Автор рисунка: BonesWolbach

Во вспышке сильного, ослепляющего света в лаборатории появилась фиолетовый аликорн и цепляющийся за ее хвост дракончик.

— Спайк! Подготовь список инвентаря и еще бумаги! Мне понадобится сделать списки нужного, — приказала Твайлайт Спаркл. Она подтянула к себе доску для записей, крепко ухватила магией кусок мела и начала покрывать ее тем, что казалось совершенно непонятным языком.

День, который они провели в Кантерлоте по «Королевским Делам» был долгим, и Спайк устал. Он открыло, было, рот, чтобы пожаловаться, но после взгляда на Твайлайт рот захлопнулся, и дракончик решил сделать то, что ему сказали. Во-первых, когда на Твайлайт нападало вдохновение, остановить ее было невозможно. Во-вторых, она давненько уже не впадала в режим сумасшедшего ученого, и Спайку этого не хватало. Немного.

Он вздохнул и потащил усталое тело выполнять приказы. Твайлайт не услышала ни его вздоха, ни те намеки об усталости, которые ей подавало собственное тело. Нет. В глазах Твайлайт Спаркл сияло вдохновение. И хоть многие путают его с безумием, они не могут отрицать, что Твайлайт доводит до конца то, что начинает.

***

Четыре дня спустя пять подруг были вызваны в замок. Спайк полупонятно объяснил им, в чем дело.

— Прости, сахарок, но еще раз – зачем мы тут? – спросила Эпплджек, следующая за Спайком по кристальным коридорам.

— Твайлайт… — Спайк от души зевнул. – Хочет, чтобы это был сюрприз. – Он потер закрывающиеся глаза, стараясь сфокусироваться на навигации в излишне переусложненном замке.

— Эм, ты в порядке, Спайк? – участливо спросила Флаттершай. «В порядке» он не выглядел. Его чешуя потускнела, а шипы даже обвисли. В глазах от недостатка сна были красные прожилки, а шел он немного шатко, местами запинаясь на ровном месте прежде, чем продолжить устало шагать.

— Я в порядке, — отмахнулся он и потер усталые глаза. – Просто после всего этого буду спать целую вечность.

— Говоря о сне. Лучше бы тут было что-то интересное, потому что мне сна как раз не хватает, — проворчала Рейнбоу Дэш.

— О, прошу тебя. Мы не видели Твайлайт целую неделю. И учитывая, что это она – я уверена, что бы она ни хотела нам показать, это будет потрясающе, — ответила Рарити.

— О! О! Как думаешь, что это? – запрыгала Пинки.

— Мы пришли, — сказал Спайк перед двойными дверьми лаборатории.

— Кексики! Я думаю – кексики! – быстро провозгласила Пинки.

— Что бы то ни было, это вряд ли круто, — пробурчала Рейнбоу.

— Какого яблока на Рейнбоу нашло? – прошептала Эпплджек Рарити. Модельерша так же недоумевающе покачала головой. Все разговоры стихли, когда двери открылись и вся компания зашла внутрь.

Новая лаборатория была просторнее старой. Там были те же столы с трубками и мензурками, в которых загадочные разноцветные жидкости шипели и булькали о секретах своих химических структур. Та же большая доска для записей, на которой Твайлайт любила описывать свои идеи, и не одна, а целых три большие пощелкивающие машины, которые Твайлайт пыталась использовать для изучения происходящего с телом Пинки во время фиаско с Пинки-чувством. И хоть там было еще много научных штуковин, внимание привлекали монитор и динамики, присоединенные к зеркальному порталу, стоящему в центре комнаты и опутанному целой паутиной проводов, кабелей и контрольных панелей. Твайлайт оторвалась от своей работы, услышав топот копыт, и ее лицо растянулось в широкой улыбке.

— Девочки! Я так рада, что вы смогли прийти так быстро! – радостно крикнула она.

Пони обеспокоенно посмотрели друг на друга, а потом обернулись к Твайлайт. Она выглядела… удивительно нормальной. Усталый вид Спайка заставил их подумать, что она напряжена и выглядит так же дезориентировано – если не более – чем он. Но нет, она в порядке. Даже отлично.

— Я просто в третий раз проверяла мой список дел, — объяснила Твайлайт. – Пожалуйста, соберитесь перед монитором, а я объясню, что хочу вам сегодня показать.

Она быстро отметила последний пункт в списке изящным росчерком пера и прокашлялась, чтобы начать глубокое и захватывающее объяснение.

— Твайлайт соорудила штуковину, чтобы смотреть в альтернативные миры, вроде того, где были я и она, — вмешался Спайк, топая в уголок с покрывалом в лапе.

— Спайк! – возмутилась Твайлайт, которой прервали построение многословного объяснения. Ну, она еще может объяс…

— Клево! – крикнула Рейнбоу, распушив от возбуждения перья. – Включай, мне интересно.

Хоть и раздражённая постоянными перебиваниями, Твайлайт проглотила гордость и начала настраивать машину.

— Во-первых, я хотя бы вкратце объясню, что делает эта машина, — сказала она, что-то отмечая на контрольных панелях. – По моему опыту в Кантерлоте и последующему обсуждению с принцессой Селестией, я обнаружила, что существует не один мир с нашими альтернативными вариантами, а, возможно, бесконечное множество оных. После этого я открыла способ смотреть в эти миры в реальном времени, используя зеркало, как основу. Все, что мне нужно – внести пару настроек, подключить флюксметер, подкрутить эти…

— Твайлайт, — проворчала Рейнбоу. – Ты можешь уже начинать?

— Не груби, — вмешалась Эпплджек. — Дай ей объяснить.

Рейнбоу скрестила передние ноги и выдохнула.

— Спасибо, Эпплджек, — улыбнулась Твайлайт. – Как я уже говорила, мы сможем увидеть, что наши альтернативы делают в этих других мирах. Все, что нужно – дать машине несколько волосков из гривы кого-нибудь из нас ради ДНК, и мы сможем увидеть, что мы делаем в текущий момент в другой вселенной.

По лаборатории разнеслось коллективное «О-о-о».

— Это круто, Твайлайт! – закричала Пинки и выдавила весь воздух из легких аликорна.

— Потрясно! Вот, возьми! – Рейнбоу выдернула несколько волосков и протянула их пытающейся продышаться подруге. – Найди мир, где я Вандерболт.

— Я уверена, что будет минимум один мир, где это произошло. Вот найти его… — Твайлайт оглянулась на подруг. – Никто еще не хочет быть первой?

— Я только-только уложила гриву, — извиняясь ответила Рарити.

— Хорошо, если Рейнбоу будет первой, — мирно добавила Флаттершай.

Эпплджек просто пожала плечами, а Пинки с энтузиазмом закивала головой.

— Отлично, — скормила волоски машине Твайлайт.

— Посмотрите на числа, — указала она на индикаторные лампы, показывающие 0,2239. – Они показывают, насколько мир отличается от нашего. Чем больше цифра – тем больше разницы. Девочки, вы готовы?

Все согласно кивнули и Твайлайт включила машину.

— Твайлайт! Я люблю тебя! – прокричала с экрана Рейнбоу Дэш. Из ее вишневых глаз рекой текли слезы.

Твайлайт выключила машину.

По лаборатории разнеслась неловкая тишина и пять голов обернулись к Рейнбоу. Она же со все большим смущением и ужасом смотрела на пустой экран, а ее рот беззвучно открывался и закрывался.

— Это что было? – наконец пискнула она, красная, как помидор. – Нет у меня таких склонностей!

— Может, другая Дэш имела ввиду платонические чувства, — решила помочь Флаттершай. Это была последняя соломинка, после которой Эй-Джей со смехом рухнула на пол.

— Я… Я не могу… даже! – пыталась она говорить сквозь хохот, но с невеликим успехом. Рейнбоу мрачно на нее смотрела, но ответить ничего не могла.

— Эм, — заговорила Твайлайт, думая, что это действительно, действительно не лучшая была идея. – Это всего лишь один мир. Давайте посмотрим в другой. – Она начала, было, менять цифры, но ее копыто перехватила Рарити.

— Стой! Я просто обязана знать, что там произошло! Включи обратно, — попросила модельерша. Ее глаза сияли романтическим светом.

— Рарити, я думаю, мне и Рейнбоу будет неловко смотреть, что будет дальше, — возразила Твайлайт.

— Нонсенс! Это же весело! И не говори, что тебе самой не интересно, увенчались ли старания Рейнбоу Дэш успехом, — продолжила Рарити.

— Ну… — прежде, чем Твайлайт смогла решить, у нее из-за спины выскочила Пинки и включила машину. На экране снова была Рейнбоу – в трогательных объятиях с Твайлайт. Они крепко охватывали друг друга крыльями.

— О, объятия – это хороший знак, — кивнула Флаттершай.

— Ах, я так за них рада, — произнесла Рарити с мечтательной улыбкой.

— Прости, Рейнбоу, — прошептала другая Твайлайт. Из-за динамиков ее голос был высоковат.

— О, нет, — прошептала Рарити, доставая платок и готовясь лить слезы.

— Но ничего не получится. Мы слишком разные. Я принцесса, а ты Вандерболт. Мы слишком выделяемся для всего этого. Я знаю, как тебе важна твоя работа, и не могу позволить отношениям помешать ей.

— Я Вандерболт? – мертвенное выражение лица Рейнбоу сменилось радостью, и она подпрыгнула в воздух. – Ухху! Я Вандерболт! – тут пегас застыла в полупетле. – Погоди, я Вандерболт, и ты отказываешь мне? – недоверчиво спросила она Твайлайт.

Твайлайт беспомощно переводила взгляд с экрана на Рейнбоу, неспособная объяснить поведение альтер-эго.

— Тихо! – прошипела Рарити. – Я тут слушать пытаюсь.

Эпплджек наконец смогла подавить смех и теперь лишь утирала копытами слезы.

— Вау, Рейнбоу, я так не смеялась с тех пор, как узнала, что Биг Мак спит с куклой Твайлайт.

— СмартиПэнтс у Биг Мака? – спросила Твайлайт.

— Неважно! – голос Рейнбоу привлек внимание к экрану. – Я люблю тебя больше всего иного в мире, Твай. Я люблю тебя больше, чем звание Вандерболта. Я… я не хочу быть Вандерболтом, если для этого мне придется отказаться от тебя.

— Оууууу… — протянула Пинки. – Дэши, я и не знала, что ты можешь быть такой сладкой!

— Фигня, — Рейнбоу прикусила язык от отвращения. – Это подделка! Я бы не отказалась быть Вандерболтом ради Твайлайт! — Она обернулась к мрачно смотрящему аликорну. – Э, без обид.

— Я и не обиделась, — отвернулась и вздохнула Твайлайт. –Я знаю, что быть Вандерболтом – твоя мечта.

— Хех, спасибо, — приземлилась пегас и смущенно почесала шею сзади.

— Рейнбоу, я никогда не прощу себя за то, что из-за меня ты откажешься от своей мечты! – запротестовала Твайлайт, но другой Рейнбоу было уже все равно. Она покачала головой и утёрла остатки слез.

— Я уже достигла своей мечты, попав в Вандерболты, Твай. Теперь у меня другая мечта. И эта мечта – ты! – улыбнулась она.

Рарити вздохнула и взяла сидящую рядом Флаттершай за копыта. Пегас и единорожка застонали хором от восхищения, не отрываясь от экрана.

— О, Рейнбоу Дэш, я и не знала, что ты можешь быть такой романтичной! – воскликнула Рарити, аккуратно утирая слезы, размывающие ее тушь.

Тем временем Эпплджек не могла ничего сказать, так как боролась со смехом, и просто упала на пол, в экстазе катаясь по нему.

— Нет! Это не я! – простонала Рейнбоу Дэш, упав на пол и прикрыв лицо копытами. По ее телу прошел спазм отвращения. – Это. Так. Не круто!

Твайлайт посмотрела на разворачивающийся хаос и углядела в уголке Спайка, который как-то умудрился заснуть.

— Этот дракон, похоже, хорошо знает, когда избегать проблем, — пробормотала она с завистью в голосе

— Рейнбоу, я… я не знаю, что сказать…

— Просто скажи «да» …

— О, Твайлайт, прошу, скажи «да», — простонала Рарити, а Флаттершай поддержала ее кивками. Пинки присоединилась к ним и вместе они наблюдали за разворачивающимися событиями с нарастающим предвкушением.

— Я…

Твайлайт поменяла цифры в индикаторных лампах, и сцена сменилась картиной Рейнбоу, летящей над Понивиллем.

— Хватит уже.

— Твааайлааайт! – простона… возмутилась Рарити.

— Ну наконец! Спасибо, Твайлайт, — проворчала Рейнбоу. — Не думаю, что я перенесла бы еще немного этой кучи лошадиного…

— Ой, да ладно, Твайлайт! Не могла две секунды подождать? – вмешалась Пинки.

— Не могла. А теперь давайте посмотрим, что будет делать Рейнбоу в варианте 0,5325.

Немногое. Она практиковала некоторые полетные упражнения, и как бы хороша она ни была, это зрелище не было таким увлекательным, как предыдущее.

— Дальше! – сказала Пинки и переключила машину на 0,5326.

— Эй, я смотрела! Не каждый день мне удается увидеть, как потрясно я летаю! — возмутилась Рейнбоу.

— Извини, Дэши, может в следующий раз, — ответила Пинки, без капли извинений в голосе.

Рейнбоу устало посмотрела на экран. От предыдущей сцены ее лицо все еще горело, а смешки Эпплджек до сих пор действовали на нервы.

Рейнбоу Дэш растянулась на облаке и дремала. Сцена была совершенно непримечательной, пока снизу не раздался знакомый голос с акцентом, зовущий ее. Пегас устало приоткрыла глаза и посмотрела на пони внизу.

— Эй-Джей? Ты что там делаешь? – хрипловатым голосом спросила Дэш. Группа не могла видеть Эпплджек, так как экран был сосредоточен на Рейнбоу, сидящей на облаке и свесившей голову вниз, к прикованной к земле подруге. Неожиданно вокруг Рейнбоу и облака затянулось лассо и потянуло их к земле с все нарастающей скоростью.

С легким «уфф» облако приняло на себя всю силу удара и обернулось тонким туманом. Рейнбоу оказалась на влажной траве.

— Эй, ты чего творишь! – сердито закричала она на стоящую над ней земную пони. А потом моргнула, разглядев состояние Эпплджек. – О, а ты неважно выглядишь. Все в порядке?

Эпплджек обильно потела – это было странно, день стоял не такой уж и жаркий. Но ее лицо было красным, а гривой она не занималась уже многие дни – и грива представляла собой гнездо из спутанных волос, соломинок и… а где ее ленточки?

— Рейнбоу, — сняла шляпу Эпплджек и начала мять ее в своих копытах. Она оглянулась через плечо на что-то вне экрана и вновь обернулась к подруге. – Я больше не могу скрывать своих чувств. Я люблю тебя. И не как подруга, а как… как кобылка может любить жеребца. Ну только ты не жеребец, но ты понимаешь…

— О, конские перья, — пробормотала Эпплджек. Вся переполнявшая ее радость похоже передалась Рейнбоу Дэш, которая хлопнула оранжевую пони по спине и начала хохотать сама.

— Тоже неплохой пейринг, — промурлыкала Флаттершай.

— Да, хоть я и могу принять контраст личностей и положений между Твайлайт и Рейнбоу, тут тоже есть определенный… шарм – когда вместе сходятся две такие похожие кобылы, — вставила свои пять битов Рарити.

— Мы не похожи друг на друга!

— Я ни капли как она!

Они замолчали и их глаза слегка расширились, когда они с раздраженно посмотрели друг на друга.

— Я гораздо круче!

— Я не такая упертая!

— Хочешь снова это начать? – прорычала Рейнбоу.

— Это и тебя касается, — парировала Эпплджек.

— Я знаю, мы много ссоримся, и ты раздражаешь меня всякий раз, как раскрываешь рот, но на самом деле я по уши в тебя влюблена.

— Эпплджек… Я и не знала, что двери твоего амбара открываются в эту сторону, — ошарашенно произнесла Рейнбоу.

— Это не так! – закричала Эпплджек. – Она лжет!

— Ха, она же Элемент Честности, разве нет? – поддела Рейнбоу.

Я Элемент Честности, и я говорю, что все, что она говорит – неправда!

— Девочки, хватит ссориться, — телепортировалась Твайлайт, чтобы разнять их. – Они все же не вы, потому в споре смысла нет.

Надо было отдать Рейнбоу и Эпплджек должное – они выглядели смущенными, когда отвели взгляды друг от друга к полу.

— Двери моего амбара стали так открываться благодаря тебе, — Эпплджек наклонилась к уху Рейнбоу Дэш и прошептала достаточно громко, чтобы ее услышали все.

Мурашки, холодные и сильные, прошли по позвоночникам Эпплджек и Рейнбоу, и они обернулись к Твайлайт, взглядами умоляя прекратить этот кошмар.

— Я за команду ЭпплДэш! – прокричала Пинки, и пока еще не совсем неловкая атмосфера в лаборатории стала таковой окончательно.

— Так, продолжаем, — быстро начала менять цифры Твайлайт. – Должен же быть мир без романтики с участием Рейнбоу.

— А ты весьма популярна, Дэши, — хитро проговорила Пинки, обняв пегаса со спины. – Может, где-то есть мир, где вместе ты и я?

— Нет, мы сейчас пропускаем всю романтику, — ответила Твайлайт.

Экран переключился на обнимающихся Рейнбоу и Флаттершай. Желтая пегас пискнула и начала краснеть.

— Дальше! – нажала на кнопки Твайлайт. И на экране появились целующиеся Рейнбоу и Пинки.

— Оу! – в шоке взвыла Дэш, воздевая копыта к лицу.

— Эй, мы все же вместе! – взвизгнула Пинки. – Я переключаюсь на команду ПинкиДэш!

— Дальше! – уже раздраженно рыкнула Твайлайт.

Рейнбоу и Рарити были…

— ДАЛЬШЕ! – Твайлайт переключила экран быстрее, чем кто-то успел прокомментировать картину, отпечатавшуюся у них на сетчатке. Она сердито обернулась к Дэш. Крылья аликорна раскрылись в праведном гневе.

— Рейнбоу Дэш! Да есть хоть одна пони, с которой у тебя ничего не было?

— Ты серьезно меня обвиняешь? – недоверчиво спросила Рейнбоу, раскрыв собственные крылья. – Да все это нам показывает твоя дурацкая машина! Нельзя же серьезно ожидать того, что я поверю, что в этих разных мирах я буду встречаться с одной из вас!

— Наука безупречна, Рейнбоу, и таки да, выходит именно так!

— Девочки! Смотрите! – прокричала Пинки и указала на экран. Там была с виду невинная картина – Пинки и Дэш были на кухне Сахарного Уголка. Пинки прощально помахала пегасу, оставив ее на кухне одну.

— Будьте бдительны, девочки, — пробормотала Эпплджек. – Все еще может произойти всякое.

Рарити прокашлялась, все еще в замешательстве от тревожной сцены, персонажем которой она только что была.

— Наверное, — начала она голосом более слабым, чем намеревалась. И чуть повысила его. – Мы увидели достаточно и этот маленький эксперимент стоит завершить. – Она посмотрела на Флаттершай, которая не могла избавиться от румянца и прятала лицо за гривой.

— Нет, — прошипела Твайлайт. – Мы найдем идеально обычный мир, где Рейнбоу Дэш будет преследовать обыденные цели без всякой романтики, включающей любую из нас!

— Теперь мы двое… Совсем одни… — улыбнулась Рейнбоу Дэш, взмахнув ресницами.

— Ну, великолепно. И кого ты теперь соблазняешь, Дэш? Мистера Кейка? Миссис Кейк? – проворчала Твайлайт.

— Это отвратно, Твай. Они оба на базильоны лет старше меня. Да еще и женаты. Там нет нипони. Эта Дэш определенно долбанутая, — фыркнула Рейнбоу, скрестив передние ноги. – Как и все Дэш в других мирах.

Определённо. На кухне не было ни одной пони, кроме Рейнбоу Дэш. Но по мере развития ситуации, шестерка начала понимать, что происходит. Их уши прижались, а глаза расширились от осознания того, что все – как бы странно ни звучало – может быть еще хуже, чем было раньше.

— Я знаю, мы встретились лишь вчера, но… Пинки меня благословила, и я ни с кем так себя не чувствовала. Я… думаю, что влюблена в тебя, — Рейнбоу коснулась копытом раковины кухонной мойки и погладила блестящую хромированную поверхность. – Я хочу, чтобы ты взял меня в жены, Раковина.

Рарити драматически воздела копыто ко лбу и упала в обморок.

— Ой… как, — прошептала Флаттершай и ее смущение отразилось на лицах всех в комнате.

Даже Эпплджек не могла смеяться над нелепостью ситуации и просто охватила своей ногой плечо Рейнбоу.

— Рейнбоу… Ты знаешь, что если тебе одиноко или еще чего, то ты всегда можешь поговорить с любой из нас?

Рейнбоу не ответила. Она не могла. Казалось, что вся крутость, которую она набрала за годы, все тяжкие труды, которые она вложила в потрясность, и вся природное великолепие, которым она прямо сочилась, ушли, оставив ничего. Ничего, кроме смущающего свидетельства ее влюбленности в кухонную раковину.

— О, ты попросила Раковину взять тебя в жены? Это круто! Он всегда любил тебя! – Пинки казалась единственной иммунной к разворачивающейся перед ними сцене. – Но я все еще предпочитаю РейнПай! Или это была ПинкиДэш?

— Х-хватит, — Рейнбоу хлопнулась на пол не хуже Рарити. – Я больше не выдержу. Становится только хуже. Я больше не выдержу, Твайлайт.

— Рейнбоу… — гнев и раздражение медленно уходили из Твайлайт, и на их место вышла вина. Она не намеревалась своим изобретением ломать сильную волей подругу так серьезно. – Погоди секунду!

Она быстро выставила цифры на 0,5325, мир, где Дэш занималась воздушной акробатикой. Определённо, эта картина ее подбодрит.

На экране объявились выглядящие вкусными кексики с голубоватой сахарной глазурью. Они стояли на стойке, но Рейнбоу нигде не было.

— Кексики! – вскрикнула Пинки. – Я думала о них!

— Странно, — нахмурилась Твайлайт. – Машина настроена на тебя. Почему вдруг кексики?

На экране вдруг появилась Пинки, проглотившая кекс за один укус.

— Ммммм, — простонала Пинки от ощущения, как повышается уровень сахара в ее крови. Ее голос был очень странным, даже больше, чем голоса всех прочих, проходивших через динамики. – Рейнбоу Дэш, я и не знала, что ты можешь быть такой сладкой. – Она повернулась к экрану – нет, просто ей случилось посмотреть в ту сторону – и на ее лице расплылась огромная, широкая улыбка.

Дежавю настигло Твайлайт в компании с некой жутковатой чуждостью. Разве… разве Пинки не произнесла то же самое несколько минут назад?

И до сих пор нигде не было видно Рейнбоу, одни лишь кексы. Нет… нет, она сейчас думала о слишком многом. Она до сих пор была выбита из колеи всем этим фиаско с раковиной. Возможно, это просто ошибка в программе и Пинки разговаривала с Дэш, находящейся вне экрана.

Твайлайт выключила машину и посмотрела на своих подруг. Рарити все еще была в обмороке, а Флаттершай смотрела на нее печальными глазами, стараясь справиться с румянцем. Эпплджек выглядела усталой и вымотанной. Не хорошей вымотанностью, как от целого дня тяжелой работы, а ее жутковатой разновидностью, когда видел вещи, которые видеть не хотел. Вымотанностью, которая забирает огонек из глаз пони.

Даже Пинки выглядела не очень. Хоть она и кричала радостно о кексиках секунду назад, сейчас она была немного вне себя и расфокусирована. Ее глаза не отрывались от пустого экрана, а рот произносил слова – только ни звука из него не вылетало. Озабоченная Твайлайт готова была ее позвать, но тут ей на глаза попалась Рейнбоу.

Она распласталась на полу на животе и выглядела так, будто снова рассталась со своей черепахой Танком.

Так не должно было быть. Они должны были просто повеселиться, наблюдая за своими альтернативами в иных мирах, и может быть все задокументировать для дальнейшего изучения иных миров. Но не наблюдать за странными отношениями между Дэш и другими пони!

Не было никакого смысла в том, что каждая виденная ими сцена включала в себя романтику. Это все из-за Рейнбоу Дэш? Она просто притягивает подобное?

Узнать об этом можно было единственным способом.

Ее рог засветился и Твайлайт слегка поморщилась, вырвав у себя несколько волосков. Она левитировала их в пасть страшного и великого изобретения, которое с радостью пожрало жертву. Вздохнув, аликорн снова наугад выставила цифры и включила машину.

Экран пробудился к жизни и там…

Пинки пробудилась от оцепенения.

— Смотрите, там принцесса Селестия? – закричала она, выведя всех из транса. Даже Рарити открыла глаза.

— И мои родители? – очень удивилась Твайлайт. – Э-это мой дом?

Селестия выглядела немного неуместно за простым обеденным столом. Рядом с ней, нервничая, сидела Твайлайт. Ее глаза бегали между успокаивающей фигурой наставницы и смущенными родителями, которые были по другую сторону.

Множество блюд, которые, похоже, приготовил отец Твайлайт, Найт Лайт, были нетронуты, а в воздухе висела нелегкая тишина.

— Твайлайт, я, наверное, выскажусь за всех, но, по-моему, мы уже достаточно наигрались с этой твоей штуковиной, — предупредила Эпплджек. – Лучше бы ее выключить, пока не увидели чего-то, о чем потом сожалеть будем.

Прежде, чем Твайлайт успела ответить, ее внимание привлек знакомый голос.

— П-простите, — произнес Найт Лайт, выглядящий и крайне испуганным, и крайне смущенным. – Не могли… не могли бы вы повторить?

Его жена, Вельвет, застыла рядом с ним. Ее глаза были большими даже по стандартам пони.

Прежде, чем ответить, Селестия сделала успокаивающий глоток чая. Она выглядела собранной, но чашка, удерживаемая магией, тряслась.

— Я бы хотела получить ваше разрешение на свидания с вашей дочерью, — произнесла она.

ХРЯСЬ!

Все взорвалось во вспышке яростно-фиолетового света. Монитор, динамики, портал, не была пощажена даже верная доска – все оборудование с астрономической скоростью было смято в одну кучу. А потом за барьером, возведенным Твайлайт, его охватило пламя.

Все молчали.

Тишину разгоняли лишь потрескивание пламени, небольшие приглушенные взрывчики и мягкое похрапывание Спайка.

— И мы не будем вспоминать о том, что видели или слышали сегодня. Все согласны? – с улыбкой произнесла медленно оборачивающаяся Твайлайт. Ее голова была подсвечена колеблющимся пламенем. Подруги быстро закивали, и аликорн вновь обернулась к зрелищу медленно и последовательно уничтожаемого великого зла.

Комментарии (3)

+5

Годно. Аппарат для написания фанфиков в действии.

Darkwing Pon #1
0

Хуже того. Все то, что показывал аппарат, взято из реальных фанфиков. Во всяком случае, про Дэш, влюбленную в кухонную раковину, я недавно обнаружил на фимфикшене.

Кайт Ши #2
+3

Мне из-за некоторых их реакций кажется, что дыма без огня не бывает. И в этом мире они просто пока не решаются признаться в этом и себе, и друг другу.

glass_man #3
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...