Проклятая любовь

Что случится если Спайк всё-таки признается в любви к Рэрити, отвергнет или примет ли она его любовь, и каковы будут последствия

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Спайк Дерпи Хувз

Делай что должно

Прошла пара сотен лет после изгнания Найтмер Мун. Нравы и обычаи в мире Эквестрии куда жёстче нынешних. Сообщество пони, всё ещё сильно разобщено внутри, а гармония понимается иначе — в соответствии с нравами и обычаями.

Принцесса Селестия ОС - пони

Вопрос дня: почему я хочу летать?

Мини-рассказ о том, что не всё то ягода, что блестит.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Дэринг Ду

The Conversion Bureau: Рекомбинант 63

Самое главное в работе каждого Бюро — это 'зелье', нанотехномагическая сыворотка, которая превращает человека в пони. Но, чтобы Бюро могли открыться, сыворотку сначала нужно было изобрести. Эта история о том, как была создана первая действующая сыворотка, о людях и пони, которые сделали это возможным.

Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Встряска времени

Твайлайт любознательна, не секрет. Но до чего может довести любопытство, если не проявить должной осторожности? Волшебница решила одним глазком посмотреть на события прошлого. Как известно, иногда, одного наблюдения бывает мало.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая

Купание

Пони захотелось прогуляться и искупаться

ОС - пони

Награда за предательство

Каждый получает только то, что он заслужил.

ОС - пони Найтмэр Мун

Warhoof 40000

Отборные солдаты Импониума должны пройти последний тест на пути к становлению штурмовиками - элитой всей гвардии защитников рода пони. Но разумеется, как и всё тысячелетие этот экзамен будет жестоким и трудным...

ОС - пони

Дом — это для слабаков

Селестия и Скуталу вместе бомжуют в одном из переулков Понивилля. Они любят поговорить о разных вещах. Вот о чем они говорят.

Скуталу Принцесса Селестия

Проклятье Пандоры

Принцесса Селестия и главная шестерка находит загадочную шкатулку. Любопытство принцессы привело к тому, что на Эквестрию обрушивается проклятье Пандоры. Смогут ли Эпплджек, Спайк и принцесса Луна спасти всех? И как связан Дискорд с Пандорой?

Эплджек Спайк Принцесса Луна Энджел Дискорд

S03E05
Глава 2 - Любопытство и последствия Глава 4 - Встреча с Трикси

Глава 3 - Новый мир и новые знакомства

Приблизившись к двери своей спальни, единорожка, тяжело вздохнув, тихонько приоткрыла дверь и заглянула внутрь.

— Здесь пони-будь есть? — спросила Твайлайт, осторожно, почти крадучись заходя в комнату, при этом оглядываясь по сторонам и выискивая источник странных звуков, доносившихся отсюда. — Ау-у! Вы здесь? Рэйнбоу, если это твоя очередная шутка, то это совсем не смешно!

Однако ответом на её слова была тишина, и, осмотрев большую часть полутёмной комнаты, единорожка повернулась к сидящему у неё на спине Совелию:

— Вот видишь, Совелий, здесь никого нет, а тот шум нам послышался…

Договорить ей не дал внезапно раздавшийся из-за её спины стон. Испуганно подпрыгнув и резко развернувшись, единорожка заметила лежащую в углу за её собственной кроватью, стоящей возле окна, довольно крупную фигуру. Глубоко вздохнув и успокоив сорвавшееся в галоп сердце, единорожка зажгла на роге заклинание света, что ярко осветило всю комнату, представив её взгляду доселе не виданное ею существо.

— Святые Селестия и Луна! Кто или что же это такое?! — полушёпотом спросила саму себя единорожка, пытаясь тщательнее разглядеть незваного гостя, лежавшего на полу её спальни. — Ох, что мне делать, что делать?

— Ху! — вдруг подал голос филин и перелетел на стоявший возле кровати Твайлайт насест, на котором он ночевал. — Ху!

— Точно, нужно успокоиться, — просияла единорожка и продолжила бормотать вполголоса. — Так, глубокий вдох, хха-фффффуххх. Всё, я спокойна, спокойна. Это нестандартная ситуация из разряда «Что делать, если вы внезапно обнаружите незнакомого пони без сознания у себя дома». Вспоминай, Твайлайт, вспоминай… как там было в книге «Необычные знакомства в неожиданных ситуациях»? Так, я же помню, что она была где-то тут, — стала она подносить к себе книги, что стояли на полочке возле кровати, одну за другой. — Не то, не то, не то… Вот она!

— Ху! — вновь произнёс Совелий.

— Так, где оно тут было… Ага! — лавандовая единорожка наконец нашла нужную ей книгу и, быстро пролистав, открыла где-то на середине и начала негромко читать. — «Если вы пришли домой и обнаружили у себя дома незнакомца, что не предпринимает никаких враждебных действий и не пытается что-либо украсть. Шаг первый: поздороваться». Эм-м… Здравствуйте! — громко произнесла Твайлайт в сторону лежащей фигуры. — Так, поздороваться — есть! — вновь вполголоса пробормотала она, ставя галочку в мысленном списке. — «Второе: представиться». Меня зовут Твайлайт Спаркл, а как Вас? Так, представиться — есть. «Третье: поинтересоваться, что он или она тут делает и не нужна ли помощь». Эм-м, скажите, что Вы здесь делаете? Может, Вам помочь чем-то? У Вас всё в порядке? Так, «Если незнакомец спросил дорогу в библиотеку…». Не то. «Если незнакомец протягивает вам подарок…». Тоже не то. «Если незнакомец не отвечает и лежит на полу». О! То, что нужно. «Если незнакомец не отвечает и лежит на полу и не шевелится, возможно, что он ранен или без сознания. Тогда вам нужно как можно скорее его осмотреть и, если заметите раны или кровь, оказать срочную медицинскую помощь…». Так, нужно осмотреть существо… Но мне же нужно приблизиться к нему, а оно выглядит большим и страшным… Ох, что же мне делать?

— Ху!

— Придумала! — обрадовавшись, Твайлайт хлопнула в копыта. — Я подниму его магией и, не приближаясь, осмотрю его. Так, приподнимаю его…

Свечение, что исходило из кончика рога единорожки, охватило его весь, одновременно с этим лежащая на полу фигура засветилась той же самой сиреневой аурой, приподнялась над полом и, вылетев из-за кровати Твайлайт и подлетев к ней ближе, зависла, удерживая полем телекинеза. И буквально через секунду с неё на пол упала сначала одна тёмная капля, затем вторая, третья…

Единорожка несколько секунд в недоумении взирала на падающие одна за другой капли, и только спустя несколько секунд наступило осознание, от которого она ужаснулась: это была кровь! На мгновение замерев от ужаса, Твайлайт потеряла контроль над магией, отчего рог вспыхнул и погас, а висящая в воздухе фигура упала на пол и негромко застонала от удара, благо хоть висела она совсем невысоко.

Аж подпрыгнув от раздавшегося звука падения и стона, пусть и негромкого, Твайлайт тут же снова зажгла рог, в голове же её билась мысль о том, что существо перед ней истекает кровью, а небольшая тёмно-красная лужа на том месте, где до этого оно лежало лишь подтвердила её опасения в том, что ему срочно требуется помощь!

— Ох, великая Селестия, что же я должна делать? — единорожка вновь начала паниковать. — Я же никогда не оказывала первую помощь при серьёзных ранениях! Так, что же делать, что делать?.. Точно! У меня же есть книги о медицине, где должно быть написано, как действовать в случае оказания первой помощи при ранениях и травмах…

— Ху! — вдруг снова подал голос сов, вдруг перелетевший со своего насеста обратно на спину Твайлайт, что уже направилась к двери, ведущей на лестницу вниз, тем самым притормозив её на одном месте на пару секунд. — Ху! Ху!

— Что ты хочешь сказать Совелий? — повернулась к питомцу Твайлайт, почти галопом спускаясь по лестнице. — Мне нужно срочно прочесть в справочнике, как правильно обработать раны…

— Ху! — настаивал сов. — Ху!

— Да что ты хочешь? — вдруг выпалила пони. — Я же не Флаттершай, чтобы тебя понимать… Точно, Флаттершай! Совелий, скорее лети к Флаттершай, скажи ей, что у меня дома лежит неизвестное существо, оно ранено и ему срочно нужна помощь! Она сейчас должна быть… Вечеринка! Я совсем про неё забыла! Значит, лети в «Сладкий уголок», Флаттершай должна быть там. О, и если увидишь там сестру Рэдхарт, скажи Флатти, пусть она позовёт и её тоже. И главное — скажи Флаттершай, чтобы она не рассказывала о нём остальным подругам, я не хочу, чтобы они беспокоились.

— Ху! — откозырнул крылом пернатый и, сорвавшись с места, вылетел в открытое окно.

— Так, справочник по медицине… Вот она! — подхватила магией книгу Твайлайт и начала её на бегу листать, вновь возвращаясь в комнату, где лежало раненное существо. — Обработка ран, обработка ран… А, вот: «Первым делом аккуратно промойте раны. Если на пациенте есть одежда, снимите её…»

Вновь забежав в комнату, единорожка пролевитировала существо в ванную и, сообразив, как его одежда снимается, поскорее стянула с него всю его одежду. И только когда она уже сняла последний элемент одежды, она сначала с непониманием уставилась между нижних ног существа, а затем, внезапно поняв, что это такое и куда она смотрит, она залилась румянцем, отчего её мордочка запылала, и Твайлайт, стараясь не смотреть, аккуратно надела обратно этот последний клочок одежды, что как раз полностью прикрывал ту часть тела, которая, как она проходила в школе на уроках естествознания, есть у всех жеребцов (по крайней мере, она могла точно сказать, что эта часть у её брата точно есть, так как она сама однажды случайно её увидела, когда у него спала естественная магия, и после этого две недели не могла смотреть на Шайнинга, при этом не чувствуя стыда и не краснея) и которую скрывает естественная магия у каждого разумного существа в Эквестрии независимо от того, какой оно расы. Однако у лежащего перед ней «жеребца», и Твайлайт в этом не сомневалась, ибо увиденное ею было неопровержимым тому доказательством, естественная магия почему-то не работала, более того, единорожка не почувствовала даже следов того, что на этом существе оно хотя бы когда-нибудь использовалось ранее. Тем не менее Твайлайт успела заметить, что под этой деталью одежды ран не было, так что её и не нужно было снимать.

Удерживая «жеребца» магией, единорожка старалась как можно тщательнее, но при этом аккуратно смыть кровь с его тела. Во время этого процесса единорожка обнаружила несколько рваных, но неглубоких ран и пару небольших, но уже глубоких дырочек в его теле, некоторые из них до сих пор кровоточили, и похоже, и были причиной столь обильной кровопотери этого существа.

Убедившись, что на его теле не осталось грязи и кровавых пятен, единорожка аккуратно пролевитировала его обратно в свою спальню и так же аккуратно уложила его на кровать, а затем, сверяясь с левитируемой возле неё книгой, быстро спустилась вниз. Через пару минут единорожка вернулась обратно, неся магией небольшую коробку с каплей крови и красным крестом на боках и крышке, из которой тут же достала пару бинтов, спирт, вату и антисептик и принялась за обработку дырочек как самых глубоких и, следовательно, опасных на её взгляд ран.


В это же время устроенная Пинки Пай вечеринка шла своим чередом. Пони были поглощены общим весельем, музыкой, танцами и различными сладостями и вкусностями и попросту наслаждались этой вечеринкой. Впрочем, как и любой, устроенной розовогривой земной пони.

Лишь тихоня Флаттершай стояла немного в сторонке от общего веселья, попивая фруктовый сок и общаясь с одной из знакомых ей пегасок, также разделявшей её любовь к животным. И лишь неожиданно влетевший в открытое окно взъерошенный Совелий, который явно кого-то искал, прервал разговор двух пегасок, что с небольшим удивлением уставились на нежданного гостя.

— Привет, Совелий, — мягко произнесла розовогривая пегаска. Совелий, услышав, а следом и увидев пегаску, тут же подлетел к ней, и она погладила пернатого по голове. — А что ты тут делаешь? У тебя что-то случилось?

— Ху! — заухал сов. — Ху-ху, ху! Ху-у!

— Что?! — глаза Флаттершай испуганно расширились, а сама она вскочила и напряглась, готовая лететь на помощь. — Твайлайт срочно нужна моя помощь?! Она в порядке?

— Ху! Ху, ху-ху-ху, ху-у-у, ху-ху!

— Кто-то тяжело ранен? Срочно прийти? Не знает, кто это?

— Ху-у-у, ху, ху-ху.

— Привести Спайка и медсестру Рэдхарт?

— Ху! — и Совелий утвердительно кивнул, после чего добавил: — Ху, ху-ху, ху.

— Поняла, я ничего не буду говорить девочкам, чтобы они не волновались.

К счастью для Флаттершай, медсестра Рэдхарт стояла неподалёку за небольшим столиком со сладостями и о чем-то общалась с парочкой своих коллег.

— Простите, пожалуйста, что беспокою вас, мисс Рэдхарт, — сказала пегаска, — но моя подруга Твайлайт очень просит вас и меня прийти к ней в библиотеку. Ей срочно нужна наша помощь.

— Святая Селестия, с ней что-то случилось? — тут же с беспокойством спросила земная пони. — Надеюсь, она в порядке и с ней ничего серьёзного?

— С ней всё хорошо, — заверила её пегаска и уточнила: — помощь нужна не ей, а кому-то другому, кто сейчас у неё в библиотеке. И она надеется, что вы не откажете ему в помощи. Если вы не против, конечно…

— Разумеется, я помогу — это ведь мой долг! И если она действительно просит нас срочно прийти к ней, то нам и вправду стоит поспешить.

— Хорошо, только Твайлайт просила ещё позвать Спайка, её помощника. Вы случайно не видели его? Такой маленький миленький дракончик с сиреневыми чешуйками и зелёным гребнем, — пояснила пегаска.

— Случайно не этот? — спросила медпони, указав копытом в сторону подходящего к ним дракончика.

— Спайк, как хорошо, что ты нашёлся. Твайлайт просит нас срочно бежать к ней в библиотеку, — сказала пегаска и добавила: — С ней всё в порядке и помощь нужна не для неё, а для кого-то другого.

— Может тогда стоит позвать остальных наших друзей? — предложил Спайк.

— Не думаю, что это нужно, — отрицательно покачала головой Флаттершай. — Совелий сказал, что она просит прийти только меня, тебя и мисс Рэдхарт. Не стоит беспокоить остальных наших друзей и портить им вечеринку.

— Я извиняюсь, что вмешиваюсь, но раз мисс Твайлайт Спаркл срочно нужна наша помощь, то нам и впрямь следует поторопиться, — произнесла земная пони, и вся троица незаметно за общей суматохой и весельем покинули вечеринку.

Только оказавшись за дверью «Сахарного уголка», в котором проходила вечеринка, пара пони, филин и дракончик галопом понеслись к библиотеке, причём Совелий летел впереди, а Спайк сидел на спине меж крыльев Флаттершай. Спустя несколько минут они домчались до библиотеки и, чуть ли не ворвавшись внутрь (хотя Флаттершай и хотела как обычно зайти вежливо и робко, но заходящая вслед за ней медсестра буквально втолкнула её внутрь), тут же стали звать Твайлайт.

— Мы здесь! — послышался голос сверху, и группа тут же устремились туда.

— Твайлайт, что случилось? — ворвавшись первым в комнату спросил Спайк, а вслед за ним вошли и две другие кобылки, с ними и Совелий залетел, тут же вновь усевшийся на своём насесте.

Но стоило им обратить внимание на того, кто лежал рядом с кобылкой, как их всех троих буквально парализовало от удивления. Они внимательно разглядывали лежащее рядом с единорожкой существо, дабы понять, кто или что же это такое. Но даже Флаттершай, общающаяся со многими животными, не знала ответа на это вопрос.

— Твайлайт, кто это? — наконец прервала возникшую тишину Флаттершай.

— Если бы я только знала, — ответила единорожка. — Я просто испытывала одно заклинание из книжки, а затем вдруг услышала странные звуки, доносившиеся из моей комнаты. И когда мы с Совелием вошли внутрь, то обнаружили его лежащего на полу всего в крови. Поэтому я и попросила прийти тебя и позвать медсестру Рэдхарт.

— Оставим все выяснения на потом, сейчас самое главное — это определить состояние нашего с вами пациента и степень опасности его ран и увечий, — произнесла медпони, подходя к существу и тщательно и сосредоточенно осматривая его. — Твайлайт, ты ведь сказала, что нашла его всего в крови?

— Так и есть! Просто пока Совелий летел к вам, я успела смыть с него кровь и обработать несколько самых глубоких ран, — произнесла единорожка.

— Молодец, Твайлайт, ты всё правильно сделала. А теперь позволь нам с Флаттершай осмотреть его, — произнесла земная пони, осматривая грудь человека. — Должна сказать, что с виду с ним ничего серьёзного не произошло. Есть несколько небольших ран и царапин, где-то с дюжину ушибов и гематом, но в целом с ним всё будет хорошо. А эти раны, ты говоришь, были самыми глубокими? — уточнила медсестра, указывая на несколько неумело перемотанное бинтом туловище существа, сквозь который в двух местах проступила кровь.

— Д-да, я в первую очередь взялась за них, — кивнула единорожка.

— Правильно сделала, только повязка не очень хорошо замотана, — медсестра взялась за бинт и стала его разматывать. — Тебе раньше редко приходилось лечить кого-либо?

— Н-нет, я сегодня впервые опасные раны обрабатывала… — в голосе Твайлайт прозвучала неуверенность.

— Оу, а для первого раза ты справилась вполне себе неплохо, — снова похвалила Рэдхарт единорожку, тем временем размотав бинт и осматривая те самые три дырочки, явно глубоких, из которых продолжала немного течь кровь. — Помню, я своих первых пациентов в медколледже хуже бинтовала… Так, похоже, эти три дырки и есть самые проблемные… Так, — сказала медсестра, указывая на одну дырку впереди и вторую сзади существа, — похоже, это не две раны, а одна сквозная, и как мне кажется, важные для жизни органы задеты не были, рана хоть и кровоточащая, но неопасная. А вот в этой, второй, кажется, что-то осталось. Флаттершай, передай мне мою сумку, — сказала земнопони, и пегаска тут же вскочила и поднесла ей медицинский чемоданчик. — Спасибо, — сказала Рэдхарт, доставая пинцет и фонарик, а затем, держа в зубах фонарик, взяла в копыто пинцет и, направив свет на последнюю дырочку, стала аккуратно её прощупывать пинцетом, затем в какой-то момент проникла инструментом глубже в рану и достала оттуда… странной формы металлический осколок. Осмотрев с недоумением несколько секунд обнаруженный в ране кусок металла, она отложила пинцет с кусочком металла в сторону и стала доставать из чемоданчика разные медицинские принадлежности — какую-то мазь, зелья разных цветов и в разной формы пузырьках, чистые бинты и прочее, после чего принялась сначала за не сквозную рану. — Так, эти две раны самые проблемные, вдобавок из них всё ещё сочится кровь. Я их ещё раз продезинфицирую, полью лечебным зельем, намажу ранозаживляющей мазью и забинтую. Остальные раны и царапины я обработаю мазью и часть забинтую, а на часть наложу пластырь и, думаю, с ним всё будет в порядке. Как ты считаешь, Флаттершай?

— Думаю, вы правы, мисс Рэдхарт, — улыбнувшись, произнесла пегаска. — Я тоже кроме этих двух ран, что вы сейчас обрабатываете, не вижу ничего опасного для его жизни. Хоть я раньше и не встречала и не слышала о существах подобных ему, но я тоже думаю, что с ним всё будет в порядке.

— Может быть, нам стоит позвать ещё кого-нибудь, и тогда мы смогли бы перенести его в нашу Понивильскую больницу? — предложила Рэдхарт, но единорожка отрицательно покачала головой.

— Думаю, нам не стоит этого делать. Если с ним ничего серьёзного и его жизни ничего не угрожает, то тогда будет лучше, если он останется здесь. Мы ведь не знаем, как он может отреагировать на больницу и на то, что повсюду ходят пони в белых халатах, — произнесла Твайлайт.

— Твайлайт, ты уверена? — спросил Спайк, стоявший рядом и всё время помогавший двум пони.

— Спайк, ты боишься его? — спросила единорожка, глядя на своего помощника.

— Ха! Драконы ничего не боятся, — тут же гордо (как думал Спайк, а на самом деле — комично-умилительно) провозгласил Спайк, но затем добавил с беспокойством: — Я просто переживаю за тебя.

— Ничего, если что-то случится, ты же защитишь меня, мой грозный и смелый дракон? — улыбнувшись произнесла единорожка обняв своего помощника.

Наконец спустя полчаса после того как все раны были тщательно ещё раз осмотрены и так же тщательно перебинтованы, Твайлайт стояла на пороге своего дома, провожая своих гостей.

— Флаттершай, мисс Рэдхарт, ещё раз спасибо вам за то, что прискакали по моей просьбе. Я так сильно разнервничалась, что не знаю, что бы я делала без вашей помощи.

— Не переживай, Твайлайт, я была рада помочь, — искренне произнесла пегаска.

— Я тоже не могла отказать в помощи живому существу. Пускай я даже не знаю, кто или что он такое, — сказала земнопони.

— И ещё, могу ли я попросить вас, чтобы вы пока никому не рассказывали про то, кого здесь видели и кому помогали? — спросила Твайлайт, понизив голос. — Думаю, жители Понивиля могут воспринять с паникой появление нового таинственного существа.

Получив от них согласные кивки и попрощавшись со своими гостями, Твайлайт вновь поднялась наверх в свою спальню и, ещё раз осмотрев своего нового гостя, с облегчением вздохнула и, несильно зевнув, легла на пуфик рядом с кроватью, подумав, что исследование нового существа вполне можно оставить и на завтра. Укрывшись небольшим одеяльцем и прикрыв свои глаза, единорожка моментально уснула.


POV Григорий

Не знаю, сколько я провалялся без сознания, но чувствовал я себя полностью разбитым и обессиленным. Каждая мышца, каждая частичка моего тела отдавалась довольно ощутимой ноющей болью. Кое-как сумев пошевелить рукой и ощупав себя, я обнаружил, что кто-то перевязал мои раны, и довольно неплохо, хотя бинты ощутимо давили. Хотя было приятно осознавать тот факт, что лежал я на очень мягкой и удобной кровати.

С трудом открыв глаза, я уставился в незнакомый мне потолок. Припустив голову, я осмотрел пространство перед собой, и судя по увиденному, я с уверенностью мог сказать, что я точно не в больнице. Комнатка была совсем не похожа на типичную больничную палату, даже привычного запаха медицинских препаратов не ощущалось в ней. Скорее всего, это был чей-то дом, но вот кто здесь жил, понять было сложно.

Сама же комната была просторной, а обстановка в ней создавала ощущение домашнего уюта, вот только всё — и мебель, и цветы в горшках, и даже книги на полках — казалось каким-то небольшим, даже можно было сказать миниатюрным. На стене не было ни советской, ни фашисткой атрибутики, да и вообще в комнате не было ничего, что могло бы рассказать о его обитателях.

Я продолжал рассматривать комнату, пока, наконец, я всё-таки не повернул голову влево и не заметил с удивлением лежащую рядом с кроватью небольшую фиолетовую лошадку, из головы которой торчал небольшой рог.

Сначала я не мог поверить в происходящее и твёрдо думал, что всё это лишь галлюцинации и игра моего воображения либо всего-навсего возможный побочный эффект контузии. «Лошадка фиолетовой масти?! Да ещё и с рогом?! Это что ещё за чудо природы лежит напротив меня???» — удивлялся я. Но даже после того, как я протёр свободной рукой свои глаза и слегка пошлёпал себя по щекам, лошадка не исчезла.

Звук пощёчин, по всей видимости, разбудил дремавшую лошадку, и она, широко зевнув, прикрыв при этом рот согнутым в запястье копытцем, а после протерев ими же свои глазки, удивлённо посмотрела на меня. Где-то с минуту мы не моргая смотрели друг на друга, пока к моему большому и искреннему удивлению она не заговорила со мной.

Сказать, что я был удивлён, это ничего не сказать. Я был в таком шоке, что не был в состоянии произнести ни единого слова. Я не знал, что предполагать, в голове прокручивалось тысячи вариантов — от простой белой горячки до всевозможных научных, нечеловеческих опытов фрицов, про которые я изрядно успел наслушаться. Поговаривали, что они хотят создать новое, никем не виданное ранее психотропное оружие, а испытуемыми зачастую были захваченные в плен русские солдаты и партизаны.

Тем не менее, сидящая рядом со мной лошадка явно говорила, и судя по всему, именно со мной, во всяком случае, в комнате кроме нас двоих никого больше не было. И это точно была «она», так как голос был молодой, девичий и довольно приятный на слух. Но проблема была в том, что я не понимал ни единого её слова. Подобного языка мне ещё не приходилось слышать. Он не был похож ни на русский, ни на английский, ни даже на немецкий.

— Я не понимаю, что ты мне говоришь, — после моих слов эта фиолетовая лошадка удивлённо уставилась на меня, видимо, тоже не поняв ни одного произнесённого мною слова.

Однако, посидев несколько секунд и словно раздумывая о чём-то, лошадка вдруг сорвалась с места и куда-то убежала, а уже через пару минут я увидел, как она вновь входит в комнату, а впереди неё плавно и словно по волшебству летит талмуд размером с том Большой Советской Энциклопедии. «Нифига себе! Как она это делает???» — очень сильно удивился я увиденному. Лошадка же, остановившись возле меня, открыла книжку и, по всей видимости, найдя нужную страницу, неожиданно запрыгнула мне на колени.

Не успел я хоть как-то отреагировать на такое поведение лошадки, как она дотронулась до моей головы своим рогом, и буквально через секунду мою голову словно прошиб разряд мощного электрического тока. Но почти моментально я почувствовал, как боль в голове стала резко отступать.

— Эй, ты в порядке? Как себя чувствуешь?

— Вроде нормально, вот только голова ещё немного болит, — машинально ответил я, но только через несколько секунд я смог понять, что мягкий женский голос принадлежал именно лошадке рядом со мной. — Стоп, ты разговариваешь на русском?!

— Русском? — в непонимании распахнула лошадка глаза. — Никогда не слышала о таком языке. Это на нем ты сейчас говорил?

— Что значит «говорил»? — не понял я. — Я и сейчас на нем разговариваю!

— Понимаешь, всё дело в том, что на самом деле сейчас ты говоришь на эквестрийском языке, — пояснила фиолетовая лошадка.

— Эквестрийском? — я удивлённо поднял брови. — Я в жизни не слышал подобного языка. Да и к тому же, как такое вообще возможно, чтобы кто-то заговорил на языке, которого не просто никогда не знал, а и никогда не слышал?

— А, это я при помощи заклинания сделала так, чтоб мы понимали друг друга, — улыбнулась она.

— Заклинания?! Подожди, ты имеешь в виду магию?! — Лошадка утвердительно кивнула. — Так, дай мне, пожалуйста, минутку, — произнёс я, сжав виски пальцами и начав их массировать, чтобы привести в порядок мысли и как следует всё обдумать.

Услышав стук копыт, я поднял голову и увидел, что фиолетовая лошадка вновь покинула комнату. И буквально через минуту она вновь вернулась, только с небольшим стаканом, наполненным водой.

— Вот, я подумала, что тебе захочется пить, — произнесла она, и стакан плавно приблизился ко мне. Слегка задумавшись, я всё же взял стакан и чуть ли не одним глотком осушил его.

— Спасибо, лошадка.

— Я не лошадка, а пони, к тому же единорог. И у меня есть имя, — обиженно произнесла она и слегка надула свои губки, от чего стала выглядеть ещё милее.

— Извини, я не хотел тебя обидеть. Просто я раньше никогда не встречал енорогов, — произнёс я, и пони захихикала.

— Не енорог, а единорог.

— Единорог, теперь запомнил, — сказал я, почесав голову. — Так ты пони, единорог, которая владеет магией, — произнёс я, уточняя только что полученную информацию. — А как, собственно, тебя зовут?

— Ой, мы ведь так и не представились друг другу. Меня зовут Твайлайт Спаркл, но для друзей можно просто Твайлайт или Твай. А тебя как зовут?

— Григорий Парамолов, но можно просто Гриша. Стой, значит, это всё реально?! — выпалил я, осознав происходящее, и попытался встать с кровати, но дикая боль во всем теле не позволила мне этого сделать, а маленькая единорожка моментально уложила меня обратно.

— Лежи, тебе нельзя сейчас много двигаться. У тебя было много ран по всему телу и несколько странных дырочек.

— Наверняка пару шальных пуль словил, — пробормотал я вполголоса, а затем слегка улыбнулся. — Твайлайт, а где я вообще на данный момент нахожусь?

— В моей библиотеке, в Понивиле, — так, название города явно не немецкое, но и не русское. Да и вообще, вряд ли бы немцы столько парились из-за одного раненного партизана. Легче всего было бы просто застрелить меня на месте, чем столько возиться со мной. А значит, всё происходящее в действительности было правдой.

— Твайлайт, а Понивиль это ведь город? — уточнил я.

— Ну да, — кивнула она, — он находиться недалеко от Кантерлота.

— Ага, а Кантерлот это что?

— Ты никогда не слышал о Кантерлоте?! — удивилась Твайлайт. — Это ведь столица Эквестрии

Следующие два часа единорожка активно и очень интересно стала рассказывать мне об Эквестрии. Я чувствовал себя словно ученик, пришедший на любимый урок к любимому учителю. Внимательно слушая каждое её слово, я, с каждой секундой узнавал всё новые необычные факты, которые слишком стройно укладывались друг к другу и точно не могли быть выдуманы охваченным галлюцинациями разумом, всё больше убеждался, что всё происходящее со мной действительно реально. Во всяком случае, я не слышал о такой болезни, которая могла бы вызвать подобные столь логичные и последовательные галлюцинации или видения. Ну а ставшая притчей во языцех белая горячка, что была широко известна у меня на Родине, не имела таких симптомов, причём настолько реальных.

Твайлайт рассказала мне очень многое. Например, о том, кто проживает в её стране и какие ещё бывают виды пони помимо единорогов. Так я узнал о пегасах, покоряющих небо, и сильных и трудолюбивых земных пони. Единорожка к тому же многое поведала мне и о других расах, населяющих Эквестрию и соседние страны, таких как грифоны, минотавры, алмазные псы, яки и другие. Она даже упомянула народ зебр, поведав, что одна из них живёт в Вечнодиком лесу неподалёку от Понивиля.

К своему удивлению, я узнал, что Эквестрия была монархической, а точнее, диархической страной, в которой правили две принцессы. Но что больше всего меня удивило, так это то, что этот мир можно было смело назвать раем. Здесь не было войн, не было распрей, здесь не было всего того, что буквально раздирало наш мир на куски. Все пони и почти все существа в Эквестрии жили в мире и согласии друг с другом. Конечно, по словам Твайлайт, в Эквестрии есть некоторые, так сказать, неприятные личности, но по сравнению с тем, что происходит на Земле, это сущий пустяк.

Весь этот массив информации явно был перебором для одного раза, поэтому вскоре я попросил Твайлайт остановиться и дать мне переварить то, что уже услышал.

— Подожди, так значит, ты не из нашего мира?! — скорее не спросив, а уточнив сказала она.

— Ну, в моем мире уж точно нет говорящих разноцветных пони, — улыбнувшись, произнёс я.

— Получается, что моё заклинание сработало, — обрадовалась она, зацокав передними копытцами.

— Твайлайт, о каком таком заклинании ты говоришь? — нахмурился я в недоумении.

— Ой, извини, я должна признаться, что, скорее всего, причиной того, что ты попал в Эквестрию являюсь именно я, — виновато произнесла она, вжав голову в плечи и опустив ушки. При том она стала похожа на маленького обиженного щенка, и выглядело это неожиданно мило.

— Ничего страшного, — сказал я, едва подавив желание потрепать её по гриве, — я даже рад, что твоё заклинание перенесло сюда именно меня.

Ведь если быть честным, я был обязан Твайлайт своей жизнью. Эта единорожка просто спасла меня от неминуемого расстрела.

— Раз уж ты из другого мира, не мог бы ты немного рассказать о нем? — с неожиданным энтузиазмом спросила меня фиолетовая пони.

— О своём мире?! Ну, ладно, правда, я не такой хороший рассказчик, как ты.

Конечно, услышав от Твайлайт краткую историю Эквестрии и сколь мирная эта страна, я чётко понял, что наш мир не шёл ни в какое сравнение с их миром. Поэтому я решил, что пока ей не стоит знать о жестокости и алчности людей из нашего мира. Так что я стал ей рассказывать лишь о самых безобидных, но интересных событиях, о которых знал из различных книг по истории, немного рассказал об изобретениях, культуре…

Мой рассказ занял около часа, и всё это время пони заворожённо и словно не моргая внимала каждому моему слову. Конечно, я был немного удивлён тем, что Твайлайт ничего не спрашивала о том, как я получил мои раны и про то, что сейчас происходит в моем мире, но с другой стороны, я был рад этому, ведь иначе пришлось бы врать единорожке, а мне жутко не хотелось обманывать столь доброе и невинное существо.

После столь долгого рассказа моё горло изрядно пересохло, и я, превозмогая неприятную боль во всем теле, попытался встать.

— Гриша! Немедленно ляг обратно! — тут же строго произнесла единорожка, мягко надавив копытцами мне на грудь, тем самым заставляя меня лечь обратно. — Тебе нельзя сейчас много двигаться, твои раны ещё как следует не зажили. Если тебе что-то понадобится, просто попроси меня.

— Спасибо, конечно, но мне как-то неловко. Я не хочу злоупотреблять твоим гостеприимством.

— Не говори глупостей, это из-за меня ты попал сюда, а значит, я должна взять на себя заботу о тебе. Тем более учитывая твоё состояние. К тому же, я рада помочь своему новому другу.

Надо же, она знает меня всего несколько часов, а уже считает меня своим другом. На Земле уж точно такого не встретишь.

— Что ж, раз ты настаиваешь, то не могла бы ты принести мне стакан воды, а то в горле сильно пересохло? — попросил я, и единорожка, мило улыбнувшись, скрылась в дверном проёме и буквально через минуту вернулась с наполненным водой стаканом.

Припав к нему, я стал жадно поглощать почти ледяную жидкость, как вдруг неожиданно услышал громкий и довольно-таки сильный стук в дверь, отчего чуть не поперхнулся.

— Твайлайт, это явно стучатся к тебе, — произнёс я и заметил, что выражение мордочки единорожки резко сменилось со спокойного на какое-то испуганное.

— О нет! Только не это! Я же совсем забыла о… — испуганно произнесла единорожка.

— ТВАЙЛАЙТ!!! — неудивительно, что пони испугалась — от такого громкого крика, даже я стал бояться того, кто тарабанил в дверь её дома.

— Как?! Как я могла забыть об этом?! — мечась из угла в угол приговаривала единорожка, словно в любую секунду за ней самой придут фрицы и, приставив к стенке, расстреляют.

— Твайлайт, успокойся и скажи мне наконец, что случилось? И кто это там пришёл? — попытался я успокоить пони, а заодно понять, в чём дело.

— Нет времени объяснять, тебя нужно спрятать! — бросила единорожка через плечо, не переставая паниковать. — Быстрее, Твайлайт Спаркл! Думай же, думай! Куда бы его спрятать, чтобы его не увидела Пинки?

— Да зачем это вообще? — я вновь попытался подняться, но тут же зашипел от боли и лёг обратно. — У тебя что, какие-то проблемы или тут к таким как я все настроены враждебно?

— Я потом тебе всё объясню. Так, так, так… — пони спешным шагом расхаживала по комнате, явно думая, как меня спрятать. — Придётся сделать тебя на время невидимым. Ты главное после моего заклинания лежи и не двигайся.

— Эм… Ладно. Странно всё это, но ладно, — пришлось мне согласиться.

— ТВАЙЛАЙТ СПАРКЛ!!! — услышал я очередной женский крик, доносящийся откуда-то снаружи. Вероятно, от той, кто стояла возле входной двери. — НЕМЕДЛЕННО ОТКРОЙ ДВЕРЬ! Я ЗНАЮ, ЧТО ТЫ ТАМ!

— Всё, лежи спокойно и не двигайся! — сказала пони и, выстрелив в меня из своего рога каким-то фиолетовым лучом, быстро скрылась внизу. Я решил посмотреть на свою руку и неслабо, так сказать, удивился. Я не видел свою руку! Да я вообще всего своего тела не видел! Неужели она и вправду владеет магией и способна на такие вещи, о которых могли только мечтать наши вожди, особенно наш Главнокомандующий — товарищ Иосиф Сталин?

Я пытался лежать неподвижно, одновременно прислушиваясь, кого там нелёгкая принесла. Были слышны цоканья копыт Твайлайт, а затем негромкий скрип, когда она, похоже, распахнула дверь.

— Ой, привет, Пинки, ты ко мне? — нервно захихикала единорожка.

— Приве-е-тик Твайлайт. А к кому же ещё? ТЫ ничего не хочешь мне сказать? У тебя дома ещё кто-то есть? — я услышал девичий, почти писклявый голос. По интонации можно было понять, что эта некая Пинки была очень недовольна. Но последняя её фраза заставила меня занервничать.

— Что? Нет, хи-хи, нет! Что ты? Я одна дома, — голос Твайлайт, что доносился откуда-то из-за двери её комнаты, казался всё более нервным и напряжённым.

— И чем же ты тут занималась, в одиночестве? — говорила Пинки с такой интонацией, будто они на допросе.

— Я… э-э-э… читала! Да! Я читала книжку. Ты же знаешь, как я люблю читать книжки, хи-хи.

— Читала книжку и забыла про мою вечеринку «СУПЕР-ПУПЕР-МЕГА-КЛАССНУЮ-ВЕЧЕРИНКУ-ДЛЯ-ДРУЗЕЙ»?!

— Послушай, Пинки, прости меня, пожалуйста. Ты же меня знаешь: я когда начинаю читать какую-нибудь интересную книгу, то уже не могу оторваться. Пойми меня, Пинки, — извинялась пони.

— Ну, конечно же, глупенькая, я тебя прощаю! — сказала эта Пинки внезапно ставшим весёлым голосом. — Но вот обманывать меня и нарушать обещания нехорошо, — так же внезапно её голос стал обиженным. Хотя меня удивило, как быстро эта Пинки простила Твайлайт.

— В каком это смысле? С чего ты взяла, что я тебя обманываю? — в голосе Твайлайт сквозь удивление проступили нотки паники.

— У тебя все книги на местах, а не разбросаны вокруг, — голос Пинки вдруг стал настороженным и подозрительным. — А я ведь знаю тебя, ты когда что-нибудь читаешь, в твоей библиотеке царит полный бардак. Да и ты странно себя как-то ведёшь — как только увидела меня, мне показалось, что вместо меня ты увидела Дискорда или Кризалис с чейнджлингами! В чём дело, Твай?

— Эм-м-м… Ни в чём! Всё хорошо! Слушай, Пинки, может ты зайдёшь чуть позже? Я себя не очень хорошо чувствую, — судя по голосу, Твайлайт начала изображать из себя больную, совсем как моя сестрёнка Юля в начальных классах, хех.

— ЧТО?! ТЫ ЗАБОЛЕЛА?! — раздался крик Пинки. — НУ КАК ЖЕ ТАК МОЖНО?! А НУ ДАВАЙ БЫСТРО В ПОСТЕЛЬ, А Я ТЕБЕ ЛЕКАРСТВА ПРИНЕСУ! — быстро протараторила она, и после этого я уже сам стал серьёзно паниковать, так как голос Пинки стал приближаться — она явно толкала Твайлайт в спальню силой.

— Не надо, Пинки! — вот теперь в голосе Твайлайт прозвучала неприкрытая паника, и судя по звукам, пони сопротивлялась. — Я лучше на пуфик сяду!

Однако её усилия, похоже, оказались тщетными, так как спустя несколько мгновений в поле моего зрения попала Твайлайт, которую толкала головой и передними копытами ярко-розовая гиперактивная пони с кудрявой гривой чуть более тёмного оттенка. Как я понял по рассказам моей фиолетовой знакомой и судя по отсутствию у неё крыльев или рога, эта Пинки была земной пони.

Я старался лежать неподвижно, как мне советовала Твайлайт. Но следующие события заставили меня заёрзать. Розовая пони толкала фиолетовую прямо ко мне в постель! Ну конечно же! Она ведь не видит меня и думает, что постель пуста. Я стал по возможности быстро и как можно менее заметно передвигаться на дальний конец кровати, но резкая сильная боль, от которой я зажмурился и едва не застонал, не позволила мне совершить задуманное.

Несколько мгновений спустя я почувствовал что-то мягкое у себя под боком и, открыв глаза, увидел, что розовая пони всё же втолкнула фиолетовую в кровать, где лежал я, и быстро ушла через дверь вниз. Твайлайт испуганно смотрела в мою сторону, а её мордочка вдруг залилась краской и стала пунцовой, ведь она-то понимала, что я был здесь. «Если она вся покрыта шёрсткой, а шерсть не может так быстро менять цвет, то как она умудрилась покраснеть?!» — опять удивился я. А ещё к своему удивлению я сделал вывод, что её шёрстка была необычайно мягкая, нежная и очень тёплая.

Поначалу я сильно удивился, почему мне это прикосновение понравилось, но сам себе быстро нашёл оправдание тем, что в детстве со мной любила спать под боком наша кошка Мурка, и мне было приятно снова ощутить живое, покрытое мягким мехом тёплое существо под боком. Твайлайт, однако, стала ёрзать, пытаясь отодвинуться, явно боясь прикоснуться ко мне вновь.

Тем временем розовая пони вновь вернулась в комнату.

— Твай, я не могу найти аптечку, куда ты её… А, вот же она! — сказала Пинки, подскочив к аптечке, что стояла на тумбочке. Именно из этой аптечки Твайлайт брала все принадлежности, чтобы оказать мне медицинскую помощь. Тут мы с Твайлайт начали уже паниковать не на шутку.

— Слушай, Твай, ты точно что-то от меня скрываешь, — Пинки подозрительно сузила глаза, приближаясь мордочкой к мордочке Твайлайт. — Почему аптечка находится здесь, а не в ванной? И почему тут уже не хватает несколько бинтов и кое-каких лекарств? Ты кого-то лечила? Он или она тут? А кто это? Я его или её знаю? Скажи! Скажи! Скажи! — тараторила розовая пони, вгоняя меня в ступор. Как у неё только дыхалки хватает на такое количество слов?

На Твайлайт было вообще страшно смотреть — испуганно прижатые ушки к голове, сильно суженные зрачки (и что меня просто поразило — радужка глаза тоже сузилась, что невозможно для человека или земных животных!) и обильно выступившие по всему её телу капли пота. Кстати, что меня удивило не меньше, её пот почти не имел неприятного запаха, более того, исходивший от неё аромат был даже немного приятным и напоминал запах лаванды.

Единорожка вдруг вскочила с кровати, испуганно смотря на розовую пони. По её мордочке было видно, что в её голове шла борьба. Похоже, она не знала, что ей делать, ведь, судя по тому, что мне рассказала ранее Твайлайт, с одной стороны, Пинки была её подругой, причём, похоже, подругой близкой, и Твайлайт явно не хотела её обманывать. С другой стороны, единорожка также не хотела и рассказывать обо мне, словно боялась, что она мигом разболтает всем вокруг, что в её доме появился не виданный ранее пришелец из другого мира, которому она спасла жизнь. И судя по тому, как эта Пинки трещала без умолку, я приходил к той же мысли: разболтает. Непременно.

Какое-то время Твайлайт стояла будто в ступоре. Я видел, что её взгляд суматошно метался по комнате, словно она надеялась найти оправдание, да ещё такое, в которое поверила бы Пинки, но, похоже, как назло ничего не могла придумать. Внезапно Твайлайт бросила на место, где я лежал, смущённый взгляд и вдруг снова покраснела до чуть ли не свекольного состояния. Чего это она так? Неужели она?.. Ох, она что, подумала о том моменте, когда я её прижимал к себе? Ох, чёрт, кажется, я и сам только что покраснел.

— Твайлайт ты почему так сильно покраснела? — вдруг сбавила напор розовая пони, в голосе которой появилось беспокойство. — Неужели тебе действительно плохо? Тогда тебе срочно нужно залезть обратно в кровать! Но перед этим я взобью тебе перинку, чтобы тебе было помягче! — выпалила она с улыбкой и уже было хотела прыгнуть прямо в то место где лежал я, но Твайлайт вовремя остановила её:

— Пинки, не надо! Со мной всё в полном порядке! Честно!

— Тогда почему ты покраснела, если не болеешь?! Значит, ты всё-таки кого-то скрываешь от меня! — сказала она, приблизившись к фиолетовой единорожке. — Твайлайт, моё Пинки-чувство не обманешь, — произнесла розовая поняшка и одним ловким прыжком неожиданно запрыгнула прямо мне на грудь. — Я знаю, что он где-то здесь. Новый друг, которого ты прячешь от меня и не хочешь мне показывать. Скажи, где он! Скажи! Скажи! Скажи! — чуть ли не кричала пони, прыгая на моей груди словно на батуте, тем самым заставив меня почувствовать вкус собственной селезёнки во рту.

«Блин! Если эта пони так и продолжит прыгать на мне, то вскоре я лично смогу встретиться с товарищем Лениным» — подумал я, терпя адскую боль, которую причиняли мне прыжки этой неугомонной розовой пони.

— Пинки! Быстро слезь с него, ему же больно! — прокричала фиолетовая единорожка, заставив эту шилокрупую пони наконец остановиться.

— С него?! Так это жеребец, и он в твоей кровати?! И ты не хотела меня с ним знакомить? Почему? Почему? Почему? — спрашивала поняша, от энтузиазма, что бил из неё фонтаном, вновь начав прыгать на мне, отчего я уже не смог сдержаться.

— Твайлайт, ради Бога, спаси меня! — с трудом прохрипел я, чувствуя, как всё больше воздуха покидает мои лёгкие и как новая волна боли в моих рёбрах активно даёт о себе знать.

Но всё же мои мольбы о помощи были услышаны, и розовогривую пони охватило фиолетовое сияние, которое заставило её зависнуть в воздухе, а после этого плавно опустило её на пол рядом с кроватью.

Через пару секунд я увидел, что заклинание Твайлайт, наложенное на меня, стало спадать, и парой мгновений позже я предстал перед поняшами с лицом праведного мученика, вытерпевшего всю боль грешного мира.

— Гриша, ты цел?! Не слишком больно? — подскочила ко мне Твайлайт, осматривая меня, дабы убедиться, что со мной всё в порядке.

— Ничего, жить вроде буду, но в какой-то момент мне даже показалось, что я видел свет впереди себя. Я уже боялся, что этот свет ведёт прямо в чистилище, — пошутил я, но единорожка посмотрела на меня серьёзным взглядом, явно давая понять, что она не оценила мою шутку.

— Привет, я Пинки Пай, но можно Пинки, или Пай, или Пинки Пай! — затараторила неугомонная пони. — Ух ты, а кто ты такой?! Я раньше не встречала таких как ты! Ты так странно выглядишь! У тебя есть имя? Ты любишь кексы? А вечеринки? А если на вечеринках есть кексы? Может, ты любишь тортики? А может, ты… — но прежде чем она успела задать очередной вопрос, Твайлайт буквально заткнула ей рот своим копытцем, остановив эту пулемётную словесную атаку на мой разум.

— Думаю, он понял, Пинки, — произнесла она, убрав своё копытце. — И прости меня, пожалуйста. Не надо было тебя обманывать, а надо было сразу рассказать про Гришу.

— Ничего страшного, — радостно улыбнулась Пинки. Удивительно, как быстро, однако, эта пони переставала обижаться и вновь становилась весёлой. — Это было даже весело, как будто мы играли с ним в прятки. Мне очень понравилось.

— А вот моим рёбрам не очень, — пробормотал я под нос, но, когда пони повернулись ко мне, всё же улыбнулся.

— Ты тоже прости меня, Гриша, — виновато произнесла фиолетовая пони. — Из-за меня Пинки могла причинить тебе боль и могла даже покалечить. К тому же ты ранен, что опаснее вдвойне.

— Ничего страшного, я и не такое пережил. Со мной случались вещи и гораздо похуже.

Произнеся это, я неожиданно осёкся, так как понял, что Твайлайт может поинтересоваться, а что такого я мог пережить, но, видимо, она решила не акцентировать на этом внимание.

Следующие несколько минут Твайлайт вкратце поведала Пинки историю моего неожиданного появления в её библиотеке и почему я оказался в её кровати. На удивление, эта поняша, несмотря на свой гиперактивный характер, спокойно и внимательно слушала всё, что ей рассказывала Твайлайт.

— Теперь ты понимаешь, почему я прятала Гришу? Я не хотела, чтобы кто-нибудь узнал о нём, во всяком случае, до тех пор, пока мы не решим, что делать дальше.

— И позволь поинтересоваться, что ты предлагаешь делать дальше? — спросил я.

— Думаю, для начала нам стоит позаботиться о тебе. Подождём, пока ты выздоровеешь, а за это время я познакомлю тебя с остальными своими подругами. Думаю, их помощь не будет лишней, — сказала Твайлайт.

— Это будет так здорово! Наши друзья будут рады познакомиться с тобой, ведь я была рада. Это значит, что у меня сегодня появился новый друг, а когда ты познакомишься с нашими друзьями то у них тоже появится новый друг и мы сможем дружить все вместе! — произнесла Пинки Пай, разулыбавшись, и начала прыгать на месте.

— Да уж, с её логикой точно не поспоришь, — произнёс я, вызвав у фиолетовой единорожки лёгкий смешок.

— Хорошо, Пинки, а до тех пор поклянись, что никому не расскажешь про Гришу, даже нашим друзьям. Я потом сама всех соберу и познакомлю их с ним.

После этого Пинки Пай быстро протараторила что-то о кексе со втыканием его себе в глаз и с той же счастливой мордашкой и улыбкой до ушей покинула библиотеку. Хех, забавная и чудна́я пони.

— Надеюсь, не все твои друзья такие же непоседливые как она? — сказал я с улыбкой, при этом представляя себе ещё несколько подобных неугомонных поняш других цветов. Вышло как-то… страшно.

— Не волнуйся, второй такой как Пинки просто не может быть. Можно сказать, она самая уникальная пони из всех.

— С этим трудно не согласиться.

— Что ж, ты тогда отдыхай, а я пока заварю тебе чаю, — произнесла она, поправив для меня одеяло, но когда я случайно встретился с ней взглядом, я увидел, как на её щеках вновь появился небольшой румянец, хотя это могло мне просто показаться.