S03E05
Обитель зла - Как бритвой по нервам Точка невозврата - Слабое звено

На седьмом этаже - Садовые вредители

Я не знал, как реагировать на произошедшее, но в мыслях промелькнуло что «нужно линять». К сожалению или счастью, я, следуя традиции, не стал прислушиваться к голосу разума. Вместо этого начал приводить в чувство находящегося в шоке копытного, которому я провёл бритвой по шее. К сожалению, шок был довольно «глубоким» — земной пони не реагировал на мою речь и попытки его растрясти, благо «голос разума» не затих. В этот раз я, изменяя своим принципам, его послушал и, следуя совету, вылил на морду копытного остатки «бутафорской водки». Тот тут же пришёл в сознание и, мотая головой, спросил: «Что происходит? Где я?».

Ответить на вопросы мне было не суждено – в помещение ворвалась большая группа вооружённых копытных. Помимо обычных огнестрелов и энерго-магического оружия у них было и не летальное (трофеи, полученные от охраны тюрьмы Арба), многие единороги держали в своей ауре дубинки, также некоторые пони были в силовой броне. Пока они замерли и не начинали стрелять, но было очевидно, что достаточно лишь «резкого движения». Не делая резких движений, я начал переговоры:

— Вот жжешь зрада. Подготовились на совесть, и в такой короткий срок. Я впечатлен. На меня одного, всем табуном. Вы меня переоцениваете.

— Что здесь произошло? Зачем ты его убил? – спросила бело-синяя пегаска, указывая на лежащего земного пони.

— Он не убит, только в шоке, — указываю на жертву цирюльни, — Вы что, не помните? Заиграла музыка, он запел, я подхватил и неудачно пошутил.

— За такие шутки в зубах бывают промежутки, — произнесла Трюкачка, сбрасывая заклинание невидимости. Я ей улыбнулся своими уже заполняющимися промежутками.

Далее жертва «бритвы по нервам» окончательно пришёл в сознание и сказал, что с ним всё в порядке, я же на всякий случай извинился перед ним. После мы все обсудили произошедшее. Все те копытные, что присутствовали при произошедшем, помнят ту музыку, но не видели никакой "единорожки в толстовке" — тогда они посчитали происходящее проявлением особой музыкальной магии пони. Трюкачка вообще не знала о ком идёт речь, другие же вспоминали встречу в пещере с той странной пони. Я же рассказал, что именно она включила ту музыку, и был искренне удивлен, что тогда копытные её не замечали. После примерно десяти минут разговоров и объяснений конфликт можно было считать исчерпанным. Браться за парикмахерские приспособления я не стал, но на словах объяснил немногочисленные принципы уставной стрижки и покинул помещение.

Вспоминая произошедшее, я пришёл к выводу что «Спецагент Мятная» не желала ничего плохого и всё случившееся просто специфичная шутка, из которой можно сделать вывод – я не восприимчив далеко не ко всей магии.

Сделав данный простой вывод, я продолжил «прожигать» эти спокойные, но такие скучные дни. Конечно, я был рад столь спокойной жизни но, похоже, после всего пережитого у меня стали появляться симптомы «адреналинового маньяка». Я даже обратился к полковнику с вопросом насчёт будущей операции. Пегас ответил моей цитатой «Атакуй с неожиданной стороны» а после попросил отойти с ним, чтобы поговорить наедине.

Из разговора без свидетелей я понял, что наши действия не остались без внимания обычных жителей Эквестрии. И хотя большая их часть нас ненавидит, есть и те, кто симпатизирует тем, кто бросил вызов Новой Кантерлотской Республике.

По разведданным, многие пегасы были недовольны тем, что обязанность контроля погоды, что исторически была за пегасами, стала выполнять система под контролем Мелкопипки. Теперь же, когда башни уничтожены, для пернатых копытных началась новая эра. К сожалению, большая их часть считает именно Вельвет Ремеди и дракона Спайка ответственными за то, что теперь они свободны от диктата Литлпип, но многие понимают, кто был истинным виновником произошедшего. Как ни странно не только пегасы симпатизируют СНС. Отем упомянул о некой организации «Белое Копытце» состоявшей из немногочисленных выживших Арбы (после прихода туда Мелкопипки) и других примкнувшим к ним пони. Данная организация носит закрытый, но исключительно мирный характер. В руинах Мейнхетена они организовали сеть ресторанов и были крайне недовольны тем ущербом, что нанесла Литлпип, проведя «очистительную бурю».

Что же до остальной Эквестрии, то многие пони были рады, что с кошмаром пустоши — Адскими Гончими, покончено навсегда. Как ни странно, наиболее рады произошедшему геноциду были рады «Рейнджеры Эпплджек», но не нужно надеяться на их лояльность – они никогда не простят того что я и Соуп атаковали их крепость и лишили их возможности изготовить «жар бомбу». Что же до ДиджеяПонТри, то пони искренне скорбят по Хомэйдж – она действительно была голосом, сердцем и душой «Эквестрийской Пустоши». Теперь же, «Дарительница Света» взяла на себя ответственность «нести голос правды», а именем Грей Стоун стали пугать детей – что если они будут ложиться на краю, то к ним (как в апартаменты Хомейдж) придёт злой серый пони и укусит их за бочок, после чего они умрут от потери крови. У меня данный факт вызвал чувство лести, впрочем, неудивительно, что обитатели этого мира решили, приучить своих детёнышей боятся меня – я «призрак», а призраков принято боятся.

Однако это всё мелкие факты. По мнению жителей Эквестрии из всех наших «злодеяний» самым важным было то, что произошло во время операции «Пылающий Мавзолей» — то, что я во многих смыслах отрубил голову военной машине НКР. Смерть Гаудины Грознопёрой не прошла без последствий. После её смерти именно пони стали править Эквестрией, а среди грифонов стали распространяться идеи о возвращении в горы, на историческую родину. Однако Отем заверил, что этого не произойдёт – у этих химер контракты, которые можно продлевать, а у Вельвет Ремеди есть чем платить за их услуги.

На вопрос: откуда пегасу всё это известно — тот рассказал, что еще, когда Красный Глаз только начал строить своё рабовладельческое государство, а полковник только получил своё звание, он, втайне от руководства Анклава, направил на пустоши своих тайных агентов. Под видом Дэшитов они должны были смешаться с жителями пустоши с целью передачи на небеса разведданных, участия в тайных операциях и прочее. В наши дни, когда казалось, что все шпионы Анклава были разоблачены, Отем думал что и его агенты не стали исключением – это оказалось не так. Полковник был рад и удивлён когда Мститель (бывший Громовержец) получил закодированный код. Теперь же миссия агентов Анклава снова стала актуальной. Особо полковник отметил некого агента Голда. Именно его данные Отем считает наиболее ценными, и сейчас он на их основе разрабатывает новую операцию. Насчёт её целей и прочих подробностей пегас сказал, что пока всё очень расплывчато, но он заверил, что если всё пройдёт успешно то для пегасов это событие будет даже более важным чем уничтожение «Проекта Одного Пегаса», и что помимо «Отряда самоубийц» в ней будут участвовать и другие бойцы СНС.

У меня было довольно двойственное отношение к услышанному. С одной стороны я был рад, что все, что я делал, не прошло без последствий, да и новость о будущей операции была хорошей, но тот факт что, несмотря на всё пережитое полковник так и не научился мне доверять, был довольно неприятным фактом. С другой стороны — это было логично. Пегас, несмотря на пережитый хедшот, не настолько туп, чтобы не понимать одну очевидность.

Мне пофиг на его идеи сопротивления и возвращения пегасов на небеса. Всё что меня заботит, так это собственное выживание и возвращение на Землю. Также свою роль играла и мой сосед по каюте. Трюкачка хотя и ничего не имела против идей СНС, но не желала смерти НКР как организации, только отдельным её представителям: «героям пустоши» и аликорнам с прочими Последователями. На одном из совещаний в кают-компании она даже сказала, что готова помогать СНС лишь пока наши интересы совпадают, а во всём остальном она «СПС» — что аликорн расшифровала как «Сама По Себе». Полковнику данная десубординация крайне не понравилась но он успокоился после того как я в очередной раз за неё поручился.

К сожалению, лишь на подобных совещаниях я и Беатрикс Луламун находили взаимопонимание, как только мы оставались наедине начинался театр абсурда. Синяя аликорн не оставляла попыток убедить меня провести с ней «приятные мгновения», и данные попытки сочетали как разговоры так и более активные действия.
В многочисленных разговорах Трюкачка особо подчеркивала, что я нравлюсь ей (да и прочим копытным на Мстителе) исключительно за счёт моральных качеств (особо она отметила что я был не обязан её спасать из разворошенной псарни), и что тот земной пони, что одержим мной, полностью соответствовал своему имени – такой же невзрачный как серый камень. Также она провела несколько лекций насчёт того что в их мире «тесный контакт» между представителями разных видов — абсолютно нормальное явление. Помимо этого, из этих лекций я узнал, что доминирование слабого пола среди пони породило специфичные порядки. Конечно, до многоженства у них не дошло, но многие самки так и не найдя своего «особенного пони» предпочитали «уходить в табун». Так здесь называли аналог гарема, который обе стороны организовывали по взаимному согласию. Данный обычай появился ещё в древней Эквестрии но и в эпохе, которую застала Трикси данная практика ещё встречалась. Хотя сама бывшая единорог сказала, что ни в чём подобном не участвовала, но была бы не против, если бы я организовал что-то подобное, и она там играла доминирующую роль.

Также она не скупилась на мелкие факты местных обычаев взаимоотношений. Оказывается в этом мире также принято дарить слабому полу цветы, только так как местные самки травоядные то и цветы исполняют не только эстетическую функцию. На этом моменте разговора о цветах я упомянул, о схожести обычаев двух миров но, не удержавшись от плоской шутки, рассказал подробность, что, так как мой вид цветы не ест то и обычай несколько более сложный. Цветы дарятся в начале отношений и исполняют лишь эстетическую роль, и если отношения зашли достаточно далеко и сильный пол доволен процессом, то он дарит самке, какую либо еду. В моём случае данную роль исполняла палка копчёной колбасы, которую я дарил с запиской: «За любовь твою и ласку, шлю копчёную колбаску». Трюкачка похоже не поняла шутки, да и того что такое колбаса, но напомнила о своём желании узнать друг друга поближе, и то что она не против такого понятия как табун.

После услышанного я почувствовал себя на месте «товарища Сухова», но всё же в этих речах была одна вещь, что меня заинтересовала – мне была интересна жизнь Трикси до её падения в чан, а ещё лучше, до встречи с Твайлайт Спаркл. Проблема была в том, что данный интерес появился в не очень удачное время – было уже поздно и сильно хотелось спать. Тем не менее я сказал Трюкачке насчёт того что мне интересна её прошлая (самая первая) жизнь, но осознав что она всю ночь будет не замолкать, вспомнил что, несмотря на свою болтливость, она не поёт. Основываясь на этом факте я «включил дурака» и предложил ей что-нибудь спеть, но «только про себя» — большая ошибка. Трюкачка решила выполнить обе просьбы (рассказать о своей жизни в песенной форме) – похоже, понятие «про себя» она поняла в слишком буквальном смысле:

— Мой папа был налетчик, а мать воровка, а я была девчонка – сорвиголовка. Работала в театре, была звездою, как трудно заработать на жизнь … искусством. Работала швеёй я, и шила платья, затем я оказалась портовой штучкой. Я книжек прочитала штук полтораста – хотела выйти замуж за … педагога.

На протяжении примерно получаса Трюкачка пела песни в стиле: маленькая лошадка и ей живётся несладко. Слушая её вокал, я мысленно делал выбор между тем, чтобы перерезать ей голосовые связки или отрезать себе уши. Дело было не столько в тексте и смысле песен (это было даже забавно) сколько в мерзком надменном голосе, которым аликорн пыталась петь. Мне вспомнилось, что во время лекций об ином мире я иногда, шутки ради, коверкал свой голос под Эдварда Радзинского. На секунду я подумал, что сейчас Беатрикс решила пошутить подобным образом — это оказалось не так. Вспоминая её обычную манеру разговора, я понял, что она не притворяется.

К счастью, после завершения песнопения, с её стороны последовала вполне нормальная речь насчёт её жизни до войны. Особый упор она сделала на моменте, когда её пришлось работать на «каменной ферме» (той самой, где Мелкопипка нашла «жар-бомбу» которой зебра Ксенит подорвала «Богиню») среди земных пони. Тот эпизод её жизни запомнился ей не столько тяжёлой работой, сколько жизнью вместе с той семейкой, что владели этим симбиозом фермы и каменоломни. Как потом выяснилось, розовая министерка по имени Пинкамина Диана Пай (сокращённо – Пинки Пай) состояла в прямом родстве с этой семьёй. Из разговоров между работой Трикси узнала специфичную историю этой семьи.

Дело в том, что семья Пай была излишне традиционна, и согласно этих, отличающихся от обще-эквестрийских, традиций — отец семейства был обязан воспитать сына, которому передал бы своё семейное дело. Однако главу семьи, именуемого Игнус Рок Пай, будто издеваясь над его именем, преследовал злой рок. Ему никак не удавалось заставить свою особую пони (именуемую Клауди Кварц) зачать сына. Самое ироничное во всём этом было то, что проблем с зачатием не было. Проблема была в том, что вместо желаемого сына постоянно рождались дочки. Как будто этого было мало, из родившейся двойни одна кобылка настолько отличалась от родителей, что Игнус чуть было, не заподозрил свою особую пони в измене. Благо ему хватило ума обратить внимание на то, что одна из выводка была удивительно на него похожа, и что, живя в условиях среди камней, ему некого обвинять в своём провале. А винить себя ему было за что – он осознанно, в своём солидном возрасте, обрюхатил свою партнершу, так что нечего удивляться, что детёныш получился с отклонениями. Так что они не сильно огорчились, когда после «радужного удара» Диана окончательно сошла с ума и, покинув ферму, отправилась «нести радость и смех Эквестрии».

Со слов Трикси, я бы отлично вписался в данную семейку. Внешностью, именем, да и поведением, я выгляжу как тот сын Игнуса Рок Пая, которого у него никогда не было. Также Трикси поведала о некоторых подробностях насчёт дочек этой каменной семьи. Как она заметила, лишь старшая из них была той кому Игнус и Клауди могли доверить ферму. Она была: расчётлива, без эмоциональна, удивительно сильна (хотя и уступала своей матери – Клауди Кварц могла ударом копыта фигурно раскалывать каменные блоки), и постоянно носила одежду. Насчёт этих фактов (в особенности последнего) Трикси пошутила, что если был бы способ вернуться в прошлое, то я и Мондалина Дейзи Пай (сокращённо – Мод Пай) легко бы сдружились. Двух других сестёр розовой министерки, Трикси описала как: похожи внешне, душевно – прямые противопоставления.

Самая младшая из них, именуемая Марбл Пай, по словам Трикси была робкой и застенчивой даже на фоне министерки Флаттершай. Её сложно было разговорить (Диана приучила её к тому, что она говорит за неё), но общение с ней, Трикси вспоминала как самые приятные мгновения тех дней – не в похотливом смысле конечно. Марбл была единственной кому нравились фокусы, что Трикси показывала во внерабочее время, в отличие от её грубой сестры, которая считала что «трюки на камнях это осквернение традиций».

Лаймстоун Пай, Трикси описала как одну из самых грубых пони своего времени. Лаймстоун оправдывала свою грубость строгими нравами своей семьи, что не соответствовало действительности (по мнению Трикси, остальная семья Пай – милые пони, пусть и со странностями) – лаймовая получала искреннее наслаждение смотря на то, как сильно Трикси уставала на своей работе, как ела специфичную местную еду земных пони (в её ингредиенты входили камни). Ещё запрещала Марбл общаться с Трикси, а самому синему единорогу показывать свои фокусы. Подробность того, как Лаймстоун отреагировала на предложение Трикси использовать порох при дроблении камня, аликорн предпочла не говорить. Сказала лишь что "рёбра долго болели".

Так изо дня в день проходили наши минуты общения (были ещё карточные игры на интерес, но Трикси всегда выигрывала), как будто этого было мало, аликорн всячески пыталась пробудить во мне половое влечение, используя и несловесные методы. Взаимностью я не отвечал, но для меня ситуация стала постепенно нормализоваться – на мои плоские шутки Трюкачка перестала квасить мне морду но не перестала делать всё остальное. На публике она была тихой и спокойной но по вечерам, когда мы были наедине в каюте: она всячески в меня тыкалась, похотливо улыбалась, не носила одежду, ходила расправив крылья, светила копилкой, делала прочие жесты демонстрирующие её желание совершить со мной половой акт. Апофеозом всего этого был случай, когда я зашёл в каюту и, не увидев в ней аликорна (она использовала заклинание невидимости) закрыл за собой дверь, думая, что хоть этот вечер пройдёт без пошлых намёков. Мечты, мечты.

Как только щёлкнул замок, свет резко выключился – в кромешной тьме можно было различить лишь два светящихся глаза, после темноту озарили две неяркие вспышки телепортации. На месте второй вспышки, что находилась на месте койки, я различил лежащую на спине Трюкачку в довольно провокационной позе. Меня бы это не удивило (она и раньше так делала) если бы всё это не сопровождалось «спецэффектами». Она подсвечивала свой синий силуэт красным светом, исходившим из её рога. Как будто этого было мало, с моей стороны к ней направлялись три жёлтые светящиеся дорожки. Намёк был понятней некуда – стилизация под подсветку взлётной полосы однозначно удалась. С её стороны было довольно цинично использовать подобный намёк, однако смысл был понятен – она визуально изобразила, что моя смерть в ином мире привела меня к ней, и сейчас я не должен останавливаться на достигнутом. Оценив всё происходящее, я не придумал ничего лучше, чем сделать известный жест «рука-лицо», вот только рук у меня теперь нет, да и слово лицо в этом мире не актуально, так что вместо жеста изображающего шок не получилось. Получилось, что я с размаху вдарил себе копытом в морду. Может это и к лучшему – театр абсурда, с похотливым уклоном, прекратился, на какое-то время, хотя глаз болел.

На следующий день я решил, что нужно что-то делать. Трюкачка решила действовать по принципу «выжил сам – выживи другого», но мне вариант быть "выжитым" совсем не нравился. После некоторых раздумий я пришёл к выводу, что на борту есть одно место, где я могу спокойно обосноваться, и там меня не то что Трюкачка, вообще никто не будет беспокоить, тем более что в последние ночные часы, мне, вместо травы у дома, снился зимний лес. Основываясь на этом выводе, я направился в морозильную камеру, какого же было моё удивление, когда я обнаружил что это место занято. Открыв массивную дверь я обнаружил лежащего и дрожащего гуля зебру. Самое интересное в этой ситуации было то, что дверь морозильника предусматривала возможность открытия изнутри, а сам Сулик был в комбинезоне, жилете из драконьей кожи, и, что было для него необычно, в маске балаклаве и платке арафатке наподобие тех, что я раньше носил.

— Закаляешься? Готовишься к легендарным русским морозам? – я задал вопрос, основываясь на первом выводе от увиденного, но не удержался от сарказма.

— Как ты узнал? – сарказм насчёт географического происхождения морозов был проигнорирован. Похоже, полосатый был удивлен, что я сложил два и два, впрочем, неудивительно – не только мне были очевидны мои умственные способности.

— Ну, это элементарно, Ватсон.

— Чего? – гуль не понял отсылки.

— Чего, чего. Я говорю – это элементарно. Непонятно – для чего?

— Пытаюсь проверить одно утверждение, — Сулик замялся, но потом продолжил. — Я хотел тебе сказать, но позже.

— Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня.

— Мне знакома эта поговорка. Так говорил тот эмм… призрак, что курировал проект по созданию жар-бомбы.

— Давай угадаю, про «рухнуть с баобаба» тоже от него.

— Разумеется, но обсудим это потом, а сейчас, будь любезен, поверни переключатель. Снизь температуру.

Кодовая фраза ощутилась, как бальзам надушу, но сейчас я был свободен от её основного эффекта. Тем не менее, я не видел причины отказать – если Сулик желает промерзнуть, то это его дело. В камере и так было довольно морозно, но после переключения температура стала такой, что даже у эскимоски бидоны бы промёрзли. Тем не менее, Сулик, отчаянно дрожа, терпел морозные уколы судьбы (хотя мороз притупил его вонь), а я, глядя на него, приходил к неутешительному выводу – план перетащить сюда койку отменяется. Конечно, в отличие от полосатика и прочих копытных, я гораздо лучше переносил низкие температуры, но теперь, когда все раны зажили, холод больше не доставлял мне такого удовольствия. Даже наоборот, я чувствовал от него дискомфорт, который бы не способствовал здоровому сну, но мне грех жаловаться – другие копытные не провели бы добровольно и получаса в таких условиях, а Сулик держался лишь усилием воли.

Пока он окончательно не околел, я решил ещё раз спросить насчёт причины столь странного поведения. Стуча зубами гуль зебра сказал, что не только я и Отем могут планировать боевые операции, то что происходит сейчас является проверкой его (гуля) возможностей. Та операция, которую он планирует, требует действий в условиях низких температур и Сулик планирует, что он, вместе со мной, примет в ней участие. Пока он не собирается раскрывать всех подробностей, но рассказал, что на данную идею его натолкнула моя способность к переносу низких температур. В моих способностях гуль уверен, в своих, сейчас проводит проверку.

Честно говоря, меня всё это позабавило. Даже не, сколько то, что Сулик, будучи по природе любителем тёплого климата, начал закаляться, сколько то, что он независимо от всех задумал провести боевую операцию. Конечно, я был не настолько интеллектуален, чтобы других осуждать, но, всё же, с трудом представлял гуля зебру в роли планировщика и организатора. Серьёзно, он в данной роли будет выглядеть хуже, чем лидеры африканских революционных движений (Сулик говорил, что до войны он даже кость в носу носил), а ведь и они не отличались тактическим умом. В советское время даже была поговорка: Был бы ум бы у Лумумбы, Был бы Чомбе ни причём бы. Вот только Сулик не знает, кто такие Патрис и Маис, да и я не должен следовать расовым стереотипам.

Задумавшись об этих малоизвестных исторических личностях, я не сразу заметил, что Сулик прекратил дрожать. Поняв, что эксперимент зашёл слишком далеко я открыл дверь и, взвалив на спину, замёрзшую полосатую тушу, побежал в лазарет. Сказать, что Дестини была удивлена это ничего не сказать, однако я пропустил подробности – Сулик не хотел, чтобы о планируемой им операции знал кто-то кроме него и меня. Лечение от переохлаждения заключалось в том, что белая единорог обложила гуля резиновыми грелками с кипятком, а когда Сулик пришёл в сознание, Дестини дала ему бутыль с радиоактивной водой. Радиация удивительно благотворно повлияла на гуля зебру, тот буквально через час уже был готов покинуть лазарет. На вопрос единорога о причине того что он заперся в морозильнике, Сулик не стал отвечать и покинул помещение. Я же уходить не спешил.

Дело в том, что я был завсегдатым этого места, и дело не столько в полученных мной ранениях (они уже затянулись) сколько в просьбе Дестини предоставить мою тушку во имя науки. Науку я всегда уважал, однако мне было неприятно, когда группа копытных в белых халатах постоянно меня осматривала, брала анализы и осуществляла прочие процедуры и исследования. Честно говоря, я согласился быть подопытным только из уважения к тем, кто меня поднимал на ноги после встреч с местной фауной. Хотя, нет – не только. Ещё мне была интересна собственная физиология. Было парадоксально что, находясь в этой шкуре, я не знал некоторых её особенностей – это нужно было исправить. Вот только Дестини поняв мои мотивы, не стеснялась использовать моё незнание для различных шуток. Шутки, в общем и целом были безобидны, но иногда несли специфичный смысл. Однажды белая единорог предложила мне провести с ней ночь «исключительно ради медицинских целей», потому что пони не обделены таким понятием как атрофия и: «если каким либо органом долго не пользоваться, то он может отвалиться». Я бы не назвал данную попытку хорошей, но юмор оценил, несмотря на его плоскость.

Сейчас же лазаретных копытных интересовало моё стоматологическое здоровье. Дело в том, что на месте промежутков, выбитых Лайфблумом зубов, уже успели вырасти новые образования и некоторые из них отличались от того что было ранее. Анализируя увиденное, Дестини вспомнила строение особого редкого подвида пони. Ночные пегасы (или как их обычно называли – «бэт-пони») также были клыкастыми, и хотя Дестини напрямую не изучала их строение но уверена, что их игольчатые клыки отличались от того что выросло на месте моих промежутков. У меня клыки были как на нижней, так и на верхней челюсти, они были не игольчатыми и, по словам Дестини, не такие длинные. Я же понимая назначение нового приобретения, ещё раз вспомнил последний момент, когда ел мясо. Интересно – конина вкусная? Конечно, убивать и пожирать копытных я собирался лишь в своих фантазиях, но когда вокруг ходит целый табун травоядных сложно удержаться от подобных мыслей. Теперь же, когда сама природа велит мне быть всеядным, мне придется, мучиться без животного белка и протеина.

Было довольно иронично, что о мясе я рассуждал данными терминами. Может так на меня повлияла обстановка санитарного помещения, может разговоры с персоналом лазарета, может ещё что-то, вот только думая о жратве я заметил одну мелкую деталь что резко выделялась на фоне стерильности санитарного помещения. По белому полу медленно двигалась чуть менее белая точка. Когда я, подойдя, получше пригляделся, то понял что эта точка ничто иное, как личинка мухи. Это было очень странным открытием – лазарет регулярно убирается, а воздух здесь фильтруется, а когда я указал Дестини на данную личинку та, замерев на секунду, стала делать вид что это нормально. Я же заметив данную наигранность, потребовал объяснений. Белая единорожка очень не хотела отвечать и даже извинилась за все те намеки, но я не отступил и, напомнив, что являюсь одним из командующих, заставил Дестини раскрыть эту тайну. Узнав тайну я прокомментировал увиденное фразой: "*Прекрасно — флора и фауна."

Тайна заключалась в том что в комнате для биологических образцов оказались несколько трупов наёмников, что Дестини тайно вынесла из морозильника ещё до того как мы стали избавляться от «мёртвого груза». Данный груз представлял трупы пони и грифонов и один из трупов земной пони хранился в нарушении всех санитарных норм. Её тело успело основательно прогнить и на месте лопнувшего брюха шевелились бесчисленное множество личинок. На вопрос: "нахрена это всё" – единорог ответила, что всё ради науки. Дело в том, что данные личинки питаются микроорганизмами и омертвевшими останками, а так как на меня зелья и лечебные заклинания не действуют, то Дестини планировала использовать данных беспозвоночных, чтобы очищать мои будущие ранения (что они будут, она не сомневалась) и различных исследований. Я же согласился со всеми утверждениями, однако, глядя на шевелящийся сгусток в гнилом трупе земной пони, у меня появилась мысль насчёт другого способа применения данных личинок насекомых. На секунду у меня промелькнула идея оставить проверку этого утверждения на потом, но я решил не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня.

Подойдя к трупу вплотную я, вытянув переднюю конечность, сунул её во внутрь гнилого тела. Вытащил переднюю ногу, я вместе с небольшим комом из шевелящихся личинок, в ауре вокруг копыта. Дестини от вида моих манипуляций замерла на месте с открытым ртом, который вскоре закрыла – похоже она поняла, что я собираюсь сделать. Решив не затягивать, я сам открыл свою пасть и сунул туда шевелящийся ком. Тщательно прожевав, я высказал своё впечатление:

— Не так уж плохо, хотя – не хватает соли.

Дестини не стала комментировать увиденное, только замерла неподвижно. Для неё это было мерзко и дико, впрочем — для меня тоже, но на безрыбье любой рак сгодится. По сути, личинки и раки относятся к одному и тому же классу (или роду, или ещё чему-то – совсем забыл систематику), да и в Юго-Восточной Азии употребление насекомых считается вполне обычным. Конечно, всё это мерзко, но от отсутствия альтернативы у меня уже появилась идея переоборудовать одну из, соседних с моей, пустующих кают в «опарышевую ферму». Пожалуй, это одна из немногих моих хороших идей (обязательно её осуществлю) но я не был бы сам собой, если бы всё не испортил одним глупым предложением:

— Попробуй, — я обратился к Дестини, протягивая ей ком из личинок аналогичный тому, что сам съел. — Не так плохо как выглядит – чистый протеин.

Белая единорожка отойдя от ступора, зажгла свой отросток но, поняв, что из моей ауры она ничего не сможет взять, подошла ко мне и немного помявшись, взяла личинок что называется: с рук. Немного пожевав взятый продукт, Дестини вдруг резко замерла, выпучив глаза, а после рванула вон из помещения. Далеко она не убежала – совсем рядом послышались звуки непроизвольного промывания желудка, а после и речь белой единорожки:

— Грей – ты не призрак иного мира. Ты болван! В квадрате!

— Это твоё мнение. Сууубъективное, — в последний момент я решил не отвечать оскорблением на оскорбление.

Выходя из комнаты для биологических образцов, я так был в предвкушении от реализации своей «гениальной идеи» что совсем не смотрел под ноги, и на радость Дестини вляпался в её блевотину. Остаток дня проходил, потряхивая осквернённой ногой.

Уже на следующий день я реализовал свою идею в жизнь. Копытные на Мстителе предсказуемо «меня не поняли». Им это показалось мерзким и как ни странно — жестоким. Им оказалась жаль тех личинок, что я поглощал живьём – специфичная в этом мире мораль. Решив, что для полноты картины не хватает одной детали, я распорядился повесить в коридоре где была данная ферма, плакат с лозунгом: «Поней на клей. Коты – круты» — лошадей я никогда не любил, а вот кошаки меня умиляли. Однако и этого мне показалось мало, и помимо данного плаката, я распорядился повесить аналогичный в оружейной, а на входе в неё другой, с надписью: "Пушки — Веселушки". Последние нововведения копытные никак не прокомментировали – ферма «присосала» к себе всё внимание, на то, что я не мог предсказать, так это то, как к данной ферме отнесётся Трюкачка.

Хотя она отказалась пробовать червей, но с пониманием отнеслась к моим потребностям и даже припомнила свои провалы на «кулинарном фронте». Я также это припомнил. Однажды зайдя на корабельную кухню, я застал, как синяя аликорн добавляет в кастрюлю ингредиенты, приговаривая: "Соус, перец и горчица – фокус должен получиться!" Решив оценить получившиеся, я зачерпнул поварешкой данную биомассу, капнув немного на столешницу у плиты. Когда на месте упавшей жидкости появилось пузырение, сопровождаемое шипением, я немного засомневался, но решил не останавливаться. Попробовав данный «фокус», получил непередаваемое ощущение, которое мог бы описать как «термоядерная реакция в рамках желудочно-кишечного тракта». Даже по лошадиным меркам — тогда, я выпил много воды.

После данного случая «Тринити» стали иногда не пускать на кухню. Та поначалу не сильно огорчилась, но вскоре осознала проблему того что места себе не находила. Единственное чем она, на короткое время, смогла себя занять, так это нашла серый материал и сшила себе новый балахон. На мой вопрос: чем был плох старый — Трикси сказала, что фиолетовый не её цвет, а также поделилась со мной своими мыслями насчёт сильной скуки. Я же выслушав её проблему, предложил, даже по моим меркам, тупую идею – предложил «Тринити» использовать себя как наглядное пособие по борьбе с аликорнами. Хотя в этот раз она не стала бить мою морду, но было очевидно, что предложение ей не понравилось. Тем не менее, она согласилась в обмен на то, что я буду помогать ей в её просьбах. Я уточнил один нюанс (ну вы поняли), и согласился.

Далее для Беатрикс Луламун начались многочисленные тренировки в спортзале, где другие копытные отрабатывали тактики борьбы клонами принцессы Луны. Сама объект тренировок не сильно огорчилась своей участи. В большинстве спаррингов она побеждала, а те ответные услуги, что я оказывал, доставляли Трикси истинное наслаждение. Она была буквально на седьмом небе от счастья. Хотя мы и так в небе, так что скорее – на седьмом этаже.

Вместе мы прямо в ангаре, где стоял Подстрекатель, удивительно быстро построили деревянную сцену. С реквизитом же пришлось повозиться но, глядя на все эти: гробоподобные ящики, ножи и мишени, ружья, пули которых нужно ловить зубами — у меня очко сжималось. Однако когда «Тринити» всё объяснила и начала выступления, я понял, что зря волновался. Всё это были лишь безобидные фокусы, хоть и с кровожадными мотивами. Среди пони на Мстителе данные шоу имели успех — лишь я, лёжа в ящике, который распиливали бензопилой, покрывался холодным потом. Хотя будет нечестно не упомянуть эпизод, когда я, исполняя роль ассистента (хорошо хоть не связанного) в которого метают ножи, чуть не разделил судьбу покойного Соупа. С метанием ножей у Трикси нет проблем, однако в тот раз ей на нос села муха (возможно бывшая личинка с устроенной мной фермы) как раз в момент броска клинка. Меня спасло то, что я заметил, что в ту секунду с Трюкачкой было что-то не так, а также та странная особенность, когда для меня время как будто замедляется. Пользуясь этой особенностью, я, аурой вокруг копыта, поймал летящий клинок. Для меня это было не впервой, только в прошлый раз клинок был пойман у глаза, тогда ещё живого, Соупа. В данном случае, мне пришлось защитить свой орган зрения. Я, как и Трюкачка, остолбенел от произошедшего, в отличие от наших копытных зрителей. Судя по топоту в зрительском ангаре, пони посчитали данный момент частью программы.
После данного случая я решил относиться к «фокусам Трикси» с максимальной осторожностью, однако в тот момент я всё же догадался, что не о фокусах мне нужно думать. Сулик в тайне ото всех разрабатывает собственную операцию, в которой я должен занять не последнюю роль, и было не правильно, что я не знаю не то что её подробностей, но даже целей. Желая исправить эту несправедливость, я обратился к полосатику за разъяснениями, в противном же случае я собирался отказаться помогать.

Сулик выслушав мои условия, и опасаясь прослушки, предложил отойти с ним в подсобное помещение, где он рассказал о своём плане. Как выяснилось, гуль зебра очень подробно изучил мой отчёт об операции «Разбитый Циферблат» а также работу Дестини об особенностях «призрака». Основываясь на сделанных выводах, он задумал осуществить операцию целью, которой будет ни много ни мало – Сады Эквестрии. Та самая высокотехнологичная машина что, используя энергию «Элементов Гармонии», отчистила Эквестрию от порчи и магической радиации. Та самая машина, что находится в горной пещере, под охраной одноглазого дракона с техническим уклоном, и прорвы головорезов в красных робокостюмах. Странный выбор.

Сулик же ответил, что для него, как для зебры, нет ничего странного. По его мнению, именно «Благородные Сёстры» несут на себе основную ответственность за развязывание войны и, тем более, применение мегазаклинаний. Только то, как сложилась судьба Эквестрии и страны зебр, по мнению этого довоенного полосатика — крайне несправедливо. В то время как в Эквестрии цветут поля и под флагом НКР почитают «Благородных Сестёр», страна зебр представляет собой пустыню, проветриваемую радиоактивными бурями, и даже не это, по мнению гуля, самое мерзкое.

Самое мерзкое это то, что НКР даже не вынашивает планов по очищению земель его бывшей страны для её дальнейшего заселения немногими Эквестрийскими зебрами. НКР собирается делать то же, что в прошлом собирались сделать принцессы-аликорны – превратить Зебрику в сырьевую колонию Эквестрии.

В прошлом Красный Глаз использовал технологии, работающие на радиоактивных материалах. НКР же подхватило его эстафету вот только после активации Садов – Эквестрия больше не заражена радиацией. В момент активации у НКР не было проблем с энергоресурсами, но не сейчас, и у них были свои планы решения данной проблемы.
Конечно, угнав Громовержец, мы помешали НКР, но не заставили их отказаться от своих планов. В прошлом, другие подбитые платформы, аналогичные Громовержцу, были распилены и окончили свою жизнь в печах заводов Филлидельфии, где из их металла стали изготавливать: стрелковое оружие, различные конструкции, БТРы (ещё Вельвет Ремеди упоминала танки) и прочие изделия. Что помешает НКР изготовить аналог данной летающей платформы, что идеально подходит для полётов в заражённой местности, или найти иной способ экспансии? Абсолютно ничего – даже СНС. Вывод прост: нужно сделать так чтобы сама территория Эквестрии стала такой же, как современная страна зебр или, по крайней мере, убрать «изгородь» — барьер поставленный Садами, что защищает Эквестрию от радиоактивных бурь. Может это и странно звучит, но Сулик был бы рад помочь НКР решить их энергетические проблемы.

Я же не сразу решил: соглашаться или отказаться. Мотивы полосатика были понятны. Хотя он рассуждал в стиле «ни себе, ни людям». У него есть причина ненавидеть Эквестрию, но не у меня. С другой стороны, я уже и так принял участие в уничтожении многих достижений министерств, основанных на знаниях «призраков». Должен ли я отказываться участвовать в суицидальном задании, целью которого будет уничтожение машины, что превратила радиоактивную пустошь в цветущие сады? Вопрос крайне спорный.

Долго думая над этим вопросом я всё же решил: «Сады Эквестрии» — это вражеская инфраструктура, пусть и созданная исключительно в благих целях. Сам факт её наличия говорит о том что «Благородные Сёстры» предвидели и смирились с фактом ядерной войны. Раз они работают, то это значит, что Эквестрия победила. Я же ничего не имею против Эквестрии и её жителей, но раз я на войне то должен быть безжалостен (в рамках Женевской конвенции конечно, хотя и её приходилось нарушать) ко всему вражескому, и тем более к машине, что власти НКР так часто упоминают в своей пропаганде как своё достижение.

Также на моё решение повлиял тот факт, что следуя из книги Мелкопипки – путь к Селестии лежит через пламя дракона. Конечно, я не собирался добровольно кремироваться, но было очевидно, что в этой пещере и помимо очистной машины много всего важного, а мне как раз нужно к Селестии, и чтобы попасть к ней, я готов на многое.

Думая над всем этим я всё больше размышлял над моральной стороной вопроса. Вдруг у нас и вправду получится? Как к этому отнесутся мирные жители НКР? Ответ предсказуем – крайне отрицательно. Очищение пустоши, было одним из немногих событий, которое обрадовало её жителей даже больше чем расчистка неба. Если у нас вправду получится осуществить задуманное, то наша и без того дурная репутация, как главного зла этого мира, будет возведена в абсолют. Но разве это имеет значение?

За меня говорят: Селестия, Мелкопипка, Вельвет – они, не скупясь на эмоции, щедро просвещают жителей НКР о моих похождениях. Справедливости ради, не я был инициатором всех прошлых «инцидентов», но даже то, что я был под гипнозом, не снимает ответственности. Как я мог не догадаться? На этом моменте я мысленно озвучил те «просьбы», что я добросовестно выполнял:

— Грей — я тебе не доверяю, но помоги мне в штурме тюрьмы охраняемой сотней охранников. Грей — ты умеешь ходить не цокая, поэтому, вместе с зеброй — двойным предателем, соверши вылазку в лагерь копытных сектантов. Грей — я занят на мостике, поэтому организуй оборону взлетающей десантной платформы, от прорвы головорезов с бронетехникой. Грей, я знаю как ты попал в этот мир, поэтому убей журналистку-диджейку и по совместительству сосалку местной погодной богини. Грей — в твоём южном месте был найден радиомаяк, потому давай спрячемся в канализации, а пришедших на сигнал взорвём связкой из ядерных гранат. Грей — твоё мнение ничего не значит, поэтому мы подорвём заодно и репродуктивный центр, где восстанавливали популяцию кротоподобных собак, а ты постой на шухере, охраняя пленный элемент доброты.

Нынешняя же просьба звучит примерно так: "Грей — ты раньше всегда помогал, поэтому помоги осуществить план по уничтожении очистной установки, охраняемой драконом пониедом". Вот только практически все предыдущие просьбы сопровождались кодовой фразой услышав которую я был готов сделать всё что угодно. Фраза была крайне распространена, так что неудивительно, что я всегда соглашался. Теперь же я свободен от данного гипнотического эффекта, но всё равно не отказываюсь помогать, несмотря на очевидную суицидальность миссии, и даже отсутствия "вежливой просьбы". Действую по инерции? Стал экстремалом — адреналиновым маньяком? Очень может быть.

Весёлые у меня были похождения – неудивительно, что каждый житель Эквестрии желает моей смерти. Вернее – не только лишь все …. В смысле, есть и те, кто не желает, но они в меньшинстве, что не удивительно. По всем «законам жанра» я – классический злодей. Мне нет дела до идей: «светлой стороны», возрождения общества, и всего разумного, доброго, вечного. Меня заботят лишь (тупое, злое, временное) свои интересы, преследуя которые я не гнушался: убийств, взятия заложников, воровства и прочих преступлений. Также я причастен к смерти нескольких "героев пустоши" и множества других «персонажей с положительной кармой» — хотя в большинстве своём они атаковали первыми, но Хомэйдж (которую я убил в её собственной ванной) и некоторые сектанты выделялись на общем фоне. Также я помогаю тем, кто просто одним своим существованием олицетворяет то, против чего боролась «Дарительница Света»: Пегас, что провёл на пустоши ковровую бомбардировку. Гуль зебра, что ответственен за применение «жар-бомб». Множество копытных, что Мелкопика не смогла добить из-за своей болезни и новой должности. Синий клон принцессы Луны с «Чёрной Книгой», в теле которой находится синяя единорожка, что являлась центром сознания Богини — представляю, как бы к этой новости отнеслась Литлпип если бы узнала правду. И как вишенка на торте — сам я являюсь "призраком", подобный тем, что в прошлом развивали в этом мире технологии, с помощью которых, пони и зебры довели этот мир до состояния полураспада. Я бы не назвал себя и прочих кто состоял в «Отряде Самоубийц» плохишами, но раз нам противостоят «герои» то тогда нам подошёл бы термин «антигерои».

Однако если проанализировать события, произошедшие в этом мире десять лет назад без оглядки на "светлую сторону", исключительно с точки зрения моих моральных принципов, то тогда я остальные пони на Мстителе уже не выглядят такими уж "голубчиками-душегубчиками", а герои пустоши как "воины света". По мне так "элемент самопожертвования" и её друзья немногим лучше тех беспредельщиков (именуемых — рейдеры) что когда-то составляли большую часть популяции пони. Конечно прошлые события — это не моё дело, и я не собираюсь никого осуждать, но по мне — Трикси (когда была Богиней) была неправа, когда называла Мелкопипку "искажённой добротой".

Дарительница никогда не была доброй, и вообще никто не был. То, что произошло в прошлом, я бы назвал как: "просто плохие" против "совсем плохих". Преследуя благородные цели Мелкопипка вместе с остальными героями: слонялась по пустоши, вскрывала всё что заперто беря все что плохо лежит. При этом щедро раздавая хедшоты из своего охотничьего револьвера, тем, кто стоял на её пути, устанавливая «ковбойские порядки». Как будто этого мало – Мелкопипка не стеснялась действовать и в больших масштабах. Захват наёмниками Гаудины инфраструктуры Красного Глаза и уничтожение Анклава — прямое следствие действий Мелкопипки, а обвиняя нас в геноциде алмазных псов, пропаганда НКР «забывает» добавлять что, по сути, мы лишь доделали за «героями пустоши» их работу.

Теперь же — я помогаю недобиткам из "совсем плохих" уничтожать то, что может привести этот мир к благополучию и процветанию, надеясь, что в процессе найду способ вернутся на Землю. План на редкость тупой, но что я мог сделать, и что могу сейчас? Что-то подсказывает, что даже если бы я не стал помогать (или перестану) Трюкачке или ржаво-коричневому пегасу — то ничего бы не изменилось. В любом случае, на меня бы объявили бы охоту — Селестия не стала бы молчать, хотя...

Вельвет предлагала мне "политическое убежище" — что если она не врала? Она предлагала: убежище, условия для воспроизведения быта моего мира, питание из мяса местных двухголовых коров — сильный соблазн, и (пардон) самок для удовлетворения прочих потребностей. Если она не врала и я бы принял её предложение то сейчас, вместо того чтобы заниматься хернёй на этом летающем авианосце, я бы находился где-нибудь в покоях Нового Кантерлота, где в обмен на знания об ином мире получил всё или почти всё. Мне представилось, как я лёжу на множестве подушек, как какой-нибудь турецкий султан, жадно поглощая стейк из брамина, и при этом, используя большие веера на палках, меня обмахивают аликорны и пони других подвидов. Вообще-то я и здесь могу жить подобным образом, только мясо придётся заменить на личинок, а аликорн будет всего одна.

Развеяв фантазию я задумался — как я дожил до жизни такой? Вернее — как я вообще дожил до этого момента? Будучи уникальным представителем (для данной эпохи) "призрака" в теле земного пони, я обзавёлся некоторыми особенностями, что отличали меня от представителей наиболее распространенного подвида. У меня был иной цвет радужки глаз, я мог удерживать предметы прозрачной аурой вокруг копыт, этой же аурой мог глушить шум своих шагов, а также обзавёлся аномальной регенерацией — весьма условные преимущества.

Может данные особенности, и делали меня боеспособней обычного земного пони, но прочим представителям местных разумных видов я с треском проигрывал. Способность летать у пегасов, и возможности использования магии у единорогов — сильно перевешивали мои особенности. Как будто этого мало, в этом мире есть грифоны, что могут летать и стрелять, не нажимая на курок языком, а также аликорны, что сильнее всех остальных троих подвидов пони вместе взятых. Довольно парадоксально, что мне пришлось сразиться с каждым из перечисленных разумных видов, при этом выжить (ещё: приспособится, победить).

За последнее спасибо моей способности к регенерации, но если подумать, то данное преимущество весьма условно. Местные обитатели могут быстро залечить свои ранения, просто выпив горькую травяную жидкость именуемую зельем. Мне же приходится ждать чуть ли не полдня, пока затянется лёгкое пулевое ранение. О том, как заживают ножевые ранения и ожоги лучше не вспоминать — я несколько суток был прикован к койке, обложенный капельницами, хотя... Открытие того что я могу лечиться от холода многое упрощает. Хотя нет — не многое. Местный климат довольно тёплый, так что вряд ли удастся использовать данную особенность в естественной среде.

Хотя, если взглянуть на всю эту ситуацию, с моей аномальной магической структурой, с хорошей стороны то можно отметить несколько положительных моментов. То, что я был незаметен для так называемого ЛУМа очень помогло (встреча с Каламити, проникновение в башню Тенпони и апартаменты Хомейдж). То, что Лайфблуму пришлось меня пытать также было скорее хорошо (будь на моём месте кто-то другой — Лайфблум бы просто извлёк его воспоминания). То, что меня нельзя захватить магией обнаружилось ещё в психушке и также помогло. Может всё перечисленное и не так круто как способность летать, возможность почти мгновенно заживлять свои раны выпив немного горькой жидкости, двигать предметы силой мысли или иные магические возможности — но если знать как этим пользоваться то вполне возможно успешно противостоять местным обитателям, что я, в общем-то, и делал, да и собираюсь делать.

Не то чтобы я "жаждал приключений" но мне откровенно надоело находиться среди железных стен летающего авианосца — хотелось ступить на поверхность и подышать не разряженным (горным) воздухом из вентиляции. Если Сулик желает моей помощи в деле уничтожения магической очистной установки, то он её получит.

Получив от меня утвердительный ответ гуль зебра всеми силами пытался не выдать своей радости однако его сдержанная натягивающаяся улыбка с головой выдавала его эмоциональное состояние. Честно говоря, вид улыбки на его облезлой морде у меня вызывал скорее эстетическое неприятие. Хотя должен отметить — моё сравнение полосатика с всадником апокалипсиса было довольно удачно. Если бы в этом мире вправду существовали "пони апокалипсиса", то Сулик был бы идеальным олицетворением "Чумы". Чумы, мозг которого ещё не подвергся заражению — тот у кого гнилые мозги не стал бы столь тщательно готовится.

Подготовка к боевой операции — дело серьёзное и не терпит спешки. Это Мелкопипка, с героями пустоши, и дня не проводили без насилия во имя гармонии. У нас же карма отрицательная и, перед тем как начать действовать мы всё тщательно обсуждали, рассчитывали и делали прочие действия, требовавшие много времени, но обеспечивавшие успех, хотя.... Штурм Арбы, операции Разбитый Циферблат, Пылающий Мавзолей и Подземная Сказка — не подпадали под понятие тщательной подготовки. Если вспоминать с иронией, то во всех перечисленных случаях мне помогла определённая особенность менталитета — русские плохо планируют, но страшны в своей импровизации.

С будущей операцией такого не будет — план, что рассказал Сулик был явно придуман с учётом моих предыдущих "подвигов". Я бы не назвал его хорошо продуманным, но в оценке "дерзкий", ему не откажешь. Также мне понравилась та часть — что если всё пройдёт по плану то, нам даже не придётся стрелять, а в самом НКР поймут что что-то не то, когда мы уже будем далеко.

Что же мне не понравилось, так это то, что мы должны будем действовать с применением средств маскировки — стелс баков и стэлплащей. Точнее — гуль должен использовать стелсбаки а я "оренбургский наноплаток". Дело в том, что приборы для маскировки на мне не действуют, но Сулик просто уверен, что данная особенность не распространяется на его плащ. Я бы не возмущался если бы данная накидка не была в многочисленных оплавленных дырах — последствия того что во время операции "Подземная Сказка", пегас-огнемётчик стрелял во все стороны. Сулик же сказал, что это не проблема и дыры можно заделать (что Трюкачка по моей просьбе охотно проделала) вот только гуль отказался отдавать мне свою накидку для испытания. Дело было не в том, что он жадничал или опасался, что моя аномальная магическая структура что-то поломает — вовсе нет. Дело в том, что данные накидки действуют за счёт энергии драгоценного камня, что встроен в их застёжки. Эта энергия не бесконечна, а гуль не знает навыков позволяющих её подпитать. Теперь же, по словам полосатика, его использование данной маскировочной накидки не прошло без последствий — энергия в камне ещё есть, но её надолго не хватит. Он не может точно определить, как долго будет работать накидка, но уверен, что на одно задание и того что есть будет достаточно, однако лучше не рисковать и экономить энергию. Его аргументы были понятны и я даже согласился, вот только случилось неожиданное. Наш разговор подслушала та кто может становиться практически невидимой и без всяких накидок.

Боковым зрением я увидел возмущение воздуха, которое сопровождало сброс маскировочного заклинания, что использовала Трюкачка, а после услышал её очевидный вопрос:

— А чего это вы тут делаете? — ни я не Сулик не знали, что ответить и лишь уставились на ухмыляющегося синего аликорна в балахоне, злобным взглядами. Та быстро поняла наше возмущение и, убрав улыбку продолжила:

— Если что — я в деле.

Сулик хотя и старался не подавать виду но очевидно — был очень недоволен. Его план был рассчитан на двоих и аликорн туда не вписывалась. Скрипя зубами он в двух словах поведал "Тринити" о своём плане и то, что она совершенно ненужный участник. Трюкачка же все, поняв, была явно недовольна, что мы отказываемся брать её как участника (если я правильно понимаю жест — опущенные уши) однако сказала что понимает, почему мы делаем это в тайне и что она нас не выдаст. Также Трикси высказала своё желание помочь нам хотя бы на этапе подготовки и как ни странно её помощь и вправду оказалась полезной.

Дело в том, что тот зебра-алхимик что заточён в "Чёрной Книге" занимался не только манипуляциями с сознаниями пони и "призраков". "Магия крови" также входила в его компетенцию, и маскировочные свойства камня на "Оренбургском Наноплатке", как и "кровяной меч", работали на данном принципе. Трюкачка же и так была знакома с принципом работы маскировочного заклинания, а "прочитав книжку" усвоила несколько нюансов насчёт его аналога что использовали зебры. Теперь же она решила применить свои знания на деле и, взяв магией "наноплаток" и нож что был у меня на поясе, синяя аликорн порезала себе плечо а, после прислонив к ранке камень на накидке, позволила ему "напитаться кровью". Параллельно с этим она говорила какие-то слова на незнакомом языке но звучало будто она призывает Дьявола — по крайней мере Сулик выглядел испуганным. Однако когда всё закончилось, гуль быстро пришёл в себя, хотя и принял протянутый от аликорна плащ, с явным опасением. Опасения оказались напрасны – я, надев плащ, что протянул мне гуль, тут же увидел возмущение воздуха. Как я понял, эти эффектом сопровождалось маскировочное заклинание, и копытные подтвердили данное утверждение — предварительное испытание прошло успешно. Далее Трикси предложила зебре помощь в освоении «магии крови», но Сулик отказался, сказав, что хоть он и зебра, но одобряет не всю магию своего народа. Несмотря на то, что он не имеет ничего против пользоваться результатами «запретной магии» но обучаться столь «кровожадному» искусству, как «магия крови», не станет. Выслушав принципы полосатика, мы пошли в оружейную мастерскую, где стали обсуждать другие «детали» плана.

Я же довольно долго не посещал данное просторное помещение, так что был несколько удивлен, когда увидел нечто, что сильно выделялось на общем фоне. Даже не столько удивлён сколько заинтересован, и поначалу, вместо обсуждения плана, я занялся осмотром того трофейного БТРа который бойцы СНС эвакуировали вместе с нами из дебрей «Вечно-Свободного Леса». БТР был сильно покорежен, но отчищен от «ржавчины», однако глядя на следы от когтей Адских Гончих, я лишь сейчас оценил их силу и окончательно пришёл к выводу о правильности их уничтожения. Заглянув вовнутрь, через кормовую дверь, я снова впечатлился – всё было удивительно чисто. Конечно, неудивительно, что копытные решили прибраться, но я с трудом представлял, как они проводили уборку – в десантном отсеке, крови было больше чем на мясокомбинате. Закончив с эстетическими впечатлениями, я решил осмотреть нечто более практичное, а именно, меня заинтересовала подвеска, что «полетела» в момент, когда мы покинули туннели подземных собак. Снова потрясение — рессоры, на бронетехнике. Такое нормально для грузовика везущего картошку, но не для боевой машины – похоже, проектируя этот БТР, копытные имели весьма условное представление об его Земных прототипах. Судя по маркировке этот броневик, был сделан в Филлидельфии, а, судя по подвеске те, кто его проектировал, имели дело лишь с подвеской для конских экипажей. Хотя – что ожидать от разумных копытных? Удивлен, что они не додумались до тачанок. Однако Вельвет упоминала что тот завод что я атаковал используя «Селестию Один» должен был производить танки. Интересно какие? Подобные этому БТРу (такие же нелепые) или местные аналоги настоящей земной техники? Надеюсь что первое. Страшно представить что будет если у НКР появятся свои Т-90, пусть даже версии А.

Закончив с осмотром образца местной бронетехники, я вместе с зеброй и аликорном занялись более насущными проблемами. Проблема была в том, что согласно плану Сулик планировал уничтожить Сады (точнее их электронику) используя мощную (реально мощную) самодельную электромагнитную бомбу с дистанционным управлением. Точнее это не бомба (она не должна взрываться) а устройство, и для пополнения её заряда нужно много энергии. Устройство же представляло собой небольшой, но удивительно тяжёлый полосатый (как полоски зебр) чемоданчик, почему-то с цифровым циферблатом и значком зонтика (эмблемы СНС) под ним – в НКР должны знать, кто ответственен за разрушение их инфраструктуры. Однако главная странность, что данный небольшой чемоданчик был удивительно тяжёлым.

Первое о чём я спросил так это об устройстве данного прибора – меня заинтересовало, почему он такой тяжёлый и за счет, каких принципов он удержит столь большое количество энергии. Принцип оказался выше моего понимания (техномагия — это не для меня) а вот на второй вопрос ответ оказался понятен и неожидан. Оказывается в этом мире нет дефицита золота и большая часть электроники, аккумуляторов, проводки и прочих высоко-техномагичных вещей создана с использованием данного материала. Я был искренне этому удивлён, а вот копытные были удивлены, когда я сказал что в моём мире золото было столь редким, что ради этого металла, устраивали войны. Впрочем, их удивление быстро пропало, когда я напомнил, что они вообще воевали за уголь. После упоминания данного факта зебра и аликорн притихли, а после продолжили обсуждение плана. Однако, Трюкачка решила отвлечься от дискуссии, и, магией, вынула из под своего балахона золотую монету. Далее она сказала, что может и не так как на Земле, но и в их мире золото тоже ценилось, и использовалось до войны как деньги, и раз для меня золото более ценно, то я могу взять данную монету. Я принял подарок.

Закончив с лирическим отступлением, мы продолжили обсуждать подготовку к масштабной диверсии, и готовиться, пришлось долго. Несмотря на то, что Сулик долго «вынашивал» свой план и даже успел подготовить оборудование, но на данный момент оно не более чем груда железа. Всё дело в том, что электромагнитное устройство не будет действовать без его зарядки энергией, и полосатик предлагал мне помочь ему в тайном проникновении в реактор Мстителя, где он сможет запитать устройство напрямую. Трюкачка, услышав эту проблему, вначале предположила, что сможет запитать устройство сама, используя заклинание молнии. В ответ гуль зебра высказал несколько нецензурных выражений в адрес умственных способностей синего аликорна а, после успокоившись, показал схему устройства, на которой была цифра, с множеством нулей характеризующая её мощность и это не говоря о том что, используя молнии, аликорн просто бы сожгла схемы и проводку. Как не странно Трюкачка не обиделась и предложила свою помощь в проникновении в реактор. Сулик принял предложение, и уже на следующий день устройство было подключено, однако перед этим полосатик попросил меня об одной услуге.

Дело в том, что он не верит, что в моём мире нет магии. По его мнению, она есть, но имеет скрытые формы, которыми я неосознанно пользуюсь. В качестве такой формы Сулик предположил «магию слов». Хотя в прошлом он пытался её освоить, но даже не научился говорить в рифму, тем не менее, полосатик считает, что я неосознанно ей пользуюсь, когда говорю по-русски. Также Сулик считает, что особенность данной магии в том, что слова необязательно произносить. Он считает, что даже надписи на тех плакатах, что мы разместили по всему кораблю, имеют свою силу, и сейчас полосатик просил меня помочь в настройке интерфейса электромагнитного устройства. Я хотя и считал «магию слов» чушью, но не видел причины отказывать – если Сулик считает что лучше переделать интерфейс на русский манер, то я ему помогу.

Закончив с перенастройкой и отдав прибор Трюкачке (чтобы она тайно зарядила его от реактора) мы занялись обычным снаряжением. Парадоксально что, планируя проникнуть в пещеру, охраняемую огромной рептилией и солдатами в робокостюмах — мы не собирались серьезно вооружатся. Операция должна нести скрытый характер, и всё что мы планировали брать с собой (кроме устройства) должно было быть небольшим. Дракона нам всё равно не убить а «Рейнджеров Эпплджек» мы собирались обойти тихо и незаметно. Так что никаких автоматов, гранатомётов, тяжёлого оружия и прочего – только оружие скрытого ношения. Хотя и такое оружие может быть мощным, так что на случай если нас всё же обнаружат «Рейнджеры» у гуля зебры будет плазменный пистолет. Я же понимал очевидность, что против толпы «Железных Вёдер» стрельба будет неэффективна, взял с собой большой запас «импульсных гранат» — по крайней мере, против силовой брони (и против Каламити) они были эффективны. Также к «импульсным» я прибавил и несколько осколочных. Хотя против брони (и тем более против дракона) они бесполезны, но на случай попадания в плен у меня всегда должна быть возможность (при предыдущих попаданиях в плен, у меня такой возможности не было) сделать «сиппуку по-русски» — подорвать себя, надеясь зацепить противника.

Подготовившись к худшему, я занялся другими элементами амуниции, а именно смастерил несколько глушителей, которые приспособил к местной версии Colt 1911. Конечно, данный пистолет слабоват чтобы пробить броню рейнджеров, но всё же я решил не отказываться брать данный кустарный образец оружия для тайных операций – авось пригодится, да и карман не тянет, так что к пистолету присоединился нож.

Тем не менее, я не настолько туп чтобы действовать против копытных в силовой броне только гранатами, и опять же не настолько туп, чтобы использовать на тайной операции энерго-магическое оружие. Нужно что-то небольшое, огнестрельное, не лазерное или плазменное, но способное пробить силовую броню — что-то похожее на револьвер Мелкопипки. Сделав данный вывод я обыскал всю оружейку но так и не нашёл ничего подобного. Всё что мне удалось найти так это кучу патронов, подходящих для яблочного револьвера, и местные аналоги пистолета-пулемёта Томсона вместе с ними.

Осознав, что поиски провалились, я, осматривая находки, на некоторое время задумался: Неужели копытным не больно от отдачи при стрельбе, когда они берут пистолеты в пасть? Почему их не смущает низкая точность от использования вооружения в «боевом седле»? Разве они не заметили, как точно стреляют грифоны, держа оружие «по нормальному» — в передних конечностях? Почему пони (или призраки) не догадались (или не стали) закреплять огнестрел на передней ноге, на запястье? То есть не за, а просто пястье.

После недолгих раздумий я пришёл к выводу, что причин несколько: Точность бы не сильно повысилась. Пришлось бы задействовать две передние конечности (на одной оружие, другой жмут на курок), что для пони неестественно. Копытному для стрельбы пришлось бы сесть на зад и потерять мобильность. Магазин для такого оружия был бы небольшой ёмкости и прочее и прочее.

Однако для меня ситуация иная: Я могу нажать на курок, используя ауру вокруг копыта. Использования передних конечностей как манипуляторов для меня нормально, так что перезарядка для меня пройдёт гораздо быстрее. Прочие факторы для меня также не так критичны. Основываясь на сделанных выводах я, взяв патроны и «Томсон» побежал в оружейку где тут же принялся распиливать ствол автомата.

Заметив, как гуль удивлённо на меня смотрит, я поведал ему свою идею, а после мы вместе создали довольно примитивное стреляющее устройство. Данный импровизированный двуствольный пистолет должен был крепиться у меня на передней ноге и не имел механизма перезарядки. Перезарядка должна была происходить за счёт перелома стволов и «ручного» извлечения гильз – очень примитивно. Стволы оружия также были слишком короткими, так что на большую дульную энергию можно не рассчитывать. Однако несмотря ни на что, на испытаниях данный пистолет показал свою возможность пробить (в слабой точке конечно) силовую броню, пусть и стрелять пришлось даже не с расстояния пистолетного выстрела, а практически в упор. Меня это устроило – при всех недостатках пистолет компактен и всегда (на ноге) в боевом положении. Его легко спрятать под одеждой, что будет сюрпризом для противника. Даже визуально он безобиден и издали выглядит как Пип-Бак. Назвать данную ножную двустволку мы решили аббревиатурой от « Двухствольный Пистолет Для Запястья». ДПДЗ – дурацкая аббревиатура, но мы создали это не для патента.

Решив вопрос с довольно скудным вооружением, я занялся подготовкой своей амуниции. Амуниция состояла из: привычного бледно-зелёного комбинезона, серой маски «Балаклавы» с прорезями для глаз и рта, платка на шею на манер Арафатки, бронежилета из жёлтой драконьей кожи, которому Трюкачка сшила (может она и никудышная повариха, но как ткачиха вполне профпригодная) серый маскировочный матерчатый чехол с карманами. Маскировочной накидки типа: «Оренбургский Наноплаток». Амуницию гуля зебры я охарактеризовал словами: «*Это ж мой гардеробчик! Ах ты, ворюга – это всё моё!».

Она была идентична моей (даже кожаный бронник с чехлом) пусть и не включала в себя накидку, за несколькими исключениями. Дело в том, что Сулик не может, как я, глушить шум своих шагов, поэтому, он придумал решение этой проблемы и вид этого решения вызвал у меня усмешку. Вид гуля зебры в арафатке, броннике и …. чешках (танцевальных тапках) был действительно смешным. Сам Сулик назвал их «шумопоглощающими накопытниками» и что в этом нет ничего смешного, но у меня от вида этих белых тапок чуть живот не надорвался. Однако нося их, гуль действительно не издавал цокающих звуков, так что теперь появилась другая проблема – не выдать себя своим смехом. Серьёзно: в чешках, на боевую операцию – разве что-то может быть более нелепо?

Также в нашу амуницию входили аптечки (у меня с обезболивающим – довольно скудно, у гуля с зельями и заражённой водой), рации с гарнитурами, фонарики, ракетницы с сигнальными ракетами, и ещё кое-что по мелочи. Вообще-то стоило ещё упомянуть парашюты системы Котельникова, что в ближайшее время, по моим эскизам, должна сшить синяя аликорн (дельтаплан остался всего один, но в прошлый раз я, спускаясь на аналогичном — чуть не размял кости), но это не совсем амуниция.

Теперь оставалось только ждать, когда силовая установка Мстителя зарядит электромагнитное устройство, и, не теряя это время зря, мы усиленно тренировали свои боевые навыки ближнего боя. Вообще-то в мире, в котором столь развито огнестрельное и энергетическое оружие навыки самообороны без оружия не имеют большого значения, однако Сулик и Трюкачка так не считали и вежливо меня попросили научить их некоторым приёмам.

Проблема в том, что тот импровизированный «стиль» что я использовал, был большей частью основан на том, что я стоял на задних ногах. Конечно, и другие копытные так могли, но всё же у них была проблема с удержанием равновесия, и это не говоря о том, что для них это противоречило их инстинктам. Они не понимали – зачем нужно стоя на задних ногах увеличивать свой силуэт, в который легче попасть, лишать себя самого естественного для копытных приёма «лягания», и открывать уязвимое брюхо? Однако гуль и аликорн признали что, несмотря на все недостатки используемый мной «стиль» достаточно эффективен и, задействовав своё чувство равновесия, они усиленно тренировались, подражая моим действиям. Другие копытные на Мстителе также были, приняли участие в тренировках, пусть и в качестве «боксёрских груш», однако все эти спарринги в стиле «один против толпы» в итоге окончились весьма курьезно.

Во время одной из тренировок я вошёл в раж, и произнеся: «Самбисты и каратисты по одному! Остальные – можно кучей!» — вызвал на бой весь спортзал, наполненный табуном пони всех расцветок и подвидов. Не знаю, как это выглядело со стороны, но уверен, что даже Джеки Чан бы оценил, как ловко я уворачивался и парировал удары. За все долгие дни, что я провёл в этом мире, я уже успел досконально изучить манеру боя пони. Пользуясь этими знаниями я обходил копытных с флангов, не позволял единорогам себя ослепить, следил за пегасами, и даже аликорн не могла ко мне подступиться. Я был как «человек-армия» и щедро раздавал удары, производил захваты и броски с прогиба, причём иногда и в других копытных. Трюкачку постигла именно такая участь – заломив ей переднюю ногу, я швырнул её в сторону двух парящих пегасок, уделав их одним броском. Пожалуй, будет нечестно во всём этом винить только моё боевое мастерство – помимо опыта в данном случае мне очень помогала моя странная особенность, когда время неожиданно замедлялось. В кое-то веки это происходило именно в нужные моменты, а я, пользуясь данной особенностью, был быстрее и увертливей, так что исход был предсказуем. Отправив в нокдаун последнего пегаса я, осматривая спортзал усеянный телами побитых и стонущих от боли пони произвел, как мне казалось остроумную фразу: «Кто-нибудь ещё остался? Кого я ещё не убил?!». Вопрос мне казался риторическим и преувеличенным – никто не был убит, но все были небоеспособны от многочисленных вывихов, растяжений, ушибов и прочих травм. Какого же было моё удивление, когда я услышал за своей спиной хриплый голос:

— Я жива, — это было неожиданно а, обернувшись я оказался ещё более удивлён.

— Это поправимо, — так я ответил единорожке в толстовке, а после высказал ей из-за чего я хочу (хочу, но не буду – только морду набью) это исправить, — Думаешь это было смешно – заставить меня плясать под свою музыку?

— В обоих мирах не достаточно ценят такое понятие как смех, — ответила единорог – кантерлотский гуль, — Может Пинкамина Диана Пай и была п…ной наркоманкой но в одном она была права – нет ничего лучше по настоящему смешной шутки.

Скорее всего, раз она упомянула розовую министерку Диану то эта единорожка довоенная. Я же весьма условно знал историю этого мира до войны, и тем более не знал министерок и их цитат. Однако одна фраза, что мне сказала довоенная единорожка, в теле аликорна, была довольно удачной, и как раз подходящей для ответа.

— За такие шутки в зубах бывают промежутки.

Далее я решил действовать и намять бока этой похожей на вахабитку шутнице, а именно – бросился в атаку. Какого же было моё удивление, когда единорожка в толстовке встав на задние ноги начала ловко уворачиваться от моих ударов. Она была неуловима, мои удары либо проходили мимо, либо шли вскользь, сама же единорожка будто издеваясь надо мной, первое время даже не атаковала. Я же начинал потихоньку приходить в ярость от своего бессилия, однако, осознав это и успокоившись, совершил несколько обманных манёвров, используя которые смог нанести по корпусу единорожки несколько ударов. Вот только та, похоже, даже не сразу заметила, что я её ударил. Впрочем, это объяснимо; она кантерлотский гуль а в книге Мелкопипки они описывались как не чувствующие боли, быстро регенерирующие и вообще — практически неуязвимые. Для «Спецагента Мятной» мои удары не были болезненны, а ощущались лишь как сильные толчки, тем не менее заметив, что я попадаю единорожка сама начала атаковать. Её удары были не слишком сильными но, судя по ощущениям, она знала, где у пони болевые точки, вот только на мне всё быстро заживает, да и я привык терпеть боль. Однако если бой будет неоправданно долгим, если будет продолжаться в таком стиле, поэтому, осознав, что ударная техника против «Леди Удачи» неэффективна, я решил действовать в Греко-Римском стиле. План провалился – единорожка не позволяла себя захватить, ловко уходя от моих попыток пообниматься. Ситуация была очень странной – я в одно рыло раскидал весь спортзал полный копытных но не могу уделать одну единорожку. Даже замедление времени не помогает – она невероятно увёртлива. Ещё раз, убедившись, что замедление не помогает, я решил использовать другую свою способность, и именно – усиленную ауру вокруг копыт.

Конечно у нас (меня и других копытных) была договоренность, чтобы я как и единороги, не использовал магию, что может быть опасна, однако мой нынешний соперник не обычный единорог. Она Кантерлотский гуль а для них даже пулевые ранения как уколы булавкой. Подельника Мелкопипки, что являлся таким гулем, смогли убить лишь срезав голову, так что не думаю, что если я применю на «спец-агенте Мятной» свою ауру то с ней что-то случится.

За секунду обдумав свои действия я применил ауру схватив единорожку за плечи и подняв её над полом произнёс:

— Кто ты такая? Почему за мной следишь? Почему тебя не замечают?

Единорожка же трепыхаясь в моём захвате, вскоре успокоилась и, глядя мне в глаза ответила хриплым голосом:

— Я та кто чувствует струны души, и знала о «призраках» ещё до войны. Подробности расскажу в своё время, и не здесь.

Закончив с коротким «не ответом» единорожка выставила в мою сторону своё подкованное копытце. Я слишком поздно вспомнил, что у неё необычные подковы и не успел среагировать, прежде чем мне в морду «ударил» поток газа. Как ни странно в этот раз он не произвёл прошлого усыпляющего эффекта (к удивлению единорожки) однако обескураживающий эффект всё же был достигнут – я прищурился и убрал ауру с передних опорных конечностей. Единорожка же не стала упускать возможность и, встав задними ногами на пол передними, схватила меня за правое копыто. Далее она, используя мою схваченную ногу как упор, подпрыгнула, при этом ловко развернувшись в воздухе, и взяла мою шею в замок своими задними ногами. Естественно я, стоя прямо, не смог удержать равновесие и плашмя рухнул на брюхо. Мятная же не стала останавливаться на достигнутом и, светя рогом что-то достала из своего кармана. Вскоре я узнал, что это был за предмет. Ощущение удавки на шее, не шло ни в какое сравнение с ощущением нехватки кислорода. Я всеми силами пытался сопротивляться, вот только силы покинули меня буквально через минуту – я потерял сознание.

Очнулся от ощущения ….. поцелуя(!) и сильных толчков в грудную часть туловища, просыпаться совсем не хотелось – мне нравились сны без снов, но целованию нужно положить конец. Мне казалось, что после открытия глаз всё прекратится но, похоже, Дестини решила довести дело до конца, и даже когда я зашевелил ногами, она не прекратила делать мне искусственное дыхание. Благо копыто, что я вставил ей в рот, стало достаточным аргументом, чтобы эта белая единорожка прекратила оказывать мне помощь.

Встав на ноги, я заметил, что всё ещё нахожусь в спортзале а, судя по ощущению на шее, след от удавки ещё не рассосался. Также я заметил, что других копытных, что я потрепал, сейчас уносят на носилках (судя по всему в лазарет) однако Сулик и Трикси явно отказались от госпитализации, и сейчас глотая зелья, морщились от их вкуса и ощущения заживления ссадин и вывихов.

Дестини же от меня не отходила и приказала сесть, чтобы осмотреть мои ранения. Я починился и покорно терпел белую единорожку, что осматривала мои ссадины и след от удавки. Далее, копытная от медицинской науки, сделала нечто неожиданное — достала белый аэрозольный баллончик и брызнула его содержимым мне на шею, на месте тут же появилось приятное ощущение холода. Далее Дестини поведала, что данный спрей — её изобретение, сделанное специально для меня, на основе исследований моих особенностей. Я же был рад и удивлен, что сам не додумался до охлаждающего спрея. Вроде такой используют на футбольных матчах, вот только в другой жизни я не смотрел футбол. Тем не менее, всё окончилось хорошо и я, спросив единорожку насчёт таких баллончиков (у неё есть запас) её поблагодарил. Серьезно – я был ей благодарен, хотя при контакте рот в рот она могла бы использовать тряпку.

Как ни странно не этот курьез оказался для нас (меня, гуля, аликорна) самым неприятным. Дело в том, что нам так и не удалось удержать подготовку к операции в тайне. Честно говоря, я этого ожидал – мы на одном корабле у всех на виду, так что я не сильно удивился, когда однажды в начале дня, полковник вызвал нас (меня, гуля зебру и аликорна) по интеркому в кают-компанию на брифинг. Судя по его тону, он был чем-то очень недоволен. Тем не менее, несмотря на дурное предчувствие, мы приняли вызов.

— А вот и прибыло пополнение, — по голосу пегаса было ясно, что он неудачно сдерживает эмоции, — Вы мне ничего не хотите сказать?

— Никак нет, — хрипя, ответил Сулик.

— Нет??! А вот я думаю иначе, — закончив фразу, пегас пастью (чемодан ведь тяжёлый) достал из под стола полосатый чемоданчик. На чемоданчике была бело-красная шестигранная эмблема под цифровой панелью. На самой панели было по-русски написано «НЕАКТИВНО», а рядом индикатор зарядки с обозначением 30%. Поставив прибор на стол, пегас продолжил «интеллигентный разговор», — Что это?!

Все замерли, не зная, что ответить. Правду говорить не хотелось, но и убедительно соврать вряд ли получится – полковник крайне подозрителен, а наличие на данном приборе полосок и надписи выдавало нас с головой.

— Полковник, — гуль обратился к пегасу, — Это устройство создано мной, но я, то есть мы, ничего не замышляли против СНС.

— Подробности, — пегас скрипел зубами.

— Это тайная операция, даже от руководства СНС. Её цель инфраструктура НКР. Дальнейшие подробности являются секретными, — несмотря на всю абсурдность Сулик пытался говорить максимально ровно.

— Чего (нецензурно)??! – пегасу явно не понравился ответ, — Твоё руководство — это я и майор Грей, а я старше по званию!
Пегас сделал паузу ожидая от полосатика ответа, но тот решил «включить дурака»:

— Так точно сэр. Какое это имеет значение?

— Ты идиот или меня держишь за психбольного?! Какого х…ра я не посвящён в ваши планы?! Какова цель операции?!

— Сэр успокойтесь, — аликорн решила не стоять в стороне и успокоить пернатого копытного.

— Я тебе не сэр. Я сам зарабатываю себе на жизнь. Будешь звать меня «полковник», или «полковник Отем Лиф»! Ты меня понимаешь?!

— Вы не мой командующий и вообще — я СПС. – спокойно произнесла синяя.

— Тупая п…да! Ты сейчас на борту моего флагмана лишь по моей воле! Сейчас я твой командир, а значит, ты в рядах СНС! Ты меня понимаешь?!!

— Никак нет! – аликорн выкрикнула как на плацу.

— Идиоты!!! – пегас обращался ко всем присутствующим, — Вы исполняете мои приказы. Скажу прыгать, будете прыгать! Скажу драться, будете драться! Скажу умереть за родину, умрете без разговоров! Я ясно излагаю?

Далее пернатый тяжело задышал, похоже, он эмоционально выгорел. Дождавшись когда он придёт в себя, Сулик решил всё же не скрывать свой план насчёт будущей диверсии. Начинать объяснение он решил со своего мотива мести за Зебрику и помощи в энергообеспечении НКР. Также он объяснил устройство и предназначение того прибора что сейчас находился на столе. Закончил полосатик на объяснении своего плана проникновения в пещеру Спайка и использовании устройства для уничтожения Садов.

Предсказуемо пегас был очень недоволен. Его не устраивало всё: начиная от цели заканчивая тем, что план не предусматривал ликвидацию дракона. В особенности последнее.

Хотя служа в Анклаве, полковник Отем не участвовал в борьбе против драконов, но был наслышан о том, какой ужас эти твари наводили на род пони. Конечно, после падения бомб, Анклав сильно сократил их популяцию, но борьба с каждым представителем этих чешуйчатых огнемётов, представляла собой невероятной сложности операцию, в которой решающим был фактор внезапности, но и он не уберегал пегасов от больших потерь. В прошлом пегасы побеждали драконов, используя десятки воздушных кораблей класса «Хищник». Сейчас же, у СНС всего один такой корабль – чуть больше чем ничто. Логично предположить, что если мы уничтожим Сады, то рептилия, перейдя в ярость, покинет свою пещеру и несложно представить, что случиться, если эта тварь нас найдёт — мы ничего не сможем сделать.

Доводы пегаса были логичны, хотя они и веяли трусостью, однако Сулик явно не собирался отказываться от своего плана и в данный момент придумывал контраргументы. Как ни странно за полосатика ответила Трюкачка. Она назвала пегаса «копытной курицей», и напомнила ему историю из прошлого, когда охрана Садов не помешала Спайку поддержать наступление «героев пустоши» и наёмников Гаудины на базу Нейварро, в момент, когда на ней были в основном новобранцы Анклава. Также она сказала, что полковник не заслуживает своего звания, раз действует по принципу «не злить противника». Последний аргумент стал решающим – пегас одобрил будущую операцию и дал ей кодовое название «Нечистоты». Далее он отдал приказ «Разойтись!» — а после добавил: «Грей, а вас я попрошу остаться».

* — говорит на русском

Читать дальше

...