Автор рисунка: BonesWolbach
Действие первое: Талант к убийству: Глава первая

Предисловие

Те кого отпугивает то происходит в предисловии, не бойтесь, в самой истории космодесантников и братии примархов не планируется, его действия происходят в моём ориджинал сеттинге и лишь косвенно влияют на историю. Этот эпизод нужен... чтобы предречь некоторые будущие события и что-бы они не являлись котами в мешке, а так-же... немного критики моему "умению" на старте работы. И кажется оно маленькое, не уверен.
Для вархаммеристов, Тарфон в моём сеттинге это второй потерянный примарх. Ну, если кому интересно.
Для Брони, действия самого фика будут проходить до событий седьмого сезона и примерно по хронологии в момент полнометражки.

Это было... Этот вечер был тем что я зову "тёплым" — все поют, все радуются, мы снова победили, мы снова всех спасли, ура. И пусть это был кровавый вечер, а в небе всё еще дрейфовали останки кораблей — сейчас, на этой покрытой пышными лесами землёй, я радуюсь за них, и охраняю их, как и всегда.

Тёмно-синий силуэт показался на краю моего бокового зрения, он был нетороплив и размерял каждый шаг, массивный, но в тоже время грациозный в своей силе он был один, и только тёплый свет лампы внутри огромного возведённого примитивного шалаша освещали его смугло-бледные черты лица и тёмные как полночь доспехи с ярко пульсирующими молниями.

— Снова здесь, Вальдес?

— Снова пришел составить мне компанию?

Мы засмеялись, и так всю мою жизнь, вопросом на вопрос, Диранд всегда был со мной, возможно, ему тоже нравилось это ощущение, может быть когда-нибудь я узнаю как он сюда попал, у Повелителей Ночи всегда были проблемы с тем как... стать Легионером.

— Ты сегодня более угрюмый чем обычно.

И его голос, все еще живой голос, не могу назвать это редким явлением, скорее наоборот, но лично для меня голос это давно апатия, апатия или ярость которой нельзя давать волю.

— Почему ты не на празднике?

— Вышел подышать, праздники пони это весело, но думаю мы оба понимаем что Астартес там делать нечего.

Да, я всё еще не могу понять почему их пригласили, почему меня пригласили выпить яблочного сидра и потанцевать? Я Повелитель Ночи, я чудовище что пони уже давно не имеет право зваться, и которого раздражает глупость тех кто думает обратное.

— Конрад не пришел?

— Нет, он наблюдает. Он опасается вашей компании.

Я не смог удержать смешок, Ночной Охотник боится нас? Нет, опасается, но сколько я вместе с Повелителями, я не могу понять чем это вызвано.

От него пахло сидром, всё-таки немного он пригубил, он не Звёздный Волк, и не Космический чтобы любить надираться, да и к счастью, яблочный сидр даже самого крепкого изготовления его не возмёт.

— Что случилось во время абордажа? Мардук сам не свой.

— Я прикончил его в спину, пока он пытался отправить сообщение.

Он поднял бровь. Я сохранил тайну, но его брат-близнец должен знать об этом, так или иначе.

— Сообщение? И именно поэтому он пытается добиться схватки с тобой? Как вы это оставили трибуналу?

— Я допустил, меня переводят обратно в Первый и Единственный.

Тяжкий вздох, не понимаю почему, мне там и место, все-таки я не подхожу Повелителям Ночи... мой взгляд упал на мой наплечник, все там же — череп пони с крыльями летучей мыши.

— Значит, на этом мы прощаемся. Жаль, Отец считает что ты далеко не раскрыл свой потенциал. Ты мог бы быть сильнейшим из нас.

Мое копыто остановилось на половине поедания манго, не могу сказать что у меня было за выражение лица, но оно вызвало у него улыбку.

— Отец сказал что ты понял нашу доктрину больше чем любой из нас, еще до того как пришел к нам.

И он засмеялся, сначала мне показалось что это шутка, но выстроив некоторую цепочку... Мардук, Кёрз подначивает его, ведь тот тоже был Мастером Когтя, он хочет чтобы мы схлестнулись...

— Он получил право на поединок.

Прибавил Диранд к предыдущему предложению. Каким образом он так сохраняет спокойствие? Ситуация выходит из под контроля.

— Он его получит, его одолеет маленький пони.

Кажется я его разозлил, как минимум ему не понравилось что я ему сказал.

— Не знай я тебя, Вальдес, подумал бы что ты серьезно собираешься опозорить его.

— Драться я точно буду.

— Тебя не мог никто вызвать на бой с самого перевода. Ты всегда отказывался.

Я улыбнулся своим всё еще кровавым оскалом, не для того чтобы напугать, нет, это бессмысленно, просто чтобы показать... насколько я серьёзен.

— Я слышал что уходить нужно стильно.

Он замолк, а потом мы оба засмеялись, однако откровенно говоря, мне было не до смеха, слишком много памяти вложено в эти слова, больше чем нужно..

— Одолей его, Мардук давно требует больше чем заслуживает.

— Не волнуйся Диранд, он свое получит.

Грузная фигура встала и вернулась на праздник, а я остался один, во тьме, во тьме далекого пространства, где мне остается только помнить, помнить и скорбеть, помнить, и любить.

***

Темнота, тьма и темень.

Я всегда чувствовал себя в ней неродным, лишним, словно что-то стоит за моей спиной, держит свой клинок чтобы вонзить его мне в спину, пустить зубы в мою плоть и не оставить от меня ничего, что можно было бы сохранить, ничего что оставит миру память обо мне, забытый в бесконечности темноты без права на выбор, права на то, чтобы жить как я того хочу.

Тяжелый вздох, ворота открываются, я вижу как поднимается дверь, как звенит механизм, как текут потоки магии и энергии, все решится вновь.

Это было так давно, так давно мои глаза были слепы в свете дня. Я словно и забыл какого это, не видеть всех чудес поверхности, какого выйти из объятий холодной тьмы в объятья света, объятья, о которые ты обожжешься, и будешь забыт, сожженный в прах.

Круглая арена, множество камер. Это увидят все, все легионы, все граждане, все гражданские, победу тьмы над тьмой. Я иду на свет, на свет того, для чего я был рожден, для чего я был перерожден, для чего я живу, для чего я умру, ради чего я не дал холоду тьмы забрать себя назад.

Дождь. Интересный выбор, и его даже собирают пегасы, как мило, они хотят чтобы я взбодрился, чтобы меня наполнило гордостью, радостью и улыбкой за то, что ни смотря ни на что меня поддержат.

— Спасибо.

Платформа поднялась, и вода пошла вместе с ним. Слабый дождь, чтобы можно было видеть что происходит.

Все полевые командиры на трибунах: Примархи Легионов, Триумвират Гидры, РиверБриз.

— И вновь мы приветствуем вас, жители мирных миров и воины Легиона! Вы можете слышать нас от материума до самых глубин подпространства и времени! И сегодня у нас сражение двух родственных душ! Вальдес! Пони из народа ночи, что скрывает ото всех свое прошлое и сражающийся в рядах Повелителей Ночи, считая себя недостойным своего народа! Но сегодня он выступит против своего боевого товарища! Встречайте! Мардук! Космический десантник Императора Человечества! Воин Легиона Повелителей Ночи! Избранный хранитель традиций своего Легиона при жизни принятый Триумвиратом Примархов в качестве одного из нас!

Голос диктора был басовым, певчим, но от того не менее суровым, напоминающим о религиозных песнопениях. Вальдес знал его, но редко когда разговаривал с ним. Каждый был в своем полку.

— Сегодня за боем наблюдает поистине рекордное количество главнокомандующих! РиверБриз, Принцесса Легиона! Избранный лидер пони и принцесса-маршал Первого и Единственного! Триумвират Примархов, известный всем своей доблестью и силой!... -

Он проигнорировал Гидру, это хорошо, они не заслужили. Да и сам диктор на них кажется затаил обиду. — ... И Гидра! Конечно же Гидра! Жаль, что сегодня их чемпионов не сравняют с землей!

Старший брат Триумвирата Гидр скрыл своё мнение всё также смотря на арену. Остальные же не скрывали свое отношение к диктору и закономерно бросили взгляды на комментатора, висящего над дождевыми тучами, его было видно даже Вальдесу на арене.

— Бойцы хотят сказать что-нибудь перед тем как начинать первый раунд?!

— Только одно! Я пришел за тобой, пони!

И долго же ты ждал своего шанса, Мардук... Очередь перешла ко мне, что я мог сказать? Ничего, спеть? С радостью, растяну на весь бой, зрители не хотят ждать три минуты до начала, когда оба уже на арене.

— Готовься стоять всю ночь!

Окунись в безумие рассвета!

Мы пришли! Армия Ночи!

За Принцессу Луну!

Пони взорвались ударами об трибуны в аплодисментах, когда поняли что я пою, начиная подпевать в унисон, раздражая остальных зрителей Космодесантников. Хотя, кажется, Кровавые Ангелы и Защитники подхватили мой ритм, и присоединились, в то время как пони ударились в раж, кажется они будут петь это до конца схватки. Я заметил улыбку на лице Диранда, сидящего по правую руку Конрада Кё... Ночного Охотника, иногда я забываю что имена в Легионах бывают разными, всё-таки это иногда неудобно, во всем виноват этот переход, ни разу не путался до этого.

Взмах крыльев сорвал меня с места, дождь усилился, а Мардук... не показывал заинтересованности.

Цепная алебарда, крылатый шлем, силовые когти, и еще не ясно что в шлеме, он знает что я вижу через ультразвук....

Как и ожидалось, все хотят зрелища, они ожидали что я приду как Ночь, как я на закате своей жизни. Пора сражаться, пора умирать.

Гладиус прошелся прямо по артерии на шее, он даже не парирует, монотонно двигается, не обороняется. Рвануть впёред на самом старте схватки это огромный риск, но стоит того чтобы разбудить его.

Я ушел, взмах крыльев, назад, разрыв дистанции, стрельба из пистолета на ходу, три из пяти, плечо, плечо, грудь, не пробило, ни одно. Я держал глаза закрытыми, рано, рано, он знает, но рано.

Ответная стрельба, бочка, не попал, три выстрела.

Они хотят моего поражения, они его получат.

— Давай-давай пони! Я же знаю что ты можешь больше!

Мардук, не знаю как такие попадают в Легион, никогда не понимал. Алчный садист, ни намека на то кем должен быть Легионер, кроме воли, ничего.

Он обороняется, он не крылат, нет смысла атаковать, продолжает обстрел.

Я занял укрытие за одной из панелей, созданных специально для разнообразия боев на арене. И достал "Вдоводел", он хочет Вальдеса, он получит худшую его часть.

Болтерный огонь заставил его занять укрытие, на трибуне некоторые прикрыли уши, кто-то злился, многие злились, каждый узнавал отклик криков агонии и боли, коллекция криков пополнялась с каждым убитым, с каждым годом, с каждым веком.

Системы шлема регистрировали шестнадцать попаданий — много. Он не думает, он просто веселиться. И он знает что победит. Восемь пробитий, он упал, прямо за стеной, мертв, не надолго.

— Первый раунд за Вальдесом! За принцессу Ночи!

Прокричал диктор, так чтобы слышали даже на краю Галактики.

Болтер остывал от проливающегося дождя, маленькие облака пара от длительного залпа расходились от ствола, пока сам пони смотрел на него, чудовищное оружие, разрывающее цель на куски.

Он видел как Мардук встал, и даже за его шлемом и доспехами было видно как он зол, сама его аура говорила что этот десантник хочет крови, и хочет ее сейчас же.

— Мне нужен прыжковый ранец!

Ах-да, старая традиция, каждый раунд бойцы могут попросить практически что угодно, от снаряжения до поддержки, был случай когда арену залили эфирным топливом и подожгли, помню как это было, адское пекло и два бойца в центре в неостановимом танце смерти.

Танец смерти...

— Принцесса, я смиренно прошу вас дать то что принадлежит мне по праву избрания...

Цепная алебарда, практически идентичная с той что несет Мардук, только со эмблемой полумесяца вместо черепа с крыльями, его алебарда. — именно ее попросил бэт, он хотел когти, но прекрасно понимал, что он не выдержит сражения с алебардой Мардука, а сейчас уходить из боя быстро он не сможет.

— ... избрания как карателя облачённого в полночь!

Телекинетическое поле принесло ему его оружие, все такое же опасное и жестокое. У Мардука была более дикая, с шипами и иглами, у него было только цепное лезвие и выгравированная форма для него.

Настоящее сражение начнется здесь и сейчас, зубья цепей будут врываться в плоть и друг в друга с радостью и азартом самых кровожадных чудовищ.

...

— Рад видеть что ты прибыл, Вальдес.

Проговорила золотая крылатая фигура, протягивая мне свою руку чтобы тот я залезть на нее. Пони любили его, несмотря на его генетические проблемы и суть — харизма Ангела превосходила эти низкие проблемы в их глазах, но даже сам примарх понимал что этот пони другой, но он отозвался. Пусть и не развалился на руки как делали другие, не говоря уже о том, что он был крупнее и это выглядело бы нелепо. Всё это время пони не поднимал головы.

Сангвиний помог мне забраться на мою ложу, где я, маленькое существо, ожидал своего часа.

Однако сейчас мне нужно быть одному, сейчас трибунал уйдет на совещание, и моя судьба решится.

...

— Я настаиваю на его возвращение, Конрад, ему нужен Первый и Единственный! Ему нужны другие пони!

РиверБриз была непреклонна в своем требовании, и пусть аликорн была не так уж и эффектна по сравнению с сыновьями их столь далекого отца, она была достаточно сильна и властна чтобы быть с ними на равне.

— Он хочет быть вместе с теми кто похож на него, это его желание, и вы хотите опровергнуть его, РиверБриз?

— Он не хочет этого и ты знаешь это! Он пусто ненавидит себя и отдаляется от всех! Это пустой разговор Конрад, хватит играть!

— Я согласен с Ривер, если она хочет этого пони назад к себе, пусть забирает. Ему не место среди Космического Десанта, он не справляется с нашими задачами.

— И все-таки, Тарфон, я не считаю что нам стоит принижать его достоинства, он справляется так, насколько может справляться, и не тебе винить его в том что он не Астартес.

И все-таки РиверБриз не понимала Триумвират Примархов, Проклятый и два противоположных брата, словно специально выведенные как противоположности.

— Последнее слово за тобой, Сангвиний, оскорбишь его переводом, или оставишь его в том, чего он сам хочет и заслуживает по своему мнению? Его желание против правды.

Ночной Охотник продолжал свою игру, издеваясь над братом, которого никогда не любил.

Ангел посмотрел на РиверБриз, видя решимость помочь этой заблудшей душе, сам он до сих пор не понимал ни его, ни тягу аликорна помочь ему. Возможно, это расовое.

— Гримальдес РейвенГард переводится в Эквестрийский Первый и Единственный, последнее слово Триумвирата.

— Последнее слово Триумвирата.

Хором повторили остальные. Соблюдая давний договор стараться сходится во мнениях.

...

Песни и звуки ударов под дождём заглушали всё. Это было похоже на безостановочный дикий рёв в своей совокупности, но всё останавливается, и вот и сейчас, Хронолегионер остановил время. Он даёт нам вкусить всё происходящее, медленное течение времени и я уже вижу как он ломается, я смог пробить оборону, сумел увести его алебарду в сторону, он открыт для удара, на этой скорости я даже вижу летящие в стороны искры от нашего оружия... Это завораживающее зрелище со стороны, но для нас это только показатель, показатель того, что еще один раунд завершился, завершился быстрее чем хотелось бы.

Лезвие вошло в грудь и пробило доспехи, вонзилось прямо в центр и мои уши наслаждаются этим звуком, звуком резки плоти на огромной скорости, как цепи раздирают его изнутри, и я не намерен останавливаться, я пони, я сильнее, я громопони, у меня больше силы чем хотелось бы.

С хрустом и треском керамита алебарда начала медленно подниматься вверх, Мардук отпустил своё оружие и вынул когти, вонзая их в меня, туда же, прямо под передние копыта и силовым полем ведёт их вверх, я чувствую как умираю, это приятная боль... с каждым сантиметром моя душа горит всё ярче, и вот мы, два бандита, двое убийц, двое мертвецов пытаемся убить друг друга. И боюсь что если я проиграю, лезвия цепей не сравняться с силовым полем когтей, они режут слишком... медленно...

Один миг, и время пошло по своей колее, алебарда дошла до его глотки и вышла через шею вылезая наружу и мои копыта всё еще держат её, я не отпустил оружие...

Я чувствую как всё внутри меня горит, я чувствую как мои органы превращаются в кучу мяса, мы оба истекаем кровью... боже... сколько крови... сочится из доспехов... через нос, рот... я смотрю ему в лицо, мы оба считай мертвы, этот раунд... ничей... нет, ни за что, я не смею проиграть!

То что произошло дальше вызвало жуткие вздохи и крики на трибунах услаждая мой слух, я напугал их, в основном пони, но это... И не удивительно.

Я рвал, я кромсал, я наслаждался, он не знал что у меня усиленная челюсть, что мои зубы могут прокусить психокость и керамит... Он не знал что я обожаю человечину, что я обожаю плоть... Они всегда удивляются... всегда в последнюю минуту...

— Плоть... врагов... расчлени... и уничтожь... плоть... врагов... утоли свой голод... вновь... -

сквозь хруст костей и плоти слышал я свой голос, часть меня не верила что я это пою, этот напев безумца, моё оправдание, моя мантра... Но это было ничем, я был чудовищем.

И снова тишина, и только дождь и наша кровь, и хруст, хруст и хруст... И он тоже остановился.

— Вальдес снова победил! Кровью Принцесс это был отличный бой! А какой конец! Надеюсь никто больше не сомневается в его шансах, ибо мне тут пришла новость... перевод одобрен! Как всегда братья и сёстры! Легион против Легиона!

— Легион... против... Легиона...

Последнее что я могу сказать прежде чем пасть в тьму забвения...

Он решил разделить нас взрывом, хорошая идея, я не хотел очередной близкий контакт. хотя его и не избежать. Его лицо вернулось. Кажется, я успел добраться до задней части мозга. У меня на зубах всё еще куски мяса, и с них всё еще стекает его кровь.

— Ксеномразь! Какого варпа с тобой не так?! — прокричал он, пока на его череп вновь нарастала плоть в тёмно-синем пламени, я горел внутри, мои раны были точечней и не так видны, мой шлем снова материализовывался, я еле успел его дематериализовать чтобы успеть это сделать. Я бы точно заплатил тысячу битсов чтобы сейчас увидеть его лицо под шлемом, редко когда видишь когда Легионер, пусть и такой зелёный, удивляется.

— Не удивляйся своему поражению, всё было предрешено когда ты бросил мне вызов. — дважды я его так не обману, но... хех, не сказал бы, что мне не понравилось, можно повторить, главное попасть. И у него правда вкусная лобная доля.

...

И в этот момент прозвучала сирена, оповещающая о перерыве. Схватки скоротечны, особенно когда идут две победы подряд, её хотят растянуть.

Мы разошлись под ливень дождя и полную тишину, я слышал только слабое тихое хлопанье Конрада и еще более слабый поздравительный стук копыт о трибуны.

Тихое гудение лифта, напоминающее мне звук, телекинез единорогов привёл меня в мою подсобку, и как ни странно, я тут был не один, немедленно, но плавно поклонившись мне оставалось лишь произнести.

— Принцесса РиверБриз.

— Вальдес, поздравляю тебя с победами в двух раундах. Боюсь признаться, но я ожидала что ты не сможешь одолеть его со своим скудным снаряжением.

— Вы мне льстите, Принцесса-маршал. Мардук глупец, в этом, к счастью, нет моей заслуги. -

и принцесса была не одна, рядом стояла серая кобылка с сияющей серебряной гривой в форме длинного хвоста, по доспехам и регалиям точно можно было узнать Серого Рыцаря в звании Паладина, она была такой же Громопони как и я, но в отличии от меня её доспехи сияли, пока я наслаждался чувством крови на доспехах. Выражение её лица было смешанным, но что важнее, удивлённым. Судя по всему, она была радостной ровно семь секунд назад.

— Чем я обязан вашим личным присутствием?

Я не смог избежать едкости слов, как бы я не старался. Я не могу привыкнуть что преклоняю колено не перед Великой Матерью.

— Вальдес, я прибыла сюда с конкретной целью. Сильвер, расскажи то, что рассказала мне. — серебряная кобыла вышла вперёд, мы с ней были одного роста, ровня, но в её глазах читалась... невинность, она сильная, но недостаточно чтобы тягаться с кем-либо здесь.

— Вальдес... это... ты?

Она протянула своё копытце к моей морде, только чтобы получить удар по ноге в сочленение по центру. Она не отреагировала вскриком, полагаю, она ожидала что это произойдёт.

— Да, моё имя Вальдес, и я не терплю физические контакты. Что здесь происходит, Принцесса?

Она наблюдала за нами достаточно холодно, не понимаю чего она добивается.

— Сильвер рассказала мне о тебе.

— Что?

— Полагаю это связано с подпространственной ловушкой в которую попала СильверСтрайк.

— Она знает моё досье?!

Я был готов пристрелить её на месте, я расправил свои крылья, готовый разорвать её на куски.

— Кто посмел ей увидеть его?!

— Я не смотрела его, я была с тобой.

Это притупило мою ярость, но не настолько чтобы я опустил крылья.

— Это невозможно, я тебя не знаю, и ты Легионер, я не помню Легионеров в своей жизни.

Принцесса опустила голову между нами взирая на нас своим пронзительным взглядом.

— Так или иначе, она говорит это, и я ей верю.

— Зачем я здесь? Она знает, я хочу её убить, что ещё?

— Ты был сильнее.

Что?

— Не понимаю.

— Именно, и мы не понимаем, Вальдес.

Вставила эта серебряная кобыла отходя в угол, я знаю что за этой стеной, и мне это не нравится.

— Я хочу чтобы оба воспользовались этой установкой.

Эфирный сон соединяет воспоминания, по крайней мере, это одна из его функций.

— Зачем?

— Потому что таков мой приказ, приказ твоей Принцессы.

И... Что я могу сказать? Летучую мышь мне в круп.

Читать дальше

...