S03E05
Передача первая: Второе шоу со звонками на студию Передача третья: Интервью с Луной.

Передача вторая: Интервью Ансамбля

Передача вторая: Интервью Группы Ансамбля


[Далее следует транскрипция передачи Винил Скратч номер 2F06, приблизительно неделю спустя после второго шоу со звонками на студию и несколько часов спустя после первой передачи «Национального Радио Пони» принца Блюблада.]

DJ-P0n3: И снова пришло то самое время! Выкрутите ваши колонки за предел, освободите мощь барабанов и электро-гитар, потому что мы — искра, что зажигает утро! И это… Винил Скратч!

[Звук царапаемой пластинки]

DJ-P0n3: Всё верно, с вами ток-шоу номер один в Эквестрии, которое НЕ поджигает само себя по ошибке!

Октавия: Большую часть времени.

DJ-P0n3: Как всегда, я — ваша ведущая, Соблазнительная Служительница Искусств, DJ-P0n3! И моя со-ведущая, лучшая виолончелистка которую я когда-либо видела, Октавия.

Октавия: Я — единственная виолончелистка, которую ты когда-либо видела, Винил.

DJ-P0n3: Правильно. Значит всё верно.

Октавия: Ну… да, но…

DJ-P0n3: Короче! У нас есть кое-какие большие новости о сегодняшнем шоу, но сначала я должна упомянуть то, о чём все хотят узнать. Уверена, некоторые из наших слушателей поймали ранее сегодняшним утром другую радиостанцию, еле слышную за помехами… оказывается, Принц не просто гнал нам ерунду, когда говорил, что делает собственную радиостанцию. Мы узнаем об этом больше, по мере того как дальше пойдёт дело… если конечно, ну, знаете, их станция больше не горит.

Октавия: Его со-ведущая мне кого-то напоминает…

DJ-P0n3: Хм? Что ты имеешь в виду?

Октавия: Ну, давай посмотрим… Она шумная…

DJ-P0n3: Да?

Октавия: У неё эго размером с луну…

DJ-P0n3: Ага?

Октавия: И она невероятно напыщенный единорог, жаждущий, похоже, любого внимания от всех вокруг.

DJ-P0n3: И-и-и-и?

Октавия: И… ты не видишь некоторого сходства между ней, и кое-кем ещё, кого наши слушатели могут знать?

[Пауза]

DJ-P0n3: … Харпо?

Октавия: Нет, это не Харп… ты просто надо мной издеваешься, да?

DJ-P0n3: [ухмыляясь] А разве бывает иначе?

Октавия: Твоя правда.

DJ-P0n3: Но хватит об этом! У меня есть куда более важные новости! Вы, наверное помните, что на прошлой неделе я помогла Октавии и её ансамблю с организацией последнего шоу. Так вот, это был настоящий хит!

Октавия: Выступление получилось… неплохим, да.

DJ-P0n3: Окти просто скромничает. Ну, я не из тех, кто хвастается, или что-то в этом роде…

Октавия: Ох, начинается

DJ-P0n3: Но они тогда затмили саму Селестию!

Октавия: [вздыхает] Я думаю, ты слегка преувеличиваешь, но… да, концерт был хороший.

DJ-P0n3: Ага! На самом деле, он был настолько хорош, что им теперь фанатские письма идут настоящим нескончаемым потоком! [роняет тяжёлый мешок с бумагой рядом с консолью] Этот мешок — это только за сегодняшнее утро! [радостно] Эй, Окти, ничего, если я почитаю твою почту

?!

Октавия: Ну…

DJ-P0n3: Окей, спасибо! [начинает копаться в куче бумаги] Как я говорила, Октавия получала тонны писем! И не просто обычные письма с предложениями женитьбы!

Октавия: Я совершенно точно уверена, что большая их часть была написана тобой.

DJ-P0n3: И ты никогда не отвечала! [с притворным отчаянием] Как ты могла оставить меня вот так, в холодном одиночестве?! Брошенную! Отвергнутую! Как мне теперь жить?! Как?!

Октавия: … ты закончила?

DJ-P0n3: Ну, посмотрим. Я уже заработала награду за актёрское мастерство?

Октавия: Нет.

DJ-P0n3: Значит нет. [переключаясь обратно на притворное отчаяние] ПОЧЕМУ-У-У-У-У-У-У-У?

[Октавия сдавленно смеётся]

Октавия: А теперь, если серьёзно, нам надо вернуться к теме.

DJ-P0n3: Короче, большая часть этих писем деловые. Всякие крутые штуки, типа билбордов… концертов… договоров звукозаписи… и как минимум одно письмо с предложением сделать книгу комиксов, где вы с ансамблем ездите в микроавтобусе и разгадываете тайны.

Октавия: И как разгадывание тайн связано с музыкой?

DJ-P0n3: А как оно не связано?

Октавия: … это настолько глупо, что я даже не знаю, чем тебе ответить.

DJ-P0n3: Урра, значит я победила по неявке! Но, в любом случае, я подумала, что раз уж я помогаю ансамблю, то имеет смысл организовать полноценное интервью с остальными членами квартета Октавии. Поверь мне, объединив все наши усилия, мы будем круты. Круче, чем сырная корочка на пицце. Давайте запустим их в студию!

[Открывается дверь, слышен цокот копыт]

DJ-P0n3: Итак! Давайте просто представим их сначала, по одному за раз. Во-первых, у нас здесь есть пианист и главный композитор. Его считают самым талантливым пианистом во всей Эквестрии, он набрал множество Премий Фанси за соло-выступления, и он достойный холостяк. Поприветствуем: Фредерик Хорзшопен.

Фредерик: Польщён. Хотя и не уверен в необходимости упоминать, что я холостяк.

DJ-P0n3: Я просто хочу тебе немного помочь, Фредди! Поверь мне, я кое-что знаю о том, чего хотят кобылки. И у тебя — полный набор! Культурный, чувственный, а ещё у тебя… белые волосы, которые заставляют тебя казаться особенным, даже если это не так. Ну, в смысле, ты можешь просто сидеть на стуле и есть бобы из банки ложкой, и всё равно будешь выглядеть элегантно. Тебе просто надо выставить себя на рынок!

Фредерик: Ты так говоришь, будто я кусок мяса на витрине.

DJ-P0n3: Ага, именно так всё и работает!

Октавия: Как романтично.

DJ-P0n3: О-о-о, не беспокойся, Окти. Ты навсегда только мой кусок мяса.

Октавия: Эм… спасибо. Э… наверное?

DJ-P0n3: Следующая у нас — сузафонистка и близкая подруга Окти. Вы наверное её помните со времен нашего концерта. Она тогда оказалась заперта в туалете одним принцем Блюбладом, которого мы оставим анонимным. С ней весело проводить время! Приветствуем, Бьюти Брасс.

Бьюти Брасс: ПРИВЕТ, ПОНИ!

[Ужасающе громкая ответная реакция микрофона]

DJ-P0n3: А-А-А!

Октавия: Эм… Бьюти? Не надо так кричать в микрофон.

Бюти Брасс: ПРАВДА? [громкая реакция] Эм… В смысле… правда?

Октавия: Эм… давай просто отодвинем его слегка.

Бьюти Брасс: ОТЛИЧНАЯ ИДЕЯ! МНЕ всегда тяжело ПЕРЕСТРОИТЬСЯ ПОСЛЕ РЕПЕТИЦИИ!

Октавия: Хе-хе… извини, Винил. К этому можно привыкнуть, рано или поздно.

Бьюти Брасс: ИЗВИНИТЕ!

DJ-P0n3: Да ладно, мне нравится! Мне нравится всё громкое! В смысле, я ж типа всегда врубаю на всю громкость рок-н-ролл и техно. Чем громче музыка, тем она всегда популярнее, так что логично, что громко говорить это… круто.

Октавия: Ничего даже похожего на логику я здесь не…

Бьюти Брасс: [широко улыбаясь] УРА, Я ПОПУЛЯРНА!

DJ-P0n3: И, наконец, у нас здесь арфист этого ансамбля, который, помимо всего, ещё и талантливый композитор, заслуживший признание. Он сыграл в своём первом концертном зале, когда ещё был в начальной школе, выпустил первую пластинку со своей игрой на арфе, когда ему было всего ничего лет, и получил кучу музыкальных Премий Фанси. А ещё, он тот ещё болтун. Приветствуем, Харпо Париш Надермейн. Скажи привет, Харпо.

Харпо: [Ничего не говорит. Кивает.]

DJ-P0n3: Звучно.

Октавия: Хе-хе, да, Харпо не слишком любит говорить.

Фредерик: Верно. Всегда очень тихий, но в тихом омуте… Всегда был таким, насколько я вообще помню. Даже я, бывает, затрудняюсь представить, о чём он думает иногда…

Бьюти Брасс: НО ОН ВСЁ РАВНО ОЧАРОВАШКА.

[Харпо улыбается]

DJ-P0n3: …очаровашка?

[Октавия усмехается]

Бьюти Брасс: … Я ЖЕ НЕ… кхм… Я же не сказала это вслух, да?

DJ-P0n3: Сказала. Громко.

Бьюти Брасс: Эм…

Октавия: Пожалуй, нам лучше сменить тему.

DJ-P0n3: О, точно. Итак… Как вы все встретились? Октавия упоминала, что вы были вместе в старшей школе, но это, пожалуй и всё, что я знаю.

Октавия: Как я уже упоминала раньше, мы с Бьюти Брасс были подругами с самой начальной школы. Мы знали друг друга задолго до того, как занялись музыкой и получили метки.

DJ-P0n3: О-о, так мило. [хихикает] Я прямо могу представить, как вы с Бьюти Брасс занимались всеми этими девчачьими делами, когда были совсем маленькими. Ну, всякое, типа… игра в чаепитие, и всё такое.

Октавия: Я… хех, я была выше таких детских глупостей.

Бьюти Брасс: ДА, МЫ ВМЕСТО ЭТОГО ИГРАЛИ В ПРИНЦЕСС!

Октавия: Бьюти!

[DJ-P0n3 усмехается]

Октавия: Ну, по крайней мере это лучше, чем быть преступницей, как ты в детстве.

DJ-P0n3: Эй, всё нормально. Мы тоже играли в эти смешные игры, когда были маленькие. Ну, в смысле, я постоянно играла в доктора со Спитфайр.

Октавия: ЧТО?!

DJ-P0n3: Ага, я изображала хирурга, а Спитфайр изображала, что у неё хронический пегасский паралич, или что-то в этом духе. И тогда я как бы отрезала ей ногу и должна была отправиться под суд за медицинскую халатность. Было круто.

Октавия: О. [пауза] Конечно. Я думала ты имела в виду… неважно. [кашель] Короче говоря, я не знала Фредерика и Харпо до старшей школы, где мы все ходили в музыкальный кружок. Фредерик и Харпо были очень милыми и добрыми. Они даже пытались со мной подружиться, даже после того, как я столкнулась с некоторыми… неприятностями, когда в первый раз основала группу.

DJ-P0n3: О? И что же случилось?

Октавия: Ну… Мне очень нравились все пони в музыкальном кружке… но учителем у нас был совершенно ужасный старый жеребец. Он был очень груб… В один из первых моих дней, я случайно пропустила ноту, играя на виолончели, и он просто… накинулся на меня. Устроил мне ужасный выговор за столь посредственную игру. Я была очень… чувствительна к критике, и потому я чуть не заплакала. Бьюти Брасс пыталась меня утешать, но я всё равно была очень расстроена. И тогда Фредерик, который никогда раньше со мной не говорил, встал и сказал… [усмехается] Хочешь сказать сам, как ты его тогда назвал, Фредерик?

Фредерик: Я совершенно точно уверен, что на радио такое говорить нельзя. [пауза] Кажется, это был первый раз, когда мне устроили серьёзный выговор под арестом.

Октавия: И после этого мы всегда были вместе, и Фредерик, кстати, предложил мне объединиться с ним и с Харпо.

DJ-P0n3: О, значит он с Харпо уже был одной командой? А как это произошло?

[Фредерик усмехается]

Фредерик: Ну… это целая история. Правда, Харпо?

Харпо: [Ничего не говорит, улыбается]

Фредерик: А, ты улыбаешься. Знаю, ты тоже помнишь.

DJ-P0n3: Ну так давайте, рассказывайте тогда!

Фредерик: Ну… всё началось, как и во многих подобных историях, когда мечта юного жеребца оказалась растоптана.

DJ-P0n3: …значит, история эта будет весёлой и задорной комедией?

Октавия: Очевидно.

Фредерик: Я всегда любил музыку, всегда, как себя помню. Первый подарок, что я получил, был маленьким пианино. Мне нравилось играть на нём… хотя я далеко не сразу с ним освоился. Я даже пытался писать собственные сочинения. Многие были плохи… многие, многие, МНОГИЕ из них были плохи. Один сплошной бессмысленный шум.

Октавия: Вроде той музыки, что нравится Винил.

Фредерик: Верно.

DJ-P0n3: Эй!

Фредерик: Но, в итоге, у меня стало получаться. Ничего такого, что достойно наград, но уже неплохо для маленького жеребенка. Родители переехали в Кантерлот, когда я был в первом классе, и когда я пошёл в новую школу, то очень обрадовался, узнав, что там есть музыкальный класс. Музыкальный класс, который проводит учебные концерты! Я так давно мечтал сыграть что-нибудь из моих композиций перед публикой! Так что в самый первый же день, я взял лучшую из своих работ — одну из тех, что не звучали как кошка, умирающая печальной, одинокой смертью — и продемонстрировал её учителю музыки. И спросил, могу ли я сыграть её на следующем отчётном концерте, предусмотрительно включив при этом невероятно манипулятивный щенячий взгляд.

DJ-P0n3: А это очень полезный навык. Я его постоянно использую на Окти, правда совершенно впустую. Но он сработал бы, не будь она такой Снежной Королевой.

Октавия: Нет, он сработает, если ты не забудешь сначала снять солнечные очки.

DJ-P0n3: Я не могу их просто так снимать. Мне их прописали!

Октавия: Ой, да не говори е… погоди. Серьёзно?

DJ-P0n3: Ага, почему же тогда, как думаешь, я их ношу даже ночью?

Октавия: Потому что ты делаешь кучу всякого странного, о чём я даже не спрашиваю! [пауза] Погоди, а почему ты не носишь нормальные очки?

DJ-P0n3: Потому что я делаю кучу всякого странного, о чём ты не должна даже спрашивать.

Октавия: Туше.

Бьюти Брасс: БУДЬ ЗДОРОВА.

Фредерик: Но, даже не смотря на щенячий взгляд — всё впустую. Она сказала: «Прости, Фредди, но у нас уже есть композитор.» Я спросил кто… и тогда она указала на тихого жеребенка с арфой в углу.

Харпо: [ничего не говорит, широко улыбается]

Фредерик: Короче говоря, я тогда был всего лишь ребёнком, и во мне не было ни частички того джентельпони, которым я стану в последствии, так что я нахмурил брови и сказал: «И? Что делает его таким замечательным?» И тогда учительница показала на его бедро.

DJ-P0n3: А что он был крут, потому что у него были крутые бёдра?

Фредерик: Что? Нет!

Бьюти Брасс: НУ, МОЖЕТ БЫТЬ.

Октавия: Бьюти!

Бьюти Брасс: [стесняясь, краснея] Ой… Я ПЫТАЛАСЬ это прошептать…

Октавия: Ты же не умеешь шептать!

Фредерик: Как я говорил… в действительности она всё-таки показывала на его метку. Я был поражён. Мы ведь были всего лишь в первом классе! НИ У КОГО ещё не было метки. Это было просто невозможно. Я узнал, что этот Харпо был настоящим маленьким вундеркиндом. В столь раннем возрасте он уже играл в концертных залах, причем весь свой репертуар он написал самостоятельно. Я не мог в это поверить. Как может кто-то так… так далеко меня обойти, после всех тех часов рабского труда за пианино? В этом было что-то неправильное. Я сказал: «Спорю, что его метка ненастоящая! Он её, наверное, нарисовал!» И я подбежал к нему, когда он сидел и играл на арфе, и попытался изо всех сил стереть эту подделку. Как бы я ни старался, она оставалась на месте. Она была настоящая, конечно же… Это меня сразило. К тому моменту я осознал, что все смотрят на меня… и что, для стороннего наблюдателя, всё выглядело так, будто я просто глажу бедро Харпо.

DJ-P0n3: Пф-ф-ф! Эй, кажется Бьюти Брасс должна сейчас ревновать, Фредди!

Бьюти Брасс: Я… Я… Я НЕ РЕВНУЮ. ПРАВДА… ЗАТКНИСЬ!

Фредерик: Я поднял взгляд на Харпо. Он не сказал ничего, только поднял бровь. А я нервно рассмеялся и убежал. [вздох] В итоге, несмотря на чудовищный позор, я всё равно остался в музыкальном классе. Мне, конечно, разрешили играть на пианино… но я не мог играть свои собственные сочинения. В конце концов, Харпо был уже практически знаменитостью, так что он был довольно востребован на выступлениях. И что хуже всего… по крайней мере по сравнению со мной в то время, он был хорош. Не просто хорош, восхитителен. Его музыка была прекрасна и то, как он играл на арфе… Я никогда не интересовался арфой, но он заставлял её звучать… ангельски. Полагаю, мне бы следовало любоваться им и его игрой… но на самом деле я тогда испытывал исключительно возмущение. Я мечтал сразить гиганта, хотя едва мог оцарапать его копыта.

Харпо: [ничего не говорит, моргает]

Фредерик: Всё это было… весьма удручающе. Я желал только одного: показать себя, получить шанс достичь величия… никто ведь не запомнит пианиста, который играет только «Кемптаунские Гонки».[1]

DJ-P0n3: Неслабо… ты на себя давил. Я имею в виду, ведь ты был всего лишь ребёнком.

Фредерик: Возможно… но тогда, я был… не самым счастливым ребенком. [грустно] Но это как раз то, что движет некоторыми музыкантами… ну, или по крайней мере мной. Жажда достичь величия… и страх быть забытым…

DJ-P0n3: … ага. Ты прав…

[Пауза]

Октавия: …Винил?

DJ-P0n3: [вскидывается] Хм? Ох! Извините, потеряла мысль. Ха-ха!

Октавия: … х-хорошо.

Фредерик: Но, несмотря на всё это, я упорно двигался вперёд. Я писал музыку постоянно, иногда проводя ночи без сна. И каждый раз, когда мне хотелось всё бросить, я вспоминал о Харпо. Как долго он работал над своими творениями? Сколько бессонных ночей он провёл? Мне хотелось верить, что он впахивал не меньше меня… но моим самым величайшим страхом была мысль, что ему это приходит само. Что если достижения сами находят всех тех, у кого есть талант? Я не знал, я был лишь ребёнком… Я боялся, что так старательно работаю, пытаясь достичь недостижимого… и что я попросту дурак. Но больше всего я боялся всё бросить.

Харпо: [Ничего не говорит, но подъезжает на кресле поближе к Фредерику. Хлопает ему по спине]

Фредерик: [улыбаясь] Спасибо.

[Пауза]

Фредерик: О чём я? Ах да! [усмехается] И так всё продолжалось некоторое время. Затем, однажды, я показал учительнице несколько новых аранжировок, некоторыми из которых я очень гордился. Приближалось большое отчётное выступление, так что я умолял её принять хотя бы одну из моих работ, хоть раз… но получил лишь тот же отказ, что и обычно. И на этот раз меня это покоробило гораздо сильнее. Вместо того, что бы обвинять учительницу, я обвинил Харпо. Он сидел в углу, тихий, как всегда, играл на своей арфе. И я подошёл к нему, держа композицию в копыте, и накричал на него. Я орал на него как маленький идиот, каким я, по сути и был, орал, что устал от его поведения, что он самодовольный сноб и что музыка, которую он написал — халтура, а его игра на арфе — посредственность, и что у него нет никакого таланта. Это всё была ложь, несправедливая ложь… но я был так разъярён, что мне было всё равно. Он не сказал ничего, что совершенно обычно для Харпо. Я кричал: «И не надо играть со мной в молчанку! Я знаю, что ты умеешь говорить! Не издевайся надо мной! Скажи что-нибудь! ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ!» Харпо смотрел на меня тяжёлым взглядом какое-то время, а потом просто ухмыльнулся… и показал мне язык. И тогда я его ударил.

DJ-P0n3: Ты его ударил? Это… несколько жестковато для тебя.

Октавия: Это точно. Когда я впервые услышала эту историю, я сама не могла поверить.

Фредерик: Да… ну, я не был рождён джентельпони, в конце концов. [кашель] Я осознал, что это была наглая, идиотская идея уже несколько секунд спустя, когда Харпо сердито уставился на меня и укусил за колено.

DJ-P0n3: Ой.

Фредерик: Да, как я помню, та же реакция была и у меня. [усмехается] Это была единственная драка, в которой я когда-либо бывал. В ней не было ни стиля, ни грации, ни каких-либо понятий о правилах. Мы кусались, пинались, стукались головами, метили в не-джентельпоньские анатомические цели, кидали ударными инструментами друг другу в головы… хех, я думаю, мы тогда разломали в итоге половину музыкальной комнаты, прежде чем нас растащили и отправили к завучу. У меня кровоточил нос, и в ушах стоял неприятный звон, но мне было всё равно. Я по-прежнему был зол.

[Вздох]

Фредерик: Мы сидели рядом друг с другом в кабинете, никак не общаясь между собой, не считая сердитых взглядов. В итоге, пока я ждал, мой гнев улёгся… и я начал задумываться о содеянном. После такого дебоша, после выставления себя таким дураком перед всеми в музыкальном классе… опредёленно у меня больше не осталось ни единого шанса сыграть собственные сочинения. Я посмотрел на свои ноты, на музыку, которую, как я думал, теперь не смогу услышать нигде за пределами собственной головы… и как бы я этого ни стыдился, но в глазах у меня проступили слезы. Харпо просто молча смотрел на меня, но я отвернулся… и выкинул всё написанное мной в мусорное ведро.

[Пауза]

Фредерик: Нас обоих отстранили от занятий на несколько дней. Но потом случилось нечто очень необычное. В день, когда я вернулся из-под домашнего ареста, Харпо я не встретил. Он передал, что заболел, но никто не беспокоился. Безусловно, он скоро вернется! В конце концов, большое отчётное выступление было уже на носу… но он не появился и на следующий день. И на следующий. И на следующий. И тогда все начали волноваться, особенно учительница музыки. Без Харпо, который должен что-нибудь сочинить, у них не было ничего. И особенно давило на всех то, что школа уже объявила во всеуслышание, что будет выступать юное дарование. Те остатки уверенности в себе, что у меня ещё были, начали просыпаться. Я сказал, что у меня уже есть идеальное произведение дома, и что я могу принести его завтра. И учительница наконец-то сказала да! Я был так счастлив… конечно, к тому моменту, я уже выбросил всё, что у меня было готового, так что я потратил целую ночь на написание чего-то нового… и, мне кажется, это была моя лучшая работа.

Харпо: [ничего не говорит, но в его глазах сияет огонек ностальгии]

Фредерик: И вот, настал вечер выступления, но Харпо по-прежнему никто не видел. Я… наконец-то получил возможность продемонстрировать всем свою работу… я получил возможность сыграть на пианино то, что написал сам… и, в конце, зал встал с овациями. Я стоял там, ошеломлённый… даже и не заметив толком, что в тот самый момент, когда я закончил играть, у меня на бедре появилась метка. Даже после всех тех шоу, что мы проводили, после всех мест, в которых я играл… ничто по-прежнему не сравнится с тем чувством, что я ощутил там, в том зале…

DJ-P0n3: Это… это было очень мило.

Октавия: Да… великолепное чувство. Невозможно забыть свой первый раз.

DJ-P0n3: [сдавленное хихиканье]

Октавия: Что? Я сказала что-то смешное?

DJ-P0n3: [ласково] О, ничего.

Октавия: О, не изображай невинность. Я знаю тебя достаточно давно, и я поняла, что в твоём теле не осталось ни единой невинной косточки.

DJ-P0n3: Неправда! Моя берцовая кость очень даже невинна!

Октавия: Я… прямо поражена, что ты, оказывается, знаешь такое слово.

DJ-P0n3: Узнала его, играя в доктора.

Фредерик: Короче говоря… когда я уходил с выступления, я встретил никого иного, как Харпо. Он подошёл ко мне и слегка поклонился. Я был так удивлён, когда его увидел, что на время забыл о том, как был на него зол. Я сказал: «Я думал, ты болеешь». И тогда, к моему огромному и сокрушительному удивлению, он улыбнулся, подняв взгляд, и сказал: «Я соврал».

DJ-P0n3: Погоди, погоди… минуточку… он заговорил?

Фредерик: Да.

DJ-P0n3: Он говорил словами? Ну, то есть… ртом?

Октавия: Это традиционный способ, Винил.

DJ-P0n3: Ну… я просто типа думала, что он немой.

Фредерик: Так думала и вся школа. Он без проблем может говорить. Просто он этого не делает.

DJ-P0n3: И… подожди-ка. Он прикинулся больным? Зачем?

Фредерик: Я тоже хотел узнать почему. И я спросил. И он ответил…

Харпо: [кашляет, прочищает горло]

Бьюти Брасс: …ХАРПО?

Харпо: [шепотом] Возможно… я должен сам рассказать…

Фредерик: …хех. Думаю, было бы правильно.

DJ-P0n3: Ого! Эм… да, конечно, Харпо. Ты попрежнему помнишь, что тогда сказал?

Харпо: [шёпотом] Я не могу такое забыть. Я сказал Фредерику, что видел, как он плакал. Я сказал ему, что достал его работы, которые он выкинул в мусор. Я их прочитал. Я читал и слышал музыку у себя в голове… и она была хороша. Я сам композитор, и я знаю, сколько на это уходит сил. Я чувствовал тот тяжкий и упорный труд, что был вложен в это творение. Я чувствовал, что тот жеребёнок, который дрался со мной, был мне равным. Он следовал той же силе, которая вела и меня, и я не могу ненавидеть его, потому что мы с ним одинаковы. Он заслуживал шанса. Я прикинулся больным для того, чтобы он его получил. И он воспользовался этим шансом. И сыграл лучше, чем мог бы когда-нибудь сыграть я.

Фредерик: Я не знал, что сказать. Какое-то мгновение, поначалу, я был зол. В своей гордыне, я чувствовал, будто Харпо заставил меня принять милостыню. Я открыл было рот, чтобы сказать что-нибудь, но прежде чем смог, он положил что-то мне под копыта: то были композиции, которые я выкинул. Ты помнишь, что сказал тогда, Харпо?

Харпо: [улыбаясь] Да. Я сказал: «И если ты ещё раз выкинешь что-нибудь столь прекрасное, я тебе тогда откушу колено начисто».

Фредерик: Я снова посмотрел на него, потом на бумаги, а потом снова на него. Весь гнев рассеялся. Я… не знал, что мне чувствовать. Так что, в конце концов,я только смог выдавить — «Спасибо». И после этого мы стали неразлучны. Мы играли вместе, мы сочиняли вместе… и всё остальное, как говорится, уже история. Харпо — мой самый лучший друг из всех что у меня когда-либо были, и таковым он останется навсегда.

[Пауза]

Бьюти Брасс: [шмыгает носом] ТАКАЯ КРАСИВАЯ ИСТОРИЯ! ХОЧЕШЬ ОБНЯТЬСЯ?

Фредерик: Не, я думаю я…

Бьюти Брасс: ОБНИМАШКИ!

Фредерик: Уф!

[Бьюти Брасс бросилась обниматься с Фредериком и Харпо]

Бьюти Брасс: ВЫ ВСЕ МОИ САМЫЕ ЛУЧШИЕ ДРУЗЬЯ! [сжимает объятия сильнее]

Фредерик: [Задыхаясь] Помо…гите…

DJ-P0n3: [ухмыляясь] О… думаю, мы можем помочь. Да, Окти?

Октавия: Думаю, да.

DJ-P0n3: ГРУППОВЫЕ ОБНИМАШКИ!

Фредерик: [сдавленный смех] Я не это имел в виду.

[DJ-P0n3 и Октавия присоединяются к объятиям]

Октавия: О-о-о… это так мило…

Фредерик: [напряжённо] И дыхание тоже хорошо бы…

[Все разрывают объятия]

Фредерик: [глубоко вдохнув] Ладно… если не считать удушения, было действительно очень мило. Хех, надеюсь, история не вышла слишком уж скучной.

DJ-P0n3: Вовсе нет, Фредди. Она была весьма неплохой! [широко улыбаясь] Не говоря уж о том, что такая история сделает тебя безумно популярным у кобылок.

Фредерик: Серьёзно, я не настолько обеспокоен св…

DJ-P0n3: Каждая кобылка, что нас слушает, если встретите Фредерика на улице, вы должны его крепко обнять! Ну или ещё чего-нибудь сделать, что покажется подходящим.

Фредерик: … ох, попал.

DJ-P0n3: Не волнуйся, Фредди. Я приму тебя под своё крылышко. Устрою тебе замечательное знакомство. Я знаю немало кобылок, которые не слишком разборчивы и готовы принимать необдуманные решения!

Фредерик: …у меня есть шанс этого избежать?

Октавия: Ну, это Винил, так что… нет.

Фредерик: Ясно. [вздыхает] Ну, я думаю, что нам пора уже уходить. Мне надо просмотреть те контракты, что нам прислали. [Дверь открывается] Было… приятно. Мы должны как-нибудь встретиться для этого ещё раз.

DJ-P0n3: Ага… должны.

[Цокот копыт, дверь закрывается]

Бьюти Брасс: Я ДУМАЮ, Я ТОГДА ТОЖЕ ПОЙДУ! БЫЛО ОЧЕНЬ ВЕСЕЛО! МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ БЫТЬ НА РАДИО!

Октавия: Да… мы будем очень рады тебя снова здесь видеть… только пожалуйста, поработай над громкостью.

Бьюти Брасс: ХОРОШО! Я ПОПРОБУЮ! [кашляет] В смысле… да… я попробую поработать над ней. Мы пойдем, пожалуй.

[Дверь открывается]

Бьюти Брасс: ИТАК! [кашляет] То есть… итак… Харпо?

Харпо: [вскидывается заинтересованно]

[Цокот копыт]

Бьюти Брасс: Ну, мне вот интересно… ну… может если ты не… не занят сегодня, может быть ты бы хотел…

[Дверь закрывается, слова Бьюти Брасс постепенно становятся неразличимыми]

Октавия: Что ж… Надеюсь, вы, наши слушатели, были рады услышать остальных членов моего ансамбля. Они весьма неплохая компания. Да, Винил?

[Пауза]

Октавия: [тихо] Винил?

DJ-P0n3: О, извини. Хе-хе… извини. Просто… [голос становится тише] Та история заставила меня задуматься.

Октавия: Правда?

DJ-P0n3: В смысле… Фредди ведь был таким печальным ребёнком, и никто не знал… а он боялся быть забытым. Он не сдержался и, хех, повёл себя как гад и… он не чувствовал себя цельным, пока не нашёл друга. И это всё заставило меня думать… о всяком.

[короткая пауза]

Октавия: Винил?

DJ-P0n3: Да?

Октавия: Никто никогда тебя не забудет. Как бы ни пытались. [с улыбкой] Особенно я.

DJ-P0n3: … хех. Окти?

Октавия: Да?

DJ-P0n3: Я… рада, что выбрала тебя со-ведущей.

Октавия: И я тоже…

DJ-P0n3: Хех… ну, думаю, пора заканчивать. [вскидывается] Погоди-ка! Мы не можем закончить шоу без чего-нибудь смешного в конце!

[Дверь распахивается]

Бьюти Брасс: ОКТАВИЯ! ОКТАВИЯ! У МЕНЯ БУДЕТ СВИДАНИЕ! [прыгает на месте] У МЕНЯ СВИДАНИЕ, У МЕНЯ СВИДАНИЕ, У МЕНЯ СВИДАНИЕ, ЙЕ-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-ЕЙ!

[ужасная обратная реакция микрофона, взрывается динамик]

Бьюти Брасс: Ой… я сделала что-то не так? Такой звук — это кажется плохо.

DJ-P0n3: [с улыбкой] Ага, как раз подойдёт. На этом всё на сегодня! Всем спокойной ночи!





Записи Блюблада
Вторая Передача

[Во время передачи слышны помехи]

[Звук срабатывающего огнетушителя в телекинезе Блюблада]

Блюблад: [Задыхаясь] Ух… ух… ладно… думаю, вроде всё. Фух…

[Огнетушитель поставлен на пол с металлическим стуком. Блюблад садится. Трикси садится рядом]

Блюблад: … ты в порядке?

Трикси: [резко] Ага. Ага, какая разница.

Блюблад: Да что с тобой такое?

Трикси: Что ты имеешь в виду под «что со мной такое?» Все слушатели теперь будут считать, что Трикси — конченная дура, устроившая пожар! И они, наверное, смеются до сих пор!

Блюблад: Ну… эм… как бы, да, если говорить о проблемах нашей передачи, то пожар — одна из них.

Трикси: ГР-Р-Р! Просто оставь Трикси в покое, хорошо? Ты только хуже делаешь! [горько] Будто бы Трикси нужно, чтоб больше пони смеялись у неё за спиной.

Блюблад: Прости, что?

Трикси: [со злостью] Забудь! Просто… [вздыхает] Просто забудь об этом.

[пауза]

Блюблад: Эм… [прокашливается] Знаешь… вся эта тяжелая работа и попытка поджога наверное заставили тебя проголодаться. Ты бы не хотела… в смысле, было бы неплохо, если бы мы сходили…

Трикси: Ты что, серьёзно зовешь Трикси на свидание после того, как ее высмеял?

Блюблад: [Искренне поражённо] Я… Я думал, что небольшая шутка развеет напряжение…

Трикси: Как ты смеешь? Как ты смеешь смеяться над Трикси?! Есть ли у тебя хоть капля понимания, сколько я готовилась к этой речи? Знаешь ли ты, сколько сил для впечатления публики я вложила в неё, и всё ради того, что бы эта хренова консоль взорвалась мне в лицо? У тебя есть хоть какое-нибудь чувство достоинства? Ты вообще хотя бы думаешь?!

Блюблад: [Заикаясь] Я… пытался.

Трикси: Грр! Ты просто невозможен! [вскакивает со стула] Трикси идёт домой. Ты сможешь развлечь меня своим идиотизмом завтра… если тебе повезёт!

[цокот копыт]

Блюблад: Но я просто пытался…

[Дверь открывается и захлопывается]

Блюблад: …НУ И ЛАДНО! [горько] Пусть будет так! Давай! Мне плевать! Мне… [голос срывается, становясь тихим шёпотом] Мне совершенно наплевать…

[К этому моменту, по-видимому, Блюблад замечает, что консоль включена]

Блюблад: О… ох, зараза. Эм… [Поддельная любезность] Включайте приёмники завтра для следующей передачи Принца Блюблада на волнах Национального Радио… [останавливается и вздыхает] А, просто… забудьте.

[щёлкает кнопкой]

[Конец передачи]




















[1] Стивен Фостер, 1850-й год. Песенка с бессмысленным текстом, простой ритмичной музыкой, подражание народным, согласно википедии.