Автор рисунка: Noben

Ради всеобщего блага

Давным-давно, в волшебной стране Эквестрии...
...вместе с возвращением гиппогрифов и последним использованием элементов гармонии, по всему материку прокатилась невероятно сильная магическая волна, которая пробудила древних существ, что много веков обитали на Эквусе. Чтобы уберечь страну, принцессы создали специальное военное подразделение, которое должно было отправиться в неизвестные земли и изучить этих жутких созданий. Правительницы отобрали лучших из лучших бойцов в Элитный отряд и создали для них специализированное снаряжение. Название этому отряду было – Охотники на монстров.

"Моя история начинается с конца. Собственно, если вы читаете эти строки, значит уже в курсе большинства событий. Да, мы всё-таки её вскрыли. Положили охрану, сломали входную плиту и… чёрт, ребята стоят сейчас внизу и этот хрип порядком напрягает…
Кто в современном мире читает тысячелетние предупреждающие надписи? В мистику можно поверить только под гипнозом торгаша, впаривающего тебе дешёвку со стекляшками, под видом драгоценной диадемы самой Платины с магическими свойствами. Желательно быть при этом кобылой, чтобы мозг совсем отключился от вида бижутерии.

Ох… не находись я в такой печальной ситуации, могла бы посмеяться – Скрюббол так и ходит с дрыной в грудине, сшибая всех, кто под неё попадает…

В общем-то да, мы вскрыли запечатанный вход и спустились в эту сраную усыпальницу. Набивать сумки начали уже в первой комнате, да вы и сами, если добрались сюда, наверное уже оценили. Хотя кое-что вы не оцените, ха! Если уж помирать в этой дыре, то пьяной, спасибо древним божествам и тому жрецу, что оставил в усыпальнице запечатанный кувшинчик с вином. Ну-ка, как там на вкус вино, возрастом в пару тысячелетий…?
Святая Селестия! Выкусите ценители, сегодня я, Аннейд Джастис (которая СОВСЕМ не Джастис), которую многие знают как рыжую наёмницу, в одиночку вылакает две пинты отменного пойла, за которое вы все продали бы душу хоть макаронному монстру! Отменно, отменно, спасибо духам этого места, что не превратили его в уксус.

Кстати, о духах. Под ногами у ребят уже струится эта тёмная хрень, что утащила Трейси. Выкуси, погань, тут ты меня не достанешь. Хе-хе, ну и отвратительные же у тебя мыслишки, Ан…

Я только что плюнула на неё со своего укрытия и ей не понравилось! Старалась не задеть ребят, всё-таки пока они были моими товарищами, мы были довольно дружны. Теперь весь зал залит этим живым туманом. Если вам интересно, откуда он взялся, то я отвечу – из бассейна. Спускаетесь от входа вниз по коридору, минуете три перекрёстка, проходите через главную усыпальницу и через неприметный проход спускаетесь в комнатушку с бассейном. Мы знатно охренели, когда увидели как в нём плещется эта чёртова тьма. Эх, не зря ведь у входа было написано, что нельзя нарушать покой усопшего…

Если вы сюда добрались, то наверняка уже знаете, что огонь рубит её, как нож масло, но на всякий случай, имейте в виду. А вот тех, кого она утащила, не рубит вообще ничего. Я лично выпустила в вернувшуюся Трейси обойму солнечного дробаша и не подумайте, я люблю фантастику, башку ей знатно разворотила, и хоть бы хны. Ну хоть рожи этой жуткой не было, когда изо всех щелей чёрный дым струится…

Она потом Скрюббол схватила и в бассейн потащила, мы попытались её отбить и в результате, вместе с нашей летуньей в бассейн отправился Курт. Тем, кого утащил этот туман вообще похер, понимаете? Я, Скорп и Сонг плюнули и решили сматывать удочки.

Вот тут-то случился облом… Короче, царь или кто он там. Он поднялся. Ебучая мумия стояла у выхода и любовалась, мать его рассветом! Сонг всадил ей в спину один заряд и… вот клянусь, мы со Скорпом охренели даже больше, чем до этого. Мумия обернулась и указала копытом на единорога, после чего его натурально скрутило в узел. Вон он, кстати, ползает в тумане и хрипит громче всех. Если бы после этого покойник просто не вышел наружу, я бы всадила себе световой в висок, просто от страха испытать на себе силу его сраного колдунства… Хотя, когда осколки плиты встали на своё место, именно это, наверное и стоило сделать сразу.

Зашибись винчик. Жаль, Скорп не дожил до этого момента, всё-таки, пьяные посиделки с живым собеседником гораздо лучше, чем писульки неизвестно кому. Тут несколько высоких постаментов с кошками, мы как хрипы за спиной услышали, на них взлетели, аки чайки. Ну, я то как чайка, а вот Скорпа никогда нельзя было назвать грациозной пташкой.

Он сорвался и рухнул на одного из "этих" и походу переломал ему все кости, благодаря чему не был тут же сцапан и ещё успел посопротивляться, проткнув Трейси подфакельником. Не помогло… Выпьем за отважного земнопони, который пытался, но не сумел…

Вот такая вот ботва тут, друг, произошла. Выбраться мне не светит, жратвы в сумке хватит максимум на три-четыре дня, если один крекер обсасывать сутки. Да и последнего заряда не догадалась оставить… Чёрт, аж жалко себя стало, такой вот конец ждёт Аннейд Джастис, рыжую наёмницу…

Пойло кончилось. Часа четыре назад. Развлекалась тем, что кидалась в бывших товарищей содержимым рюкзака, поэтому на шее Скрю теперь болтается золотая цепь с изумрудом, модница моя сладкая. Сонг начал раскручиваться из узла, в который его скрутил сухарик и лучше бы я не слышала, какие звуки он издавал при этом. А чёрный туман поднялся им до колен и это мне очень не нравится. Его явно не было в том бассейне столько, чтобы заполнить гробницу. Свет фонарей, что мы побросали, уже не пробивается сквозь эту хрень. Осталась моя зажигалка. Твою мать, страшно-то как…

Короче, друг, если до этого момента я ещё надеялась на какое-то чудо, то теперь я протрезвела. Забралась на самую макушку кошака, а туман уже в паре футов плещется под ногами. Не знаю, что сейчас происходит за стенами этой гробницы и что будет дальше, но вот тебе совет без пяти минут мертвеца:
…не игнорируй предупреждения на стенах гробниц…"

Я усмехнулась про себя, вновь взглянув на последние строки и, сложив листок убрала его обратно на полку.

Давно это было.

Так давно, что и самой бредовым сном кажется.

Однако, если взглянуть на последствия... Это самое безобидное, что мне довелось пережить...

Когда над тобой нависает огромное вековое чудовище, способное одним движением когтя уничтожить сотни живых существ, речь становится на удивление бедной. Оно переставляет ноги, чтобы устроиться поудобнее, показывая свою готовность выслушать, и я облегчённо выдыхаю. Где-то, совсем неподалёку, слышны крики боли и агонии. Пожалуй, в другой день, я бы с наслаждением вслушивалась в эти звуки.

С трудом удерживаюсь от того, чтобы приложить копыто к лицу. О чём я вообще думаю, да ещё в такой момент?

Ну что ж, усядьтесь поудобней. Моя история займёт много времени.

Передо мной расстилается ночной город. Наша древняя и славная столица, Кантерлот, резиденция Принцесс и так далее и тому подобное. Тот самый город, в котором я мечтала жить с тех пор, как себя помню. Величественные башни и витражи королевского замка – то, с чем столица ассоциируется у всех в первую очередь. Если же копнуть чуть глубже, то тут всё так и пышет элитарностью – все эти музеи, рестораны, концертные залы… куча напыщенных снобов, которые и не представляют, какой сюрприз уготовила им эта ночь.

Нет, это не начало, это уже конец.
Тогда… хм.

Хорошо, начнём сначала.

С самого начала...

***

До того, как был придуман способ отпугивать и отлавливать монстров, охотники действовали жёстко и напролом. По крайней мере, такой подход был у лагеря, находившегося под командованием генерала Эллиота Эмиральда. Впрочем, сёстры-принцессы посчитали его оправданным, ведь сразу после выхода постановления о необходимости исследования организмов неизвестных существ, Эмиральд перевёл своих подчиненных на новую тактику боя.

Однако, то, что воины Эквестрии спасли жизнь многим видам, не означало, что они умертвили меньше.

У меня было не самое лучшее настроение этим утром, как, впрочем, и всегда.

— Меня зовут Аннейд Джастис, — медленно отбивая тяжелые шаги, начала свою речь я. Новобранцы подразделения охотников знали, кто я такая, кем была и кем оставалась.

А ещё — сколько крови, сколько забитых до смерти, придушенных, раздавленных, погребенных под землёй заживо монстров было на моих копытах. Не по своей воле, но, как и многие, я лишь следовала приказам — сначала следовала. А потом отдавала.

— Я ношу звание капитана, но не обольщайтесь: я соизволю снизойти до каждого из вас, чтобы удостовериться в уровне вашей подготовки, — продолжила я, поймав несколько испуганных взглядов. — Вас не защитят ни майоры, ни маршалы, ни сама принцесса Селестия, если я пожелаю до вас добраться. Особенно, — я остановилась напротив одного из немногих жеребцов в строю, — это касается новобранцев. Имя? — требовательно спросила я и одарила жеребца снисходительным взглядом, отчего тот вздрогнул и, икнув, пробормотал:

— Ноутворфи...

— Что же, Ноутворфи, — процедила я его имя и повела плечами, — какова причина твоего пребывания в строю?

— Я... Я, полагаю, хочу помочь Эквестрии, если... Моя помощь понадобится...

В его словах была логика. Эквестрия не всегда располагала хорошими бойцами для работы охотников: всего пять лет назад это была мирная страна волшебных пони, но принцессы Селестия и Луна быстро осознали свою ошибку, когда подверглись нападению не магического существа с мутными целями, а зла в чистом виде. Зла, которое планировало восстановить баланс.

Благими намерениями выстлана дорога в ад. И под нашу ситуацию эта фраза подходила очень хорошо. Потому что методы у монстров были весьма... специфические.

— Твоё желание похвально.

Я обернулась; серое пятно очертило всю шеренгу и камнем рухнуло на землю рядом со мной. Достаточно крупный, но не большой волк окинул взглядом присутствующих. Его золотые глаза смотрели на всех, как на равных, шесть поблёскивала серебром, а белые перья даже слегка ослепляли, когда ловили лучи солнца. Он был прекрасен.

— Но правда в том, что жеребцы не такие выносливые, как кобылы. Они хуже переносят боль, а значит, являются потенциальным слабым местом охотников, — продолжила я монотонно говорить, а потом легко ударила копытом камень у своих ног. — Этот гравийный щебень выдержит больше давления, чем ты.

— Жеребцы, — повысила голос я, отворачиваясь от Ноутворфи, — годятся для тяжелых работ, но не на поле боя! — я быстро пошла дальше, краем глаза смотря на вмиг замерших от моего голоса кобыл в строю. Хотелось выпустить кишки тому, кто придумал эту речь и этот девиз. — Кобылы же — будущая защита Эквестрии! Каждая из вас должна быть готова, — я резко остановилась, бросая зоркий взгляд на небольшую пегаску около себя, — защищать свою страну!

Пегаска встретилась взглядом со мной и нервно икнула, за что получила ещё больше пристального внимания.

— Что ты делаешь в следоках? Ты должна быть в группе быстрого реагирования, — требовательно, но не озлобленно спросила я, и пегаска неловко расправила свои маленькие крылья.

— Я не пригодна для быстрых полетов, к-капитан Джастис, — дрогнул её голос.

— А ещё ты не пригодна для выполнения работ охотников, знаешь ли, — безжалостно ответила я, цокнув тяжёлым копытом по камням под своими ногами, а потом, смерив пегаску снисходительным взглядом, пошла дальше вдоль строя новобранцев.

Каждый из них знал обо мне всё. А на деле – лишь то, что дозволено. Слухи о моих методах ходили славные, но в чём ни один пони не сомневался — так это в том, что я была вполне способна свернуть шею тому, кто будет перечить. Ибо цена, которую придётся платить за разрозненность очень высока.

Им говорят, что до того, как был придуман способ отлавливать или отпугивать монстров, Селестия знает, скольких из них я убила и сколько пони погибло в моих отрядах. Однако, меня не сделали преступницей. Я даже, невольно, оказалась примером для новобранцев.

Мой приятель Дарк пускал по всему лагерю слухи, что я выросла в Лас-Пегасусе, но все почему-то не верили, что такую кьютимарку можно получить в Городе Греха. Только, если монстры когда-то были там...

— «Эквестрия отличается от других стран», — наконец, остановилась я и вышла перед строем так, чтобы меня было видно и слышно отовсюду. Мой жёсткий, громкий командный (Луна сказала бы "королевский") голос заставлял остальных пони не только уважать, но и бояться меня. Потому никто не смел мне перечить. — «И поэтому она особенно ценна для вас...» — ехидно добавила я. — Наверное, что-то подобное попробует вам втолковать наш генерал, товарищ Эллиот, который соизволит снизойти из своей башни принцессы сегодня. Но, знаете, — я с презрением ударила ногой по земле, кроша камни под своим копытом, — когда будете слушать его речи, не забывайте о двух вещах: сам он никогда не окажется на поле боя. Так что не переусердствуйте, целуя его круп.

Да, действительно, это всё генерал Эллиот Эмиральд. Сильный, величественный единорог, который, к тому же, ещё и оказался достаточно умён, чтобы стать особо приближённым к самим принцессам Селестии и Луне.

У него не был наисветлейший и невероятно продуктивный разум, но если в чём-то народная молва и была права — так это в том, что сердца у него не было.

Холодный математический расчёт, прекрасные ораторские качества и абсолютное нежелание признавать за остальными пони правоту делало нашего генерала весьма неприятной личностью.

Я его открыто ненавидела, и, наверное, только у меня во всей Эквестрии были достаточно каменные яичники, чтобы выражать своё неуважение к Эмиральду публично.

***

— Продолжаете настраивать охотников против меня, капитан Джастис?

Его голос отдавал железом, как и во все наши предыдущие встречи. Мне хотелось выбить эти чёртова голосовые связки крепким копытом, чтобы "Дарлинг", как прозвала его Лайтнинг Даст, больше никогда не смог говорить.

— Продолжаю говорить правду, — огрызнулась я.

Пока рядом не было никого из подчинённых, я могла высказывать генералу в лицо всё, что думала о нём. И плевать, на уважение к старшим по званию, он всё равно не сможет ничего сделать против меня. Что уж оставалось делать, раз этикет и начальство требовали провести совместные обеды.

— Правда в том, что я могу с помощью лишь одной мысли лишить вас всех заслуг и наград перед Эквестрией, капитан Джастис, — процедил Эллиот, магией приманивая к себе тарелку с фруктами.

– Но не сделаешь этого.

— Потому что вы — всё ещё очень ценный ресурс, капитан, — натянуто, до омерзения вежливо парировал Дарлинг.

Взгляд, который был устремлён ко мне, пронизывал насквозь и причинял боль. Да, взглядом можно было причинить боль — я это знала уже давно.

— Ты ведёшь нас в милитаристский ад.

— Я веду нас к процветанию. Если для вас спокойная жизнь без страха перед агрессивными существами — это ад, вам стоит пересмотреть свой род деятельности.

— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду не монстров.

Эмиральд с едва заметным ехидством улыбнулся и откусил кусок груши, которую левитировал рядом с лицом. Медленно прожевал, проглотил, и его взгляд изменился — теперь он пронизывал меня заинтересованным взглядом.

Я терпеть не могла осознавать, что этот бессердечный ублюдок находил меня интересной — неважно, в каком плане, было мерзко от одной только мысли о близком общении с Дарлинг.

— Конечно, знаю, — наконец, ответил Эллиот. — А ещё я знаю, насколько вам хочется раскрошить мою голову так же, как и ваш симуран уничтожал черепа яграсов на охоте, капитан. У меня есть для вас приказ от принцессы Луны.

Я доела последнюю морковь, что лежала на моей тарелке, и бросила в ответ:

— Я не стану принимать его от тебя.

— Это интересует меня меньше всего.

— Тогда не провоцируй меня.

Эмиральд сдержанно усмехнулся, а потом чуть повёл головой; его рог вспыхнул уже не коричневым, а ярко-алым, и я ощутила, как в горле встал ком. В какой-то момент стало нечем дышать, показалось, что еда пошла обратно из желудка наружу; я не знала, происходило это на самом деле или то были лишь похожие ощущения, но чувствовала я себя ужасающе.

Меня всю сковало, я даже не смогла прикоснуться копытами к горлу; затылок прижался к спинке стула, а лёгкие будто спались, отказываясь выполнять свою функцию.

Я задыхалась.

И это было не в первый раз, а потому я знала, что, удовлетворившись, Дарлинг меня отпустит — так, собственно, и произошло.

— Если вы сможете реализовать свою мечту и всё-таки убить меня, — смотря на меня, отчаянно хватающую воздух губами, произнёс Эллиот, — я понаблюдаю за этим с огромным интересом.

Я смерила его непокорным взглядом. В горле резало от ощущения свежего воздуха, но это было лучше, чем умереть из-за желания неприкосновенного единорога.

— Было приятно отобедать с вами, — осторожно вытер губы салфеткой генерал и отодвинул копытом пустую тарелку от себя. — Как и всегда, впрочем.

— Мне — нет.

— Не сомневаюсь. Небольшой совет, капитан Джастис, — с тихим стуком опустил копыта на стол Эмиральд, — не забывайте, что искоренение монстров превыше всего.

— Вряд ли это — официальная позиция Луны.

— Принцессы Луны, — поправил меня Эллиот и коротко улыбнулся. — И скоро она станет таковой. Для безопасности Эквестрии и всеобщего блага будет лучше, если монстры навсегда исчезнут. Именно поэтому завтра весь элитный отряд, будучи самым первым и лучшим, переправляется на другой берег Лунного океана. Вы должны будете тайно отловить и привезти обратно несколько видов для изучения. – он левитировал ко мне книгу в кожаном переплёте. – Срок 3 недели.

— Хах, — печально рассмеялась, поймав книгу в белое поле телекинеза, — так это всё ради общего блага?

— Конечно, капитан Джастис, — приторно-учтиво ответил генерал, и удивление в его голосе почти можно было посчитать искренним. На самом деле, если бы он захотел, он сказал бы эти слова так, что даже я бы поверила — он умел. Но передо мной Дарлинг почему-то отказывался прятать своё истинное лицо. — Всё это — ради всеобщего блага. И вы совсем скоро это поймёте. Вам придётся понять.

Ради всеобщего блага в Эквестрии собирались отряды геноцидников. Ради всеобщего блага в Эквестрии не позволяли развиваться захолустьям. Ради всеобщего блага в Эквестрии пони работали там, где велели обстоятельства, а не кьютимарки. Ради всеобщего блага в Эквестрии единороги, пегасы и земные пони забывали о своих мечтах.

Ради всеобщего блага в Эквестрии игнорировались ошибки прошлого и превозносились те вещи, что станут ошибками в будущем.

И лишь те, кто сами прошли через то, что считалось «благом», понимали, что всё летело к чертям собачьим, но уже ничего не могли поделать. Эквестрию ждало тёмное время, и ни я, ни другие охотники, ни принцессы, ни Элементы уже не были уверены, насколько ужасны монстры.

Потому что в темноте водились не только они, но и души обычных пони. Тьма сковывала их, отказывалась отпускать — а хуже всего было то, что бежать было некуда.

И генерала Эллиота, подхалима Селестии и Луны, это более чем устраивало.

***

Небольшой городок окружал высокий деревянный забор, а входом служили решётчатые ворота, по бокам которых стояли смотровые вышки. Вокруг простирался Тёмный лес, наполняя лагерь своей причудливой музыкой, заставляющей пересмотреть свои стандарты опасности. Иногда даже лёгкий шорох может стоить тебе здоровья. В особых случаях – даже жизни.

Ворота открылись, и я помахала охранникам.

– Хей, Дарк, а у меня свежее мясцо для наших ящерок! – крикнула я жеребцу, сидящему на смотровой вышке...

...надеясь, что он обратит на меня внимание. Всё-таки спать на посту в дневное время – не самая лучшая идея, даже в нашем лагере. Хотя, если учесть что ночью монстры более активны, чем днём, а в карауле нужно сидеть постоянно (что просто физически невозможно!), то ему бы не помешало пару часов отдыха.

– Отлично, а то они уже пару прутьев из клетки выбили! – коричневый пегас вскочил, заметив одиннадцатый отряд. – Смотри, как скукожились! Это их твои шрамы пугают. – заржал Дарк. И заметив, как напряглись новобранцы пояснил: – Да успокойтесь, не вас мы яграсам скормим... – а затем, задумавшись, добавил: – Если будете себя хорошо вести. Видите, какие крутые шрамы у нашего капитана? – он указал на меня, – Это после стычки с альфа кестодоном. Поэтому я вам не советую в лес без разрешения ходить, девочки.

Я провела копытом по отметинам.
Нет. Это совсем не круто. Эти шрамы слишком многого стоили.

– Нейв, переправь одиннадцатый в госпиталь. – сказала я проходящему мимо зелёному земнопони. – На этот раз не все добрались. У них начисто инстинкт самосохранения отсутствует.

Жеребец коротко кивнул и позвал за собой десятерых пони.

– Не думаю, что эти шрамы делают тебя крутой. – хрипло усмехнулась зелёная пегаска, спланировав из кузни.

Она поправила лётные очки, слегка взъерошив гриву цвета охры и хмыкнула, глядя на удаляющихся новобранцев.

– Привет, Даст. – я проводила взглядом летунов в небе. – Я провела несколько часов в обществе пятнадцати самых жутких придурков и не застрелилась, поэтому сомневаюсь в твоём высказывании. – усмехнулась я. – А ты, я смотрю, всё ещё гоняешься за Тандершторм? – я пихнула её в бок.

– Ой-ой-ой, – она закатила глаза и фыркнула. – Эта сучка непробиваемая, но задница у неё...

Я поморщилась, отгоняя неприятные мысли. С самого первого дня появления Лайтнинг Даст в нашем лагере, она беспрерывно атаковала одну из наших технарей – Тандершторм. Даст оказывала ей весьма явные знаки внимания на каждом шагу, буквально не оставляя пегаску ни на минуту.

– Может потому, что ты... не в её вкусе? – усмехнулся Дарк.

– Молчи ты! – фыркнула Лайтнинг. – Она рано или поздно будет моей. Никто не может устоять перед моим природным обоня... обоянием. Кстати, что там Дарлинг тебе в уши влил? – обратилась она ко мне.

– Он хочет весь Элитный переправить на тот берег. – буркнула я. – Образцы для изучения добывать, причём тайно. – услышав последнюю фразу Даст немного напряглась. – Неужели ему наших питомцев мало? – я кивнула в сторону клеток.

В Тёмном лесу, где была сконцентрирована бóльшая часть охотников (процентов 80, если честно), водилось не так уж и много видов монстров: хищные ящеры – яграсы, агрессивные травоядные – кестодоны, похожие на анкилозавров, и безобидные паразаврики – аптоноты. Вроде бы не такой уж большой выбор, но количество компенсирует качество.

– Мы не вправе осуждать приказы старших по званию. Это ради всеобщего блага. – хихикнул пегас. – Кстати, наша любимая Рэд снова объявилась. На этот раз выпустила кестодонов. Пришлось всех поубивать. – он сплюнул себе под ноги. – Почему ей так нравится нам гадить?!

Я покачала головой.
Рэд Дэд – самая большая заноза в заднице нашей экспедиции. С самого начала существования лагеря Грин Хилл, Рэд пытается выгнать нас отсюда, всеми возможными и буквально невозможными способами. И методы у неё крайне странные. Но, тем не менее – работают. Несколько раз доходило до того, что из-за гибели бойцов, принцесса Луна предлагала закрыть проект, ибо он не стоил всех этих смертей. Но наш "умный и прозорливый" генерал отбивался как мог. В итоге так ничего и не сделали. Да, немного усилили защиту. Но, как-будто это могло помочь против такого профессионального лазутчика в красной зачарованной броне.

– Ладно, мне пора промывать мозги одиннадцатому. – Дарк отдал честь и полетел за прибывшими пони.

Я проводила его взглядом.
Отряд номер 11, состоящий из пятнадцати солдат, прибыл на побережье вчера и уже успел выделиться. Мало того, что их всё это время не могли найти, так эти товарищи ещё и успели нарваться на стаю диких кестодонов. Сами по себе данные животные травоядные и не очень агрессивные, но в силе им здесь равных нет. Отличные слух и обоняние, крепкая броня, мощный хвост и очень твёрдый лоб с костяными наростами, позволяют монстрам давать отпор практически любому противнику.

Пони из потерянного отряда использовали против них солнечные пушки и мечи, которыми они колотили по толстой чешуе. И это было первое, чему я знатно удивилась, ведь у кестодонов есть всего два слабых места: глаза и небольшой участок горла. Бронированная спина в этот список уж точно не входит. В Кантерлоте их должны были обучить борьбе с монстрами, рассказать об их анатомии. Хотя бы оружие дать!

Сейчас я готова была заделаться ворчливой бабушкой, которая бы без конца повторяла: «Раньше было лучше!» – ведь это действительно так! Самый первый отряд охотников – Элитный, включал в себя самых лучших бойцов со всей Эквестрии. Я была в их числе и прекрасно знаю, как трудно было туда попасть. Нас инструктировали целых три дня! Выдали по два комплекта спец. оружия и три вида брони на каждого. А сейчас что? Набирают кого попало!

Когда я отгоняла монстров, мой специальный охотничий кинжал лишь несколько раз попал по броне и уже знатно затупился, и чего они хотели с этими зубочистками?! А когда мы шли по Тёмному лесу, полному жутких тварей, они орали во всё горло, чем привлекли небольшую группу яграсов. Тут помог уже Зевс. Не знаю почему, но у сине-оранжевых ящеров боязнь симуранов заложена практически на генетическом уровне.

– Лучше бы ты нашему генералу мозги промыл. – вздохнула я и, представив свою комнату, исчезла в белой вспышке телепортации.

***

В два часа ночи корабль отплыл.

Мне потребовалось немного времени, что переделать все свои дела и понять, что моё мнение ничего не значит и нахрен никому не нужно.

Удивлена?

Нисколько.

Но, признаю, я удивилась, когда поняла, что все мои вещи уместились в один чемодан. Кинжал, книгу, которую мне дал Дарлинг и ещё парочку вещей я оставила при себе, разместив их на поясе охотника. Такие штучки лучше всегда держать в открытом доступе.

Зевс был недоволен тем, что нам пришлось уходить из Грин Хилл, но всё же разместился в моей каюте. Его большие белые крылья отливали золотом в свете керосиновой лампы и занимали добрую половину всего помещения. Я, вздохнув, протиснулась мимо него и упала на койку. Для симурана Зевс был не таким уж и крупным – немногим больше меня, но всё же довольно мощным и проворным, чтобы без проблем расправляться с недоброжелателями. Пусть и не всегда это было ему позволено.

Кстати, перед посадкой мне выдали крюк-кошку. Видимо это Дикогорье очень... Чёрт, да название говорит само за себя!

Через пару часов с мелочью, мы спустились в столовую.
Это было относительно небольшое помещение с несколькими столами. Повсюду сновали еноты-официанты и пони с боевым снаряжением. И все они бросали на меня взгляды со смесью испуга и уважения. Все они меня знали. И это чертовски бесило. Дарлинг раструбил всем, что я сейчас здесь главная. Ответственная за экспедицию.

Хотелось просто взять кого-нибудь из них и хорошенько приложить лбом о стол. И ещё раз. И ещё! Чтобы выбить всю дурь из головы. Проорать в лицо, что всё это – выдумка Эмиральда. Что я ненавижу их всех до единого, потому что они такие слепые! Потому что не хотят замечать очевидного! Что, блять, меня эта чёрная хрень заставляет выполнять приказы! Идиотская миссия!

Голову внезапно пронзила жуткая боль. Перед глазами запрыгали звёздочки. Даже на мгновение показалось, что от боли у меня посыпались искры из глаз. Ощущение было такое, будто кто-то давил сверху чем-нибудь тяжёлым. Очень-очень тяжёлым. Мои ноги слегка подогнулись, а доски под копытами угрожающе затрещали. Опять.

– Капитан Джастис? – один из жеребцов подскочил ко мне. – С вами всё в порядке?

Нет! Нет, блять, не в порядке! На мою голову давит треклятая тьма, подавляя разум, тупое ты создание! Прекратить! Прекратить думать вообще!

– Разумеется. – сквозь зубы прошипела я. – Как ты можешь спрашивать о таком капитана?

Жеребец тут же отскочил.

Давление начало отступать и сменилось диким звоном в ушах. Пронесло. Что ж, это был не самый жуткий случай.
Сильнее сжав зубы и поправив подол плаща (ещё не хватало, чтобы кто-нибудь прицепился к моей броне), я порысила к барной стойке. Хотелось напиться и забыть обо всём. Показать наконец этим придуркам, что я – не пример для подражания.

Я забралась на стул и попросила налить чего-нибудь покрепче. Зевс сел рядом на пол, сканируя взглядом присутствующих. Справа от меня расположилась лиловая единорожка, которая увлечённо читала книгу. Довольно специфическое занятие для времяпровождения за барной стойкой. Но это было одно из немногих мест, где сидело не так уж и много пони. Было довольно трудно поверить, что все они из моего отряда.

Единорожка даже не шелохнулась.
Зато я привлекла внимание других личностей. Бурый пегас в шипастой броне, что только появился в столовой, сел рядом со мной. Я наклонила голову ещё ниже, чтобы капюшон полностью скрыл моё лицо. Когда твоя личность неизвестна, можно услышать много интересного о себе.

– Эй! Здесь бесплатно разносят сидр! – радостно воскликнул он. – Видимо Джастис не особо заботится о состоянии отряда. – жеребец смахнул с губ белую пену. – Ты уже знаешь? Мы почти добрались! – он стукнул копытами по барной стойке. – Уже небось копыта чешутся взять новый мир за рога?

– Сомнительно. Я совершенно не в восторге от этой поездки. – тихо ответила я.

– Не знаю как тебе, а мне кажется, что с тех пор, как я покинул дом и прибыл в Грин Хилл прошла целая вечность. – продолжал он, будто не заметив моего высказывается. – Волнуешься? – я не ответила. – Слушай, я всё понимаю. С нами может случится всё, что угодно, но знаешь, в этом ведь и есть вся...

– Ага. Слушай, а ты часом не из Элитного отряда? – перебила его подошедшая зелёная пегаска. Лайтнинг Даст.

А сейчас будет интересно.
Я отбросила капюшон и вопросительно посмотрела на обоих. Лайтнинг тут же сориентировалась, поняв, что сейчас начнётся. Было забавно наблюдать, как глаза жеребца выкатываются из орбит.

– К-капитан Аннеймед Джастис?

Я мгновенно переменилась в лице, использовав маску грозного и опасного капитана. Мы с Даст переглянулись.

– Ты не знаешь в лицо своего командира? – я повела плечами, заглянув ему прямо в глаза. Кажется, этому пегасу хотелось здохнуть прямо здесь и сейчас. Я не предоставлю ему такой возможности. – И моё имя Аннейд. Не Аннеймед.

– П-простите, капитан, я...

Лайтнинг закусила губу, чтобы не заржать в голос. Один из официантов поставил на столик поднос с четырьмя кружками сидра.

– Ну что, поднимем тост? – мгновенно переменила тему пегаска, взяв одну из них.

Может нажраться как свинья и сослаться на непригодность?
Я подхватила телекинезом кружку.

– За элитный отряд! За экспедицию! – гордо сказал Даст.

Мы стукнулись кружками, и я залпом осушила свою.
Мне терять нечего.

Жеребец, по-прежнему бледный как смерть, не понимал, что происходит. Видимо он всё ещё ждал жестокой расправы.

– Так что, есть какие-нибудь предположения? – поинтересовалась пегаска. – Древние существа проснулись не просто так. Дарлинг сказал, что у Элитного больше всего шансов на разгадку этой тайны. – она украдкой взглянула на меня.

Если бы Даст не пересекалась и не пила со мной, жила бы в таком же счастливом неведении. Вот значит как им представили цель поездки.
Прекрасно...

Я краем глаза заметила, как тёмно-синяя пегаска с гривой цвета серебра, ставит на свой столик большой поднос запечённых яблок и начинает их поглощать.

– Кстати, наш отряд уже давно разбился на отдельные небольшие группы. – заметила зелёная, как-то странно посмотрев на пегаса. А как же Тандершторм, Даст? – У тебя есть компания?

Тёмно-синяя кобыла вскочила с места и подбежав к окну, принялась всматриваться в волны через какой-то прибор. Что она там высматривает? Опять какое-то дурацкое задание от Эмиральда?

Я снова накинула капюшон на голову и осторожно пошла к пегаске. Симуран порысил за мной.

– Занятно, – пробормотала кобыла. – волны усиливаются. Значит берег уже рядом. – она сняла свой прибор и окинула меня взглядом. Я тут же узнала в ней бедную Тандершторм. – Ты из Элитного. Добрый вечер, мисс Джастис.

Мои брови поползли вверх.
Конечно, все знали Тандершторм, как объект обожания Лайтнинг Даст, но при этом она сама не знала даже четверти этих "все". К сожалению или к счастью, я не была в числе тех, кто ей неизвестен. Но больше всего настораживало то, что сейчас на мне плащ, который (по-идее) должен давать какую-никакую скрытность. Неужели придётся снова зачаровывать?

Заметив мой недоумённый взгляд, пегаска пояснила:

– Ох, я не умею читать мысли. – улыбнулась она. – Но слух у меня что надо. Прошу прощения, что подслушивала, это неконтролируемый процесс. Я Тандершторм, кстати. Тоже из Элитного. Возможно... Вы обо мне слышали?

Я уже открыла было рот, чтобы ответить, но тут корабль затрясло. Тёмные воды бушующего океана окатили пыльные стёкла корабельного окна. Должно быть она права.

Мы обе рванули через лестницу на палубу, толкаясь с многочисленными пони, что решили последовать нашему примеру. Волны росли буквально на глазах, хотя земли не наблюдалось. Неужели очнулся Левиафан? В таком случае мне лучше застрелиться прямо сейчас. Второго такого случая я больше не вынесу.

– В чём дело? – крикнула я троим пони, что пытались удержать штурвал в одном положении. Их бросало из стороны в сторону, но управление кораблём отчаянные товарищи терять отказывались. Определённо похвально.

– Какая-то чертовщина, мисс! – выкрикнул один из них. – Ни с того, ни с сего шторм объявился! Сколько лет ходим, ни разу такого не встречал... – жеребец внезапно выпучил глаза, взглянув за борт и истошно заорал.

Океан перед судном забурлил, и прямо из-под воды начал расти чёрный камень, поднимая нос корабля всё выше и выше. Судно сильно наклонилось, так что невозможно было устоять, не имея в наличии хороших когтей. Я схватилась копытами за мачту, подхватив телекинезом несчастных штурманов.

«Дерьмо-дерьмо-дерьмо-дерьмо-дерьмо!» – бегущей строкой проносилось в голове. Почему всё всегда идёт через задницу?!

Камень превращался в большую... гигантскую скалу, сквозь трещины которой просвечивалась магма. Игнис.
Я не знаю почему, но брызги, попадавшие на него не обращались в пар. Должно быть порода каким-то чудесным образом не нагревалась. Монстры плевать хотели на законы физики.

Видимо наше судно зацепилось за один из больших уступов, ибо Он поднимал корабль над водой всё выше, выставляя его в вертикальное положение, пока наконец, с диким грохотом он не полетел вниз. Я выпустила деревянный столб и вывалившись за борт, прямо на чёрную породу, потеряла сознание.

***

Очнулась я от того, что Зевс бил меня лапой по лицу. Как мне показалось, через несколько часиков, но судя по тому, что вид скалы особо не изменился, прошло, от силы, пару минут.

Вокруг всё грохотало, а перед глазами плыло. Порода, на которой я отдыхала, была мокрой и горячеватой. Боюсь представить, что бы со мной стало, если бы Игнис был простым камнем. Сегодня день открытий! Я впервые рада видеть Титана. А высоко в небе летали какие-то странные существа, похожие на драконов.

– Эй, это вы? – я огляделась. На камне, что был чуть выше стояла тёмно-синяя пегаска. Тандершторм. – Давай сюда. – она нагнулась и протянула копыто.

Я помотала головой и телепортировалась прямо к ней.
Волк приземлился за мной. Мокрая грива опала и налипла на лицо, мешая нормально видеть. Ненавижу плавание.

– Смотри, что с кораблём стало. – в изумлении пробормотала Тандершторм, указывая копытом куда-то мне за спину.

Я обернулась.
Величественное судно застряло меж небольших камушков. Сейчас я смогла разглядеть, что по килю корабля проходил воистину огромный хребет какого-то неизвестного создания. Уж точно не дракона. У них немного иное строение. Но долго полюбоваться на это мне не удалось. Камушки, которые служили «Бурану» опорой, начали рушиться, и с диким грохотом судно стало падать.

– У меня есть идея, бежим! – закричала Тандершторм и бросилась вверх по скале. Я поспешила прямо за ней. – Осторожнее, не упади!

Она с невероятной ловкостью и быстротой карабкалась по камням, в то время как я неуклюже цеплялась за что угодно телекинезом и маневрировала между падающими глыбами обсидиана. В конце концов, я жила и работала в городе, в лесу! Там не таких глыб!

Тандершторм забралась на самый дальний уступ и топая на месте, ждала меня. К чёрту скалолазание! Я телепортировалась туда, после чего моя голова начала побаливать. И, если бы рог не испустил дымок, я бы решила, что это снова удавка разума. Пегаска указала на часть скалы, которая формировала некое подобие горки.

– Смотри и повторяй! – она разбежалась и заскользила по обсидиану.

Взлетев в воздух, кобыла развернулась и выстрелила крюком-кошкой в одного из тех странных драконов. Крюк обвился вокруг его лапы. Некоторое время рептилия не могла выровнять полёт, из-за значительного перевеса в одну сторону, но всё же ей это удалось, и Тандершторм устремилась ввысь вместе с... этим созданием.

Я помотала головой. К чёрту. Не стану я таким заниматься. Мало того, что пришлось тащиться сюда, так ещё и драконов отлавливать. Это в мои обязанности не входит.
Я повернулась к Зевсу.

– Донесёшь? – волк кивнул и подхватив меня, взлетел, догоняя дракона.

Я обернулась, чтобы посмотреть на скалу, и моё сердце едва не выскочило через копыта. Игнис выглядел немногим... хуже тех титанов, что я видела. Размером он был с небольшой остров, а по форме напоминал мокрицу. И эта мокрица медленно измельчала наш корабль, который, несмотря на воду, уже во всю горел. В конце концов, пламя – основная прерогатива этого титана.

Мне даже было жаль всех тех пони, что были там. Где-то в глубине души. Очень глубоко. Возможно кто-то из них смог спастись?

– Это виверны. – отчего-то подала голос Тандершторм. Видимо, она хотела отвлечь меня. Как будто я в этом нуждалась. Я посмотрела на неё. Зевс был быстрее, поэтому сейчас мы уже летели рядом. – Вот это виверна. – она указала на дракона. – Маленький дракон, грубо говоря. Транспорт для тех, у кого нет симурана.

– Неплохо. – похвалила я её – Не каждый знает название вида Зевса.

– Спасибо. – улыбнулась кобыла. – Я изучала животный и растительный мир Эквестрии. Даже новый. В большей степени.

Я снова перевела взгляд на виверну. Довольно странное создание. Большие кожистые крылья не имели пальцев, значит её нельзя было отнести к рукокрылым. Примерно к месту соединения костей крыло сужалось, а далее – вновь расширялось, что было ещё более непонятно. Для чего природа создала такое странное строение? Это ведь гораздо неудобнее, чем крылья, подобные мантикорским.
Длинный хвост виверны имел небольшие кожистые наросты на конце, для управления полётом, а морда заканчивалась несколькими щупальцами у рта. Но больше всего внимания привлекали её (или его?) глаза – большие, золотистые, с прямоугольным зрачком, как у овцы. Опять же – зачем? Неужели проблемы с шеей?

В цепких лапах с длинными пальцами и большими чёрными когтями запутался трос крюка. Тандершторм была пегасом, тогда зачем ей такие сложности? Скорее всего такие же проблемы с крыльями, как и у той летуньи, что я встретила сегодня утром. А может быть и...

Мои размышления прервала фраза: «Ой-ей» – от вышеупомянутой особы.

Видимо виверна устала!

С рёвом рептилия пошла на снижение, зацепив тросом нас с Зевсом. Мир завертелся с угрожающей скоростью. Симуран отчаянно пытался выпутаться, а я – собрать мозги в кучу и вытащить что-нибудь острое.

Когда наша кучка исследователей природы подлетала к деревьям, я, повернувшись пару раз в воздухе, заметила, что Игнис медленно приближался к побережью. Алло, товарищ Титан, Эквестрия в другой стороне!

И почему мне кажется, что это не очень хорошо?

Виверна пошла сквозь деревья.
Ветки били по лицу, в то время как мы всё ещё пытались выпутаться из каната. В конце концов мне удалось вытащить клинок и перерубить дурацкую верёвку. После чего мы дружно посыпались на полянку где-то посреди джунглей.

Я с трудом поднялась на ноги и тут же поправила плащ. Надо будет перекрасить броньку. Грудную клетку угрожающе жгло и дышать было довольно неприятно. Хотя падение было не такое уж и опасное, но я, кажется, сломала пару рёбер. Регенерация должна справиться.

Размяв затёкшую от полёта шею, я достала ту книгу, которую мне дал Дарлинг. Не зря я таскала со собой всё самое ценное! Как в воду глядела!
Где-то в этой куче сведений о Дикогорье должна быть карта. Я начала быстро перелистывать страницы, но затем осеклась. Какой мне толк от карты, когда я даже не знаю, где нахожусь? А... в Дикогорье ли мы вообще?

Я огляделась в поисках своего напарника.

Генерал часто намекал на то, что общение с животным миром у меня весьма... специфическое. Его напрягало то, что я общаюсь с ними на равных, как бы не пыталась это скрывать. Особой темой стал Зевс. Эллиот постоянно твердил, что приручить и подчинить гордого симурана невозможно простому пони. А я в ответ пыталась вбить ему в голову то, что я не приручала и, уж тем более, не подчиняла волка. У нас с ним сотрудничество, основанное на взаимопонимании.

Симуран обнаружился совсем неподалёку, изучающий какое-то растение. Я окликнула его.

– Зевс, можешь подняться и поискать какие-нибудь высокие деревья или... лагерь? – коротко кивнув, симуран поднялся в воздух. Я обожаю своего немногословного помощника!

– Милостивая Селестия, как же нам всё-таки повезло! – прокряхтела Тандершторм, поднимаясь из высокой травы

Не скажу, что я была с этим согласна. Упасть с виверны, посреди лесной чащи, в незнакомых землях... Так себе везение.

Кстати о незнакомых землях.

Как бы это банально ни звучало, но это место в разы отличалось от Тёмного леса! Элементарно, деревья были не шаблонно одинаковыми, а разных видов, причудливых форм и повсюду были цветы. В воздухе витали разноцветные пылинки, напоминающие пыльцу или волшебные огоньки. Необычные звуки природы напоминали своеобразную музыку, которая просто завораживала и уносила разум куда-то далеко-далеко. Мысли выветривались одна за другой, и хотелось просто упасть на зелёный ковёр и лежать, лежать...

Зевс камнем рухнул на землю и помчался куда-то вглубь леса, клокочущими звуками зазывая нас за собой.

– Зевс, давай ещё немного посидим тут... – блаженно протянула я. – Здесь так спокойно... И красиво...

Симуран отозвался настороженным рычанием и принялся пихать меня носом в бок. Тандершторм расположилась на холмике, разглядывая разноцветную бабочку. Прекрасную... завораживающую...

Зевс снова рыкнул и схватил меня за хвост. А мне, если честно, было уже всё равно. Ведь никто не будет против, если я немного вздремну? Я ведь заслужила...

***

Страшная усталость, которая мучила меня последние несколько дней, наконец, отступила. Тело было поразительно лёгким, но веки будто бы налились свинцом, а потому открыть их было невыполнимой задачей. Не было никаких звуков, не было вообще ничего. Даже моих чувств.

В конце концов, я открыла глаза.
Я сразу поняла, что была либо без сознания, либо это и была смерть – всё вокруг было слишком прекрасным. Золотой солнечный свет струился в воздухе, подсвечивая крыши домов, сам воздух, казалось, сверкал. Никаких звуков не было, я даже выглянула вниз, где не было ничего.

Я мертва?

Внезапно внутри поселилось ощущение невыносимой потери, оно было таким сильным, что из моих губ вырвался стон. Я приложила копыто к груди и только тогда заметила коричневую ткань рукавов. Дальнейший осмотр показал, что я была в своей старой «форме», то есть в плаще и охотничьей броне. На голове как всегда был капюшон. Если это был сон, то очень странный.

Я сделала несколько шагов по крыше, всё больше убеждаясь в нереальности происходящего. Ноги были удивительно лёгкими, а огромное солнце, что висело над зданиями, находилось слишком близко, однако я не чувствовала жара. Если бы я увидела подобную картину семь лет назад, то непременно подумала бы, что это какой-то фантастический пейзаж из книг, к примеру.

Сколько бы я не пыталась вспомнить события, произошедшие накануне, у меня ничего не выходило. У меня не получалось свести все мысли в кучу, сконцентрироваться и вызвать в сознании хотя бы отголоски случившегося.

— Что за?.. — я несколько раз моргнула, пытаясь понять, насколько реальной была невесть откуда взявшаяся дверь передо мной.

Я осторожно подошла к ней, повернула телекинезом круглую золотистую ручку...

...и оказалась в ночном клубе.
В шумном, ярком, помещении, полном мятущихся душ и дёргающихся тел.

Хах, я оценила иронию собственного разума. Это место я никогда не забуду.

Восемь лет назад, я возвращалась с «работы», заказ, простое тёмное помещение, блестящий нож… ну Вы понимаете. Отдых для души и тела. А здесь, в клубе, и для души, и для ушей, было подготовлено нелёгкое испытание. Но мне захотелось… встряхнуться? Я не знаю, но сейчас понимаю, что так было предначертано свыше.

А Вы верите в Судьбу?

Моя судьба довольно наглым образом сейчас пялится... а точнее пялЯтся на меня, сидя за столиком напротив. Впрочем, я тоже не могла прекратить их разглядывать – пятеро пони: три земных, пегас и единорог. Две кобылы, три жеребца. Их раскраски яркими кляксами врезались в глаза, и без того утомлённые мельканием стробоскопов. Скорп, Сонг, Трейси, Скрюббол и Курт.

– Две водки, – Трейси подозвала официанта.

Задорный, резкий, мальчишеский голос, никак не подобающий приличной леди. Хотя на таковую она в любом случае не была похожа.

Официант – лимонно-жёлтый единорог вопрошающе поднял бровь.

– Две самых лучших водки для меня и для той особы, – уточнила белоснежная представительница земного племени, кивая в мою сторону.

Сказать, что я удивилась, значит плохо меня знать. Такая пони как я ещё меньше походила на леди. Я бы никогда не отказалась от халявной выпивки, тем более в неплохой компании. Эти пятеро тогда вполне сошли под определение "неплохая компания".

Я осторожно подошла к уже... (Или всё ещё?) не друзьям.

Они выглядели точно так же, какими я их запомнила восемь лет назад: яркие, полные надежд, мечтаний и уверенности в своих поступках. Живые. Происходящее с нами совершенно точно не было реальным, как бы мне ни хотелось поверить в обратное.

– Трейси. Механик, временно безработная, – Отрекомендовала себя кобыла. Внезапно поднялся ветер, принося с собой сухую пыль(?!). – Это Скорп и Сонг. – указала она на земного жеребца и единорога. Оба кислотно-зелёных цветов, только гривы разные. – Скрюббол, – розовая пегаска ухмыльнулась. – и Курт. – ярко-голубой жеребец с улыбкой закатил глаза.

Дальше заговорил Скорп, но я больше ничего не могла услышать из-за ветра. Зажмурившись, чтобы пыль не попала в глаза, я сделала несколько шагов вперёд, пытаясь вновь нащупать столик, но его уже не было. Тогда я решила, что мне здесь больше делать нечего и нырнула обратно за тяжёлую дубовую дверь, но сделала это так неосторожно, что всё происходящее было похоже на отчаянную попытку сброситься с высотки в погоне за призраком.

Внезапно все звуки исчезли, ветер пропал, а я так и застыла в густом воздухе. Еле открыв от страха глаза, я увидела перед собой далёкую корку брусчатки – по-прежнему нигде не было ни одного живого существа. Гравитация будто исчезла, а потому я просто парила на одном месте, застряв в затянувшемся кошмаре. Пытаясь найти взглядом хоть что-то, я сменила положение и теперь глядела в невероятно синее небо. Лучи огромного солнца пробивались между локонов моей гривы, которая опять упала на глаза, я сделала попытку толкнуться вперед, но у меня ничего не вышло. Я закрыла глаза, позволяя своему телу превратиться в огромную подушку и полностью отдаваясь в распоряжение провидения. Я слишком устала, чтобы бороться дальше.

В тот же самый момент в ушах начал нарастать такой гул, который можно было сравнить разве что с рёвом дракона. Мне не хватило сил даже на то, чтобы прижать копыта к голове, но когда я открыла глаза, то меня тряхнуло, а затем подбросило прямо к огромному солнцу, что ослепляло своим знойным белым светом.

Я потеряла их всех дважды.

В сознание я пришла с беспокойством, с чувством невероятного страха. Сравнить моё состояние можно было разве что с тем моментом, когда ты выныриваешь из тёмной воды, задыхаясь от нехватки кислорода. В глаза мне тут же ударил солнечный свет, но совсем не такой, как в моём видении.

— О, Селестия! — рядом кто-то воскликнул, но все посторонние звуки доносились до меня будто бы сквозь толщу воды. — Наконец-то!

Дальше голос напоминал уже какое-то бульканье. Меня вновь уложили, похоже, на постель, я прикрыла глаза и попыталась восстановить дыхание. В голове всё ещё шумело, но с каждой секундой мне становилось лучше. Было понятно, что со мной рядом находились несколько пони, но пока их голоса сливались в единый поток, из которого я едва ли могла разобрать хоть слово. Наконец, зрение начало фокусироваться, солнечный свет больше не ослеплял, и я широко открыла глаза.

Чувство, которое я испытала, было похоже на то мгновение, когда у тебя наконец выливается из ушей вода, попавшая туда после долгого плавания. Голова всё ещё немного кружилась, но я чувствовала себя уже гораздо лучше, чем когда только очнулась.

Внезапно к моей шее что-то прижалось.

Тело среагировало быстрее, чем я успела подумать. Практически в один миг я успела оглядеться, подхватить телекинезом какой-то шприц и прижать к чьей-то чужой шее.

– Поразительно! – я моргнула несколько раз, пытаясь понять, что сейчас произошло. Бледно-зелёный пегас стоял рядом со мной. В его шею упиралась игла шприца. Хорошо, что не успела надавить. Мало ли какая дрянь там. – Невероятные рефлексы!

Я нахмурилась. Вряд ли сама стала бы так радоваться, случись со мной что-то подобное.

— Как вы себя чувствуете, капитан? — высокий пони в белом халате – врач, как я поняла – подошёл ко мне ближе, перехватывая злосчастный шприц телекинезом и отталкивая пегаса. Последнее стоило ему бóльших усилий.

— Бывало и хуже.

В ноздрях всё ещё оставался запах гари, я кожей чувствовала жар, исходивший от раскалённого бетона. Страх, который мне тогда едва ли удалось обуздать, всё ещё был жив во мне, но я изо всех сил старалась убить его зародыши.

— Моё имя доктор Морнинг Дью, — жеребец перевёл взгляд на мониторы, что располагались справа от меня. — Я врач, отвечающий за ваше выздоровление, мисс Джастис. Крепко же вас вчера потрепало, а?

Я молча смотрела на него, не зная, с чего начать говорить. То, что я находилась в госпитале, было совсем не хорошо... или не совсем хорошо, потому что значило только одно – они стащили с меня плащ. От одной мысли об этом голова вновь закружилась, я посмотрела на врача, а затем на вид за деревянным окном. С другой стороны, решётки не мешали наблюдать джунгли, а это значило, что я до сих пор находилась на том острове, в самом обыкновенном лагерном госпитале. Ну, может, не самом, однако мою свободу никак не пытались стеснять, потому что иначе я бы уже давно была пристёгнута к кровати, а пробуждение было бы не таким радужным. Мне срочно нужно было найти кого-нибудь, кто смог бы всё мне объяснить.

— Всё в порядке, мисс? — Дью обеспокоенно посмотрел на меня. Я пыталась успокоить себя мыслью о том, что многие пони могут носить броню подобную моей. Нихрена это не помогало.

— В полном, — я продолжала осматривать палату. Кроме Морнинг Дью, меня и того дурачка, что радовался прижатому к шее шприцу, здесь находились ещё две медсестры, одна из которых ставила мне капельницу со странной чёрной жидкостью. Больше пациентов не было, сама комната была маленькой, чистой, с обыкновенными деревянными стенами... поверх которых были закреплены железные пластины. Но кто же это расщедрился? Меня совершенно точно загребло правительство, сомнений тут быть не могло. — С кем я могу... переговорить о своём положении?

— Вам сейчас нельзя утомляться, — он очень по-доброму улыбнулся, а затем посветил мне маленьким фонариком в глаз. — Если вы имеете в виду своё здоровье, то со мной, ну а если же что-то другое, то такая возможность представится вам минут через тридцать.

Всё то время, пока говорил доктор, я пыталась судорожно сообразить, что же мне делать дальше. На ум приходили только упаднические мысли, похоже, мне придется полностью отдаться воле судьбы или же того пони, который был ответственен за моё содержание здесь. Немного успокаивало лишь то, что они собрались меня вылечить. Значит я нужна живой. Хотя... О чём это я вообще? У тех, кто прибрал меня к копытам вполне могли быть какие-нибудь тёмные планы на мой счёт. Как же я глупо поступила, позволив себе так легко отрубиться на поляне! (Стоп, а как эти... каких-их-там-зовут нашли меня? И только ли меня?) Теперь мне оставалось только ждать.

За несколько секунд в моей голове пронеслось столько мыслей, что, казалось, они едва ли умещались в голове. Второй, не менее важной проблемой, был Зевс. Что с ним? Знали ли о нём жители этого лагеря? Но задать о нём вопрос я всё-таки не решилась. Если они не знают о симуране, то это вполне может сыграть с ними злую шутку. Что мне и нужно.

— Удивительно, но вы уже практически здоровы, капитан Джастис, — Дью продолжал вежливо улыбаться, а я думала о том, что он наверняка знал, о моём "костюмчике". Вот и всё, я под колпаком. Столько времени мне удавалось избежать этой минуты, но теперь пришло время платить по счетам, причём в полном объёме.

Я прикрыла глаза, молясь, чтобы мои дела никак не коснулись миссии. Я уже была готова принять любые условия, которые мне предложат, только бы меня выпустили отсюда. Впрочем, пока ко мне никаких требований не предъявляли.

— Просто объясните, как вы оказались в логове Лесной Песни? — "дурачок" подошёл к моей кровати. Меня всё ещё удивляла его легкомысленность. Они же видели броню, так? Они же знают, что мне плевать. Почему не связали? Не нацепили противомагическое кольцо? Что, чёрт возьми, такое эта "Лесная Песнь"? Вообще, кто-нибудь мне ответит на эти вопросы?

— Я...

Я уже было начала говорить, хотя у меня не было никаких объяснений, когда дверь палаты распахнулась. Вошли ещё двое врачей, которые отвлекли всеобщее внимание, на моё счастье. На спине у единорожки балансировал какой-то чемоданчик, который совсем не смахивал на те, что носили с собой обыкновенные доктора. Мои глаза расширились от страха перед неизвестным, но я старалась не подавать виду. Белая кобыла в халате улыбнулась.

— Не беспокойтесь, — она достала из чемоданчика одну из игл, затем освободив её от упаковки, обеспечивавшей стерильность. — Больно не будет. Хотя это самые толстые из всех игл, что мы смогли найти здесь, я сомневаюсь, что они причинят вред, другие просто не смогли проткнуть вашу кожу. И вашу броню нам тоже пришлось снять.

Ну, здорово, что я ещё могла сказать? Тут же выяснилось, что о моей сущности знали все вокруг. Простые пони знали! И, наверняка, Дарлинг тоже знал! А что им оставалось делать, если сами броню обнаружили? Только согласиться и надеяться, что я не выкину какую-нибудь фигню, дабы убить их всех. Но даже я уже в это не верила.

Больно действительно не было, а, может, я уже просто привыкла к ранениям. Единорожка обновила лекарство в капельнице и сказала не двигать ногой. Мне оставалось только послушно кивнуть.

Теперь врачей в моей палате стало гораздо больше. С каждой секундой, что я размышляла о своём положении, мои перспективы становились все хуже. Я попыталась составить в голове список наиболее опасных для меня в данной конкретной ситуации.

Итак, что мы имеем? Во-первых, я нарвалась на некую Лесную Песнь, которая усыпила меня посреди леса, после чего меня обнаружили пони из лагеря и госпитализировали. Это не есть хорошо, потому что тайна личности была благополучно утрачена. Пусть это будет второй пункт, который следовал из первого. В-третьих, куча пони узнала, что с моей физиологией всё гораздо лучше, чем... у всех известных им существ. Я нисколько не сомневалась, что все эти врачи прекрасно знали о моей деятельности в Грин Хилл, а это автоматически добавляло в мой список целую кучу пунктов. Идём дальше. Не было никаких сомнений, что мной заинтересуются принцессы или, например, Твайлайт Спаркл, которая вполне может разобрать меня на органы «Во имя науки!». Последнее, к слову, радовало больше всего.

Погрузившись в свои мысли, я совсем не заметила, как дверь открылась вновь, и в неё вошёл очередной неизвестный мне пони.

Должна отметить, что я чувствовала себя уже гораздо лучше. Наверняка такой эффект давала моя ускорившаяся регенерация вместе с лекарствами из капельницы, но голова у меня не кружилась, в ушах не шумело, а тело почти покинула слабость.

Мы встретились взглядами с каким-то земнопони, и в то же мгновение в моей голове пронеслись тысячи мыслей разом, вдоль спины прошёл холодок, отдававшийся мурашками, сердце бешено забилось, а кровь ударила в голову. Я увидела в его зрачках неподдельный страх.

Подобно хищнику, почуявшему страх жертвы, я окинула взглядом всех присутвующих. Четверо. Четверо врачей, которые боятся меня до крайности. Меня!

Ярость огромным шаром ударила в голову. Жеребец, на которого я уставилась был растерян, а ещё очень и очень бледен от ужаса. Но я была слишком зла, чтобы раздумывать об этом.

Всё время, что я живу со знаниями, которых не дано другим, я каждый день пыталась спасти их. Всех, кто на этих блядских землях живёт! А они боятся именно меня! Не монстров, не скверное и продажное начальство, которому реально насрать! А единственную пони, которой не всё равно!

Я крепко стиснула челюсти, мир в одно мгновение сузился до этой палаты. Не слушаясь той кобылы, что поставила мне капельницу, я подскочила на кровати, чувствуя ужасную боль в ногах, но не могла на неё отвлечься, потому что вся была сконцентрирована на том, что со мной произошло за эти долгие и совершенно ужасные семь лет.

Проклятье, выбор, осознание своей мутации, убийства, охота и раскрытие...

Вон! — собственный голос доносился до меня как будто со стороны. Четверо пони в страхе выпучили глаза и замерли на местах. — Вон! Пошли вон, неблагодарные ублюдки! Убирайтесь, пока я вас не прикончила!

Я метнулась вперёд, упираясь всеми ногами в матрас, и что-то вновь прокричала. В ту же секунду все трое с криком вылетели из палаты. Перед глазами всё смазалось, откуда-то взялись слёзы, что стекали по лицу куда-то в область ключиц. Кажется, мои передние ноги были в крови из-за того, что я случайно вырвала капельницу, крича о том, чтобы доктора убирались. Сдерживать тьму сейчас было выше моих сил.

На сегодня с меня достаточно.

Продолжение следует...

Комментарии (0)

Авторизуйтесь для отправки комментария.
...