Автор рисунка: BonesWolbach
Шесть

Четыре, пять...

Свет утреннего солнца мягко проникал сквозь занавески спальни гостевой комнаты в замке Кантерлота, где под простынями ворочалась принцесса Твайлайт Спаркл. Праздность. Это был порок, которого ей очень не хватало, и несколько дней отдыха в Кантерлоте с Селестией – именно то, в чем она нуждалась. Встречи с другими принцессами были почти так же хороши, как сеансы спа с подругами. Кроме того, сегодня днем она будет играть с Фларри Харт, потому что Кейденс как-то «случайно» на это же время запланировала посещение Кантерлота.

Она быстро посмотрела через полуприкрытые веки, чтобы убедиться, что кровать Спайка пуста – чисто на всякий случай. У него на утро была запланированы игры с Фларри Харт в огромных дворцовых садах, и раз уж он ушел, то принцесса Твайлайт Спаркл могла еще немного поваляться.

Но ее беспокоил сон, который она видела ночью.

Находясь среди хаоса и потока образов, она чувствовала какие-то спазмы и судороги, гораздо хуже, чем те, что у нее бывали раньше. И они нарастали, пока не закончились кратким чувством облегчения и опустошенности. Тогда она сразу заснула, но сейчас она задумалась над этим, да и у задних ног чувствовалось что-то влажное, совсем как…

О, нет! Я не мочилась под себя с самого жеребячества!

Твайлайт Спаркл автоматически передвинулась в своей мягкой, как облако, кровати, которая, возможно, была каким-то бесценным антиквариатом, и который, после этого, уже было не заменить. Принцесса Селестия будет так расстроена, а все в Кантерлоте будут знать об ее унижении. Даже Спайк будет опозорен, а ведь он уже лет десять пеленки не носит. Твайлайт зажмурила глаза, стараясь не смотреть на обвиняюще мокрое пятно, но неожиданное касание задними ногами какого-то влажного предмета заставило ее глаза широко раскрыться.

Это было яйцо.

Она моргнула.

Это все еще было яйцо. Почти такое же, как свежие куриные яйца, которые она как-то собирала у Флаттершай, оно было влажным и блестящим, но в отличие от тех яиц, оно было фиолетовым и несло ее метку на боку. Также, в отличие от куриного яйца, оно было огромным, размером почти с…

Твайлайт моргнула еще раз. Не веря своим подлым глазам, она протянула переднюю ногу и коснулась овоида, который был величиной с жеребенка, почувствовав тепло невероятного яйца и нужду изучить его возможную твердость.

Это, несомненно, было яйцо.

С одной стороны, Твайлайт стало легче – она не напрудила в постель.

А вот что до всего остального…

— Соберись, Твайлайт, — прошептала она. – Для яйца в твоей кровати должна быть объективная причина. Кроме самой очевидной, конечно.

Она прикрыла хвостом свои влажные… низины, и постаралась не думать о том, как этот большой объект теоретически смог пройти через тот узкий проход, не разбудив ее. Хотя так и случилось. Ну а потом она как-то умудрилась заснуть. И спать до сей минуты.

Хоть размножение пони было неудобной темой для Твайлайт, основы она знала. Самые основы. Несколько схематичный процесс в промежутке между «кобыла встречает жеребца» и родильным отделением всегда был тем, что она изучать избегала, за исключением развития жеребенка в матке и ухода за младенцем впоследствии. Процесс выхода изнутри наружу, а также конкретный… акт репродукции, были для нее слепым пятном.

Тем не менее, она твердо знала одно – пони не откладывают яйца.

Драконы откладывают яйца и выводят их, выдыхая на них пламя, которое запускает магический процесс развития. Птицы откладывают яйца и высиживают их некоторое время, пока внутри скорлупы развиваются птенцы. Ящерицы откладывают яйца и размещают их на горячих камнях, где солнце Селестии может согреть их.

Но аликорны…

Твайлайт никогда не видела и не слышала, чтобы аликорны размножались, откладывая яйца, но так как образцов было мало, а источников данных моложе тысячи лет — всего два, то эта информация могла и затеряться. Селестия подозрительно не стремилась раскрывать, откуда взялись она и Луна, и утверждала, что нашла Кейденс, когда та уже была жеребенком. Опыт становления аликорном у Твайлайт был уникальным, так как даже Старсвирл Бородатый не смог закончить заклинание, которое обратило ее аликорном, поэтому она всегда считала себя аномалией, точкой на графике вдали от очень короткой линии.

Тем не менее, она была частью стремительно расширяющегося числа образцов. После почти тысячи лет, когда Эквестрия знала всего одного аликорна, в мире их стало два, потом три и, наконец, четыре с малышкой Фларри Харт. Нет, пять. Твайлайт опять забыла посчитать себя.

Будучи еще ученицей, Твайлайт спросила Селестию, почему, вообще, Кейденс стала аликорном. Та ответила, что Гармония определяет число аликорнов, нужных миру, и чем более Гармония уверена в надвигающихся проблемах, тем больше появляется аликорнов, чтобы справиться с ними.

Твайлайт посмотрела на влажное яйцо и подумала, что зря решила не спрашивать, как Гармония производит этих дополнительных аликорнов. Она отложила этот вопрос, наверное, из некоего ощущения ужаса от того, что принцесса Селестия устроит лекцию о метафорических пестиках и тычинках. Тогда это казалось неважным, так как Твайлайт была полна детской уверенности в могуществе одного древнего и мудрого аликорна и одной юной и любящей няни, которая, помимо всего прочего, могла справиться с любым врагом, будь то древние легендарные твари или невидимые чудовища, которые любили прятаться у нее под кроватью и которых можно было прогнать лишь второй сказкой на ночь (в особо сложных случаях — третьей и печенькой).

Ее интерес к происхождению аликорнов вновь проявился с рождением племянницы, Фларри Харт, потому что промежуток между тем, когда Кейденс объявила о своей беременности и неожиданным появлением жеребенка был подозрительно короток, что давало еще одни ложные данные. Твайлайт ждала этого исследовательского проекта, который будет включать кучу обнимашек и игр с милым маленьким сгустком счастья (а еще, возможно, полный зачарованный защитный костюм), но едва смогла заполучить час на все это из-за очень плотного расписания у жеребенка этим днем. Что уже, если вдуматься, запоздало на несколько часов.

Она пыталась узнать у Кейденс о рождении несколько непрямым образом – в первую очередь потому, что Аликорн Любви имела привычку быть очень, очень прямой в подобного рода вопросах, но все, что с улыбкой сказала ее невестка: «Это было чудо, Твайлайт».

Твайлайт провела копытом по влажной поверхности теплого яйца, сев в испорченной кровати так, чтобы держать его ближе. Это не могло произойти с ней без всякой причины. Мир спешно набирает аликорнов. Должно быть, ожидается нечто действительно ужасное, для победы над чем потребуется много магии, и Гармония посчитала Твайлайт достойной ответственности. Эта мысль успокоила быстро бьющееся сердце принцессы, и она наложила на яйцо заклинание обнаружения жизни.

Как она ожидала и опасалась, это был аликорн. Нет, она была аликорном.

Твайлайт глубоко вздохнула. Она – Элемент Магии, но это уже не только ее проблема. Новорождённый аликорн может сместить баланс сил, вызвав или предотвратив невероятные разрушения. Ее мать как-то рассказала ей об ответственности кобыл за выживание мира, потому что только они могут приносить в него жизнь. Материнство – само по себе огромная ответственность, но тут все было гораздо, гораздо больше. И сколько бы Твайлайт ни считала, что не справится, ей придется справляться. Не ради себя, но ради доверенной ей жизни, и ради Эквестрии.

Она прижалась рогом к яйцу и прошептала:

— Я не знаю, слышишь ли ты меня, но твоя мама здесь. Я не дам ничему дурному с тобой случиться.

Яйцо казалось холоднее, чем раньше, и Твайлайт наложила заклинание обнаружения жизни еще раз. И в ее внутренностях образовался кусок льда, потому что сигнал заклинания был слабее, указывая на то, что жизнь из яйца уходит.

— О, нет, — прошептала она, повторяя заклинание и обнаруживая, что сигнал стал еще слабее. Новорожденный аликорн в яйце быстро угасала. Твайлайт Спаркл могла сделать лишь одно, и это она сделает сейчас!

Читать дальше

...