Поиграй со мной!

Править страной - дело трудное. Утомляет. Иногда и поразвлечься надо.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд

Бар Эпплджек

Из-за опечатки в разрешении на постройку нового амбара и упрямого бюрократа, Эпплджек приходится управлять баром, пока не вернется мэр.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош Грэнни Смит Мэр Другие пони Бэрри Пунш Кэррот Топ

Перерождение...

Ночной полёт...

Флаттершай

Коварное кредо Каннинга

Единорог-маньяк выслеживает и убивает людей. Понификация "Дремлющего демона Декстера".

Твайлайт Спаркл Лира ОС - пони Человеки Сестра Рэдхарт

Incidamus

Может ли пони быть настолько подавлен, что его кьютимарка исчезнет? Или до такого ни один себя не доведёт? А если всё таки она пропадёт, то что будет дальше?

Другие пони

Демократия - это магия

Твайлайт Спаркл узнаёт, что получила титул принцессы по ошибке, и теперь его предстоит заработать.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Трикси, Великая и Могучая Грэнни Смит DJ PON-3 Дискорд Кризалис Король Сомбра

Небо для пегасов

Пилотажное звено Вондерболтов во время тренировки случайно находит потерявшегося жеребенка. Выяснив все сопутствующие обстоятельства, капитан решает помочь маленькой кобылке в её проблеме.

Рэйнбоу Дэш Скуталу Спитфайр ОС - пони

Лунная песнь

Не всегда ты можешь проследить за жизнью своих знакомых, и, порою, они могут тебя очень-очень удивить при встрече.

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Там, где кончается мир: Последняя луна

Охота. Это слово всегда навевает мысли о разгорячённой погоне за всё ускользающей и ускользающей прямо из-под носа добычи, о громком стуке крови в висках, о небывалом охотничьем азарте. Но что, если вы не охотник, а та самая добыча? Что, если на спасение есть всего один шанс?

ОС - пони

Моя маленькая Твайли: искорка, изменившая мою жизнь

Тот день изменил всю мою жизнь. Тогда я потерял свою маму… но нашёл её, ту, что стала самым близким для меня существом в мире, моей искоркой, что сияет в окружающем сумраке. Мою Твайли. Навеяно известным фанфиком "Моя маленькая Деши" и несколькими его вариантами. Фильм по оригинальному фанфику: https://www.youtube.com/watch?v=5Yjdk9yz3SA Но в отличие от "Деши", конец будет ДРУГИМ.

Твайлайт Спаркл Человеки

Автор рисунка: Siansaar
Пролог Глава II. Часть I. Наемник

Глава I. Без лишних ушей

«В темноте все цвета одинаковы»
— Фрэнсис Бэкон

Безмятежность и спокойствие. Подобные вечера в Кантерлотском парке были привычным делом для горожан, которые приходили сюда отдохнуть от дневной суеты. Сейчас тут можно было встретить кого угодно: прогуливающиеся влюбленные парочки, матери со своими жеребятами, творцы, ищущие вдохновения, и просто жители столицы. Но сегодня парк был не таким, как обычно — сейчас вечер был особенно тихим. Прохладная, но безветренная погода утопила всю округу в тишине, словно остановив время. Все растения и обитатели паркового леса замерли, не издавая ни единого шороха, а те, кому посчастливилось оказаться здесь, наслаждались каждым мгновением, подаренным этим приятным стечением обстоятельств.

Солнце уже скрылось за горизонтом, но его лучи все еще продолжали украшать Кантерлотское небо оттенками красного и оранжевого. Окружающий парк погрузился в мягкий вечерний сумрак. Это странное состояние полной расслабленности было непривычно Спириту. После недавних событий обретенные покой и тишина казались незаслуженным подарком, посланным просто так, без особого смысла.

Наступающая ночная тьма и тень старой ивы, под которой нашел минуты уединения Спирит, надежно скрывали необычную внешность пегаса от любопытных глаз. Хоть он и не сильно отличался от обычного жителя Эквестрии – длинная непримечательная темно-синяя грива, ярко-желтый цвет глаз и темно-серая шкура, но у внешности Спирита были особенности, заставляющие прочих обитателей приковывать к нему свои удивленные, а потом и испуганные взгляды. Переднюю левую ногу пегаса украшали несколько кривых шрамов, ползущих на грудь и шею. На месте, где когда-то был левый глаз, находился еще один шрам, диагонально перечеркивающий половину лица ото лба до щеки.

Все эти увечья в сочетании с янтарным взглядом и недавно появившейся ехидной улыбкой создавали впечатление какого-то безумного существа. Существа, которое способно откусить голову дракону просто потому, что так будет веселее. Спирит не прятал свои шрамы, даже под давлением брата. Хоть того и можно было понять – лишнее внимание им обоим не нужно, но пегасу просто нравилось ловить мельком брошенные взгляды, полные удивления, интереса или просто шока. К тому же эти отметины – молчаливое доказательство того, что у них все получилось. Получилось даже больше того, на что они рассчитывали.

Сейчас Спирит сидел и тихо наблюдал за единственной вещью, которая не вписывалась в общий беззвучный праздник – двух пегасов, спорящих в вечернем небе. Ему нравились эти существа. По большому счету ему были симпатичны все живые существа этой Системы, будь то обычный пони или болотная гидра.

«Симпатия? Симпатия — это чувство. Но у Стражей нет чувств. Или уже есть?»

На секунду эта мысль выбила Спирита из размышлений. Чувства, как таковые, были известны ему в теории, как и все его знания об Эквестрии. Он знал о них всё — вызывающую причину, смысл появления, но испытать каждое из этой огромной палитры он не мог. Стражи не могут чувствовать. Они лишь получают информацию из окружающего мира, какой бы она ни была. Боль, злоба, страх, равнодушие, интерес – все превращается лишь в бесцветный поток данных, после которого выбирается необходимая реакция на раздражитель.

Но это странное состояние, в котором он сейчас находился, не было похоже на серый поток информации. Спирит вновь убедился, что Интеграция – процесс более глубокий и сложный, чем он мог себе представить. Главное, успевать адаптироваться к новым ощущениям, но, для начала, нужно суметь адаптироваться к ощущениям как таковым.

Сейчас Страж стал по-настоящему ценить эти редкие секунды, когда он начал испытывать острую жажду общения и внимания. Они не были заложены в него при создании, но после всех тех безумных событий и начавшейся Интеграции, все эти странные и неизвестные эмоции и чувства вспыхнули, словно долго дремавший вулкан. Начали проявляться новые особенности обоих братьев, о которых они даже не подозревали. В бесцветные потоки информации, текущие из внешнего мира, стал просачиваться цвет.

Спирит вернулся к паре пони в небе. Предмет спора пегаса и пегаски был банален – они никак не могли решить, где расположить облако на небосводе. Хоть Кантерлот, как и остальные города, имел собственную погодную группу, обязанностью которой было содержание неба в надлежащем виде, этой парочке, видимо, пока просто решили не мешать. Спирит не знал, что именно привлекает его в этой забавной возне, но и не пытался этого понять. Страж молча наслаждался этим одновременно глупым и интересным представлением.

«Наслаждение? Опять чувство? Хм… но кто же из них втрескался в другого?»

Промелькнувшая новая и неожиданная мысль заставила Спирита отвлечься. Лицо Стража скривила полуулыбка, тут же отозвавшаяся новой порцией информации от места, где когда-то был левый глаз. Рана уже полностью зажила, но разум Спирита постоянно получал сигналы, что что-то не так. Для обычного существа это была бы боль или неприятное покалывание, но для него это была лишь информация.

«Или это уже не информация, а чувство?»

Ответа он не знал, да и не хотел знать. Сейчас это было не важно. Скоро солнце, поднимаемое правительницей Эквестрии, бросит последний луч, вечерние тени сольются в одну сплошную пелену и надежно скроют все вокруг под собой, спрятав Спирита во тьме. Пусть он и его брат многого добились за последние несколько месяцев, они все равно оставались чужаками для жителей этой Системы. Чужаками, крайне опасными для любого существа этого мира, насколько бы сильным оно не было. Приходится делать то, что получается лучше всего – скрываться и ждать.

Незаметность и терпение — две абсолютные основы поведения любого Стража. Умение скрываться от тех, кого они обязаны беречь. Не от самих себя, не от других обитателей и даже не от какой-либо другой опасности внутри их Мира. Оберегать от иной, гораздо более опасной угрозы. И ждать. Ждать, когда твой долг тебя позовет.

Последний луч заходящего солнца блеснул на вечернем небе, и Кантерлотский парк полностью утонул в темноте. Природа на какой-то миг замерла в ожидании, пока мягкий и бледный свет не спустился с ночного небосклона, и свое законное место не заняла луна. На небе стали тысячами зажигаться маленькие блестящие звезды, поднялся легкий, еле ощутимый ветер, а все деревья в парке в одночасье зашептали, передавая друг другу только им известные слова. Не нужно было знать этот язык, чтобы понять суть. Вместе с этим шепотом проснулись и ночные обитатели Эквестрии. День полностью отступил и отдал свои владения в объятия ночи.

Старую иву обнял лунный свет, и вечерняя роса на ее листьях слабо заискрилась. Спирит поднял голову, посмотрел на тысячи искр перед собой, и, улыбнувшись, вернулся к наблюдению за продолжающейся «битвой» парочки пегасов. Им надо было отдать должное: уже прошло более двух часов с того момента, как Страж стал наблюдать за этим буйным дуэтом, а горячий спор по поводу облака не ослаб ни на йоту. Жаль, но было слишком далеко, чтобы услышать слова, которые выкрикивались в это время под луной.

Короткая вспышка телепортации за спиной Спирита, сопровождаемая приглушенным гулким звуком, потревожила тишину. Из тьмы в сторону мирно сидящего Стража вышел темно-серый единорог.

— Они скоро прибудут, – спокойным и ровным голосом произнес он.

Единорог подошел к сидящему Спириту, присматриваясь к объекту его внимания.

— Они? – неподвижно отозвался Спирит, продолжая наблюдать за словесным сражением пегасов. – Марки, неужели наша приватная беседа превращается в симпозиум?

Внешне Марк отличался от своего брата лишь немногим: гривой – она у него была короткая и белая, и глазами угольно-черного цвета, словно две темных сферы. По груди и спине единорога тянулся большой шрам, будто что-то пронзило его насквозь, и должно было с большой вероятностью если не убить, то разрезать пополам. Его второй Страж прятал под седельной сумкой, которую всегда носил с собой.

— Это было ожидаемо, – Марк, изучив предмет интереса своего брата, повернулся к нему.

— Еще бы, — улыбнулся тот. — Как вторая Принцесса могла устоять перед твоим молчаливым занудным шармом и томным взглядом. Определенно захочет увидеться с тобой еще раз.

Спирит немного наклонил голову в сторону брата, одаривая того своей фирменной ехидной улыбкой. Его единственный глаз очертил треугольник вокруг головы единорога, избегая прямого взгляда, и вернулся обратно к пегасам.

— Сарказм? – холодно отозвался Марк. – Надеюсь, твои следующие черты индивидуальности будут лучше.

— Не надейся, – усмехнулся Спирит, приставив копыто к подбородку. – А что, если я, когда они придут, попробую покорить Луну своим шармом? У меня же есть шансы?

— Маловероятно, – отвел взгляд Марк.

— Нет, ну ты только подумай, — выставив передние ноги вперед, начал рассуждать Спирит. — Какие шикарные перспективы…

— Сулит нарушение восьмой статьи, – закончил за брата Марк.

— «Суит наюшэние фтатьи»? – Спирит громко фыркнул, скривив лицо. — Ты как всегда.

В этот самый момент у спорящих пегасов произошла смена событий: пегаска вырвала облако у жеребца, развернулась и свободными копытами стала отталкивать его прочь.

— Эскалация, – Марк посмотрел на брата. – И как долго они уже спорят?

— Пару часов, – Спирит размял крылья. – Всё не могут решить, где воткнуть это проклятое облако, которое через несколько часов все равно будет убрано. Завтра кантерлотские шишки возжелали ясный денек.

— На тебя не похоже, – Марк вернул взгляд на парочку. — Ты бы не стал тратить два часа на бытовую ссору двух разнополых особей из-за конденсированной воды.

— Верно! — Спирит многозначительно поднял копыто и колко улыбнулся. — Тут спор идет не о том, где будет висеть это облако, а о том, кто сегодня кого оседлает.

Марк немного наклонил голову. Его лицо по-прежнему ничего не выражало. Потасовка перешла в легкий воздушный бой с различными бросками, кульбитами и прочими элементами сражения в подобной среде.

— Это уже более правдоподобно, – Страж указал копытом на бой в небе. — И к какому же выводу ты пришел?

Спирит засмеялся и тряхнул гривой.

— Так долго и яростно спорить о полной ерунде могут лишь сильно заинтересованные в чем-то, – он развел копытами. — И я вижу, что они заинтересованы друг в друге. Два часа тупых препираний с тем, кто тебе минимум неинтересен — абсурд. Только пока никто не решается сделать этот первый шаг. Страх всегда туманит сознание.

— Считаешь, что они проверяют друг друга? – спросил Марк. — Пустая трата времени.

— Эти двое видимо так не считают, – ехидно усмехнулся Спирит. – А почему тебя так заинтересовал этот вопрос?

Страж искоса посмотрел на брата, вскинув бровь.

— Ты тоже это чувствуешь? – спросил он.

Марк промолчал. Спирит скривил морду, пытаясь спародировать спокойное лицо Марка, и повернулся назад к пегасам. Воздушная потасовка резко остановилась. С полминуты оба пони неподвижно висели в небе и смотрели друг на друга. Двигались лишь их крылья и головы. Несколько раз копыта пегаса поднимались и опускались, в то время как пегаска просто смотрела на собеседника. Ее резкий рывок в его сторону и крепкие объятия явили кульминацию и завершение «эпической битвы».

— А вот и этот шаг, – Спирит ткнул копытом в направлении немой сцены. – Как в учебнике по разведению пегасов.

— Смотри, чтобы завтра уже они не расстались, – Марк продолжал наблюдать без особого интереса. — Не хотелось бы, чтобы твоя поразительная теория вдруг провалилась.

Марк повернул голову к Спириту и холодно посмотрел на него.

— О! Подал голос эксперт в отношениях, – язвительно улыбнулся в ответ тот и зааплодировал. – Провокация засчитана. Ставлю десятку, что через четыре месяца они поженятся.

— Через три, — Марк протянул свое копыто в знак заключения пари. — Удваиваю.

Спирит удовлетворительно кивнул, и оба брата вернули взгляд обратно на пару в небе. Кобыла и жеребец на мгновение отстранились друг от друга и оживленно разговаривали, а после вновь заключили друг друга в крепкие объятия. Через несколько секунд они уже летели в сторону ночного Кантерлота, оставляя позади уже никому ненужное облако. Все пространство вокруг ивы опять погрузилось в молчание, нарушаемое легким шуршанием слабого ветра в траве и листве. Вновь тишина.

Спирит ощутил это странное чувство, которое сопровождало его весь этот вечер. Наслаждение, так? Да именно, наслаждение. То самое состояние, когда не хочется думать ни о чем, а просто сидеть на месте и ловить каждое мгновение. Он повернул голову, краем глаза взглянув на брата.

«Ты ведь чувствуешь то же самое, верно, братец?»

Острый слух обоих Стражей уловил тихий шорох крыльев, заставив их тут же повернуться в сторону двух новых гостей, медленно спускающихся с ночного неба. Две Принцессы мягко приземлились на траву и размеренным шагом направились в сторону Стражей.

— А вот и наша делегация, – лениво потянулся Спирит. — Сейчас узнаем, какие там государственные дела требуют нашего пристального внимания.

Братья встали и повернулись навстречу аликорнам, которые приближались к иве. Первой двигалась Принцесса Селестия. В лунном свете ее белоснежный цвет шкуры ярко выделялся на фоне темного пейзажа. Первый раз оба Стража ближе узнали Принцессу именно в то время, когда в Эквестрию проник второй Разведчик, и ценой этого стало разоблачение, не считая увечий и шрамов. Но, знакомство с одной из ключевых Неприкасаемых вызвало Интеграцию, а отнюдь не Отторжение. Хоть это все равно бесило Марка, Страж не подавал виду. Нарушалось одно из самых незыблемых догм и правил поведения внутри Системы – полная скрытность, тем более от таких ключевых и важных существ, как Неприкасаемые.

Сразу следом шла младшая сестра. Вся истинная красота Принцессы Ночи открывалась именно в это время суток: ее грива переливалась темно-синими тонами, бережно украшенная тысячами мерцающих точек, словно свет звезд, пронзающий вечную тьму космоса, который мягко перекликался с холодным и темным оттенком ее шерстки. По лицу Луны было заметно, что она нервничает. Обе Принцессы, со свойственной им природной грацией, приблизились к Стражам и остановились.

— Рада видеть вас обоих, – первой поздоровалась Селестия. — Как ваши дела?

— Все хорошо, – спокойным голосом произнес Марк, преклонив голову. — Благодарим за заботу, Принцесса.

– А мы как рады Вас видеть! – добродушно отвесил поклон Спирит и тихо, сквозь зубы, шепнул брату: — Как я выгляжу? Ничего так?

Марк промолчал, продолжая смотреть в сторону Принцесс. Неожиданно, Луна резко вышла вперед и встала между Селестией и Стражами.

— Давайте обойдемся без сантиментов! – вспылила она. — Кто они такие? Откуда они тут? Откуда они все знают, а я их вижу первый раз?

Младшая Принцесса повернулась к Стражам.

– Я знаю любое существо в Эквестрии, потому что посещаю их сны. Сны же этих двух, — Луна указала копытом на Марка и Спирита, повернувшись к Селестии, — я ни разу не встречала. Они или не спят вообще или в их сновидения мне путь закрыт. А это пугает еще больше!

— Я их достаточно хорошо знаю, сестра, – старшая Принцесса подошла ближе к встревоженной Луне. — Им можно доверять.

Спирит чуть заметно ткнул брата крылом в бок и ехидно покосился единственным глазом.

— Зачем этот спектакль? – еле слышно произнес Марк.

Его все равно бы не услышали, потому что прямо перед ними разгорелся новый спор.

— Откуда ты их знаешь? – все не унималась Луна. — Ситуация крайне серьезная, а ты хочешь просить помощи у неизвестно кого?

Младшая сестра вновь посмотрела на Стражей и раздраженно ткнула копытом в их сторону.

— Как ты можешь вообще доверять первым встречным? – сердито добавила она. — Если бы я не застала вас в тронном зале, я бы так ничего и не узнала! Что за тайны, сестра, что ты хочешь скрыть даже от меня?!

Спирит подавил смешок и опустил голову, стараясь выдать спазм хохота за разочарование. Марк спокойно сделал несколько шагов вперед и встал около Луны, застав ту врасплох. Младшая Принцесса отшатнулась и замолчала.

— Тут не лучшее место для выяснения отношений, – ровным голосом произнес Марк и посмотрел на каждую. — Две спорящие королевские особы тут – не частое явление.

— Согласна, — Селестия кивнула и подошла к сестре. — Луна, прошу тебя, сейчас не время для этого. Придет время, и я тебе все расскажу. Доверься мне.

Селестия подошла ближе и мягко улыбнулась младшей Принцессе. Та несколько секунд была в смятении, пока, наконец, мгновения тишины не были нарушены ее громким выдохом. Она посмотрела на старшую сестру, после повернулась к Стражам и пристально осмотрела поочередно каждого. Взгляд Луны медленно скользил по ручейкам шрамов на теле Спирита, пока не остановился на отсутствующем глазе. Принцесса еле заметно нахмурилась, после чего повернулась к Марку, встретившись с его глазами. Зрительная дуэль закончилась практически сразу – Луну передернуло, она заметно занервничала и, сглотнув, отвернулась.

— Хорошо, – произнесла Принцесса и повернулась к Селестии. – Если это действительно нам поможет, Мы согласны.

Старшая сестра улыбнулась и благодарно кивнула.

— Пойдемте. Здесь могут быть лишние уши, – Марк повернулся и сделал несколько шагов в сторону тропинки, ведущей в темноту. – Следуйте за мной.

Он первым устремился по дороге вглубь парка, сразу же скрывшись в тенях многочисленных деревьев. Селестия без промедления уверенно пошла следом за Стражем, пока Луна, продолжая стоять на месте, нерешительно смотрела им вслед. Это состояние Принцессы прервал Спирит, который не спеша подошел сбоку. Он жестом предложил ей проследовать за ушедшими вперед.

— После вас, – произнес Страж, нацепив настолько дружелюбную улыбку, насколько подобную от него можно было ожидать.

Луна недоверчиво посмотрела на пегаса, сделала глубокий вдох и поспешно двинулась за Марком и Селестией.

— Только попробуй что-нибудь выкинуть, — прошипела младшая сестра, кинув недоверчивый взгляд на стоящего позади Спирита. — Тысяча лет на луне тебе покажутся раем.

— Марки! Я уже знаю, кто моя любимая Принцесса! – не сдержав смешок, выпалил Спирит в сторону идущего впереди брата.

Луна злобно оглянулась на него. Страж отвернулся, продолжая улыбаться и пытаясь сдержать рвущийся наружу смех.

Марк вывел группу на парковую дорожку, вымощенную камнем. Она была выложена так, что растущие деревья своими кронами не мешали солнечным лучам освещать каждый булыжник по всей ее протяженности. Ночью работали те же принципы, и дорожка, казалось, приобретала символическое значение — она была освещена в любое время дня и ночи, будто помогая любому путнику не сбиться с пути и всегда найти дорогу. Дойдя до места, где путь уходил вправо, Марк свернул в противоположную сторону к еле заметной тропинке, идущей вниз. Кинув короткий взгляд на идущих следом, Страж зажег слабую искру на конце своего рога и шагнул в темноту. Слабый источник света был нужен скорее Принцессам, и тихий треск веток вперемешку с редким недовольным бурчанием Луны свидетельствовал о том, что из виду его пока не потеряли.

Тропинка закончилась около небольшого кустарника, который граничил с парковым озером. Это место уже давно облюбовали творцы всех мастей и просто обычные посетители, но сейчас тут было пусто. Когда группа вышла на берег, всех тут же обдал прохладный бриз, который скрылся в темных кронах деревьев. Водная гладь была щедро украшена сотней тысяч искр, создавая бледную дорожку из лунного света, которую то и дело легко трепала еле заметная рябь.

Рог Марка загорелся пульсирующей темно-красной аурой. Страж несколько секунд смотрел по сторонам, медленно переводя взгляд по всему берегу озера. Убедившись в отсутствии лишних ушей, он повернулся к остальным и кивнул брату. Спирит, расправив крылья и взлетев на пару метров, перемахнул через Принцесс и вылетел на середину берега. Вокруг крыльев Стража воздух начал еле заметно искажаться, будто нагреваясь. Мгновение, и все вокруг стало заполняться густым туманом.

Луна обеспокоенно отступила, посмотрев на сестру, которая спокойно наблюдала за всем происходящим без лишних эмоций и тени опаски на лице. Это сработало, и младшая сестра успокоилась. В конце концов, они – Богини-аликорны, какую опасность им могут представлять одноглазый пегас и единорог?

Закончив, Спирит сделал короткий вираж, и, разогнав клубы тумана, уселся недалеко от Марка. Повернувшись к Принцессам, он улыбнулся хитрой улыбкой и начал рисовать треугольники взглядом вокруг головы каждой.

— Что это еще за фокусы? – младшая Принцесса злобно посмотрела на Спирита и обвела правой ногой перед собой пространство, наполненное белой пеленой.

— Это? Туман, – удивленно улыбнулся Спирит и развел копытами. — У вас это явление называется по-другому?

Луна сердито сузила глаза и вытянула шею в ответ дерзкому высказыванию пегаса.

— Меры предосторожности, Принцесса, – ответил Марк. — О встречах, подобной нашей, лучше не знать никому.

— Первый раз Мы видим подобное! – Луна подозрительно посмотрела на Стража и повернулась к Селестии. — Кто они такие?

— Друзья, – улыбнулась в ответ Селестия. — Тем более это — обычная магия.

Старшая Принцесса подхватила правым копытом клубок тумана и поднесла поближе к Луне.

— Да неужели? – та покосилась на сестру, одним движением смахнув маленькое облачко с ноги сестры. — Прошу тебя, покажи Нам пегаса, который способен покрыть густым туманом все вокруг за считанные секунды и при этом только взмахнуть крыльями?

Спирит резко подскочил к Луне и встал на передние ноги, в то время как задние болтались в воздухе. Крылья Стража трепетали как у жеребенка, а лицо выражало искреннюю радость, будто ему только что подарили подарок, о котором он всю жизнь мечтал. Луна отстранилась.

— Вы хотите сказать… — выдавил из себя Спирит, задыхаясь в наигранном восхищении, — Вы хотите сказать… что я — «уникальный»?!

Младшая Принцесса опешила и открыла рот. Оба глаза были широко распахнуты и смотрели только на темно-серого пегаса, стоящего перед ней. Спирита окутала темно-красная аура, и он мгновенно телепортировался к стоящему позади брату, плюхнувшись задом на траву.

— Вы и правда опасаетесь этого идиота? – спросил Марк.

Он повернул голову в сторону Принцессы и, стараясь не встречаться с ней взглядом, указал копытом на брата.

— Уже нет, – фыркнула Луна, принимая более спокойную позу. — Мы бы сейчас с удовольствием дали ему под зад.

— Продано! – выкрикнул поворачивающийся Спирит, задрав копыта вверх.

Луна надула щеки, посмотрела на хихикающую рядом Селестию и, тряхнув головой, откашлялась. Тревога в глазах значительно уменьшилась, а сама Принцесса улыбнулась.

Марк сделал шаг навстречу Принцессам.

— Принцесса Селестия, Принцесса Луна, — громко произнес Страж, приковывая к себе внимание. – Не будем терять времени. Ситуация, которая на данный момент сложилась с Королевством Грифонов, катастрофическая. И мы…

— А что? Сразу к делу? – Марка перебил Спирит.

Пегас указал на Принцесс.

— Но ведь они же готовили… — произнес Страж, поиграв копытами в воздухе. – Придумали там целую сценку, где они ссорятся, не доверяют нам…

Марк промолчал.

— Психологическое давление… попытка вывести нас на чистую воду? — неуверенно добавил Спирит. – Нет?.. Не хочешь?..

Вновь натолкнувшись на стену льда, Страж разочарованно вздохнул, громко фыркнул и, надув щеки, повернулся к Принцессам.

— Извините, — процедил он, постучав копытами друг о друга. – Марки не хочет смотреть продолжение…

Спирит резко встал, топнув копытом, и указал в сторону сестер.

— Но я все равно должен сказать это! – громко произнес он. – Это — шедевр! Потрясающая актерская игра! Какой сценарий! Какие герои!

Страж зааплодировал, поймав на себе два удивленных взгляда.

— Принцесса Луна! – он указал на младшую Принцессу. — Я даже начал верить, что Вы действительно не знаете, кто мы и что мы тут делаем! Браво! В моем личном рейтинге Эквестрийских Принцесс Вы пока занимаете первое место! Простите, Принцесса Селестия.

Неуклюже поклонившись, Спирит едва не стукнулся носом о землю. Селестия отрицательно покачала головой и с улыбкой повернулась к своей сестре.

— Ну, ты хотя бы попыталась, – похлопала она крылом Луну.

— Фееричный идиот, – та закрыла глаза копытом. – А мне он нравится. Если, как ты говоришь, они и вправду неуязвимы, я бы хотела испробовать на нем пару заклинаний разрушения.

— Думаю, у тебя будет время, – хихикнула Селестия.

— Я хочу то! С белыми и черными лучиками! – Спирит радостно замахал копытами.

Марк громко прокашлялся, вновь привлекая к себе внимание. Благодаря Спириту разговор опять утек не в то русло.

— Не будем отвлекаться, – Страж сделал несколько шагов в сторону Принцесс. — У Королевства сейчас действительно непростые отношения с Эквестрией. И ситуация становится все сложнее и сложнее. Мы знаем, кто именно с вами связался и сообщил это, но называть имен нет смысла.

— Да, – кивнула Селестия. — Происходит что-то действительно ужасное. У такого влиятельного грифона просто скованы лапы. А мы, к сожалению, даже не знали об этом.

— Что еще раз доказывает, — согласно кивнула Луна, — что не все они хотят войны с нами, но что-то их толкает на это все глубже и глубже.

Селестия вздохнула, и, сев на траву, взглянула на Стражей, остановившись на Марке.

— Наш друг по ту сторону также сказал, что вся подготовка была начата около двух лет назад, – Селестия говорила спокойно, но в голосе проскакивали боязливые нотки. — Я не знаю, чего именно они успели добиться, но что-то подсказывает мне, что времени у нас уже нет.

Принцесса повернула голову в сторону озера. Она начала рассматривать тихую водную гладь, по которой медленно струился туман, пытаясь найти в себе силы, чтобы успокоиться.

— Также мне сообщили, — Селестия вновь повернулась к Стражам, — о скрытом месте, где происходит вся подготовка вторжения. И если верить моему давнему другу, а я ему верю, грифоны собрали там самых талантливых воинов и ученых. В дополнение ко всему им удалось найти необычный артефакт, который способен помочь им в борьбе против меня и Луны.

Она опустила голову и ненадолго замолчала. Нынешний год крайне богат на события, и ей приходилось собираться с мыслями каждый раз, чтобы точно не потерять суть. Рог Селестии засветился, и перед ней в магическом захвате показался пергамент с рисунками и текстом, который тут же был перенесен к Марку. Страж перехватил бумагу телекинезом и несколько секунд изучал ее. Закончив, Марк сложил листок и спрятал в своей седельной сумке.

— Это описание того самого артефакта и местонахождение острова. Я попыталась найти какое-либо упоминание обо всем этом, — продолжала Селестия, — но наши архивисты не нашли никакой информации ни об острове, ни об артефакте. Как будто их и не существовало. Единственное что есть – этот пергамент, который дал мне мой старый друг.

— Либо вся информация была намеренно уничтожена, – добавила Луна. — Мы помним, что получали кое-какие сведения о хулиганских нападениях на библиотеки и архивы в разных городах. Но ущерб был незначительный, буквально пара другая старых книг, и все. Этому просто не придавали значения.

Луна раздраженно топнула копытом.

— Ну, вас нельзя винить в нерасторопности, – Спирит улыбнулся, поймав на себе взгляды обеих Принцесс. — Ваша Система не относится к агрессивному типу. Подобные события просто не должны происходить. Если, конечно, тут не замешано что-то еще…

— В каком смысле? – Луна непонимающе нахмурила брови и посмотрела на сестру.

Подобное застала врасплох и Селестию.

— Будем откровенны, — произнес Марк, посмотрев на Луну, — благодаря вашей сестре, Вы должны быть прекрасно осведомлены в том, кто мы и чем занимаемся.

— В общем – да, – ответила Луна и, прищурившись, кинула короткий взгляд на сестру. — Но некоторые детали Мы все же хотели бы уточнить.

— Тогда для вас не будет неожиданностью, что мы знали обо всех тайных приготовлениях и действиях Королевства, – Марк сделал несколько коротких шагов в сторону, оказавшись напротив обеих Принцесс. — Но, до определенного момента, это выглядело, как обычный поток событий в Системе. До определенного момента.

Принцессы пристально смотрели на Марка. Оба взгляда жаждали услышать информацию, которую ни при каких бы обстоятельствах он не раскрыл. Никому. Прямое нарушение кодекса и половины критических протоколов. В глубине души это дико бесило Стража, но сделать это было нужно. Начавшаяся Интеграция диктовала свои правила и свой ритм, под который Марку было неимоверно тяжело подстраиваться. Страж опять поймал себя на мысли, что чувствует гнев и раздражение. Очередные новые цвета в сером потоке.

— Артефакт, которым завладели грифоны, – продолжил Страж, — относится к А-классу. В вашей Системе таких меньше десятка. У Королевства нет ни технологий для его обнаружения, ни возможности контролировать его силу. Такой силы нет даже у вас обеих. Мы считаем, что им помогает кто-то не из вашей Системы. И именно поэтому мы сейчас с вами и разговариваем.

— То есть, кроме вас сюда проник кто-то еще? – удивленно спросила Селестия.

— Нет, – Марк отрицательно покачал головой. — Я и Спирит находимся в вашей Системе около года по местному времени, и мы бы узнали, если бы тут появился кто-либо еще. Возможно, чужак появился раньше, и если между действиями Королевства Грифонов и его влиянием есть связь, то мы должны это выяснить. Долг Стража — беречь Систему от всех внешних угроз.

— И пафосную позу, вот так вот… — глядя на брата пробубнил Спирит, выпятив грудь.

Марк промолчал, продолжая смотреть на Принцесс. Селестия мило улыбнулась, тогда, как Луна усиленно старалась сохранить серьезное лицо, сильно искривленное сдавленным внутри смешком.

— Но разве чужаку не нужно проходить тот же процесс Интеграции, что и вам обоим? – спросила Селестия, взглянув на Марка.

— Не обязательно, если его цели иные, – ответил Страж. — Сейчас мы неуязвимы для вас, как и он. Нынешняя ситуация четко показывает, что его цель – причинение вреда Системе, а значит ему нет смысла от интегрирования. Наша цель совсем иная.

Пока Марк говорил, взгляд младшей Принцессы сменился с напряженного на заинтересованный, словно у нее в голове появилась сумасшедшая идея, которая просто не терпит отлагательств. Глаза Луны начали прыгать от одного Стража к другому, пока внутри ее головы зрел какой-то план. Луна, слегка высунув язык, сосредоточила все свое внимание на Спирите. В эту же секунду ее рог объяла темно-синяя аура.

— Я не одобряю то, что вы сейчас задум… — начал было Марк, но не успел договорить.

В воздухе над Спиритом возникло два бледных лунных серпа, объятых темно-синей аурой. Страж посмотрел на лезвия и, присвистнув, выставил правое копыто перед собой. В один момент оба полупрозрачных серпа со свистом разрезали окружающий воздух, направив всю свою силу прямиком в Спирита. Стремительный удар, выполненный буквой «Х», оставил на земле около Стража характерный след, разогнав потоком воздуха клубы тумана. Спирит только лениво перевел взгляд на выставленное копыто.

— Тут криво обрезали, – Страж указал на абсолютно нетронутую ногу и скривил кислую физиономию. — Ну и где мой обещанный сервис?!

— Луна! – Селестия сердито посмотрела на сестру.

Младшая Принцесса смотрела на Спирита, который в свою очередь очень вызывающе и недовольно смотрел на нее, указывая на свою ногу. Одно из самых сильных боевых заклинаний в арсенале Принцессы Ночи вызвали у пегаса лишь недовольство некачественным хувкутюром. Луна села на траву и, стараясь не смотреть на сестру, прикусила губы.

— Луна! Я с тобой разговариваю! – не унималась Селестия. — Что ты себе позволяешь?!

— Да, да! – Спирит ткнул копытом в сторону младшей сестры, поддакивая старшей. — Требую наказать эту халтурщицу!

— А ну не вмешиваться в королевские разборки! – фыркнула Селестия. — Луна?

— Я не удержалась, — жалобно произнесла та. – Извиняюсь…

Она постучала копытами друг о друга и, повернувшись к сестре, сделала милое лицо, невинно улыбнувшись. Сейчас Луна была больше похожа на набедокурившего жеребенка.

— Как будто ты сама так не хотела сделать, — глаза младшей Принцессы хитро сверкнули.

Негодование на лице Селестии сменилось легкой секундой задумчивостью, уголки губ слабо дрогнули, а взгляд невольно устремился вверх.

— Эй! – фыркнул Спирит. – Это нечестно! Марк, меня обижают!

Марк промолчал. Разговор опять совершил кульбит, уходя из привычного русла. Необычным было то, что инициатором этого стал не Спирит, а одна из Неприкасаемых.

«Хороший знак»

 — Да? Так и будешь молчать? – выпалил Спирит. — И тебе даже не жалко собственного брата?!

Надутые щеки обиженного Спирита добили Луну и та, не выдержав, засмеялась. Берег паркового озера наполнился звонким хохотом Принцессы Ночи. Если бы кто-то сейчас прогуливался под луной, услышав это, он бы перепугался на несколько недель вперед.

— Очень странно, – Луна вытирала слезы, постепенно приходя в себя. — Встреча с кем-то, против кого Мы абсолютно бессильны, должна вызывать хотя бы настороженность или опаску. Но почему-то сейчас я не чувствую ничего враждебного.

Младшая Принцесса выпрямилась и, улыбаясь, взглянула на Селестию.

— Селестия уже хорошо знакома с вами, — Луна посмотрела на каждого из Стражей. — Ее можно понять. Но Мы чувствовали все что угодно, кроме страха.

— Любое чувство лучше страха, – спокойным тоном произнес Спирит. — Страх туманит сознание.

Принцесса Ночи посмотрела на Стража, но уже совершенно иным взглядом. Пусть первое впечатление и оказалось размыто где-то между симпатией и неприязнью, но одно Луна видела четко: из всех испытываемых эмоций не было одного – страха.

— Интересно, — младшая сестра нахмурилась. — Теперь нам действительно кое-что стало ясно.

— Еще десять очков в копилку? – тот пожал плечами и ухмыльнулся.

Марк в очередной раз прокашлялся, привлекая к себе внимание.

— Вернемся к нашему делу, – громко произнес он.

Дождавшись, когда все сосредоточат внимание на нем, Марк повернулся к Принцессам.

— Как я уже говорил, положение серьезное, — продолжил Страж. — И то, что Принцесса Селестия так быстро обратилась к нам, минуя возможные варианты, очень явно намекает на «Интеграционный экзамен».

Селестия с интересом посмотрела на Марка.

— Что это такое? – Принцесса села на траву.

— «Интеграционный экзамен» — конечная точка всего процесса, — пояснил Марк. — Говоря простым языком, чужаков никогда не примут, пока те себя не покажут полезными. Любой Системе выгодно, чтобы все существа приносили пользу и развивались, развивая ее саму. И сейчас Система хочет увидеть, что мы можем ей дать и какие роли выполнять. Проще говоря – найти нам место. Процесс Интеграции — очень сложное явление, начинающееся от банальных изменений в поведении Стража, заканчивая подобной «финальной проверкой».

— Это звучит… довольно опасно, – произнесла Луна.

— Есть такое, – ехидно улыбнулся Спирит и размял крылья. — Цена ошибки – невероятно высока. Прямая зависимость от наших возможностей.

Марк развернулся и сделал несколько шагов в сторону озера. Страж направил пристальный взгляд вдоль серебристой дорожки на водной глади, словно намереваясь пересчитать каждый блик. Мысли стали быстро сменять одна другую, сливаясь в один непрерывный поток.

— Чего это он? – Луна вытянула шею в сторону Спирита.

— Пошел думать, – махнул копытом пегас. — Сейчас будет там стоять, пытаясь прожечь дырку в земле своим томным взглядом.

Луна хмыкнула и повернулась к Селестии. Старшая сестра молча смотрела на единорога, ожидая окончания его раздумий. Берег озера погрузился в тишину, иногда разбавляемую шелестом ветра в листве деревьев. Спустя несколько минут Марк вернулся к остальным.

— Нет сомнений, что это наш «Интеграционный экзамен», — произнес он. – Это значит, что нам придется использовать только те ресурсы, которые нам может дать сама Система. Экзамен показывает не только то, на что мы способны, но и наше взаимодействие с другими жителями этого Мира при решении критических ситуаций. Это значит, что нам будет нужна и ваша помощь.

— Что от нас необходимо? – кивнули обе Принцессы.

Марк поднял глаза и несколько секунд перебирал идеи, появившиеся у него в голове.

— Нам понадобится дракон, – произнес Страж.

— Дракон? – Луна уставилась на Марка. — Зачем вам дракон?

— На случай, если тихо не получится, – пояснил Страж. – Сейчас у нас нет практически никакой информации, что именно нас там ожидает, а драконы в данной Системе самые опасные существа. Если события примут негативную сторону, лучше иметь запасной план. Но нам нужен ящер, способный выполнить возложенную на него задачу.

Марк посмотрел на Селестию.

— Я пока знаю только одного дракона, — он поймал на себе ответный взгляд Принцессы, которая уже поняла о ком идет речь, — имеющего опыт в подобных вещах.

— Если бы я не знала кто вы, я бы удивилась, – произнесла Принцесса с появившимися в голосе нотками раздражения. – Мы можем как-нибудь обойтись без него? Я бы была весьма признательна, если бы это чудовище продолжало гнить там, где оно сейчас.

— Мы знаем, чем это обернулось в прошлом. Но Эквестрия сильно изменилась с того момента, да и он уже изрядно потрепан ссылкой, — продолжил Марк. — Я не думаю, что он создаст проблемы, когда окажется на свободе. Если, конечно, хочет жить. Репутация Ричарда говорит сама за себя, и его «особые» свойства, которыми он обладает, могут оказаться крайне полезными. У него есть опыт в подобных вещах, и он умеет держать язык за зубами. Тем более, как я уже сказал, он нам нужен на случай, если события примут негативный оборот.

Селестия несколько секунд молчала. Только ее сердитый взгляд выдавал крайнее недовольство тем, как все начало складываться.

— Я попробую, – наконец, произнесла Селестия. – Тяжелые времена требуют поистине сумасшедших решений. Я еще пожалею об этом.

— Хм, – Луна посмотрела на сестру. — Кто этот дракон? И почему лишь одна мысль о нем вызывает у тебя такую злобу?

— Я бы предпочла об этом вообще забыть, – коротко ответила та.

Раздраженный вид старшей Принцессы отбил желание у ее сестры задавать другие вопросы.

— Также нам понадобятся несколько пегасов, – Марк продолжал перебирать в голове идеи и выбирать подходящие. – Те, кто не задает лишних вопросов и достаточно выносливые для полетов на большой высоте и скорости. Желательно помоложе и лучше, если их будет не менее трех.

— Хм… – Селестия на секунду задумалась. — У меня есть кое-кто на примете. Но разве Спирит сам не пегас?

— Нам придется замаскироваться, – отрицательно помотал головой Марк. — Пони в самом секретном и охраняемом месте Королевства – это автоматическое объявление войны. Придется сменить форму. К сожалению, изменить облик под грифона мы тоже не можем. Долго объяснять, почему.

— Да и пара лишних бойцов не помешает, если все полетит к чертям, – развел копытами Спирит.

— Ситуация с чужаком нам тоже пока не известна, — продолжил Марк. — Вероятно, он уже довольно длительное время находится в Системе, поэтому нам придется связаться еще и с Цитаделью, чтобы запросить дополнительное оборудование. Сделать это сейчас можно только в Кристальной Империи. Вы можете попросить содействия у Принцессы Кейденс?

— Кристальная Империя? – удивилась Луна.

— Через нее проходят потоки энергии, которые создали то самое зеркало в дочерний мир, – пояснил Марк. — Связаться с Цитаделью мы можем только там.

Ее взгляд невольно скользнул к младшей сестре, которая держала перед собой магический пергамент и что-то записывала. Почувствовав на себе взгляд Селестии, Луна повернулась к ней и заговорчески ухмыльнулась. Старшая Принцесса лишь вскинула бровь и повернулась обратно к Марку.

— Хорошо, я свяжусь с Кейденс и все ей объясню, — кивнула Селестия.

Страж повернулся к Луне.

— Принцесса Луна, – произнес Марк.

— А? – она немного повернула голову в сторону Стража, не отрывая взгляда от бумаги.

— Мы организуем точку сбора в «Сердце Белохвостого», – произнес Марк. — Сейчас это самое безопасное место для подготовки.

— А?.. Да, да, конечно… – пробубнила Луна. — Конечно… Стоп. ЧТО?!

Пергамент и перо упали на траву, вместе с челюстью младшей Принцессы.

— Откуда?!.. – Луна сердито буравила взглядом Марка, пытаясь найти слова. — Откуда ты?!..

— Это стоит добавить в список, – коротко кивнул Спирит, тыкая на лежащий пергамент.

Взгляд младшей Принцессы встретился с хитрым взглядом Селестии.

— Что? – фыркнула та. — Мы не имеем права на собственные маленькие секреты? Которые, благодаря кому-то, уже стали вовсе не секретами!

Младшая сестра надула щеки и вновь подняла пергамент, продолжив писать.

— Конечно, имеешь, – улыбнулась Селестия.

Она вновь повернулась к Марку.

— Она не против, — произнесла Принцесса.

— Тогда не будем терять времени, – кивнул он, — Приводите остальных в это место завтра на закате.

Единорог протянул Селестии сложенный пергамент и дал копытом сигнал Спириту

— Тогда до завтра, – кивнула она.

— Мы на вас рассчитываем, – Луна, перестав вести запись, встала рядом с сестрой.

Спирит, уже закрепивший на себе карабин, взлетел и завис ровно над братом, который телекинезом подхватил все крепления и застегнул на груди. С последним щелчком замка Спирит резко взмыл вверх. Рог Марка засиял темно-красной аурой, которая стала обволакивать крылья Спирита. Вокруг обоих Стражей возник еле заметный пузырь из силового поля, скорость начала стремительно расти. Быстрый подъем продолжался до тех пор, пока с высоты уже нельзя было различить мелкие объекты.

— Видимо, теперь наша очередь нарушать инструкции, – с ехидной улыбкой произнес Спирит, наклонив голову к брату. — Ты я вижу, становишься мягче. Даже не стал говорить об основном варианте.

— Не хочу нагнетать. Каждой новости свое время, – холодно произнес Марк. — Мы до конца не уверены, что именно там происходит.

— Согласен, – кивнул Спирит.

Два силуэта растворились в ночном небе.