Автор рисунка: BonesWolbach
Урок ненависти Дорога в Кантерлот

Эхо старого мира

«Что для вас Эквестрия, дорогие друзья? Это старая земля, на которой мы строим новый мир? Некий отголосок былых столетий, затерявшийся где-то в пустошах? А может быть Эквестрия это просто изображения с довоенных фотографий, навеки застывших во времени?

Как бы то ни было, эта земля — наш дом. И даже если мы считаем, что остались одни, это не значит, что где-то в глубине этого прокажённого рая не осталось пары заботливых глаз, пристально следящих за нами»

Клэр с трудом разлепила уставшие глаза. Она лежала на спине и безучастно смотрела в мёртво-серый потолок, даже не шевеля глазами. Преодолевая колющую боль в висках, она силилась вспомнить, что происходило с ней в последнюю пару дней.

Перед глазами пронёсся побег из города-убежища, визит в Марипозу, разговор с Ублюдком. Во всех подробностях вспомнился бой с протектронами, а затем и оглушительный взрыв в холе мэрии. Затем в памяти вспыли образы двойняшек Гензель и Гретель, Бонни. Но точно было что-то ещё, что-то очень важное…

Уитли усердно бродила по уголкам своего сознания, пыталась вытянуть на поверхность нечто важное для неё, но отчего-то стремительно забытое. Она перебирала возможные варианты, даже заглядывая в свои рутинные будни в поселении 35.

К горлу подступил ком, зрачки в ужасе расшились: она, наконец, нашла то, что искала. В голову, словно ударом молота об наковальню врезалось одно лишь имя – «Дойл» А вслед за ним помчался целый ворох воспоминаний, поток тёмных образов трижды проклятого рейнджера-убийцы.

Кобылка резко выпрямилась и со злостью ударила копытом по стене. Боль разошлась по голове с ещё большей силой, но Уитли было всё равно. Сейчас она могла лишь дрожать всем телом, опустив глаза на белое одеяло, которым была прикрыта.

К счастью, ей вспомнился её давний разговор с офицером Расселом. Кажется, тогда Клэр спросила его, как охранники справляются со стрессом на работе и он научил её простой технике. Глубокий вдох через нос, медленный выдох через рот.

«Вдох, выдох, вдох, выдох» И так много раз подряд, пока пони не начала медленно, но верно успокаиваться. Мысли слегка прояснились, уже хорошо. Теперь, Клэр решила понять, где она всё-таки находится.

Кобылка огляделась и обнаружила себя лежащей в кровати, посреди небольшой комнаты с крайне скудным интерьером. Письменный стол с водружённым на него терминалом, пара полок, заставленных книгами, шкаф для личных вещей.

Взгляд добрался до входной двери, и Клэр едва не вскрикнула от неожиданности. По правую сторону от входа почти неподвижно стояла массивная и тёмная металлическая фигура. Она была похожа на робота, но едва уловимо покачивалась из стороны в сторону и периодически мялась на месте, как может только живой пони.

Клэр аккуратно слезла с кровати и нашла в себе смелость подойти к этому существу. Уитли сделала пару шагов, и почувствовала непривычную лёгкость. Она осмотрела себя: ни пип-кольта, ни одежды поселения больше не было на теле хозяйки.

— Простите? – Неуверенно начала Клэр, глядя на существо, — я могу узнать, где я?

Но ответа не последовало. Груда метала даже не посмотрела на подошедшую к ней пони. Зато, теперь, когда Клэр разглядела фигуру вблизи, она была уверена, что эта оболочка, ни, что иное, как броня. И судя по её внушительным размерам, это была силовая броня. Но как же сильно она отличалась от той, что была изображена на некоторых старых плакатах…

Шлем с вытянутыми и оскаленными чертами, оканчивающийся двумя пластинами, похожими на клыки. В самом центре защитной маски сияли два жёлтых глаза хищного насекомого, поодаль от которых протянулись шланги разной толщины, скрывающиеся где-то в районе спины, прямо за широким бронелистом.

В этой громоздкой защите ноги пони выглядели настолько сильными, что казалось ими можно дробить бетон в крошево, а роботов переламывать пополам, как тростинку. И кто знает, может так оно и есть?

От изучения диковиной брони Клэр оторвал звук открывающийся двери. Кобылка отошла чуть в сторону и глянула в проём. Навстречу ей вышел единорог лазурного цвета, прячущий лицо под козырьком чёрной кепи.

— Быстро ты очнулась, — послышался знакомый голос, и визитёр выпрямился, продемонстрировав своё изувеченное шрамами лицо.

— Тебя прямо не узнать без шляпы и галстука, — по-прежнему пребывая в смятении, ответила Клэр.

Она была рада увидеть друга, но в голове блуждал такой вихрь вопросов, что кобылка решительно не понимала, что происходит.

На этот раз, Бонни предстал перед Уитли в совершенно другом образе. На нём была странного вида, военная куртка бежевого цвета с непонятными для Клэр рангами на стоячем воротнике. Вместо фетровой шляпы, голову единорога покрывала чёрная кепка квадратной формы. На кепке блестела кокарда в виде буквы «А» окружённой маленькими звёздами.

— Да, я сам не люблю часто менять стиль, — единорог натянуто улыбнулся. Он почесал затылок, после чего тяжело вздохнул, — Я понимаю, что мои соболезнования ничего не исправят, но всё же, прими их.

— Он скрылся? – Резко спросила Уитли.

Жеребец кивнул в ответ.

— Прибывших сил хватило лишь на то, чтобы вырвать нас из копыт НДР.

Затем он не спеша направился к шкафчику. Единорог недолго порылся в нём и вынул на свет такую же куртку и кепку, как и у себя.

— Вот, одевайся, — сказал Бонни и положил одежду на кровать, — я буду ждать за дверью.

— Может быть, ты для начала объяснишь мне, что творится вокруг!? – Прикрикнула Клэр, — что это за форма? Откуда взялась эта металлическая статуя?

Бонни перебил Клэр спокойным голосом:

— Скоро ты всё узнаешь, совсем скоро.

Клэр закатила глаза и пристукнула копытом по полу.

— Бонни, ну скажи хоть, где мы находимся!

Единорог развернулся и пошёл обратно к Уитли. Он остановился рядом с ней и положил копыто ей на спину.

— Слушай, я знаю, каково тебе сейчас, но прошу, просто успокойся и делай так, как я велю.

Спорить было глупо, не доверять Бонни – тоже. Если бы он хотел ей навредить, то давно бы уже сделал это. А успокоиться действительно бы не мешало, иначе гнев из-за потери Дойла снова станет брать верх.

— Ладно, — согласилась Клэр, — я сейчас буду.

— Вот и отлично, — единорог уже собрался уходить, но снова развернулся к собеседнице, — Ах, да, ещё кое-что: моё настоящее имя Фрэнк Хорриган, но ты можешь и дальше называть меня Бонни, если хочешь.

Клэр подошла к кровати и глянула на одёжку. Двубортная куртка была сделана из плотного грубого материала, и застёгивалась на три большие пуговицы с точно таким же изображением, что и на кокарде. Внутри была мягкая подкладка из сетчатого материала.

Форма оказалась слегка великовата, но Клэр уже привыкла к этому. Даже в родном поселении на неё с трудом нашли костюм подходящего размера. Она в последний раз осмотрела себя, и вышла из комнаты. Сразу у выхода её встретил Бонни и сказал следовать за ним.

Уитли оказалась в длинном коридоре вдоль железных стен, которого были натыканы многочисленные двери. Рядом с некоторыми из них были продолговатые окна с голубоватым стеклом, сквозь которые можно было различить внутренности комнат.

Разглядывая помещения, Клэр убедилась, что это простые казармы. Внутри некоторых никого не было, но иногда попадались безмятежно спящие жильцы.

Обойдя ещё одного охранника в силовой броне, Бонни направился к концу тоннеля и беззвучно махнул копытом. Клэр пошла за ним. Вскоре они оказались возле дверей лифта, и Бонни нажал на ярко светящуюся кнопку.

Пока Клэр дожидалась приезда лифта, она ещё раз огляделась. Где бы она сейчас ни находилась, это место было очень похоже на внутренности домов города-убежища, как по дизайну, так и по планировке. То же металлическое окружение и полностью автоматические двери, те же интеркомы и терминалы на стенах.

Наконец, лифт приехал, ознаменовав своё прибытие коротким писком, и приветливо раскрыл свои двери. Бонни и Клэр вошли внутри и отправились вниз. Пока Они ехали, Уитли успела насчитать шесть этажей. Может это действительно убежище?

Лифт остановился и распахнулся, позволяя пассажирам выйти. Теперь перед Клэр предстала совсем маленькая коморка, с очередной дверью, которую сторожили всё те же бронированные бойцы, вооружённые плазменными винтовками. Оружие было надёжно закреплено на боках бронепанцирей.

Бонни несколько секунд поколдовал над терминалом возле двери, и та с жужжанием медленно поползла вверх, освобождая проход.

— В этой комнате тебя ждёт нечто большее, чем ответы, — единорог кивнул в сторону двери, — иди, иди, не бойся.

Пони зашагала вперёд, но остановилась в дверном проёме и посмотрела назад.

— Скажи Фрэнк, ты просто выполняешь приказы, или пытаешься мне помочь?

— Я выполняю приказы и пытаюсь тебе помочь, — он подмигнул Клэр.

Когда дверь закрылась, в комнате воцарился полумрак. Единственным источником света был работающий проектор. Он был направлен на стену и показывал единственный слайд с просьбой ожидать.

Судя по проектору и множеству стульев с небольшими дощечками для письма, комната была ничем иным, как залом для брифингов.

Помимо прочего, в комнате были несколько компьютеров, различные шкафы и полки. Стены были увешаны картами и пропагандистскими плакатами. Имелась даже небольшая трибуна c висевшим над ней старым флагом Эквестрии.

Клэр приблизилась к знамени, чтобы рассмотреть его поближе, ведь раньше она видела его только в учебнике истории.

Голубое полотно, усеянное множеством звёзд, с солнцем и луной посередине. Дневное и ночное светило были окружены двумя вытянувшимися существами похожими на обычных пони, но только у них были и крылья и рог.

— Завораживающе, не правда ли? – Сразу с четырёх сторон прозвучал властный и громкий голос.

Клэр едва не подскочила от неожиданности и с удивлением глянула вверх. В углах комнаты она увидела висящие динамики, из которых и шло вещание.

— Извиняюсь, если напугала, — даже с просьбой о прощении на устах, неизвестная всё равно звучала величественно и даже устрашающе, — мне кажется, что тебе будет проще, если ты сможешь видеть меня.

Несколько сенсоров, висевших на потолке, загорелись ярким синим светом и выстроили перед глазами Клэр слегка рябящую голограмму высокого существа на длинных ногах и с красивой парой широких крыльев за спиной. Из-под её небольшой тиары ввысь тянулся длинный рог, а грива и хвост магическим образом развевались точно на ветру.

У кобылки не возникло никаких сомнений: перед ней стоял аликорн, полумифическое существо, согласно учебникам истории, управлявшее Эквестрией пару столетий назад. Судя по изображению месяца на её нагруднике, это была Луна, младшая из двух сестёр-правительниц.

Вспомнив о старинных традициях, вычитанных из довоенных книжек, Клэр согнула правую ногу и поклонилась голограмме.

— Принцесса Луна, для меня честь встретиться вами, — взволнованно выговорила Уитли и выпрямилась.

Луна коротко рассмеялась.

— Это вовсе не обязательно, я ведь уже давно не принцесса, — она выдержала небольшую паузу, — теперь от меня остались лишь полуживое тело и эта имитация внешнего вида.

Луна обвела саму себя копытом и не спеша подошла чуть ближе к своей гостье. Голограмма чётко отображала движения и выглядела почти как настоящая. Лишь неестественно-сплошной синий цвет и некоторые помехи выдавали фальшивку.

— Я полагаю, что у тебя есть ко мне много вопросов. Задавай, на всё равно предстоит долгий разговор.

Клэр решила начать с вопроса, что сейчас беспокоил её больше всего.

— Где я нахожусь?

— Мы сейчас в Мэйнхэттене, а точнее в подземном бункере, который расположен под развалинами города.

Уитли не поверила своим ушам.

— Простите? – Она наклонила голову чуть вперёд и прищурила брови, — как это возможно, что я оказалась так далеко от столицы?

— Ах, да, — Луна подошла к одному из компьютеров, — позволь показать тебе кое-что.

Монитор зажегся тёплым ламповым светом, и на нём появилось изображение с камер наблюдения. В центре большого ангара стояла машина, похожая на смесь вертолёта и самолёта. На её коротких крыльях располагалась пара винтов, а на месте кабины были округлые клетчатые стёкла, отчего машина напоминала огромную стрекозу.

Вокруг этого странного аппарата крутились пегасы–ремонтники. Они подкручивали детали «стрекозы», и иногда поглядывали на единорога, стоящего внизу и что-то им кричащего.

— Когда на твоей стороне старые проверенные технологии любая проблема решается в два счёта, — Луна улыбнулась, — а особенно если это винтокрылы, способные преодолеть огромные расстояния за считанные часы.

— А откуда у вас столько довоенной техники? – Удивилась Клэр, — силовая броня, эти винтокрылы…

— Силовая броня, которую ты видела на бойцах, была разработана нашими учеными сравнительно недавно, всего-то 25 лет назад. Но обо всём по порядку: начнём из самого далека, поэтому присаживайся.

Голограмма указала копытом на близстоящий стул. Клэр молча сделала, как велели и уселась на самый его краешек. Луна же встала рядом с проектором, после чего тот щёлкнул механизмами и продемонстрировал следующий кадр.

На стене появилось изображение тронного зала наполненного пони, приклоняющимися перед могущественными правительницами, Солнцем и Луной.

— В незапамятные времена мы с моей сестрой Селестией правили страной, на руинах которой мы сейчас находимся. Она управляла дневным светом, а я держала ответ за ночное небо.

Слайд с тронным залом сменился изображением целой толпы эквестрийских солдат, грузящихся в винтокрылы на подобие тех, что Уитли видела на мониторах.

— Но из-за катастрофической нехватки ресурсов, необходимых для растущих потребностей нового, техно-магического общества, во всём мире начали происходить боевые столкновения. Однажды очередь воевать дошла и до Эквестрии…

Теперь место старой картинки занял слайд, показывающий врыв атомной бомбы и стремящееся к небу грибовидное облако.

— И вот, 198 лет назад, утром 23 октября, столь непривычная и чуждая для нас война открыла перед всеми своё истинное лицо: миллионы жизней оборвались в одночасье, а старый мир сгорел в атомном огне, сдобренный огромной дозой чёрной магии.

Изображение в очередной раз поменялось. Теперь Клэр смотрела на фотографию огромной двери убежища, на которой была изображена единица.

— Ещё до падения бомб, мы с Сестрой осознали, что крупномасштабная война неизбежна, поэтому мы заказали у компании волт-тек постройку сети подземных убежищ, призванных сохранить хотя бы часть нашего населения. В городе, построенном на основе одного из них, тебе и посчастливилось вырасти.

— Параллельно с этим мы запустили проект «возмездие», который был призван создать для нашей армии некое смертоносное оружие, которое должно было помочь нам вышвырнуть грифонских коммунистов из страны.

— Но мы не успели… атомный гром грянул куда как раньше. Все убежища, в том числе и первое, где находилась главная исследовательская лаборатория проекта «возмездие» закрыли свои гермодвери, а мы с Сестрой направились в этот бункер. Так началось самое тёмное столетие в истории нашей страны.

Пока Луна говорила, слайды продолжали меняться, показывая ужасающие кадры последствий атомно-магических взрывов. Целые города, стёртые с лица планеты, нескончаемое множество погибших.

— Целый век мы дрожали и молча отсиживались под толщей земли и бетона, даже не догадываясь, что творится на поверхности. Со временем, персонал бункера разросся до небывалых масштабов, нам даже пришлось углублять тоннели.

— Мы превратились в целое мини государство, на самом отшибе старого мира. Мы назвали себя «Анклав» и поклялись восстановить прежнюю Эквестрию, вселить жизнь в эти выжженные солнцем пустоши, снова научить пони идеалам чести и дружбы.

Увлечённая рассказом Луны, Клэр больше всего заинтересовалась частью про секретное оружие. Она приложила копыто к подбородку и с задумчивым видом спросила:

— Но что же случилось с проектом «возмездие?»

— А это самое важное, поэтому слушай внимательно: Спустя первые несколько лет после войны, мы поддерживали связь с лабораторией и со всеми остальными убежищами. Всё шло по плану, мы даже получали утешительные отсчёты из первого. Но однажды мы просто потеряли связь с исследовательским центром. Никто тогда не смог решиться добраться до убежища и выяснить, что произошло…

— Спустя сотню лет, когда мы окрепли и сформировали вооружённые силы Анклава, мы решились наконец узнать, что произошло в первом. Наши пони впервые выбрались на поверхность и были удивлены тем, что мир вокруг вполне пригоден для жизни. Более того, его населяли разумные существа и группировки.

— Мы организовали небольшую перевалочную базу Наварро, близ города Филлидельфия. Я осталась руководить бункером, а Селестия направилась на поверхность, чтобы явить себя народу. Но это оказалось фатальной ошибкой…

— Окружающий мир оказался слишком враждебным и даже при поддержке винтокрылов мы не удержали позиции в Наваро. Нескончаемые толпы рейдеров и мутантов, вынудили нас вернуться обратно под землю. Однако не все смогли добраться до Мейнхеттена… Селестия навсегда осталась в пустошах.

Клэр вскочила со стула и глянула в глаза голограмме.

— Но ведь Селестия была самым могущественным существом в Эквестрии!

Луна вздохнула.

— К этому моменту, её силы иссякли, как и мои. Мы потеряли все свои выдающиеся способности и стали простыми пони. Как видишь, я состарилась, как и все остальные и теперь вынуждена томиться в капсуле жизнеобеспечения.

— С тех пор прошла ещё одна сотня лет, и, как и раньше, мы не сидели, сложа копыта. Мы стали засылать в пустоши своих агентов.

— Таких, как Фрэнк?

— Именно. Они доложили, что жизнь в пустошах стала куда как менее опасной, а на юге страны даже сформировалось новое государство, с которым ты уже сталкивалась – НДР.

Напоминание о республике сразу же заставил Клэр вспомнить Дойла и его сумасшедшего брата. Это разожгло огонь ненависти в её груди с новой силой.

— Границы республики протянулись от самых южных гор и до реки между городками Эппллуза и Понивиль. Последний же они не столь давно заняли и организовали там укреплённую базу, а буквально вчера вечером обосновались в Демовиле.

— Они подбираются к столице, потому что первое убежище вы организовали именно там, — догадалась Клэр.

— Хм, а ты ещё умнее, чем кажешься, юная мисс Уитли. Да, ты совершенно права: нам стало известно, что НДР охотится за результатами проекта «возмездие». Поэтому мы разворачиваем войска для высадки на большую землю. Начинается настоящая гонка, от исхода которой зависит судьба всей пустоши.

— Мы не можем допустить того, чтобы смертоносным оружием завладела НДР – Решительно заявила Клэр, — но я всё равно не понимаю, какова моя роль во всех этих событиях.

— Ты дочь невероятно целеустремлённого пони, моя дорогая Уитли. Твой отец каким-то образом завладел частью данных по проекту, сохранённых на маленьком красном кристалле. Тебе однозначно передался железный характер отца. Как же жаль, что мы не нашли вас первыми…

— Но его у меня забрал рейнджер НДР, — стараясь сдерживать злобу, быстро сказала Клэр.

— Только не раньше того, как мы сами вынули из него нужную информацию, — Луна снова расплылась в дружелюбной улыбке, — нам несказанно повезло, что вы решили заглянуть в Марипозу.

— Однако, — продолжила принцесса, — всё оказалось не так гладко. Часть информации на кризалите отсутствовала и мы предполагаем, что этот загадочный Блейк, как-то связан с остальными данными.

— Клэр, ты видела, какими методами своих целей достигает НДР. Из-за них, ты потеряла свой дом и друзей. Мы просто не можем позволить этому порождению жестокого пост ядерного общества начать строить новую Эквестрию. Мы должны снова заявить о себе, мы должны выполнить своё давнее предназначение. И нам сейчас как-никогда нужны такие пони, как ты.

Луна подошла к Уитли вплотную и наклонилась к ней, чтобы встретиться с её глазами своими.

— Ты с Анклавом, Клэр?