Автор рисунка: Noben
Черновик и реальность Дверь и окна

Дань

Рэрити в последний раз оглядела гостевые апартаменты и сама себе удовлетворённо кивнула. После чего сразу же огорчённо вздохнула. Приятно, конечно, когда твоему вкусу и чувству изящного доверяют настолько, что именно тебе поручают организовать размещение высокого гостя… Но когда такое происходит в самый последний момент и из-за этого приходится опаздывать — подобное приятным отнюдь не назовёшь.

Впрочем, в данном случае всё удачно свелось к тому, что она вошла последней; участники встречи ещё только занимали свои места.

Сегодняшняя гостья выглядела странно: высокое худощавое нескладное существо, которое в принципе могло бы называться аликорном, если бы не стрекозиные крылья. Из-за чёрной масти и гривы ядовито-зелёного цвета общий вид был довольно мрачным, да и прочих странностей хватало. Необычные глаза с двойной радужкой и щелястыми зрачками… но самое большое удивление вызывала какая-то повсеместная дырчатость и зазубренность.

Судя по общему недоумению, никто из подруг раньше подобных существ не видел. Твайлайт откровенно пожалела об отсутствии Найт, которая вместе с Рэйнбоу Дэш должна была вернуться только послезавтра, но вести переговоры было нужно — и нужно было именно ей.

— Прежде всего, как нам следует к вам обращаться?

— Меня зовут Кризалис, и я королева роя чейнджлингов. Так что — «Королева», «Кризалис», или «Королева Кризалис».

— «Королева», то есть «Ваше Величество»?

— У нас нет титулов, как у вас, даже «королева» — это всего лишь занимаемое в рое место. При общении через коллективный разум позиции собеседников и их отношение друг к другу предельно ясны, так что в титулах нет необходимости. Но если вам так удобнее…

— Меня и занимаемое мной место вы, очевидно, знаете. Но если так, для вас не должно быть неожиданностью и то, что я заняла его несколько внезапно. Как следствие, для меня многое оказалось в новинку, и… э…

— Вы пытаетесь максимально вежливо сказать, что никогда раньше не слышали о нашем народе, — усмехнулась Кризалис.

— Да, — с некоторым облегчением призналась Твайлайт.

— Ничего удивительного, о премьер-министре Спаркл и её советниках всего несколько недель назад тоже никто не слышал. Наверное, главное вы уже поняли. Мы довольно близки к вам, пони, но в нас есть очень многое от насекомых… — королева зачем-то встала из-за стола и чуть отошла. — Вот так выглядит чейнджлинг-рядовой.

Кризалис окуталась зелёным сиянием, а когда оно угасло, на её месте стояло очень похожее, но чуть другое существо. Не такое крупное, довольно приземистое и из-за этого более пропорциональное.

— Рядовой?

— Рядовой, солдат, рабочий, юнит… Пожалуйста, придумайте своё слово, если хотите, просто «особь универсального назначения с подавленной репродуктивной функцией» звучит слишком длинно.

— То, что вы сейчас продемонстрировали…

— Да, это наша главная особенность. Мы можем принимать любую форму, некоторые ограничения накладывает лишь размер… — Кризалис снова окуталась зелёным сиянием и на несколько секунд превратилась в копию Твайлайт, потом опять стала собой и вернулась за стол. — Осталось добавить, что все чейнджлинги владеют магией и умеют летать. Хуже, чем ваши единороги и пегасы соответственно, но зато все.

— Вы интересный народ.

— Спасибо.

— Вас и пони… связывали какие-нибудь отношения до того, как я заняла свой пост?

— О да. У нас с Селестией было что-то вроде нейтралитета. Мы торговали с пони, принимая для удобства соответствующую форму, но никаких иных дел не вели. Пару раз помогали друг другу, но оба раза это оговаривалось особо и никаких далеко идущих последствий не имело.

— То есть вы были лично знакомы с Селестией. А с её сестрой?

— Нет, конечно. Мне не исполнилось ещё и трёх веков, так что откуда? Наши королевы живут довольно долго, но мы не бессмертны.

— Как вы понимаете, в конечном итоге вам придётся знакомиться и беседовать с Её Высочеством.

— Да, скорее всего. Но сейчас я хотела поговорить именно с вами, оттого и торопилась.

— Почему же со мной?

— А разве не очевидно? Вы гораздо менее опытны, и это даёт мне преимущество.

— Преимущество в чём?

— В переговорах.

— Но зачем оно вам? Разве вы пришли говорить не о сохранении нейтралитета?

— Ну конечно же, нет! Я пришла требовать для моего народа большего.

— Вас не устраивает нейтралитет?

— Устраивал, пока у вас не поменялась власть.

— А что при этом поменялось для вашего народа?

— Как что? Ваши позиции ослаблены, вы столкнулись с проблемами. Для нас появился шанс извлечь из этого выгоду, и мы её извлечём.

— Не лучше ли договориться о дружбе и помощи? В будущем ведь может произойти и обратное.

— Тогда и будем рассматривать этот вопрос.

— Итак, правильно ли мы вас поняли? Вы пришли заявить, что намерены воспользоваться нашим усложнившимся положением к своей выгоде? И, очевидно, выдвинуть какие-то требования?

— Именно так.

— Такое заявление очень похоже на ультиматум.

— Пока это лишь декларация. Предупреждая возможные вопросы… я очень неудобный заложник. Коллективный разум даст мне возможность видеть глазами моих детей и руководить ими ничуть не хуже, чем если бы я находилась среди них. А уничтожив меня, вы получите войну с роем, что в вашем положении приведёт к большим проблемам. Очень, очень большим. Я не зря рассказала о наших возможностях.

— Ни о чём подобном речи не идёт и не может идти.

— Знаю. Вы, пони, достаточно честны и порядочны. Поскольку я действительно пришла лишь поговорить, у меня нет оснований сомневаться в вашей порядочности. Со своей стороны, я честно предупредила.

— Какие же требования вы хотите выдвинуть?

— Очень простые. Дань.

— Дань? В какой форме и размерах?

— О, здесь немного необычно, — вздохнула Кризалис. — Нужно кое-что ещё объяснить. Видите ли, мы питаемся чужими положительными эмоциями, прежде всего любовью, но «питаемся» не совсем точное выражение… Материальная пища поддерживает наши тела, а это… Можно провести такую аналогию: если хороший музыкант вдруг оглохнет, это не помешает ему жить, но без музыки его новая жизнь будет лишь жалким подобием предыдущей. Понимаете, о чём я?

— Кажется, да. И вы требуете дань любовью? Положительными эмоциями?

— Именно. Вы, пони, довольно весёлый и счастливый народ, этого у вас не отнимешь.

— Как же вы себе представляете такую дань?

— Это подлежит обсуждению, у нас же сейчас лишь предварительный разговор. Но вот, например, ваши праздники. Вы любите их устраивать… — при этих словах Пинки Пай радостно закивала, — и они прямо-таки лучатся положительными эмоциями. Это первое, что приходит в голову, наверняка можно придумать и что-то ещё.

— Но если речь о том, чтобы вы могли приходить на наши праздники, то тут и обсуждать нечего. Вы просто могли бы делать это в обличье обычных пони, и никто ничего не заметил бы. Тем более, не возразил бы.

— Вы ещё не понимаете. Я же сказала, что мы питаемся эмоциями. Пусть это не совсем точное слово, но когда чем-то питаются, этого становится меньше.

— Вот как?

— Да. Я не зря назвала это данью. Как видите, я честна с вами. А теперь меня интересует ваше предварительное мнение.

— Зачем оно вам, Кризалис? Вы что-то не договариваете.

— Хорошо, буду честной до конца. По этой предварительной реакции я хочу лучше оценить ваше положение, чтобы как можно больше выторговать на окончательных переговорах.

— Как вы понимаете, даже предварительное мнение мы выскажем, лишь подумав и посовещавшись.

— Конечно. — Кризалис встала. Рэрити сделала приглашающий жест и исчезла вместе с ней за дверью.

— Ну? — коротко поинтересовалась Твайлайт, когда она вернулась.

— Бред! — сказала как отрезала Эпплджек.

— К сожалению, не бред. Она по-своему абсолютно логична. Есть некое равновесие между двумя сторонами, потом одна сторона оказывается в дыре. Другой же стороне просто грех не воспользоваться этим, чтоб отхватить себе кусок побольше.

— Ну так бред и есть! Кто ж так дела делает, ты ж ей сразу копытом ткнула: назавтра в дыре-то может и кто другой оказаться!

— Это не ново. «После нас хоть потоп», слышала? Наша гостья, похоже, из таких.

— Да хоть бы и так! Всё одно бред выходит. Она себе как это вообще представляет? Вот, значит, пришла к её улью, или где они там живут, куча пони дань платить. Выстроились, развернулись в нужную сторону, и ка-ак возлюбили все разом! Любить, это всё ж таки не… — Эпплджек покосилась в сторону Рэрити и не стала говорить последнее слово.

— Можно мне?.. — тихонько сказала Флаттершай. — Странно другое. Почему она думает, что если любить или радоваться в их присутствии, то от этого любви или радости станет меньше?

— Флатти, — воскликнула Рэрити, — а я ведь, кажется, понимаю! Она же сказала, что чейнджлинги питаются эмоциями? Есть какая-то граница… ну, как между понятиями «кушать» и «жрать». Вот представьте себе повара в ресторане. Что-то он приготовил, это унесли, а потом он из кухни выглянул посмотреть в зал. Если заказавший кушает… ну, то есть наслаждается вкусом, не торопится, красиво и ловко пользуется прибором, и видно, что ему нравится… тогда повар вернётся на кухню в хорошем настроении и следующее блюдо приготовит ещё вкуснее. А если заказавший жрёт… мордой прямо в тарелку, чавкает, разбрызгивает всё вокруг себя… тут уж какое настроение! Вернётся повар назад и будет до конца дня готовить тяп-ляп.

— Интересная теория, — задумчиво проговорила Твайлайт. — То есть ты считаешь, что наша… хм… гостья?..

— Гораздо ближе к тому, чтобы жрать, чем к тому, чтобы кушать. Эпплджек, подскажи что-нибудь такое? Ещё не «жрать», но уже близкое к этому?

— Лопать? Хавать?

— Да, примерно что-то в этом роде. Ой…

Рэрити вздрогнула, и одновременно с ней вздрогнула Твайлайт.

— Чего? — встревоженно спросила Эпплджек.

— Сильный магический всплеск в… гостевых апартаментах!!!

Все пятеро выскочили из комнаты так, что чуть не застряли в дверях — после случая с Кристальным посольством Твайлайт не поленилась прочесть подругам небольшую лекцию на тему «что такое дипломатический скандал и чем это может кончиться».

Гостевые апартаменты располагались недалеко, всего через пару комнат по коридору. Своих дверей они не лишились лишь потому, что Рэрити на бегу предусмотрительно распахнула их телекинезом.

На диване рыдало ослепительно прекрасное существо, а рядом с ним валялась какая-то книжка. Скандал, похоже, всё-таки откладывался.

Твайлайт обошла вокруг дивана, рассматривая существо со всех сторон. В нём определённо было много общего с Кризалис — рост, прозрачные стрекозиные крылья, большие глаза с необычными зрачками — но цвет?! Пропорции?! Изящество?!

Существо было нежно-кремовым с переходом в тёплые жёлтые и оранжевые тона. Грива и хвост остались зелёными, но потеряли кислотный оттенок и ближе к кончикам волос тоже плавно уходили в желтизну. Крылья отливали фиолетовым.

Общие пропорции стали удивительно соразмерными, а дырчатость и зазубренность полностью исчезли. [1] В общем, появись такое существо на каком-нибудь конкурсе красоты — и конкурс можно было бы немедленно закрывать из-за полной очевидности результата.

— Ваше величество… э… Кризалис? — позвала Твайлайт.

Существо всхлипнуло и кивнуло. Очевидно, это действительно была королева чейнджлингов. Возможность изменения облика уже не очень удивляла, но это сочетание нынешнего поведения с предыдущим…

— Ничего не понимаю! — призналась вслух Твайлайт и подцепила с дивана телекинезом книжку. — «Большой босс для Малинки»?! — Она ухватила с тумбочки ещё несколько книг. — «Настоящие, или У страсти на поводу»? «Мой идеальный незнакомец»? «Одно дыхание на двоих»?! Что за… Рэрити?!..

— Да это ж бабские романы!.. — захохотала было Пинки Пай, но под выразительным взглядом Твайлайт осеклась и умолкла.

Любовные! — с достоинством выпрямилась Рэрити. — Уже когда шли по дворцу, я услышала что-то краем уха о переговорах насчёт любви, забежала вперёд и положила здесь несколько подходящих книжек. [2] Гостей надо принимать соответствующе. А потом проводила её сюда из переговорной, предложила устраиваться поудобнее и занять себя чтением. Сказала, что если книжки понравятся, а времени дочитать не будет, то можно забрать с собой. Всё как положено!

— Ничего не понимаю, — беспомощно повторила Твайлайт.

— Я и читала… — снова всхлипнула Кризалис. — И мне… её… стало так жа-а-алко…

— А до меня, кажись, дошло, — хмыкнула Эпплджек. — Это как в том примере, что давеча Рэрити приводила, ну про повара. Похоже, что её Номер Два, ну который жрец, сам решил покухарить, и ему оно понравилось.

— Ты что, тоже такое читаешь? — полюбопытствовала Пинки. — Ой, смотрите!.. — Она ткнула копытом в сторону Рэрити. — Элемент… Элемент Щедрости? Книжек чейнджлингам не пожалела…

Теперь уже Флаттершай посмотрела на неё своим фирменным взглядом, а потом молча села рядом с Кризалис и обняла её крылом. Тихонько погладила.

— Какая же я была дура! Всё так просто… — всхлипнула та. — Вы себе не представляете, как мне теперь стыдно за то, что я вам тут наговорила!..

Твайлайт мельком глянула в указанную Пинки сторону. Действительно, на груди Рэрити висел ромбовидный фиолетовый кристалл, идеально подходящий к её метке. Но при всей странности обстоятельств, лимит удивления на сегодня был уже исчерпан.

— Э… Кризалис? Если это на вас так действует… может быть, мы выплатим вам дань, или называйте это как хотите, подобными книгами? У нас такого, хм, чтения более чем достаточно и нетрудно распорядиться написать ещё…

— Да нет же, — шмыгнула носом королева чейнджлингов. — Дело не в книгах, нужно просто пожалеть или полюбить кого-то другого… Я же говорю, это оказалось так просто… Умоляю, забудьте всё сказанное про дань, это я ваш должник. То есть, конечно, если вы нам такое дадите, это тоже будет очень кстати…

— Если вы позволите совет… Может быть, примете у себя нашего посла, или консула, или представителя, называйте это как хотите? Я знаю кое-кого, кто идеально подходит именно для возникшей сейчас ситуации…

— Ох, конечно же, если вы так считаете…

— Кто? — коротко спросила Эпплджек.

— Ты её не знаешь. Кэйденс, моя бывшая няня… у неё совершенно уникальная особая способность, именно по части зарождения любви. Я сейчас за ней пошлю, а ты сходи в дворцовую библиотеку и распорядись там, чтобы упаковали пару ящиков такого чтива, ладно? Только сама, лично. Знаю я этих библиотекарш… на них надо как следует рявкать, чтобы перестали чваниться и забéгали. Флатти, Рэрити, посидите тут пока с нашей гостьей.

* * *

— Я чувствую себя как последняя дура, — вздохнула Рэрити парой часов позже, когда всё было обговорено, улажено, и Кризалис отбыла восвояси в сопровождении Кэйденс.

— Почему? Ты же получила свой Элемент. У меня вон до сих пор нету, и у Дэш нету…

— Получила, ага. Вот вернётся послезавтра Найт, пойдём мы к ней об этом докладывать, и что доложим? Эпплджек своей честностью подружила нас с Кристальной Империей. Флатти из-за обиженных детей не побоялась на саму Найтмэр Мун наорать. Пинки вынесла смехом двух Древних за одно только утро. А я? Элемент Щедрости, пф! Расщедрилась на дюжину бабских романов для какой-то жуко-пони-оборотнихи…

— Нет, — вздохнула Твайлайт. — Не так.

— А как?

— Насколько я понимаю… дело не в бабских романах и не в их количестве, дело в том, что ты её сумела толкнуть. К мысли о том, что делиться — это здорово. Любовью или чем там ещё. И она тут же в этом убедилась.

— Случайно же, из-за одного слова всё вышло.

— Не случайно. Потому что мысль «делиться здорово»… это только во-первых.

— А во-вторых?

— Во-вторых, вспомни, какая красота из этого получилась. А красота у нас уж точно по твоей части. В любом случае, тут всё далеко не так просто, как кажется.

— Интересная логика. Ну, может быть. Кстати о красоте… я тут подумала, и сейчас скажу чудовищную ересь… но по-моему, к такой внешности даже и нарядов никаких не нужно…


Как-то вот так.

Все упомянутые книжки с такими названиями существуют в действительности. Ничего придумывать не пришлось.

Читать дальше

...