Автор рисунка: aJVL

Lunar Light

Закрыв себе мордочку копытцами и коротко всхлипывая, маленькая синяя аликорнша лежала на мокрой от дождя и её слёз траве, на краю огромного хвойного леса. Да-да, этой тёплой летней ночью шёл дождь, пока ещё мелкий, но грозящий вот-вот превратиться в настоящий ливень, из-за чего намокшая тёмно-синяя грива, пока ещё самая обычная тёмно-синяя грива, упала ей на глаза. Она не обращала на это внимания, продолжая плакать, и её не полностью расправленные маленькие и слабенькие крылышки чуть подрагивали при каждом новом всхлипе.

Она не боялась простудиться и заболеть, хотя промокла и озябла. Но она не хотела возвращаться. Хотела просто лежать и продолжать хотя бы мысленно рассказывать о своём горе затянутому тяжёлыми тучами небу. Ей просто хотелось побыть одной, совсем одной, чтобы никто не спрашивал её ни о чём, ничего не допытывался, не пытался разузнать, а просто бы все оставили её в покое.

— Мама! Ма-а-ама, она здесь! — внезапно донёсся до ушек пони чей-то звонкий голосок. Она повернула голову и увидела свою сестру. Удерживая с помощью магии газовый фонарик, к ней шла белая аликорнша с розовой гривой и хвостом, одетая в некрасивый и совершенно не шедший ей плащик с капюшоном. Тяжело вздохнув, пони опустила голову и закрыла глаза. Сейчас её будут ругать...

— Луня! Луня, наконец-то мы тебя нашли! Ма-а-ам, иди быстрей сюда!

Луня ощутила прикосновение холодных мокрых копытц сестрёнки, когда она обхватила её за шею и прижалась к ней, почувствовала тихий и едва уловимый аромат её мокрой шёрстки, услышала бешеный барабанный ритм биения сердца сестрёнки и ощутила тепло её тела, когда она прижалась к ней, заключив в объятия с такой силой, как будто бы намеревалась удушить своей любовью.

— Тия, да ладно тебе, отстань! — Луня опёрлась копытцами в грудь сестрёнки и с трудом оттолкнула её. Белая кобылка отошла от неё и положив фонарь на землю, посмотрела удивлённым взглядом. А за ней уже выросла тень их матери. Даже при слабом освещении, который давали оба фонаря, королеву Мунлайт можно было рассмотреть во всей красе — её бледно-жёлтая короткая шёрстка, золотистые грива с хвостом в которых сверкали звёзды, развевающиеся под порывами ветра, хотя могли бы и без него, ну и глаза, её не такие уж и большие для пони зелёные глаза, всегда добрые, но немного строгие. Правда, сейчас в них были заметны два других чувства — радость и волнение. Вода стекала по её гриве, шёрстки, золотому нагруднику и захваченной ею седельной сумки, хрустальные накопытники покрыты слоями совсем свежей грязи, но несмотря на это, она улыбалась и её длинный завитый рог коротко сиял в ночной темноте, добавляя свой свет к свету фонарей и рога Тии.

— О, слава Звёздным Аликорнам, мы всё-таки тебя нашли. — сказала Мунлайт. — Луна, зачем ты ушла из дома? Отец места себе не находит, ты же знаешь, он болеет и ему сейчас нельзя волноваться...

— Я знаю, мама. — тихо пролепетала Луня. — Простите меня...

— Простим-простим. — весело ответила Тия. — Не волнуйся, я вообще не обиделась!

— Хотя бы объясни нам, почему ты сбежала. — тихо попросила Мунлайт.

— Я... Мне просто стало стыдно. Я так разочаровала вас... Но я не могу так хорошо летать, как Скайлило, или Кризи. — тихо проговорила Луна. — Я не такая хорошая летунья... Я поняла, что разочаровала вас, поэтому и решила убежать. — пока она говорила, Мунлайт достала из сумки мантию отца и надела её на Луню — причём мантия была такой большой, что полностью закрыла малышку.

— Тебе не надо было этого делать. — улыбнувшись, сказала Тия. — Ну проиграла и всё тут. Это не важно. Зато ты утёрла нос всем остальным, придя третьей и даже получив медаль.

— Всего лишь третьей. — вздохнула пони. — Ты всегда побеждаешь. У тебя школьная медаль по литературе, по математике, по магии, по обществознанию, экономике, по рунам... А я даже шоколадной медальки никогда не получала. И вот теперь, когда у меня были все шансы, я подвела всех и себя саму. Лишь третье место...

— Даже если бы ты прилетела последней, мы бы всё равно гордились бы тобой, милая. — Мунлайт посмотрела на небо. Дождь заканчивался, так и не набрав полную силу, тучи уходили дальше на север и в рваных дырах между ними начали появляться искорки звёзд. — Луна, пойми, нам совершенно не важно, какой по счёту ты пришла к финишу. Главное, что ты — наша дочь, и то, что ты сражалась до конца. А третье место всё-таки почётное, особенно когда в гонках участвуют два десятка аликорнов!

— И ты шест... Семнадцати утёрла нос! — быстро посчитала в уме Тия. — А мои медали... Ну, я просто очень много читаю. Зато ты у нас лучше всех управляешься с готовкой! Я вон, даже сама себе бутерброд сделать не могу.

— А помнишь, как однажды ты попыталась приготовить суп? — спросила Луня, улыбнувшись и кутаясь в мантию. — И как после этого тебя заставили отмывать всю кухню?

— Зато я помню, как кое-кто мне помог. — бойко ответила аликорнша.

— А вот я помню, как эта "кое-кто" нацепила себе на голову ведро, встала на спину сестре и взяв в копыта швабру, гонялась за братом. — напомнила Мунлайт.

— Хорошо, что он сейчас на каникулах, а то бы надавал он мне люлей. — усмехнулась Луня. — Но... Мам, ты правда думаешь, что это ничего страшного? Ну, что я пришла третьей? — Мунлайт кивнула и Луня вновь опустила голову. — Я дура. Простите меня.

— Прощаем-прощаем. — ответила Тия. — А теперь давайте домой, обрадуем папу!

— Пойдёмте. — кивнула Луня и привстала с земли. — Ой, а вы заметили — дождь кончился!

Все три аликорнши одновременно подняли головы. В чистом ночном небе, окружённая россыпью звёзд, сияла своим прекрасным светом большая бледная луна.

— Всё-всё, хватит здесь стоять, а то мы все простудимся. — приказала Мунлайт. — Селестия, возьми фонарики. А ты, Луна, смотри, не потеряй мантию, а то папа расстроится.

Они развернулись и вместе пошли домой.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь для отправки комментария.
...