Автор рисунка: Noben
Одна планета на двоих 2

Из далёкого прошлого и до наших дней

Космический объект: Кольцо

Дата: от нулевого отсчёта и до наших дней

Как-то я писал о том, что в одной из первых зарисовок должно будет раскрываться то, как ведётся хронология, кто такие аликорны, ну, и, как появились пони и другие разумные существа. Надеюсь, это хоть немного, но позволит сориентироваться. И да, это совсем не спойлер. Просто краткий экскурс в историю, с фрагментами жизни одной аликорны, которая, возможно, ещё будет встречаться в зарисовках в будущем.

Мне было девять, когда это случилось. Экспериментальный каскадный взрыв в центре галактики вызвал дестабилизацию самого вакуума, изничтожая сверх-массивную чёрную дыру и выделяя энергию, массу которой просто невозможно описать словами. В одночасье во все стороны от ядра разлетелось смертоносное излучение, от которого невозможно было ни спрятаться под поверхностью планет, ни отклонить его от сближения с освоенными мирами. Единственное, что спасло цивилизацию и всю жизнь в галактике на тот момент — это невероятно огромные расстояния.

Помню, с каким ужасом мама читала новости. Её родной мир, карликовая планета Снежинка, едва успел эвакуироваться из центральных районов галактики. Миллионы аликорнов покидали свои дома, в слаженной и единой работе создавая по-настоящему великие корабли, ковчеги, которые, подняв на свои металлические спины всю тяжесть знаний и памяти тысяч миров направляли свои остроконечные носы к далёким галактикам, навсегда прощаясь с родной. Запущенный однажды ковчег невозможно было остановить; разгоняясь до скорости, максимально допустимой законами физики, они исчезали во мраке межгалактического пространства. Отныне, оставшиеся могли только слышать голоса ушедших; электромагнитные волны догоняли ковчеги лишь через тысячи лет.

Планета, на которой мы жили в то время, называлась Эквусом. Весть о катаклизме долетела до нас в последнюю очередь. Единственный способ обойти скорость света, который нашли на тот момент аликорны — позволял мгновенно пересылать на триллионы триллионов километров лишь крошечные кристаллики информации и требовал гигантских затрат энергии, а сам процесс переноса осуществлялся устройствами, по размерам сопоставимыми с естественными спутниками Домо-подобных планет.

Лучшие умы нашего мира начали работать над этой проблемой, далеко продвинулась и без того высокоразвитая наука; любое открытие тут же передавалось другим планетам. Появились невероятные астросооружения и были созданы сложнейшие компьютеры, которые, сразу привлекались к общему делу. В конце-концов, их усилия были вознаграждены. Одному аликорну случайно удалось открыть брешь между Вселенными. К этому времени мне уже исполнилось двести три года и я успела привести в этот мир трёх сильных, прекрасных жеребят, которые, взрослея, присоединились к научной братии, стремясь предотвратить общую беду. В будущем они сыграют немаловажную роль в дальнейшем развитии, а пока же они, пропитавшись духом царившей в тот период, романтикой и тягой к покорению научных вершин, грызли своими зубами гранитные склоны возрастающих из года в год, скал.

Когда до столкновения со смертоносным эхом чудовищной катастрофы оставалось меньше тысячи лет, все жители нашей планеты приняли участие в голосовании. Наших ресурсов не хватало для постройки действительно хорошего ковчега, а изначальная численность в три миллиарда особей не позволила бы всем покинуть Эквус. Выбор пал между экспериментальным переносом нашей планеты в чужой континуум и рискованным, продолжительным, атомарным строительством собственного ковчега. Абсолютное большинство, в том числе и наша семья были за перенос. На накопление необходимой энергии требовалось всего две сотни лет и, до неминуемой гибели у нас было четыре попытки. Такой же выбор сделали и аликорны четырёх других планет, среди которых оказалась и историческая родина аликорнов — Дом.

Прыгнуть удалось с третьей попытки. Эквус был последней планетой, которая покинула свою галактику таким причудливым способом. Никто не знал, какие последствия ожидают нас, так как ни один робот, отправившийся в экспериментальные порталы не вернулся; скорее всего, именно безвыходность была тем, что толкнула аликорнов на этот шаг.

Новый мир встретил нас с распростёртыми объятиями. Обе моих дочери и сын, утверждали мне, что эта Вселенная немного отличается от нашей в физическом и химическом плане. Но мне, перешагнувшей в тот момент через семь веков жизни это было не так интересно. Никогда не любила науку и, всю свою жизнь занималась лишь работой с детьми, обучая совсем ещё юных жеребят. Однако, мимо меня не прошло то, что всё вокруг меня стало меняться.

За три сотни лет возросло количество рождённых детей с аномалиями. Кто-то из них рождался с крыльями, от чего в ступор впадали лучшие доктора нашей планеты, а кто-то обладал массивным рогом, который позволял владельцу воздействовать на вещи вокруг него силой мысли. Как оказалось позже, в этом мире было на одну фундаментальную физическую составляющую больше. И она, за несколько веков, впиталась в наши тела, видоизменяя не только их форму, но и возможности. Аликорны стали теми, какими их видели сотни тысяч лет назад древние философы — могущественными и независимыми ни от пищи, ни от чего бы то ни было ещё. Новую силу нарекли магией.

Так вышло, что магия воздействовала и на нас, рождённых ещё в прошлой Вселенной, но гораздо, гораздо медленнее. Она заполняла нас веками. К окончанию первой тысячи лет проведённой здесь, частично удалось восстановить потерянный с отрывом от остальных колоний, научный прогресс, а среди аликорнов практически не осталось тех, кто бы был без крыльев или бег рога. Вместе с тем, удалось обнаружить одну из совершивших прыжок вместе с нами, планет. Она находилась от нас в восьми тысячах триллионах километров. Сразу же была предпринята попытка связаться, но принцип работы передатчика не позволял ему осуществлять переносы в этой Вселенной.

Когда мне исполнилось два десятка веков, я в полной мере научилась обращаться и с магией, и с крыльями. Помню, как весело дразнили меня мои дочери, когда я пыталась поднять магией дерево. Это одни из моих самых тёплых воспоминаний. Тем временем, мой сын, статный аликорн, уже имевший нескольких детей, возглавил новое движение, набирающее популярность. Они назвали себя Созидателями и посвятили всё своё время изучению окружающего мира. Позже и мои дочери стали частью этого движения. С каждым годом маги демонстрировали всё возрастающее мастерство владения магией; некоторые умельцы даже научились телепортировать себя и предметы при помощи магии в пределах планеты. Всё было хорошо. Мир вокруг потихоньку расцветал подобно пышному ковру из благоухающих цветов в моём саду.

К третьему тысячелетию удалось получить весть с Дома. Как и мы, жители этой планеты вовсю наслаждались жизнью в новом мире. Магия стала неотъемлемой частью нашей жизни. постепенно стали забываться технологии. Движение Созидателей пошло на спад, а возрастающие магические способности демонстрировали настоящие чудеса. Один аликорн сумел сдвинуть с орбиты передатчик инфокристаллов.

За бортом минул мой юбилей в шесть тысяч лет. Я не чувствовала ни усталость от жизни, ничего из того, чем меня пугали долгожители. Будучи такой же молодой, как и раньше, я вновь обзавелась семьёй. Природа позволяла нам самим выбирать удобное время для рождения жеребят, что помогло избежать многих проблем и перенаселения. Моя старшая дочь увлеклась магией, а младшая, последовав моему примеру, так же подарила новой Вселенной двух замечательных жеребят. А сын, как был верен науке, так и остался. Ведомый известным лишь ему, чувством, он и несколько его верных друзей продолжали идти против течения реки жизни, в то время как всё больше и больше аликорнов обменивали технологии на магию, в том числе и я.

К сотому веку моей жизни удалось отыскать среди звёзд три оставшиеся планеты, совершивших прыжок. Но в отличии от Дома, который был рядом, с их стороны мы смогли уловить лишь странную, настораживающую нас, тишину после того, как на протяжении девяти сотен лет слушали их радостное вещание. Подозрительное чувство тревоги подтвердилось, когда компьютер подсчитал, что подобное возможно лишь в случае полного вымирания населения и разрушения всех передатчиков на планете.

Вскоре умолк и Дом. Последними словами, которые принёс нам жизнерадостный голос кобылы по ту сторону связи была простая сводка достижений. Аликорны на Доме научились менять саму ткань реальности, создавая материю и энергию из ничего. Вскоре, оставшиеся немногочисленные учёные, вернувшись к помощи забывающихся технологий, смогли зарегистрировать явление, которое получило название магических вспышек. По всей галактике в случайных местах возникали магические колебания, которые особым образом влияли на наши тела. Аликорны, обладающие огромным магическим потенциалом, выгорали, а затем и стремительно умирали от истощения. Это была плата за мимолётное могущество, которым нас одарила эта Вселенная.

Затем та же участь постигла и нас. В одночасье Эквус потерял две трети своего населения, среди которых оказались многие мои внуки и правнуки. Сражённые горем, обе мои дочери стали искать способ защитится от вспышек, чтобы сохранить оставшихся родственников и аликорнов. Так появились движения Искателей и Сеятелей Жизни. Искатели, подгоняемые невозможностью предсказать точку следующей вспышки и возрастающим с каждым годом, магическим могуществом, старались найти защиту от этого явления. Одной из основательниц их движения стала моя старшая дочь, в то время как младшая приложила своё копыто к созданию Сеятелей Жизни. Пользуясь помощью Созидателей, они задействовали технологии и изменили себя. Среди аликорнов всё чаще стали появляться существа меньше их, обладающих либо рогом, либо крыльями, либо ни тем и ни другим. Их магический потенциал не возрастал, а имеющийся не позволял вспышкам нанести им вред. Сеятели ласково называли их маленькими пони. Пегасы, земнопони и единороги. Три вида, вместе способные заменить собою аликорна.

Созидатели, получив новую кровь в своих рядах, активно возвращали к жизни утраченный прогресс. Вновь стали строиться космические корабли, переносящие к другим планетам новых жителей.

Но жизнь пони оказалась коротка. Одного-двух веков не хватало на полную самореализацию, что не ускользнуло от взгляда Сеятелей Жизни. С нуля стала создаваться новая мораль, перестроилось общество, многие аликорны решились изменить себя. Отныне кобылы аликорнов могли нести под сердцем только пони. Никто не хотел обрекать на верную смерть своих детей.

Очередные десять тысяч лет прошли, позволяя мне наблюдать за тем, как вновь меняется мир. Наверное, я была самым старым аликорном среди ныне живущих. Искатели, так и не нашедшие способа спасти аликорнов, подарили миру огромное количество заклинаний; Сеятели Жизни разлетелись по мирам, направляя своих детей, пришедших на смену нам; и Созидателя, в свою очередь, смотря на то, как редеют с каждым годом аликорны, решили воплотить в жизнь свой последний, захватывающий по масштабам, проект.

Все миры в известном космосе, на которых жили разумные существа, объединялись в системы из нескольких планет и, стабилизируемые особой, сложнейшей технологией — отправлялись к одной неприметной звёздной системе. Там, вокруг небольшой звезды, готовой дарить свою заботу и любовь миллиардам существ, Созидатели стали строить гигантское кольцо. Это астросооружение, подобно кольцам газовых гигантов, вращалось вокруг звезды с огромной скоростью. Смену дня и ночи на его поверхности, способной вместить три миллиона площадей Эквуса, обеспечивали огромные теневые квадраты, расположенные между кольцом и звездой. Вращаясь чуть быстрее кольца, они могли так же защитить поверхность от звёздных вспышек в период высокой активности звезды, смыкаясь вместе и образовывая непробиваемую защиту. В свою очередь, системы планет, называемые флотами миров, подплывали к кольцу, а затем теряли всю свою поверхность, которая бережно и осторожно телепортировалась на поверхность астросооружения при помощи магии и технологий.

Когда великая стройка была завершена, в освоенном космосе осталось всего несколько планет, не ставших частью кольца. Но о них вскоре все забыли. Возведение и отладка такого мира отняли две тысячи лет, но оно стоило того. Теперь Сеятелям было гораздо проще следить и управлять развитием пони, а Созидатели, оставшиеся не у дел, запустили планетарные заводы и наладили все заложенные системы. Отныне кольцо могло существовать в автономном режиме десятки миллионов лет; в случае надобности законсервированные автоматизированные станции могли поставлять на кольцо необходимые ресурсы из чужих звёздных систем.

Искатели, прежде чем исчезнуть, подарили аликорнам возможность искусственно сохранить свой вид. Особое заклинание позволяло каждому из них превращать любое, показавшее себя с самых лучших сторон, существо в аликорна. В то же время, озабоченные краткостью жизни своих детей, они подарили пони особые метки, которые проявлялись как только пони определял свой самый сильный навык. Это гораздо упростило жизнь тем, чьё время скоротечно и отбор достойных для перевоплощения аликорнам.

Так, неспешно, жизнь продолжалась. Пони и другие, появившиеся в результате адаптации к окружающей среде на других планетах в прошлом, существа, счастливо и непринуждённо жили в мире и согласии.

Продолжение следует...

...