кобылка быстро заснула. Странная ночная аномалия помогла Зенет отвлечься от всего, что, казалось, накрепко засело в её голове и съедало изнутри. Теперь уж можно было просто умиротворённо поспать.

***Следующий день. Кафе «Блэйдер»***

«Ну где же она? Неужели не захотела?» — размышляла про себя Зенет, то и дело поглядывая на часы. Твайлайт сильно задерживалась: это не было на неё похоже. Заказав себе обед, аликорн, чтобы скоротать время, занялась едой. Обеденный перерыв не мог длиться вечно, и надо было поспешить с перекусом, раз уж Твайлайт не объявилась.

В кафе было довольно людно и шумно, потому Зенет, находясь в размышлениях и уткнувшись глазами в тарелку, не услышала вошедших посетителей. Только когда те были у её стола, кобылка подняла глаза и непонимающе оглядела их: Твайлайт и какие-то два странных единорога, разодетых в плащи, закрывающие почти все туловище и копыта. На одном также была красная маска, странная маска. Она располагалась на глазах и делала взор носителя каким-то… бездушным что ли, и, мало того, в маске было отверстие только для одного глаза. Во взгляде жеребца не было никаких эмоций, хотя на лице слегка виднелась дружелюбная улыбка. Меховой плащ на нём был тоже красного цвета, на втором же жеребце коричневатый, такой же длинный и большой по виду.

— Хей, Зенет, смотри, кого я привела! — обратилась Твайлайт, показывая глазами на двух незнакомцев.

— Меня зовут Спектра, это Гас, — начал знакомство жеребец в красном плаще. — Мы прибыли в ваше измерение…

— Никаких разговоров на пустой желудок! — перебила Зенет, встала со своего места и, пройдя к барной стойке, поманила копытом Лиру.

— Что будете заказывать? — обратилась единорог, подойдя к столику, где теперь, помимо Зенет, сидели ещё три пони.

— Фасолевый салат и морковный сок, — не думая, ответила Твайлайт.

Зенет вежливо отказалась от ещё одной порции пищи. Спектра, немного растерявшись, переглянулся с Гасом и, наконец, сказал заказ: «Два стакана чего-нибудь попить». Лира, записав всё, ломанулась на кухню. Не прошло и пяти минут, как все заказы были доставлены. Жеребцы обильно отпили принесенного яблочного сока, Твайлайт налегла на еду.

— И так, на чём я остановился? Ах, да, мы прибыли в ваше измерение, чтобы просить о помощи, — делово говорил Спектра в адрес Зенет, видя, что вторая кобылка сейчас была занята обедом. — У нас сейчас идёт война, и мы, дважды уловив огромные силовые импульсы с координат вашего мира, сразу же ринулись сюда.

«Этими делами должна заниматься Луна, а не я. Наверное, лучше отправить этих двоих к ней», — Зенет понимала, что сама она не в праве решать такие важные вопросы, как помощь в войне, которая, между прочим, протекает в другом измерении. — Мне кажется, я знаю, кто может вам помочь. Не думайте, я не пытаюсь отвязаться или чего ещё, просто главная здесь не я.

— Я понимаю, — кивнул жеребец, неуклюже держа стакан яблочного сока в копытах. — Вы не могли бы отвести меня к вашему королю или королеве?

— Да, конечно.

Дальше разговор не пошёл. Спектра, видимо, не хотел рассказывать слишком много, Твайлайт же всё ещё была занята едой. Гас и Зенет временами поглядывали друг на друга, чувствуя, что оказались в какой-то глуповатой ситуации.

— Слушай, — обратилась аликорн к спутнику Спектры. — А как вы попали в наш мир? И кто вы в своём? Тоже пони?

Гас вопросительно посмотрел взгляд на товарища, тот спокойно кивнул, глядя куда-то вглубь кафе.

— В нашем измерении мы были людьми, — от этой фразы у Зенет зашевелился загривок. Неужели на Земле сейчас происходит что-то страшное? — Я и мастер Спектра путешествуем по вселенной на космическом корабле, способном открывать порталы в другие миры.

— То есть, вы можете перейти в любое существующее измерение? — Твайлайт поступила немного невежливо, перебив Гаса, но как-то не придала этому значения.

— И да, и нет. Для перехода в измерение нам нужна зацепка, чтобы знать, где граница между мирами самая тонкая и где лучше всего открыть портал. Зацепкой к вашему миру стали два огромных толчка, будто взрыва. Если быть честным, мы пришли сюда, в надежде получить то оружие, способное ниспускать такие невероятные импульс энергии.

— Кхм-кхм! — легко и ненавязчиво остановил Спектра, давая понимать, что Гас через чур разговорился. — Что же, отведите нас к тому, кто сможет нам помочь.

...