Летучий Спайк

Спайк...ну...употребляет.

Спайк

Дружба это оптимум: День благодарения

Просто история о парне, который решил купить Понипад во время распродажи.

Другие пони Человеки

Бар Эпплджек

Из-за опечатки в разрешении на постройку нового амбара и упрямого бюрократа, Эпплджек приходится управлять баром, пока не вернется мэр.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош Грэнни Смит Мэр Другие пони Бэрри Пунш Кэррот Топ

Монстр Понивиля

В Понивиль пожаловал огромный монстр, по сравнению с которым Малая Медведица вместе с Большой курят где‑то в сторонке.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Дискорд Человеки Вандерболты

Fallout:Equestia. Клетка разума.

Эквестрийский постапокалипсис ужасен в своих проявлениях. Уже 150 лет прошло с того момента, как двери Стойла 77 закрылись. Но, оказывается, не стоило большого труда открыть их снова.

ОС - пони

Семь невест для семи чейнджлингов

Желая рассорить Элементы гармонии, прежде чем они снова помешают ей захватить Эквестрию, королева Кризалис придумывает гениальнейший план, как сделать это наверняка. Поскольку все они незамужние кобылы, ей нужно лишь заставить их соперничать за жеребца! И этот её план, может быть, и сработал бы… продумай она его до конца.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Кризалис

Pinkie Pie Sucks A Hundred Dicks

У Пинки Пай возникла идея для "вечеринки", которая должна осчастливить кучу пони... а особенно - её! Но по ходу дела всё пошло не совсем так, как она планировала. И Пинки начинает подумывать: во что же она себя втянула?... Автор: darf Перевод: ponke Оригинал - https://www.fimfiction.net/story/88780/pinkie-pie-sucks-a-hundred-dicks

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Эплджек

Продолжение "Кексиков"

Фанатский сиквел к “Кексикам" Фанфик написан строго в духе тех самых «Кексиков», жесткий, не нужно изливать своё недовольство, лучше пройдите мимо.

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Спайк

Ты видишь свет?

Начало новой жизни одного пегаса, родом из северных земель, нелегкая судьба которого заставила искать новое пристанище.

Пинки Пай Миссис Кейк

Антифуррь. Полоски

Обретя свободу воли, некая полосатая отшельница поселяется на границе двух самых опасных мест планеты Пушинки. Но ей нет никакого дела до сталкеров, лазающих по аномалиям Зоны, её не особо волнуют работорговцы, рейдеры и бандиты, устраивающие перестрелки где-то там, на просторах Эквестрийской Пустоши. До того момента, когда необходимость вынуждает Зекору покинуть своё жилище...

Зекора ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Глава IX. Слепая удача | Путеводная звезда

Эпилог

Четыре силуэта быстро двигались по одной из главных улиц Мейнхеттана. Впереди шла высокая и статная кобыла, одетая в черный плащ с натянутым капюшоном, который прятал ее гриву и глаза, но не мог скрыть белое лицо и длинный рог. Рядом с ней шел крупный земной пони такого же белого цвета, одетый в коричневое непримечательное пальто. Процессию замыкало еще двое – серый земной пони в черном плаще и оранжевый единорог в куртке. Трое жеребцов то и дело оглядывались по сторонам, бросая подозрительные взгляды на снующих туда-сюда жителей города. Группа миновала пешеходный переход и свернула на соседнюю улицу, ведущую к Инспайер-авеню – месту, где раскрываются таланты.

— И все же, Ваше Величество, это выглядит как глупая авантюра, — произнес белый жеребец своей спутнице.

— Я понимаю Ваши опасения, капитан Баррел, — ответила та. – Но проверить я должна. Мы ведь это уже обсуждали.

— И все равно, я не одобряю… — возразил он, вновь оглянувшись.

Четверо еще раз свернули, обходя длинную вереницу пони, спускающихся в подземный переход, и вышли к зданию самого большого театра Мейнхеттана.

— Мы могли просто явиться сюда с визитом, — вновь произнес жеребец. – Официально…

Он окинул взглядом себя, идущих позади него товарищей и спутницу.

— …без этого глупого маскарада, — закончил он.

— Чтобы мне опять показали то, что можно показывать? – белая кобыла подняла бровь. – Я хочу увидеть то, что нельзя показывать.

— Так распорядитесь об аресте здания театра, — Баррел остановился и указал на главный вход. – Мы схватим всех и допросим.

Его спутница, прервав движение, взглянула на жеребца и отрицательно покачала головой.

— Вы считаете, капитан Баррел, что в этом здании преступники? – она указала на театр.

— Я считаю, что нам нужно… — он сердито нахмурился.

— Отвечайте на вопрос, — перебила его кобыла.

Баррел на секунду запнулся. Несколько мгновений он смотрел в фиолетовые глаза своей спутницы, после чего сделал глубокий вдох и сердито топнул копытом.

— Да! – ответил жеребец. – После того, что эти… эти… устроили в Кантерлоте всего пару месяцев назад – да! Это не преступники, это враги Короны! Их следует заковать в цепи! Всех! Этого требует правосудие, Ваше Величество!

Кобыла посмотрела капитану в глаза.

— Всех? – переспросила она. – Даже тех, кто верно служил Короне долгие годы бок о бок с Вами и помогал в обороне столицы? А после всего случившегося не сбежал, а добровольно сдался?

Баррел неуверенно сглотнул.

— Да, многие из них участвовали в нападении, я этого не отрицаю, — продолжила его спутница. – Но многие из них помогали нам. Правосудие – равенство всех перед законом. Если один пони совершил преступление, мне так же стоит посадить и всех остальных, не причастных к этому, в камеры?

— Но они не пони! – топнул Баррел.

— И что? – возразила кобыла. – Грифоны – тоже не пони, как и минотавры, бизоны и яки. Только пони имеют право на правосудие и могут не отвечать за ошибки других своих сородичей? К тому же именно отсюда и пришло это предупреждение.

Капитан отвернулся, сердито фыркнув.

— Поступайте, как считаете нужным, Ваше Величество, — произнес он. – Если такова Воля Принцессы – я не смею противиться.

Его спутница положила белое копыто на плечо жеребца.

— Я понимаю Ваши чувства, капитан Баррел, — произнесла она. – Вы один из самых благородных и верных гвардейцев, что когда-либо были у меня. И сейчас я прошу Вас просто довериться мне.

Баррел повернулся.

— Ваше слово – закон для меня, — он коротко поклонился. – Если вы прикажете мне спуститься в Тартар и подружиться с Цербером – так тому и быть.

Кобыла улыбнулась, благодарно кивнув.

— Спасибо, — произнесла она, посмотрев на здание театра. – Не будем терять времени.

Группа перешла на легкую рысь, двинувшись в сторону от главного входа. Четыре силуэта свернули в подворотню, уходя прочь с оживленной улицы. Баррел шел первым, то и дело настороженно оглядываясь, пока два других жеребца следили за тем, что происходит по сторонам и у них за спинами. Группа приблизилась к черному входу. В копытах капитана блеснули ключи. Он обернулся, глядя на остальных.

— Информатор сказал, — произнес он, — что театр готовится к крупной премьере. Все работники поставлены на уши и вкалывают день и ночь. Есть вероятность, что наша… авантюра останется незамеченной. Эта дверь ведет на склад с ненужными декорациями.

Его спутница и два жеребца позади кивнули. Баррел подошел к двери черного хода и, вставив ключ, повернул его. Копытом он толкнул дверь, пройдя внутрь первым. Перед капитаном открылось техническое помещение, переоборудованное под склад. Внутри было огромное количество полок с различными декорациями и предметами, нужными в постановках.

— Ланс, — скомандовал капитан оранжевому единорогу, — проверь правую сторону.

Он повернулся к серому земному пони.

— Флип, — кивнул он в сторону, — левую.

Оба жеребца принялись выполнять приказ. Сам Баррел шагнул вглубь, осматриваясь.

— Успокойтесь, капитан, — произнесла кобыла, проходя мимо него. – Это же театр, а не территория противника.

Она сняла капюшон, позволив своей роскошной длинной четырехцветной гриве, наконец, расправиться. Волосы тут же начали слабо шевелиться, словно на них подул ветер.

— Принцесса, — шепнул Баррел, — не будьте так опрометчивы.

— Все в порядке, капитан, — ответила Селестия. – Вы же сами сказали, что все сейчас заняты и тут нас вряд ли кто-либо заметит.

Жеребец неодобрительно покачал головой, в то время как Принцесса подошла к одному из стеллажей и взглянула на чудаковатые предметы, успевшие покрыться пылью. Она часто была зрителем на театральных постановках и прекрасно знала, что красивый спектакль – удел не только актеров. Во всем этом не менее важную роль играли и костюмеры, и сценаристы, и те, кто отвечал за декорации. Огромное количество всяких мелких предметов, лежащих перед Принцессой, только подтверждали это. Не зря этот театр — на сегодняшний день лучший театр во всем Мейнхеттане, а быть может, и во всей Эквестрии.

Баррел приблизился к выходу из склада. Дверь, как ни странно, была приоткрыта. Капитан нахмурился. Ланс и Флип продолжали осматривать помещение. Неожиданно, буквально в паре шагов от Селестии, тихо скрипнула дверь подсобного помещения, из которого размеренным шагом вышел светло-серый единорог с пышными усами. В магическом захвате он держал газету и кружку с кофе. Увидев перед собой Принцессу, единорог замер.

— Дерьмо… — прошипел Баррел, скользнув между стеллажей.

То же сделали и остальные жеребцы. Селестия молча стояла и смотрела на единорога в ответ. Удивление на его лице через мгновение сменилось на легкое осуждение, а сам он укоризненно покачал головой.

— Все мы знаем, — произнес он хриплым голосом, ткнув в сторону Принцессы газетой, — что у тебя отлично получается копировать образ Принцессы Селестии, Десерто. После той премьеры.

Принцесса несколько раз удивленно моргнула, но постаралась сохранить спокойное выражение лица.

— Даже ее прекрасную гриву, — усмехнулся старик. – Эх, увидеть бы ее хоть раз вживую… Но старика Эша ты не проведешь! Я – не эти глупые кобылки.

Он усмехнулся, сделав глоток.

— Но я бы на твоем месте так сегодня не шутил, — продолжил он. – Амби с самого утра рвет и мечет, да и мы все на нервах после… Кантерлота. А еще и эта премьера!

Старик забавно покрутил носом, заставив свои усы пошевелиться.

— Будь она неладна, — фыркнул он. – Так что, мой тебе совет – снимай с себя облик нашей любимой Принцессы и дуй к Амби. Раз уж вышел в свой выходной – получай по заднице вместе со всеми.

— Да, что-то я увлекся, — хихикнула Селестия.

Эш сделал еще один глоток из кружки, широко улыбнулся и двинулся к выходу.

— Лизе привет! – он махнул копытом и покинул помещение.

К Принцессе тут же подскочил Баррел с остальными стражниками и сердито посмотрел на нее.

— Что? – улыбнулась она. – А Вы разве не знали, что я – потрясающий секретный агент. Я настолько хороша, что моя легенда придумывается сама!

Селестия тихо хихикнула, прикрыв рот копытом. Ланс и Флип так же прыснули, пока не поймали сердитый взгляд капитана.

— Великолепные новости, — прорычал он. – Теперь тут, оказывается, есть те, кто может копировать Вашу внешность! Я рекомендую срочно эвакуироваться и возвращаться сюда со всей гвардией!

— Они чейнджлинги, Баррел, — произнесла Принцесса. – Они могут копировать любую внешность.

Вперед подался оранжевый единорог.

— Но мы не излучаем эмоций, — кивнул он. – Потому я легко смогу определить – наша это Принцесса или нет.

Баррел едко взглянул на Ланса, неодобрительно покачав головой. Селестия кивнула, повернув голову в сторону входа, но через мгновение вновь посмотрела на капитана.

— Лансу ведь Вы доверяете, капитан, — произнесла она. – И все равно опасаетесь их всех и хотите посадить каждого на цепь.

— Трудно не доверять тому, кто дважды спас тебе жизнь, — немного грустно усмехнулся Баррел, взглянув на оранжевого жеребца. – Потеряв при этом крыло и возможность летать.

Ланс пожал плечами.

— Зато теперь я могу быть единорогом, — ухмыльнулся тот. – Можно спокойно использовать магию. Равноценный обмен.

Баррел покачал головой.

— Ладно, — капитан махнул копытом, обращаясь к Селестии. – Пойдемте. Только, прошу Вас, осторожнее.

— Я пойду первой, — Принцесса вышла вперед. – Помните, я же теперь… как его… Дере?.. Дене?.. Дорэ?..

— Десерто, — поправил ее Флип.

— Верно, — кивнула Селестия.

— А если один из них поймет, что Вы – это на самом деле Вы? – Баррел взглянул на Принцессу, после чего повернулся к Лансу.

— Да тут такая суматоха, — улыбнулся он, — что я и сам теряюсь. Воздух просто кишит эмоциями. Чтобы раскусить Принцессу, нужно этого захотеть, спонтанно учуять это будет сложно.

Баррел секунду смотрел на Ланса, после чего громко выдохнул.

— Авантюристы… — он вновь покачал головой.

Вся четверка вышла со склада. Селестия шла впереди, в то время как капитан и остальные гвардейцы двигались за ней. Если Принцессу действительно приняли за одного из служащих театра, этим стоило воспользоваться. Группа покинула складские коридоры, попав в огромное помещение за главной сценой. Вокруг жизнь просто кипела – всюду сновали пони, грифоны и, как ни странно, чейнджлинги без маскировки. Все работники, как один, были в желтых касках, и каждый занимался исключительно своим делом. Суматоха вокруг напоминала огромный муравейник, с очень разными и непохожими друг на друга муравьями. Селестия улыбнулась.

Снующие туда-сюда работники театра не обращали никакого внимания ни на Принцессу, ни на идущих неподалеку Баррела с остальными гвардейцами. Только изредка удавалось услышать полусонное «Здорова, Дес», «Ха-ха, не смешно» и все. Вдруг внимание Принцессы привлекла колоритная группа работников театра, которые стояли около груды тяжелых ящиков. Впереди стояла земная кобыла оранжевого цвета с коричневой гривой и меткой гири. Чуть позади от нее в воздухе парили желтая пегаска и грифина. Из-за груды ящиков медленно двинулся один, левитируемый чейнджлингом с фиолетовым панцирем и такими же глазами. Ящик пролетел чуть вперед, пока оранжевая кобыла, при помощи грифины и пегаски, не перехватили его, отставив в сторону.

— Ну и че потом? – усмехнулась грифина.

— Ayez de la patience, mon cher! — произнес чейнджлинг, переводя дыхание. — Потом я ей говорю «Mon amour, сегодня я буду твоим Кольтом Иствудом…»

Он оперся спиной на ящик, встав в позу героя вестерна, и козырнул каской. Мгновение, и его объяла зеленая аура, явив перед кобылками и грифиной одного популярного актера, что играл во множестве театральных постановок и фильмов. Грифина колко улыбнулась, махнув лапой, в то время как пегаска захихикала.

— И она че? Растаяла перед твоим шармом, Пас? – подхватила земная пони.

— Vous plaisantez? – чейнджлинг развернулся, подхватывая телекинезом следующий ящик. – В ней уже сидело три кружки крепкого сидра!

Он подтянул свою ношу ближе, переправив ее к слушательницам. Они проворно подхватили груз и отставили в сторону.

— Trois, Кеттл! – чуть громче произнес Пас, обращаясь к земной кобылке. – Она не просто растаяла, она набросилась на меня прямо в баре! С виду — miniature пегасочка, а внутри — un monstre vorace!

Он распахнул глаза, покачав головой.

— Je pensais, что умру под ней! – засмеялся чейнджлинг.

Пас вновь повернулся, беря следующий ящик.

— Нарвешься ты на занятую, — хихикнула Кеттл, – и ее парень оторвет тебе клыки.

Пегаска и грифина засмеялись, а в то время как Пас, хитро улыбнувшись, принял облик серого единорога в полицейской фуражке.

— Bonne journee, сэр, — он отдал честь. — Нет, сэр. Не видел такого, сэр.

Обе кобылки и грифина громко расхохотались.

— Дырявоногий сердцеед, — прыснула пегаска.

— Non! Я ценитель дамской красоты, — Пас многозначительно задрал копыто, испещренное отверстиями.

Группа вновь рассмеялась. Селестия обогнула эту болтающую четверку, двинувшись дальше. Вокруг было полно различных досок, мешков с каким-то раствором и прочих стройматериалов. Общая суматоха все нарастала, пока Селестия и гвардейцы приближались к сцене. Внезапно из-за нагромождений декораций кто-то выскочил, ровно в тот момент, когда Селестия оказалась на его пути. Прозвучало еле слышное «Ой!», а на пол упало несколько папок с бумагами.

— Изв… извиняюсь! – пискнула единорожка лазурного цвета, поправляя съехавшие на нос большие очки.

Увидев Селестию, она на секунду замерла, распахнув рот в немом крике, а вытаращенные глаза напоминали лунный диск. Кобылка испуганно сделала шаг назад. Принцесса мягко улыбнулась, высунув язык.

— Д… Десерто! – сердито фыркнула единорожка, поправляя очки. – Дурак, опять напугал!

Она насупилась, начав собирать упавшие бумаги.

— Извини, не хотел, — Селестия наклонилась, помогая ей собрать раскиданные папки.

— Любишь ты поиздеваться над Айви, — кобылка поправила очки, тепло улыбнувшись.

Принцесса мягко улыбнулась в ответ.

— Только аккуратнее, — добавила Айви. – Мисс Амбидент сегодня рвет и мечет. Снимай с себя облик и займись делом.

Она оглянулась.

— А то она тебя покусает, — хихикнула единорожка.

Селестия кивнула. Айви, вновь поправив очки и папки с бумагами, неожиданно дотронулась до правого копыта Селестии.

— Вот здорово… — произнесла она, проведя своим копытцем по копыту Принцессы. – Как настоящая…

Айви подняла взгляд на аликорна перед ней.

— Вот бы у меня так получалось с магией, как и у тебя, — шмыгнула она носом. – Я ведь только пару месяцев назад покинула дом…

Кобылка опустила голову, потоптав копытом пол.

— У тебя все еще впереди, — кивнула Селестия, погладив Айви по голове.

— Думаешь? – ее большие глаза, полные восхищения, вновь смотрели на аликорна.

Принцесса кивнула, вызвав у кобылки широкую улыбку. Айви подалась вперед, крепко обняв Селестию, и потерлась об нее мордочкой. Неподалеку еле слышно фыркнул Баррел.

— Спасибо, Дес, — она отстранилась, продолжая улыбаться. – Ух ты, словно настоящую Принцессу обняла. Это же считается? Как думаешь, что бы она сейчас сказала?

Селестия приставила копыто к подбородку, изобразив задумчивость.

— Думаю… — она посмотрела на единорожку, — Принцесса бы сказала, что если ты будешь усердно трудиться и верить в себя, все твои мечты сбудутся.

Айви кивнула, вновь обняв Селестию.

— Спасибо! – произнесла она, вскочив на ноги. – Я побежала!

Не дожидаясь ответа, кобылка молниеносно исчезла среди декораций и ящиков с оборудованием. К Селестии приблизились три ее гвардейца.

— Она? – Принцесса повернулась к Лансу.

— Да, она тоже чейнджлинг, — кивнул он.

— Много их тут? — сердито нахмурился Баррел.

— Около половины всего персонала, — ответил Ланс.

Капитан отрицательно помотал головой, взглянув на Принцессу.

— Нет, — Селестия улыбнулась. – Я увидела еще не все. Пойдемте дальше.

— Как пожелаете, — вздохнул Баррел.

Принцесса и трое гвардейцев приблизились к главной сцене. И чем ближе они подходили, тем громче становился чей-то недовольный голос, звучащий очень звонко даже в царившей суматохе. Повинуясь любопытству, Принцесса, аккуратно выглядывая из нагромождения ящиков, нашла глазами источник праведного гнева, льющегося нескончаемым потоком. Буквально в десяти метрах от Селестии стояла единорожка кремового цвета с длинной красной гривой. Она испуганно пряталась за планшет в своих копытах, а из-за него торчали лишь ее глаза, уши и рог. Прямо напротив единорожки стоял чейнджлинг с желтыми глазами, которые гневно смотрели из-под белой каски на пони перед ней.

— М…мисс… Линк… — набравшись смелости, пискнула единорожка. – Я… я…

Из-за плеча Селестии осторожно выглянул Ланс.

— Амбидент Линк, — шепнул он Селестии. – Настоящее имя Флаво. Главный инженер. Ох не завидую я кобылке перед ней.

— А она кто? – шепотом спросила Принцесса.

— Винтер Лилли, — ответил Ланс. – Юное дарование. Закончила с отличием Балтимейрский университет, вот и попала к лучшему инженеру Мейнхеттана.

Флип и Ланс усмехнулись, в то время как Баррел покачал головой.

— Что «мисс Линк»? – рыкнула Амбидент, сверля взглядом кобылку перед собой.

Она подхватила планшет телекинезом, вырвав его из копыт пони, и повернула его к ней.

— Мисс Винтер! Что тут написано? – прошипела Амбидент, указывая на бумагу.

Кобылка, трясясь от страха, медленно опустила взгляд и посмотрела на лист.

— Что тут написано? – громче повторила Линк.

Единорожка попыталась открыть рот, но ее губы испуганно затряслись, а сама она вжала голову в плечи.

— Лилли! – топнула Амбидент. – Ты проучилась в лучшем ВУЗе пять лет, и тебя не научили читать?!

Она поднесла планшет ближе.

— Что тут написано?! – прорычала главный инженер.

— Кр… крепления… для… б… балок… — пискнула единорожка.

— Во-от! Мы уже прочитали первое предложение! Потрясающе! – Амбидент несколько раз кивнула. – А что же там написано дальше?

Она посмотрела на планшет, вновь повернувшись к стажеру. Единорожка бросила умоляющий взгляд на Линк, но та была непреклонна. Она лишь указала в сторону бумаги, ожидая ответа.

— Д… Десять… — дрожащим голосом ответила Лилли.

— Десять чего? – переспросила Амбидент.

— Д… д… десять… миллиметров… — пискнула кобылка.

— Десять миллиметров, — кивнула Линк. – Здорово!

Повернув планшет к себе, она изобразила на лице искреннее удивление.

— Скажите мне, мисс Винтер, — продолжила Линк, — А почему тут «десятимиллиметровые», когда я сказала заказать «пятнадцатимиллиметровые»?

Она подалась вперед, сверля желтыми глазами единорожку, трясущуюся, как осиновый лист. Взгляд кобылки невольно скользнул на планшет, потом на лицо инженера, прыгнул на один из ее клыков, из-за чего Лилли нервно сглотнула, и вновь вернулся на бумаги.

— М? – продолжала давить Линк. – Объясните же мне?

— С… судя… судя по первоначальным… расчетам… — дрожащим голосом начала Винтер, — б…б… бал…балка способна… выдержать нагрузку… и с десятимиллиметровым креплением…

Линк внимательно слушала, кивая на каждую фразу, произнесенную ее ученицей.

— А… а… — продолжала кобылка, — пятнадцатимиллиметровые… увеличивают… расходы на д… десять процентов и… и время… время монтажа… на… на двадцать…

Амбидент еще раз кивнула, широко улыбнувшись.

— Правда что ли? – она хлопнула копытами. – Моя ты умная поняша! Солнышко ты мое ясное!

Амбидент взяла кобылку за плечи, отчего та еле слышно пискнула.

— Всего-то месяц тут, — произнесла Линк, сияя широкой улыбкой, – а уже способна рушить устои и вводить новые методы! Немножечко инициативы от нашей миленькой пони!

Линк зааплодировала ученице.

— А о том, что «десятки» в условиях нашей работы плохо держат высокие и постоянные динамические нагрузки и сильно деформируются, наше солнышко не подумала, верно? – Амбидент чуть наклонила в голову, продолжая язвительно улыбаться ученице.

На лице Лилли появилась крайняя степень паники, хвост неистово задергался по полу, а передние ноги еле заметно затряслись.

— М…мисс Линк… — умоляющим тоном произнесла кобылка.

— Что «мисс Линк»? – лицо Амбидент стало сердитым. – Хочешь, чтобы прямо в разгар постановки кто-нибудь сорвался вниз, убив себя? Или одна из тяжелых декораций похоронила под собой несколько актеров?

Губы единорожки опять затряслись, голова поникла, а глаза наполнились влагой.

— Винтер! Винтер, не сметь! – топнула Линк. – Лилли, глаза на меня!

Кобылка уже была готова разрыдаться, как вдруг учитель взяла ее за подбородок, заставив поднять голову.

— Винтер Лилли! – строго произнесла Амбидент. – Смотреть на меня!

Плачущие глаза единорожки взглянули точно на Линк.

— Кто ты? – вновь строгий голос.

Лилли попыталась что-то сказать, но не смогла.

— Лилли, я хочу услышать ответ, — строго, но спокойно произнесла Линк.

— Дипл… дипломированный специалист… Балтимейровского… высшего… инженерного университета… — произнесла кобылка дрожащим голосом. – В… ваш зам… заместитель и… и… п…правое… копыто…

— Во-о-от! – кивнула Линк. – А теперь убирай эти слезы! Я уже распорядилась отменить твой заказ. Так что, я прошу тебя, убедись, что они хотя бы будут установлены правильно! Ты все поняла?

— Д… да, мэм… — кивнула единорожка.

— Вот и умничка моя, — Линк улыбнулась и, грозно ткнув копытом в сторону, заорала: – А ТЕПЕРЬ МАРШ ИСПРАВЛЯТЬ СВОИ КОСЯКИ!

Лилли вскочила, как ошпаренная, и, подхватив планшет, рванула в сторону сцены. К Линк подошла крупная светло-коричневая кобыла с колоском в зубах, рядом с которой парили грифина и пара пегасок.

— А не жестко ты с ней, маман? – кивнула она в сторону убегающей единорожки.

— У самой сердце кровью обливается, — вздохнула Амбидент. – Но пусть лучше так. Представьте, что бы было, попади она не к нам? Она же доверчивая и наивная.

Кобылки усмехнулись.

— А еще и очень милая, — хихикнула одна из пегасок. – Точно бы сидела под чьим-нибудь столом.

— Ладно, хватит болтать, — Линк махнула копытом. – Продолжаем трудиться.

Работницы кивнули и двинулись прочь. Принцесса повернула голову, глядя на Ланса, сидящего в метре от нее за одним из ящиков. Он лишь пожал плечами в ответ.

— Как интересно, — усмехнулась Селестия.

— Ой, ну вы только поглядите! – удивленно вскрикнула Амбидент.

Принцесса повернула голову, пытаясь увидеть то, что же так удивило главного инженера. Спустя мгновение, Селестия осознала, что Линк смотрит прямо на нее.

— Сама Принцесса Селестия явилась сегодня в наш театр! Потрясающе! – Амбидент вскинула копыта.

Чейнджлинг взлетела над полом, указав на место рядом с собой.

— Ваше Величество, не прячетесь там, идите сюда! – ехидно улыбнулась Линк.

Баррел и остальные гвардейцы напряглись, посмотрев на Принцессу.

— Только скажите, — шепнул капитан.

Селестия еле заметно махнула крылом, успокаивая капитана, и, нацепив на лицо невинное выражение, вышла из-за импровизированного укрытия.

— Батюшки мои! – Амбидент скрестила копыта на груди. – Вы уж извините, что я не накрашена!

Принцесса мягко улыбнулась, глядя точно на Линк, парящую в воздухе.

— Ничего страшного, — она махнула копытом, продолжая улыбаться главному инженеру.

— Ах, «ничего страшного»! – хихикнула Амбидент.

Она сделала короткий рывок, подлетев чуть ближе и впившись в лицо Селестии сердитым взглядом.

— Мистер Харт! – рявкнула Линк. — Мне плевать, что твоя кобыла дочь миллиардера! Мне плевать, что ты у нас тут важная шишка! И мне глубоко чхать на то, что ты…

Находящаяся недалеко от задней части сцены дверь, ведущая в партер, отворилась, прервав монолог Амбидент. В проеме показалась статная кобыла-единорог серого цвета с пшеничной гривой, одетая в строгий черный пиджак. Фейр Степ – директор театра. Селестия ее хорошо знала, ведь это именно она приглашала Принцессу посетить многие постановки, проходящие тут. В магическом захвате она держала какую-то коробочку и пристально ее рассматривала. Рядом с ней шел чейнджлинг, немного отличающийся от тех, что Селестия видела ранее – один из его глаз был желтым, а другой зеленым, в то время как спина была такого же цвета, как и остальной панцирь.

— Я думаю, ей понравится, Десерто, — произнесла Фейр Степ, протягивая коробочку чейнджлингу. – Когда?

— Надеюсь, — улыбнулся он. – Думаю, сегодня на ужине.

Увидев Принцессу и парящую около нее Линк, директор и ее спутник замерли.

— …приперся сюда в свой выходной… — закончила Амбидент, начав медленно поворачивать голову к Селестии.

— Жаль, но у меня нет выходных, — улыбнулась Принцесса.

Глаз Линк нервно дернулся.

— Вот ведь… — она сглотнула.

Одна из кобылок-работниц дрогнула, выронив ящик, который она держала в копытах. Инструменты и запчасти с гулким эхом вывалились на пол. Стоящая неподалеку от Линк единорожка, рванув к ней, закрыла ее собой.

— Маман, беги! – крикнула она.

Но бежать уже было некуда. Баррел и остальные гвардейцы среагировали молниеносно. Сам капитан возник за спинами директора и ее спутника, Флип в коротком прыжке встал позади Линк и стоящей около нее единорожки, а Ланс телепортировался ближе к сцене, полностью перекрывая любые возможные пути бегства. В его магическом захвате сверкнул клинок.

— Стоять! – грозно произнес гвардеец.

Директор Степ ошеломленно оглядывалась по сторонам, в то время как стоящий рядом с ней чейнджлинг опустил голову. Линк села на пол, продолжая смотреть на Селестию. Отовсюду стали выглядывать удивленные, а после и напуганные лица остальных рабочих, кто услышал странные звуки. Импровизированное кольцо, созданное гвардейцами Селестии, в котором они держали директора, главного инженера и еще несколько работников, снаружи окружили десятки испуганных пони, грифонов и чейнджлингов.

— Всем сохранять спокойствие! – громко произнесла Принцесса.

— Мы в жопе… — констатировала факт Линк.

Селестия повернулась к Баррелу и кивнула. Капитан подошел ближе к директору и ее спутнику, указав в сторону Принцессы.

— Двигайте, — произнес он. – И без глупостей.

Пони и чейнджлинг приблизились к Селестии. Теперь Баррел и Флип стояли по бокам от Принцессы, не спуская глаз со Степ, Десерто и Амбидент. Дальше всех стоял лишь Ланс, который озирался по сторонам, держа клинок наготове. Но в ответ на него смотрели лишь десятки испуганных глаз.

— Призываю всех успокоиться! – громко произнесла Селестия, взмахнув крыльями.

Ее черный плащ упал на пол, явив перед всем театром Принцессу. В воздухе повисла тишина, прерывая еле слышным испуганным шепотом. Появление правительницы Эквестрии в самый разгар рабочей смены, а тем более в таком месте, повергла большую часть театра в шок. Напугана не была лишь Линк, которая закрыла копытам глаза и еле слышно повторяла одно нецензурное слово.

— Ваше Величество, — осторожно произнесла Степ, преклонив голову, — позвольте объясниться…

— Сперва ответьте мне на пару вопросов, миссис Фейр Степ, — перебила ее Селестия.  

— Конечно, Ваше Величество, — кивнула единорог.

Принцесса окинула взглядом сотни глаз, смотрящих сейчас на нее со всех сторон, и повернулась к директору.

— Сколько Вы уже руководите этим театром? – произнесла Принцесса.

— Пятнадцать лет, — ответила Степ.

— А сколько тут работают чейнджлинги? – Селестия взглянула на работников, которые тут же спрятались.

— Десять, — ответила Фейр. – Или больше, не помню.

Она повернулась к Линк.

— Тринадцать, — поправила ее Амбидент и, повернувшись к Принцессе, добавила: — Ваше Величество.

— А сколько вы знаете Вашего главного инженера? – Селестия посмотрела на Линк.

Степ еле слышно усмехнулась.

— Двадцать три года, — ответила она.

— Не юли, двадцать шесть, — Амбидент взглянула Фейр.

Та грустно усмехнулась.

— Это моя вина… — Линк опустила голову.

— Не сейчас, Флаво, — прервала ее Фейр.

Селестия посмотрела на директора, после чего на секунду повернулась к главному инженеру, и вновь взглянула на Степ.

— И все это время вы знали, кто она такая? – спросила она.

Фейр кивнула. Внезапно раздался испуганный крик, заставивший всех тут же повернуться. Около выхода на сцену, где находился Ланс, стояла кремовая единорожка, чей испуганный взгляд прыгал по всем, кто стоял сейчас перед ней. Ланс, сверкнув клинком, повернулся к пони. Винтер испуганно пискнула.

— Эй, бугай! Убери свою тыкалку! – рявкнула Амбидент, глядя на гвардейца.

— А ну стоять! – прорычал Флип, преграждая ей путь.

— Лейтенант! – Селестия окликнула своего гвардейца.

Тот отступил.

— Сержант, прошу Вас, — Принцесса повернулась к Лансу.

Он кивнул, опустив меч. Лилли же прижала копыта ко рту, боясь пошевелиться.

— Винтер! Смотри на меня! – крикнула Линк.

Единорожка повернулась.

— Все в порядке, милая! – Амбидент помахала ей. – Все хорошо, успокойся! Тихо!

Лилли еще раз взглянула на гвардейца и клинок в его захвате.

— Успокойся! – повторила Линк и чуть слышно добавила, чтобы ее слышала только Селестия: — прошу, отпустите девочку…

Принцесса кивнула. Она повернулась к Лансу и сделала короткий жест копытом. Гвардеец сделал шаг в сторону.

— Солнце мое, — вновь крикнула Линк, — ступай на кухню и сделай кофе! Хорошо?

Винтер неуверенно кивнула.

— Вот и умница, — улыбнулась Амбидент. – А теперь брысь!

Кобылка быстро развернулась, ускакав в сторону кулис.

— И не возвращайся… — выдохнула Линк.

— А вы любите эту кобылку, — Селестия посмотрела на главного инженера.

Линк усмехнулась.

— Мы все ее любим, — кивнула она. – Она для нас как дочка. Смышленая девочка, но до ужаса наивная и самоуверенная.

Принцесса улыбнулась.

— Прошу, — произнесла Амбидент, сглотнув, — Ваше Величество, не ломайте ей будущее.

Ее голос слабо задрожал.

— Вы думаете, я пришла сюда поймать вас всех и посадить на цепь? – Селестия подняла бровь, глядя на Линк.

Принцесса окинула взглядом всех присутствующих.

— Да, атака на Кантерлот одним из ваших ульев действительно вселила страх в сердца многих моих подданных, — добавила она, — заставив их поверить, что вы – наши враги.

Взгляд Селестии вернулся на Линк и Степ.

— Но сейчас я не вижу перед собой врагов, — она покачала головой. – Сейчас я вижу сплоченную команду, благодаря которой этот театр процветает.

Ее взгляд остановился на Амбидент.

— Я вижу хороших друзей, помощников, — продолжила Принцесса, — учителей.

Она повернулась, вновь окинув взглядом всех вокруг.

— Я вижу полноправных членов нашего общества, пусть и скрывающихся, — добавила Селестия.

Принцесса вновь повернулась к директору театра.

— Я приехала сюда убедиться во всем этом, — кивнула она. — И я убедилась.

По залу пронесся шепот. Селестия коротко кивнула гвардейцам. Ланс спрятал клинок, спокойно сев на пол, Флип сделал шаг назад, и лишь Баррел остался стоять, настороженно глядя на присутствующих.

— Спасибо, Ваше Величество, — глаза Степ радостно сияли.

Внезапно капитан сделал резкий шаг к сидящему около директора театра Десерто, который держал одну ногу за спиной.

— Эй, что это у тебя? – прорычал Баррел, ткнув того в плечо.

Капитан выхватил у него предмет и сердито посмотрел на коробочку.

— Что это? – нахмурился гвардеец.

Дес промолчал.

— Отвечай! – рявкнул Баррел, вновь толкнув его в плечо.

— Подарок… — ответил Дес, отводя взгляд.

— Капитан, — Селестия подняла копыто, призывая гвардейца успокоиться. – Я же только что сказала! Успокойтесь! Что так вызвало у Вас негодование?

— Извините, Ваше Величество, — поклонился Баррел.

Он сделал шаг к Принцессе, протягивая коробок. Она подхватила предмет телекинезом и осмотрела, после чего взглянула на Десерто.

— Можно взглянуть? — спросила Селестия.

Дес неуверенно кивнул. Принцесса аккуратно открыла коробочку. Перед ее глазами оказалось золотое кольцо, украшенное красным рубином в форме капли. Оправа кольца была расписана замысловатыми узорами, что придавала ему восхитительный вид.

— Какое красивое, — произнесла Селестия и, наклонившись ближе, и шепнула: — А для кого?

— Невесты, — шепнул в ответ Дес, смущенно потупив взгляд. – Но она пока этого не знает.

Принцесса удивленно приподняла брови и, закрыв коробок, улыбнулась сидящему перед ней.

— Да, представляешь, — послышался хриплый голос из глубины кулис, — что будет, если она застукает его в образе Селестии?

— Покусает за задницу, — хихикнул голос, принадлежащий кобылке.

Все обернулись в сторону, откуда слышался разговор.

— Ой-ой… — Степ помотала головой. – Если это то, о чем я думаю…

Она посмотрела на гвардейцев.

— …не делайте резких движений, мальчики, — усмехнулась кобыла.

Баррел сердито нахмурился, в то время как Ланс и Флип иронично улыбнулись. Селестия с интересом посмотрела на резко подскочившего Десерто. Из-за кулис в сопровождении старого единорога Эша, которого Принцесса и гвардейцы встретили первым, шла пегаска белого цвета с желтой гривой, которую делил пополам красный локон. Кобылка показалась Селестии очень знакомой. На ее боках располагались седельные сумки, а сама она мило болтала с жеребцом. Увидев Принцессу Селестию, гвардейцев и все еще напуганных театральных работников, парочка пони замерла на месте. Алые глаза пегаски тут же скользнули по стоящему перед ней Лансу, переместились на Флипа, далее на капитана Баррела и остановились на Десерто. Пони осторожно отставила ноги в разные стороны, слегка наклонила голову и приподняла крылья. Ее поза начала напоминать наконечник стрелы.

— Вот же!.. — спохватился Десерто.

— Спокойно, ребята… — Степ подняла копыта.

— Что это значит? — взгляд Селестии медленно плавал от пегаски к директору и обратно.

Дес замотал головой в надежде, что стоящая около кулис пони его заметит, но сейчас ее взгляд был направлен точно на Ланса. Она сделала короткий шаг в сторону. Ремешок на груди пегаски еле слышно щелкнул.

— Лиза, не!.. — Десерто попытался привлечь к себе внимание, подняв копыто, но был тут же остановлен капитаном.

— Стоять! – рявкнул он, грубо усадив Деса на место.

Зря. В эту же секунду седельные сумки пегаски влетели в стоящего перед ней Ланса. Сам жеребец, получив резкий удар копытом в грудь и крылом в плечо, припал на одно копыто, пока пегаска, легко перемахнув через него, лягнула гвардейца в спину. Следующая секунда была посвящена Флипу, который так же быстро, как и Ланс, получил серию ударов в грудь и голову, свалившись на пол. Баррел попытался среагировать, сделав шаг назад, но молниеносный рывок вышиб воздух из его легких, а следующий за ним удар в нос высек искры из глаз капитана, заставив того повалиться на спину. Разъяренную пегаску тут же объяла аура телекинеза, идущая от Десерто. Он подтянул ее к себе, усадив на пол.

— Все в порядке! – Он подтянул ее к себе и, усадив на пол, крепко обнял. – Элизабет, успокойся!

По залу прокатился шепот. Селестия ошеломленно моргнула. Эта пегаска показалась ей до ужаса знакомой.

— А? – произнесла пони, повернувшись к чейнджлингу. – Дес… я…

— Чш-ш, милая, все в порядке, — произнес он, гладя ее по спине.

— Дес… я… я опять? – испуганно пискнула Лиза. — Я просто увидела тебя и… и…

— Тише, Лиза, — он мягко поцеловал ее в ушко. – Я тут, все хорошо.

«Лиза? Элизабет?»

Селестия удивленно нахмурилась. Имя было довольно редким среди пони, потому на ум Принцессе пришла лишь одна семья, назвавшая так своего ребенка.

— Элизабет Фоулер? – спросила она.

Пегаска повернула голову, ошеломленно вытаращив глаза.

— Принц… Принцесса… С… Селестия?! – пискнула Элизабет.

Ее удивленный взгляд скользнул к гвардейцам, с которыми она только что разделалась. Пегаска испуганно сглотнула. Теперь Принцесса ее узнала – дочь одного из бывших ловцов К.А.А. Чейза Фоулера, который после потери ноги был вынужден уйти в отставку. Но это не помешало ему превратиться из лучшего ловца, в одного из богатейших бизнеспони Эквестрии. Все было бы прекрасно, если бы не одно грустное обстоятельство – его дочь. Элизабет страдала от неизлечимого психологического расстройства, которое должно было ее убить. Но, каким-то непонятным образом, развитие болезни удалось остановить. Как именно – ее лечащий врач и отец умалчивали, списывая на удачу. Но если прислушаться к уклончивым ответам отца пегаски, ее «лекарство» сидело как раз напротив Принцессы. Теперь стало понятно, почему она так накинулась на гвардейцев.

— Вставай, бугай! – усмехнулась Степ.

Она вместе с Линк помогала капитану встать, пока остальные работники оказывали помощь Лансу.

— О, а у Принцессы тоже есть дырявоногий! – хихикнули две кобылки, указав на гвардейца.

От удара Лизы он потерял маскировку и теперь лежал перед остальным театром в свой истинной форме чейнджлинга с оранжевыми глазами и такого же цвета спинной пластиной.

— От оно как! – рядом усмехнулся Флип.

Он осторожно поднялся, держась за подбитый глаз, и повернулся к белой пегаске, сидящей в объятиях чейнджлинга.

— Вы и правда — Элизабет Фоулер? – спросил гвардеец, потерев ушиб. – Можно автограф?

Лиза осторожно улыбнулась и кивнула.

— Эй, кэп! – засмеялся Флип, взглянув на Баррела. – Как тебе танец ЧиДошницы? Возбуждающий?

Капитан посмотрел на жеребца, после повернулся к Элизабет и фыркнул.

— Беру свои слова обратно, — он вытер копытом сочащуюся из носа кровь.

— Прошу прощения. Я… я, честно, не хотела, — извиняющимся тоном произнесла Элизабет, виновато глядя на гвардейцев и Селестию. – Я стараюсь держать себя в копытах, но когда я увидела Деса…

Она повернулась к Десерто и крепко его обняла.

— После этой дурацкой Кантерлотской свадьбы, — всхлипнула Лиза, – я все время боюсь, что у меня его заберут…

Селестия взглянула на гвардейцев. Те ответно кивнули, убеждая ее, что с ними все в порядке. Принцесса приблизилась к Элизабет и Десерто, сев рядом.

— Я тут не за этим, — улыбнулась она.

Вдруг ее взгляд остановился на маленьком коробке, который капитан отобрал у Деса.

— Ой, извини, что капитан отнял его у тебя, — виновато произнесла Селестия.

Она левитировала предмет к чейнджлингу. Десерто перехватил предмет телекинезом и секунду смотрел на него, после повернулся обратно к Принцессе.

— Ничего страшного, — кивнул он. – Спасибо, Ваше Величество.

— Что это? – сидящая рядом Лиза удивленно прищурилась, глядя то на коробок, то на возлюбленного.

Десерто повернулся к Элизабет и, улыбнувшись, взглянул ей в глаза. Через мгновение он вновь посмотрел на Принцессу, словно прося разрешение.

— Думаю, лучше момента не придумать? — произнес он.

— Если только мы не помешаем, – кивнула Селестия.

Десерто отрицательно помотал головой. Он повернулся к Лизе и, поднеся коробок чуть ближе, посмотрел ей в глаза. Взгляд пегаски начал неистово прыгать от лица возлюбленного к маленькому предмету в его магическом захвате. Казалось, что в голове Элизабет сейчас перебираются тысячи догадок, и, по традиции, самые сумасшедшие выходят на первый план.

— Милая, я должен был сделать это уже давно, — мягко произнес Дес, не отрывая взгляда от Элизабет.

Глаза Лизы стали еще шире, хвост заелозил по полу, а крылья еле заметно дернулись. Она закрыла губы копытами.

— Элизабет Фоулер, — Десерто открыл коробочку, показывая пегаске ее содержимое, — ты выйдешь за меня?

По театру пронесся восторженный писк, сменяющийся криком, выражающим крайнюю степень радости. На глаза Лизы навернулись слезы, а сама она тут же схватила Десерто, крепко его обняв.

— Да, да, да! Да! — пегаска целовала его в нос и губы. — Тысячу раз ДА!

Напряженная атмосфера, возникшая тут из-за недопонимания, мгновенно улетучилась. Остались лишь радость и теплые улыбки. Все работники, стоящие вокруг обнимающейся парочки, широко улыбались, перешептывались, кто-то смеялся или одобрительно топал. Даже капитан Баррел, поймав взгляд Принцессы, слабо улыбнулся и покачал головой.

— Не хотел бы прерывать… — произнес Ланс.

Он осторожно подошел к обнимающейся парочке и поставил около Элизабет ее седельную сумку, которую она запустила в него. Увидев сумку, глаза Лизы вновь расширились, а сама она, сияя ехидной ухмылкой, повернулась к Десерто.

— Ха! Чуть не забыла! — она тронула его за нос. – Думаешь, опять победил своим глупеньким предложением?

Пегаска сощурила глаза.

— Лиза, ты опять начинаешь? – улыбнулся Дес.

Больше не говоря ни слова, она подтянула сумку к себе, открыла ее и быстро нашла какой-то бланк. С гордым видом, словно генерал, захвативший самый неприступный город во всей вселенной, Элизабет повернулась к Десерто, держа эту бумажку в зубах. Дес перехватил ее телекинезом, удивленно посмотрев на Лизу.

— Что это? – осторожно спросил он.

— Сладкий вкус победы! – важно произнесла она.

Элизабет задрала голову и выпятила грудь. Десерто повернулся к бланку и начал читать. С каждым мгновением улыбка с его лица пропадала, заменяясь на удивление.

— Клиника «Доброе Сердце», — бубнил он себе под нос, читая строки. – Показатели… в норме… в норме… удовлетворительно…

Его глаза скользили по бланку, становясь все шире.

— Срок… чет… четыре недели?.. — он поднял ошеломленный взгляд на Элизабет.

Даже несмотря на то, что она и Десерто были одного роста, пегаска смотрела на него сверху вниз, довольно улыбаясь.

— Ты… ты… — Дес сглотнул. – Ты беременна?..

— Ага, — кивнула та.

— И ты полезла в драку?! – Дес сердито нахмурился.

Элизабет, свернув губы в трубочку, надула щеки. Десерто схватил кобылку передними копытами и крепко обнял, уткнувшись носом в ее гриву.

— Вот дура! — произнес он полушепотом. – Как же я тебя люблю.

— И я тебя люблю, сэр Дырявка, — хихикнула Элизабет, прижавшись мордочкой к голове Деса.

По помещению пронесся легкий смешок от работниц театра. Амбидент подошла ближе, подняв листок с результатом.

— Лиза, ты точно уверена? – спросила Линк. – Неужели сработало? Просто… просто ты сама знаешь, шанс один на миллион…

— Ага, — кивнула пегаска, — И все благодаря тебе.

Она отстранилась от Деса, взяв того копытами за щеки и поцеловала в нос.

— Это мисс Амбидент дала мне этот… — Элизабет наклонилась ближе и заговорчески шепнула: — …тайный курс для кобылок.

Десерто улыбнулся.

— Я… я даже ничего не знал… — неуверенно произнес он.

Казалось, что Дес сейчас просто расплачется от счастья.

— Конечно не знал! – хихикнула Лиза. – Это же «тайный курс». Но, даже несмотря на это, ты все равно продолжал стараться каждый раз.

Пегаска вновь потеребила его щеки, поцеловав в губы.

— Мой зубастый будущий папаша, — засюсюкала Элизабет.

Десерто вновь крепко обнял Элизабет, уткнувшись в ее гриву, в то время как пегаска, довольно хихикнув, поцеловала его в ухо. Принцесса лишь широко улыбалась, глядя на парочку, милующихся в полуметре от нее. Селестия повернулась к Фейр, поймав ее ответную улыбку.

— Нет, такое тут не часто, — усмехнулась та, отвечая на немой вопрос Принцессы.

Селестия окинула взглядом весь собравшийся персонал, который так же, как и она, широко улыбался, глядя на влюбленных, и посмотрела на гвардейцев. Даже Баррел уже не мог сдержать улыбку, поддавшись общей атмосфере. Принцесса повернулась обратно к Фейр.

— Я сегодня увидела даже больше, чем рассчитывала, — произнесла Селестия.

— Вы сохраните их и наш секрет? — осторожно спросила Линк.

Принцесса кивнула.

— Во всяком случае, вам решать, — добавила она, — стоит ли признаваться в том, кто вы есть, или нет.

— Спасибо, Ваше Величество, — кивнула Амбидент вместе со Степ.

— Но сначала… — Принцесса хитро улыбнулась.

Она повернулась к Элизабет и Десерто, наклонив голову. Пара отстранилась друг от друга, повернувшись к Селестии.

— Вы напали на мою гвардию, юная леди, — она подняла бровь, сияя заговорщической улыбкой. – За это положен как минимум арест.

Дес и Лиза переглянулись, улыбки на их лицах угасли.

— Но мы можем простить вам это, — тут же добавила Селестия.

Принцесса подняла голову, посмотрев на гвардейцев, которые уже догадались, что она имеет ввиду, и утвердительно кивнули. Взгляд Селестии вернулся на парочку, смиренно ожидающей вердикта правительницы.

— Если мы увидим наши приглашения на свадьбу, — улыбнулась Селестия.

По залу пронесся восторженный топот и радостные выкрики. Элизабет и Десерто, переглянувшись, расцвели в улыбках и одновременно кивнули.