Автор рисунка: BonesWolbach

В этом выпуске: гастрономические привычки золотой молодёжи, повседневная подработка принцесс, а также ответы на главные загадки города.

— Ну, и где вы обычно тусуетесь?

Вопрос Даймонд Тиары завис в воздухе, как огромный воздушный шар в виде головы Пинки Пай.

— Ну, обычно мы сидим здесь, а затем отправляемся искать наши кьютимарки, а там уж как повезёт, — наконец решила нарушить затянувшееся молчание Свити Белль. — Но теперь в этом нет никакого смысла, так что нигде.

— Эм-м… ты не могла бы повторить? — неуверенно глядя на подругу, спросила Скуталу.

— Она имеет в виду, что у вас уже есть ваши метки, — ответила Сильвер Спун.

— А-а-а… То есть, это-то я и так знаю, — быстро сказала пегаска. — Так, ладно, что делать будем? Куда пойдём?

— А на кой кудысь-то идти? — спросила Эпплблум, откинувшись на стену. — Мож, в шашки сыграем?

— Нет уж, спасибо! — отрезала Даймонд Тиара. — Мы вчера уже «сыграли». Тебе напомнить, чем всё кончилось?

Она прожгла взглядом Свити Белль и Сильвер Спун. Те стыдливо прижали ушки, покраснели и потупились, изучая пол.

— Да уж, лучше не надо, — сказала Скуталу. — Сметать волосы с деревянного пола — то ещё удовольствие, доложу я вам. Ну, может, тогда в город? Я слышала, там будет какая-то ярмарка.

— А почему бы и нет? — радостно вскинув ушки, сказала Свити Белль. — Я люблю ярмарки! А потом можно будет зайти куда-нибудь поесть, я проголодалась.

Эпплблум нарочито покашляла, привлекая внимание счастливо улыбающейся подруги.

— Ну, я уверена, шо у нас сыщется чего-нить…

— Полезного, — прервала земнопони сразу скисшая Свити Белль. — А полезная еда сыщется и у меня дома. И дома у моих родителей. И…

— Всё с тобой ясно, — хмыкнула Даймонд Тиара. — Честно говоря, меня тоже уже просто тошнит от полезной еды. Пошли, наедимся до отвала.

Она похлопала себя по животу.

— Да-да, мы все знаем, что ты сидишь на двух диетах потому, что одной тебе не хватает, — сказала Сильвер Спун. — Но я не думала, что и Свити Белль тоже…

— Довольно! — сказала Даймонд Тиара, так холодно зыркнув на Сильвер Спун, что у кобылки даже очки запотели. — И да, больше я не сижу на двух диетах. С тех пор, как я с вами подружилась, мама решила, что мне хватит и хлеба с водой.

— Серьёзно? — удивлённо воскликнула Скуталу. — Тебя что, мама тоже запирает в подвале?

— Не-а. В таких случаях она просто берёт своё «особое средство», идёт в свою комнату и запирается там. Я надеялась, что она пережила этот период, но, видимо, нет.

— Особое средство? Хех. Это ты про её бухло, что ль? — спросила Сильвер Спун. — Пробовала я его как-то, и знаешь, что я тебе скажу?..

— Сильвер. Спун. Не соблаговолишь ли ты прекратить рассказывать о моих семейных скелетах в шкафу кому по… — Даймонд Тиара осеклась и покосилась на бывших меткоискателей, — …нашим новым подругам?

— Об чём энто она? — склонившись к Свити Белль, прошептала Эпплблум.

— Не знаю, наверное, какой-то «бла-ародный» обычай, — ответила единорожка.

Обе кобылки тихонько хихикнули.

— У тебя в шкафу есть скелеты? Круто! — воскликнула Скуталу.

— Может, вернёмся к разговору о еде? — закрыв лицо копытами, спросила Даймонд Тиара. — Он был куда интереснее.

— Агась, — поддержала подругу Эпплблум. — Идёмте, ярмарка нас ждать не будет.

— Давно пора, — проворчала Сильвер Спун, подходя к двери. — Одними баснями сыт не будешь.

---------------------------------

Для Баттон Мэша ярмарка не задалась с самого утра. Вначале он увидел Рамбла и Фезервейта, идущих вместе с Зиппорвил и Алулой в кино. Причём идущих без него! Затем Берри Панч прогнала его взашей от стойки с домашним вином. Судя по всему, их с Руби «разговор» на свадьбе Крэнки и Матильды всё-таки не остался незамеченным.

Ещё минут десять попрятавшись между старых коробок и ящиков с прогнившей капустой, Баттон Мэш заметил, что Берри Панч наконец-то ушла. Выбравшись из своего импровизированного укрытия, Баттон попытался отряхнуться. Получилось не очень.

— Ты там как, в порядке?

Баттон Мэш обернулся и увидел Руби Пинч, сидящую на заборе с дерзостью ребёнка, о котором все родители города говорят своим жеребятам: «не связывайся с ней, она тебя плохому научит». В случае с Руби Пинч всё осложнялось ещё и тем, что её мать в детстве тоже предпочитали обходить стороной все, кому не хотелось поиметь проблем с законом.

Впрочем, Руби давно положила хвост на чужое мнение. Кобылка спрыгнула с забора и подошла к Баттон Мэшу.

— О, привет, — приосанился Баттон. — Как дела?

— Вчера сломала два ребра. И даже не спрашивай — кому.

— Ладно, не буду, — усмехнулся жеребчик. — А здесь-то ты что делаешь?

— Да ничего, — ответила Руби. — Просто было интересно: сможешь ли ты удрать от моей мамы.

— Как видишь, смог, — ухмыльнулся Баттон. — Как насчёт пойти куда-нибудь, где твоя мама нас не увидит, и поразвлечься?

Руби посмотрела на него, как на идиота.

— Не, у меня рабдомиолиз…

— Что? Тебе срочно нужно в больницу! Если хочешь, я могу пойти с тобой.

— У меня репетиция с «Рабдомиолизом», — закатив глаза, сказала Руби. — «Рабдомиолиз» — моя группа.

— У тебя есть группа? — удивлённо спросил жеребчик.

— Ага-а-а! — провыла Руби голосом, который просто не мог принадлежать пони. Такими голосами должны были разговаривать страшнейшие порождения Тартара, исчадия Первородного Хаоса или одиннадцатимерные робопингвины, но никак не маленькие кобылки. Если бы Баттон знал, что такое «рабдомиолиз», он бы подумал, что название было прямо до ужаса подходящим. Этот голос и впрямь мог разрывать мышцы.

Но Баттон, конечно же, не знал смысла этого слова, а потому единственное, что он подумал, услышав этот кошмарный вопль, было что-то вроде: «Ай, мои уши!» . Руби, к слову, и сама-то не знала, что значит это слово — она просто нашла его в книге и подумала, что оно звучит странно, круто и опасно. Самое то для хардкор-группы.

— О-о-ой, — простонал Баттон Мэш, потирая ухо. — В смысле… Круто! И как успехи?

— Отлично! — ответила Руби. — Главное, чтобы Лили Лонгсокс не пробила барабаны… или пол под ними.

Баттон заметил, что Руби прекратила говорить, и кивнул; её слов он почти не слышал, поскольку в данный момент жеребчика сильно беспокоили его барабанные перепонки.

— Можно будет посмотреть, как вы играете?

— Нет! — вскрикнула Руби. — Мир ещё не готов к этому.

Баттон посмотрел на неё, вскинув бровь. Будь он чуть постарше, то понял бы, что «мир ещё не готов к этому», означает: «Мы пока что не умеем играть, так что просто исполняем каверы да матерные перепевки». Но поскольку Баттон Мэш был ещё слишком мал, то подумал, что Руби — самая крутая кобылка во всей Эквестрии.

— Ладно, мне пора, — сказала кобылка, развернулась и ушла.

Баттон молча стоял и глядел ей вслед до тех пор, пока она не скрылась за углом. Вздохнув, жеребчик повернулся и пошёл обратно на ярмарку.

Проходя мимо очередного ларька, он увидел нечто странное. Вернее, нечто, что было бы странным пару недель назад. С тех пор, как Меткоискатели получили свои кьютимарки, они стали куда чаще появляться на улице в компании Даймонд Тиары и Сильвер Спун. И теперь компания бывших заклятых врагов уже мало кого удивляла. Баттон не был уверен, хорошо это или плохо. Единственное, в чём он был сейчас уверен, так это в том, что сегодняшний день — один из худших в его жизни.

Решив, что ему уже нечего терять, он подошёл к пяти кобылкам.

«Авось хоть с ними повезёт»

— Привет. Хотите поразвлечься?

— Иди на хрен, — ответила Даймонд Тиара.

Стайка кобылок перешла к следующему прилавку, не обращая внимания на Баттона.

— Ну, блин, вот почему с кобылками всегда так сложно? — простонал жеребчик.

— Меня не спрашивай, — ответил женский голос. — Я всего лишь продаю игрушки.

Оглянувшись, Баттон увидел уставленный хрустальными статуэтками прилавок и сидящую за ним принцессу Кейденс. Надпись над прилавком, не скрывающим уже заметный животик беременной кобылки, гласила, что вся выручка от продажи пойдёт в фонд помощи жеребятам-сиротам Кристальной Империи.

— Погодите, — сказал Баттон, внезапно осознав, с кем он говорит. — Вы ведь принцесса любви, да? Сможете мне кое с чем помочь?

— Ну, я всегда говорила, что лучше всё сделать самому, — ответила Кейденс. — Но я могу дать тебе парочку советов.

— Если я пойду за ними — они опять меня пошлют, или теперь мне повезёт?

— Не попробуешь — не узнаешь. Может, на сей раз у тебя всё получится.

— Спасибо!

Кейденс улыбнулась вслед убегающему жеребёнку.

— А может, суд запретит тебе приближаться к ним ближе, чем на пушечный выстрел, но тут уж всё зависит от тебя.

-------------------------------------------------------

— Слушай, зачем ты на него накричала? — спросила Свити Белль, оглядываясь на Баттон Мэша, разговаривающего с беременной принцессой. — Он же миленький.

— Может быть, но он сам виноват. Нечего было загораживать такие прекрасные печеньки! — ответила Даймонд Тиара, подбрасывая печеньку в воздух и ловя её ртом. — Никто в здравом уме не встанет между Даймонд Тиарой и её едой!

Эпплблум прошептала что-то на ухо Скуталу, и они обе рассмеялись. Даймонд Тиара нахмурилась.

— Я уверена они хотели сказать что-то вроде: «да уж, для подобного надо быть полным идиотом», — быстро выпалила Сильвер Спун. — Верно, девочки?

— Я почти уверена, что ты приписываешь их диалогу альтернативное значение, пытаясь создать в мозгу Даймонд неправильную психологическую проекцию реальности для разрядки психологической обстановки, — сказала Свити Белль. — Что? Почему каждый раз, когда я говорю что-нибудь умное, все так удивляются?

— Меня больше волнует не что ты знаешь, а то, откуда ты это знаешь, — ответила Эпплблум, разглядывая ларёк с ананасами. — Это ненормально.

— У Рэрити много книг по психологии, — слегка покраснев, ответила Свити Белль. — Они помогают, ведь моя жизнь — бесконечное чаепитие с гибнущей душой…

— Рановато же ты в эмо записалась, — пробормотала Скуталу. — Ты уверена, что с тобой всё в порядке, Свити?

— Конечно, — пожав плечами ответила Свити Белль.

— А неплохие у них камешки, — заметила единорожка, глядя на ларёк с драгоценными камнями. — Что думаешь, Даймонд?

— Ага, — с восхищением взирая на прилавок, пробормотала упомянутая земнопони. — Мне как раз не хватало для ожерелья.

— Ты делаешь ожерелья? — спросила Эпплблум, глядя на рубины.

Рубины напомнили ей яблоки и каким-то образом заставили её подумать о Даймонд Тиаре, сидящей в сарае на вершине огромной кучи яблок. И…

— О, смотрите! Ложки! — крикнула Сильвер Спун, подбегая к прилавку. — Сколько стоит вот эта прекрасная деревянная ложка с седлоаравийским золотым орнаментом?

Скуталу посмотрела на Сильвер Спун и пожала плечами.

— Вам не кажется, что некоторые пони слишком сильно увлекаются своими хобби? — спросила пегаска.

— Я тебя не слышу. Ложки! — ответила Сильвер Спун.

Она обернулась, и Скуталу увидела её налитые безумием глаза, в которых вместо зрачков вращались ложки. От такого зрелища Скуталу на несколько секунд зависла, но тут Свити Белль легонько подтолкнула её ножкой и указала на другой прилавок.

— Спасибо за испорченный момент, Спуни, — раздражённо буркнула Даймонд Тиара.

Крик Сильвер Спун вырвал её из дивных грёз об Эпплблум, сидящей у неё в комнате на вершине огромной груды рубинов.

— О, святая Селестия! — воскликнула Скуталу. — Парики Рейнбоу Дэш!

— Что ж, думаю, у нас есть минут пятнадцать, — пробормотала Эпплблум.

— Двадцать, — сказала Даймонд Тиара. — Поверь мне, я знаю по Спуни. Если она не вернётся через двадцать минут, нам придётся её за уши утаскивать.

— Зачем Скуталу ещё один парик? — спросила Свити Белль, глядя на счастливо порхающую вокруг прилавка Скуталу. — У неё их уже четыре.

— Меньше знаешь, крепче спишь, — вздрогнув, сказала Даймонд Тиара. — Однажды я играла с Сильвер Спун в «Правду или Вызов», и сказала ей вести себя, как кошка. Ужасное было зрелище.

— Лучше избавь меня от подробностей, — содрогнулась Эпплблум, оглядываясь, чтобы найти хоть что-нибудь, способное помочь выкинуть картину мяукающей Сильвер Спун из головы. К сожалению, из-за окружавшей толпы единственное, что бросилось в глаза — это Бон Бон, несущая красный полосатый костюм с портсигаром в прачечную.[1]

— Вести себя, как кошка? — спросила Свити Белль. — Надо будет как-нибудь попробовать.

— НЕТ! — в один голос рявкнули Даймонд Тиара и Эпплблум.

— Скучные вы, — печально понурившись на пару секунд, ответила Свити Белль.

— Так, ну всё, мы пришли, — ответила Эпплблум, остановившись у здания с золотой крышей и вывеской.

— Ты хочешь поесть… ЗДЕСЬ? — брезгливо передёрнувшись, спросила Даймонд Тиара. — Я думала, мы пойдём в какое-нибудь более приличное заведение.

— Ой, да ладно тебе, — облизнулась Свити Белль. — Еда там просто отличная.

— Да ну? Правда, что ли? Неужели у них есть ржапонский салат с устричным соусом? Или…

— Шестьсот пятьдесят три килокалории, — прервала подругу Эпплблум. — Столько у них в одном сенбургере.

Глаза Даймонд Тиары стали размером со столовые тарелки, челюсть отвисла, и будь на ней сейчас очки, они бы наверняка упали.

— Сильвер Спун! Мы уходим!

Даймонд Тиара обернулась и увидела, что её подруга всё ещё стоит у прилавка.

— Сильвер? — с усталым вздохом позвала земнопони.

— Идеальный баланс, удивительно гармоничная соразмерность черенка и черпачка… — Сильвер Спун ничего не слышала, сейчас она была в своём маленьком мирке, где были только она, ложки, и больше ничего.

Ещё раз удрученно вздохнув, земнопони схватила Сильвер Спун за хвост и потянула от прилавка. Копыта Сильвер Спун оставили четыре длинные глубокие борозды, тянущиеся от прилавка до самого «Хейдональдса». Тем временем Свити Белль вырвала магией парик Рейнбоу Дэш из копыт Скуталу и побежала к зданию общепита. Пегаска понеслась за ней.

— Так, ну и кто мне за него заплатит? — спросил продавец у Эпплблум.

— Клепай вас всех Дискорд… — пробормотала земнопони.

— Пятнадцать бит, — ухмыляясь, сказал продавец.

Эпплблум пробурчала ещё несколько проклятий, подслушанных у Бабули Смит, но всё-таки заплатила. Выбора-то особого не было. Вернее, была ещё парочка вариантов, однако чреватых арестом. А в таком случае те родственники, что всё ещё лелеяли надежду, будто когда-нибудь она станет юристом, страшно бы расстроились.

Жёлтая земнопони печально вздохнула, в последний раз посмотрела на свои биты, и пошла следом за подругами.

--------------------------------

Баттон Мэш улыбнулся, увидев, как кобылки вошли в ресторанчик. Юные жеребцы и кобылки частенько здесь бывали, чему медсестра Рэдхарт была ой как не рада. Он гордо прошагал по тротуару и быстро проскользнул в «Хейдональдс». Теперь оставалось лишь произвести на них хорошее первое впечатление. Стиль, отточенные плавные движения — всё должно быть идеально. Но не успел он пройти и пары метров, как кто-то схватил его и оттащил в сторону.

— Ты! — воскликнула рыжеволосая кобылка в фиолетовых очках, впившись взглядом в глаза жеребёнка.

— Й-я? — полуиспуганно, полурастерянно переспросил Баттон.

— Да, ты!

— Что — я? Твист, что-то случилось?

— С твоим крупом что-то случится, если ты не вернёшь мне моё коллекционное издание «Могучие Пони против Королевы чейнджлингов», выпуск без цензуры! — сказала Твист тоном, ясно указывающим, что вся эта история может закончиться в яме с кольями посреди Вечнодикого Леса.

— Э-э-э… я забыл его дома, — сказал Баттон. — Но не волнуйся, там с ним ничего не случится.

По Твист было видно, что она не поверила ни единому его слову. Что, в принципе, было правильно, ибо Баттон одолжил её сверхредкий коллекционный выпуск «Могучих Пони против Королевы чейнджлингов» своему приятелю-гику Литтл Рэду.

— Тебе же лучше, чтобы так оно и было, — буркнула Твист. — Кстати, а что ты тут делаешь? Ты же вроде как не фанат закусочных?

Кобылка проследила за взглядом Баттона и увидела, как он смотрит на Сильвер Спун.

— А, понятно. Красотами, стало быть, любуешься?

— Твист, слушай, ты же знаешь, я не умею говорить с кобылками, — пробормотал Баттон. — Так что…

— Серьёзно? — перебила его Твист. — Знаешь, раньше я этого как-то не замечала.

Баттон посмотрел на Твист. Послышался скрип закрутившихся шестерёнок, впервые за долгие годы сдвинувшихся с места, треск рвущейся паутины и крики десятков умирающих паучков.

— Ты — кобылка, — наконец заключил Баттон.

— Одиннадцать лет.

— Чего?

— Тебя понадобилось одиннадцать лет, чтобы понять, что я — кобылка, — отхлебнув колы из стакана, сказала Твист. — Ну, лучше поздно, чем никогда.

— Я знал это, — смущённо глядя в пол, сказал Баттон. — Просто…

— Просто я комикс-гик, и твой глупенький мозг инстинктивно решил, что я — жеребчик, — Твист ухмыльнулась и отправила в рот горстку картофельных чипсов.

Комиксы напомнили Баттону о том, у кого сейчас было коллекционное издание «Могучих Пони против Королевы чейнджлингов», выпуск без цензуры.

— По тебе хотя бы видно, что ты кобылка, — сказал Баттон. — В отличие от Литтл Рэда.

Твист посмотрела на Баттона тем неповторимым взглядом, каким парамедики смотрят на невменяемых пациентов.

— А что не так с Литтл Рэдом?

— Я знаю Литтл Рэда уже много лет, но так и не понял, жеребчик он… она, или кобылка, — пробормотал Баттон. — И кроме шуток, это жутко.

— То есть ты не додумался заглянуть ему в очевидное место?

Коробка передач в голове Баттона резко переключилась со второй скорости на третью. К сожалению, он забыл выжать сцепление, из-за чего несколько шестерёнок лишились зубьев.

— К-куда это?

— В глаза! — простонала Твист. — Ты хоть раз видел жеребца с ресницами?

— А, ресницы… — кивая, пробормотал Баттон. — Конечно! И как я сам не додумался? Постой, то есть Литтл Рэд — жеребец?

Твист воззрилась на Баттона, переживающего очередное откровение. Это всегда было значимым событием, ведь Баттон не так уж и часто утруждал свой мозг умственной деятельностью. Именно поэтому Твист никогда даже не рассматривала его как пару. В конце концов, у неё были стандарты. Она была вежливой, умной, красивой, и ей совершенно не было дела до жеребят, чьё количество ачивок в играх было выше их Ай-Кью. Она ухмыльнулась, увидев входящего в ресторанчик Литтл Рэда.

— Привет, Баттон.

Баттон внезапно потерял связь с высшим планом существования и повернулся к Литтл Рэду.[2] Неожиданно ему пришло в голову, что родители его друга, похоже, были дальтониками. На белом земнопони с тёмно-розовой гривой и такими же глазами не было ни единого красного пятнышка. Даже его очки — и те были фиолетовыми, а не красными.

Да и маленьким, учитывая его пристрастие к фастфуду, он давно не был.

— Держи, — сказал Литтл Рэд, кладя комикс перед Баттоном. — Вот твой комикс. Ешё раз спасибо, он реально крутой… Слушай, а чего ты так на меня смотришь?

Баттон лишь нервно усмехнулся.

— Ладно, я пока пойду, закажу что-нибудь.

Жеребчик поцеловал Баттона в щеку и удалился в сторону прилавка.

— ТВОЙ комикс, да? — осведомилась Твист мертвяще-холодным голосом.

— Э-э-э… — Баттон испуганно сглотнул.

— Какой умный, продуманный и многозначительный ответ, — сказала Твист. — Пытался впечатлить подружку редким комиксом, да?

— Н-нет! — испуганно ответил Баттон, и шёпотом добавил: — У него же нет ресниц!

— А это что-то меняет? — игриво подмигнула Твист. — Но могу тебя поздравить, он и впрямь впечатлён.

Баттон застонал. Что-то ему подсказывало, что Твист забудет об этом очень не скоро…

---------------------------------------

— Итак, значит, вы хотите: два больших сенбургера, большую пачку сена-фри, камышаурму и… — кобылка пару раз неверяще пробежала взглядом по списку заказа, но слова и не думали меняться, — … диетическую колу?!

За кассой сидела голубая кобылка, судя по бейджику её звали Тарф. Она всегда мечтала стать модельером, но поскольку у неё не было ни должного чувства стиля, ни достаточных умственных способностей, она стала работником «Хейдональдса». Ближе всего к работе своей мечты она была тогда, когда решила по-другому носить форму, и притом выглядела так, будто решила прямо в этой форме отоспаться.

— Ну да, — сказала Даймонд Тиара. — От обычной колы быстро толстеют, а я ведь слежу за своей фигурой.

— Ты правда собираешься всё это съесть? — спросила Сильвер Спун, вскинув бровь.

Она беспокоилась не столько о здоровье Даймонд Тиары, сколько о своём. Ей совершенно не хотелось навсегда остаться маленькой кобылкой, а так как земнопони читала, что рядом с массивными объектами время течёт медленнее, то она с ужасом ожидала того дня, когда временные парадоксы её всё-таки настигнут.

— Ага, — сказала Даймонд Тиара, ловко закидывая поднос на спину. — Не недооценивай меня, Спуни.

— Скуталу, ты должна мне пятнадцать битов, — сказала Эпплблум.

— Я тебя не слышу. На мне парик, — ответила пегаска. — Я буду четвертьфунтовый чизбургер. Кстати, а вы знаете как в Пранции называют четвертьфунтовые чизбургеры?[3]

— Да, знаем: у них метрическая система, — нарочито ровно сказала Свити Белль. — Серьёзно, это уже давно не смешно.

— И кстати, ты всё ещё должна мне пятнадцать бит, — добавила Эпплблум.

— Я куплю тебе сенбургер, сойдёт? — спросила пегаска.

— Сенбургер стоит четыре бита, мне ты должна пятнадцать. Не надо быть профессором математики, чтобы понять, что тут что-то не сходится, — ответила земнопони.

— Ладно, тогда я куплю тебе…

Скуталу даже высунула язык в попытке выполнить столь сложные расчёты. К сожалению, её способности к математике были примерно на том же уровне, что и социальные навыки Баттона, а потому попытка была обречена с самого начала.

— …Три сенбургера и сено фри, — сказал подбежавший к прилавку Литтл Рэд. — Мне то же самое и побыстрее, я есть хочу.

Тарф закатила глаза, глядя на жутчайшее издевательство над модой по имени Литтл Рэд, и…

— Как пожелаете, — приветливым голоском ответила голубая кобылка.

Скуталу подхватила поднос с едой и пошла к столу, время от времени оглядываясь на Литтл Рэда.

— Ладно, признаю: яйцеголовая может быть полезной, — пробормотала Скуталу. — Изредка.

— Яйцеголовый, — поправила подругу Сильвер Спун. — Литтл Рэд — жеребчик.

— Откуда ты знаешь? — спросила Даймонд Тиара.

— Ресницы, — сказала Свити Белль. — У Литтл Рэда их нет.

— Ну как сказать, как сказать, — не согласилась Скуталу. — Однажды мы с Рамблом играли в «Правду или Вызов». Я загадала ему наложить макияж, — она поморщилась. — Теперь я понимаю, что зря. Это смотрелось кошмарно. Ещё хуже то, что ему это, кажись, даже понравилось.

Свити Белль поднесла копыто к подбородку.

— Хм-м, мы часто слышали, как Рамбл говорил, что Тандерлейн — его брат, но мы никогда не слышали, чтобы Тандерлейн говорил, будто Рамбл — его брат. Быть может, Рамбл — сестра Тандерлейна?

— Ты вообще хоть раз говорила с Тандерлейном? — закатила глаза Сильвер Спун.

— Не-а, — ответила Свити Белль. — Но не забывай: отсутствие доказательств — не доказательство отсутствия.

Скуталу, Даймонд Тиара и Эпплблум молча переглянулись, пожали плечами и приступили к еде.

— Они такие вредные, — пробормотала Даймонд Тиара, глядя на на свой большой сенбургер. — И зачем я столько купила?

Кобылка прищурилась.

— Что ж, пора бы их попробовать.

Одним укусом она враз отхватила почти половину бургера. Красная струйка соуса брызнула изо рта, вслед за ней посыпались крошки, кусочки салата и сено. Однако большая часть бургера осталась внутри, стремительно перемалываясь зубами и смешиваясь со слюной в вязкую массу. Даймонд Тиара сглотнула и следующим укусом прикончила остатки бургера. Из булки тут же посыпались семена кунжута и сено.

— Она всегда так ест? — спросила Скуталу, придвинувшись поближе к Сильвер Спун.

— Это ты ещё не видела, как она ест манго, — криво усмехнулась земнопони.

— А чего в этом такого-то? Нельзя съесть манго и не испачкаться, — сказала Эпплблум. — Ну, в смысле, я-то, конечно, никогда не пробовала…

— Слушай, да все знают, что ты выдумала, будто не ешь ничего, кроме яблок, — фыркнула пегаска, глядя на подругу. — Можешь не притворяться.

— Ага, вот только проблема в том, что когда она закончила, на ней и вокруг было больше манго, чем изначально, — сказала Сильвер Спун, глядя на Даймонд Тиару, запихнувшую сразу полпачки сена-фри в рот и теперь яростно её жующую.

— А что насчёт яблок? — спросила Эпплблум.

— Она их лопает, как конфеты, — ответила Сильвер Спун.

— Арбузы?

— Дольки целиком.

— Бананы?

— Лучше тебе не знать.

— Виноград?

— Она его всасывает.

— Серьёзно?

— Нет.

— О, класс! — воскликнула Свити Белль. — У меня фигурка Радианса!

— А, супергероев всегда переоценивают, — пробормотала Сильвер Спун.

— Забавно слышать это именно от тебя, — тут же вставила Даймонд Тиара, уже успевшая доесть свою камышаверму.

— Тс-с, я же просила никому не говорить, — прошипела Сильвер Спун.

— А что у тебя там? Пещера, как у БэтМэйр? — спросила Скуталу. — Или что?

— Да нет, просто подвал, — покраснев, призналась серенькая земнопони. — И нет, я не супергерой.[4] Просто в подвале я храню мерч по Могучим Пони. В комнате у меня уже закончилось место.

Земнопони осмотрелась, пытаясь найти, чем бы отвлечь подруг, и её взгляд остановился на столике у двери.

— О, гляньте, там что, Твист и Литтл Рэд обедают с Баттоном?

Отвлекать внимание Сильвер Спун умела ещё хуже, чем врать, а потому, если чьё внимание ей и удалось отвлечь, так только своё собственное. Всем было очевидно, что заинтересовали её не Твист с Литтл Рэдом, и даже не Баттон, который был самым желанным жеребчиком Понивилля (что лишний раз показывало, сколь слабой была конкуренция), а маленький предмет, лежащий в копытах Твист.

— У них там что, коллекционное издание «Могучих Пони против Королевы чейнджлингов», выпуск без цензуры? — сглотнув слюну, спросила Сильвер Спун. — Погодите-ка, я скоро вернусь.

Сильвер Спун соскочила со стула и побежала к столу Твист, случайно опрокинув коробку с сеном фри.

— Вау… — пробормотала Скуталу. — Вот не знала, что она увлекается комиксами.

— Это ещё не всё, — сказала Даймонд Тиара. — Ещё она увлекается этой странной фигнёй из Кхоньтая…

Свити Белль едва не подавилась своим сенбургером. Её глаза налились кровью, а изо рта пошёл пар. Единорожка соскочила со стула и обрушила копыто на столешницу. Стол затрясся, казалось, он вот-вот рассыплется. Эпплблум посмотрела на Даймонд Тиару взглядом, будто бы спрашивающим: «Тебе на похороны какие цветы приносить?». Скуталу же просто спряталась под столом.

— ОНИ ИЗ РЖАПОНИИ! — прокричала Свити Белль, её глаз нервно задёргался. — И Я ОБОЖАЮ «ПОВСЕДНЕВНУЮ ЖИЗНЬ С КОБЫЛКОЙ-МОНСТРОМ»!

— Мы знаем, знаем, — примирительно сказала Эпплблум, вцепившись зубами в хвост подруги и заставив ту присесть. Единорожка попыталась подняться, но Скуталу тут же сунула ей в копыто стакан колы, надеясь, что холодный напиток охладит пыл Свити Белль. Пар со вкусом колы доказал, что она была права.

— «Повседневная жизнь с кобылкой-монстром» — отстой! — закричал Литтл Рэд.

— Тебе что, жить надоело? — спросила Эпплблум.

Она тут же заткнула Свити Белль уши, а Скуталу схватила единорожку за задние ноги, чтобы не дать ей подбежать к чужому столу и проломить головой Литтл Рэда стол, стену и одному Дискорду ведомо, что ещё.

— Если хочешь ещё что-то сказать, то я её отпускаю, — крикнула пегаска.

— А не могли бы вы перед этим быть столь любезны и СВАЛИТЬ ОТСЮДА НАХРЕН?! Если этот ресторан разрушат во второй раз, то меня уволят! — рявкнула что есть мочи Тарф.

Кассирша содрогнулась, вспомнив, как её подругу уволили за… некоторые не самые законные действия с фритюрницей.

— Ладно, девочки, думаю, нам и впрямь лучше уйти, — сказала Даймонд Тиара, доедая остатки своего заказа. — Спуни, ты идёшь?

— Не, давай без меня, — сказала Сильвер Спун. — Нам тут ещё многое надо обсудить.

— Да, пошли, обсудим по дороге, — сказала Твист. — Я всё равно собиралась уходить.

— Ой, да ладно! — воскликнула Даймонд Тиара. — Что за сходку ботанов вы тут решили устроить?

— Забавно слышать это именно от тебя, Тиара, — усмехнулась Сильвер Спун. — Думаешь, я не знаю, куда пропадают мои комиксы?

— О-они для моей сестры, — нервно вздрогнув, ответила Даймонд Тиара. По её спине пробежали мурашки.

— Нету у тебя никакой сестры! — парировала Сильвер Спун.

— Ладно, твоя взяла, — вздохнула Даймонд Тиара. — Но я-то их просто читаю, а не анализирую каждую ляганую страницу.

— Фи, казуальщица, — усмехнулся Литтл Рэд.

Даймонд посмотрела на него взглядом, который мог бы и убить, будь стёкла фиолетовых очков Литтл Рэда потоньше.

На самом деле, учитывая, что у Литтл Рэда социальные навыки были развиты ещё хуже, чем у Баттон Мэша и Сильвер Спун, вместе взятых, всем было ясно, что рано или поздно его поколотят. И не случилось этого до сих пор лишь потому, что все считали его кобылкой.

— Нам и впрямь лучше уйти, — сказал Баттон. — Вы как хотите, а я как-то не горю желанием обнаружить в своём сенбургере сколопендру.

Баттон Мэшу весьма редко доводилось исполнять роль голоса разума. И хотя слышать от него умную мысль было крайне странно, все решили последовать его совету. Семеро кобылок и один жеребёнок вышли из ресторана и пошли по улице. Небо над городом с каждой минутой становилось всё мрачнее и мрачнее, казалось, что оно вот-вот прольётся дождём, но пони на улицах до сих пор хватало. Тандерлейн и Клауд Кикер кружили в вышине вместе с Балк Бицепсом и отцом Зиппорвил, будто разыскивая кого-то. Внизу же Октавия, Винил и Бон Бон с интересом наблюдали за тем, как Лира пытается устоять на одной ноге.

— Ну что, по домам? — спросила Скуталу.

— А помните, что в тридцать четвёртом выпуске «Невероятных Могучих Пони» Сэддл Рейнджер сказала Хамдраму? Все решили, что это просто отсылка на ту сцену из шестьдесят третьего выпуска «Новой Легенды», но теперь-то мы знаем, что в тридцать четвёртом намекалось на…

— Да ладно тебе, — сказал Баттон, исполнив весьма продолжительное лицокопытие. — Ты же понимаешь, что это был просто референс к той удалённой сцене из мультсериала?

— Мы не будем вспоминать тот кошмарный мультсериал, — прошипела Твист.

— Ау, меня вообще хоть кто-нибудь слышит? — воззвала Скуталу.

— Я, — ответила Даймонд Тиара.

— Я тож, — кивнула Эпплблум. — А вот за прочих уж не поручусь.

Скуталу задумчиво склонила голову, но уже в следующее мгновение вновь вскинула её и сказала:

— Знаете, я тут вспомнила одну статью, из журнала «Вандерболт». В ней говорилось, что Флитфут и Спитфайр…

— О, пресвятая Селестия! — возопила Даймонд Тиара. — Вы тут что, все с ума посходили?

Позади них Лира шлёпнулась на землю, словно мешок с рисом. Октавия и Бон Бон бросились её поднимать, пока Винил каталась по земле, захлёбываясь хохотом.

— Я — нет, — ответила Эпплблум. — Моё хобби — книги.

— О, какое совпадение, моё тоже, — кивнула Даймонд Тиара, её глаза прямо-таки засияли от радости. — Кстати, ты слышала — скоро должна выйти четвёртая часть истории про Прэнси Дрю?[5]

— Серьёзно? — удивилась Эпплблум. — Они таки решили писать продолжение? Но о чём? История закончилась, все злодеи повержены…

Раздался оглушительный крик, и жеребята замерли рядом с двухэтажным домиком, стоявшим неподалёку от бутика «Карусель».

— Такое чувство, будто кто-то решил повесить кошку на её собственном хвосте, — прокомментировала адский шум Эпплблум.

— А, это, наверное, Пинчи, — сказал Баттон. — Она говорила что-то о репетиции.

— А, да, кажется, теперь я слышу барабаны, — сказала Свити Белль. — Или это кто-то скатился с лестницы? Как в тот раз, когда Рэрити разозлилась и пошла за своим «особым средством»…

— Твоя тоже так делает? — удивилась Даймонд Тиара.

— Ну так пойдём и проверим, — сказал Литтл Рэд.

Жеребёнок подбежал к калитке, и та со скрипом отворилась.

— НЕТ! — закричала Скуталу. — Я туда не пойду.

— Да ладно, чего там такого-то? — спросила Эпплблум.

— Помнишь, как я решила съехать по тросу от дома Рейнбоу Дэш? — спросила Скуталу.

— Ч-что ты сделала? — спросила Даймонд Тиара, потрясённо вытаращившись на пегаску.

Она, конечно, была наслышана о любви меткоискателей к безумным авантюрам, но никогда не думала о том, насколько часто они ввязывались в истории, от которых любой страховой агент слёг бы с инфарктом.

— Тогда я была глупа и неопытна, — сказала Скуталу.

— Это было три недели назад, — закатив глаза, сказала единорожка.

Скуталу вздохнула.

— Ладно. Это случилось три недели назад…

--------------------------

— ЙЕХУ-У-У-У-У-У! — во всё горло завопила Скуталу, несясь по канату навстречу Понивиллю.

Верёвка, прикреплённая к дому Рейнбоу Дэш, провисла под весом пегасочки. Скуталу изо всех сил вцепилась в шкив, глядя на неумолимо приближающийся рынок. Конечно же, пегаска помнила о безопасности, а потому надела шлем и лётные очки, да и о страховке не забыла.

Ураганный ветер шумел в ушах и рвал гриву. Пегаска прищурилась и расправила крылья, пытаясь удержать равновесие. С каждой секундой первое облако было всё ближе и ближе, а потому оранжевая кобылка решила сгруппироваться перед ударом.

Чего Скуталу не учла — так это того, что облака очень плохо держат верёвки. И трудно её за это винить, ведь Рейнбоу Дэш тоже об этом не знала.

Как только она врезалась в облако, разбив его на множество клочков, трос отцепился от дома Рейнбоу Дэш, и Скуталу полетела вниз. Хорошие новости — судя по стремительно приближающемуся городу, падение скоро окончится, плохие — скорость пегаски столь же стремительно увеличивалась, и потому к тому моменту, как падение окончится, на улице города появится новая яма в форме пони.

— Крылышки, если вы меня и сейчас подведёте — останетесь со мной навсегда, а остальные органы уйдут нуждающимся, — пробормотала Скуталу, расправляя крылья.

Пегаска отцепила страховочный трос и воспарила. Хоть крылья и не могли оторвать её от земли, сейчас скорость Скуталу была столь велика, что она смогла бы взлететь, даже ни разу ими не хлопнув.

С каждой секундой земля становилась всё ближе, но сейчас Скуталу хотя бы на высокой скорости планировала над ней, а не падала в смертельном пике. Разминувшись всего в паре сантиметров с деревом, Скуталу внезапно увидела возникший на пути дом.

«Как же увернуться?»

Тем временем в доме… Лира сидела на кухне и яростно крошила лук на маленькие кубики. На плите позади неё медленно кипело нечто, что должно было стать супом. Оба окна были открыты, поскольку запах блюда Лиры мог бы вырубить кого угодно.

Единорожка была слишком занята борьбой с упрямой луковицей, чтобы заметить оранжевую кобылку, влетевшую в одно окно и тотчас же вылетевшую из другого. Напевая весёленькую мелодию, Лира бросила лук в кастрюлю.

Пять секунд спустя кастрюля взорвалась, и теперь у Лиры появилась дела поважнее, чем какие-то там низколетающие пегаски.

А тем временем первый, и возможно, единственный полёт Скуталу продолжался. Хоть кусты в саду Бон Бон её чуть-чуть призамедлили, пегаска всё ещё была слишком напугана, чтобы просто сложить крылья и упасть на землю. Перелетев через довольно низенький забор, Скуталу увидела перед собой ещё одно окно. К сожалению, оно было закрыто.

— Ох ты ж сено… — успела пробормотать Скуталу, прежде чем выбить окно.

Посадка оказалась на удивление мягкой. Скуталу кубарем прокатилась по полу и врезалась в стену, по дороге потеряв шлем. Через пару секунд Скуталу поняла, что она вроде бы жива, и решила осмотреться.

Первое, что бросилось в глаза — фотография красивой пегаски в обтягивающем латексном костюме. Скуталу подумала, что та смотрится круто. Конечно же, не так круто, как Рейнбоу Дэш, но всё-таки довольно круто.

Болезненный стон вырвал её из раздумий. Осмотревшись, пегаска увидела лежащую неподалёку Руби Пинч, потирающую рёбра.

— Ты в порядке? — спросила Скуталу.

— Нашла, блин, когда вломиться, — сказала земнопони. — Если что, я была тут кое-чем занята. А ещё ты разбила моё окно.

— Да… — пробормотала Скуталу, поднимаясь на ноги. — Прости за разгром.

Оглядевшись, она заметила, что в комнате почти не было свободного места. Всё было заставлено книгами. Даже на кровати вместо матраса лежало ещё несколько стопок книг и бас-гитара. Стоящий в углу комнаты шкаф был открыт, и Скуталу увидела лежащий в нём спальный мешок и пару подушек.

— Всё? Оклемалась? А теперь вали отсюда, — сказала Руби.

— Ты уверена, что с тобой всё в порядке? — спросила Скуталу.

— Да. А теперь проваливай.

— Ладно-ладно, — пробормотала Скуталу и прохромала к двери.

Пегаска толкнула её, но та не открылась.

— Эм-м-м… зачем ты её заперла?

— Моя мама никак не может запомнить, что надо стучаться, — ответила Руби, доставая ключ и отпирая дверь. — А теперь вали отсюда, пока я не превратила тебя в Монаду.

— Ой, да брось. Хорош заливать, — ответила Скуталу, открывая большую деревянную дверь. — Ты ведь не можешь такого сделать.

— О, так ты хочешь проверить? — облизнув губы, спросила Руби.

---------------------------------------------------------

— И что она сделала? — спросила Сильвер Спун. Глаза земнопони теперь походили на пару блюдец.

— Она превратила меня в Монаду, — вздрогнув от нахлынувших воспоминаний, ответила пегаска. — И скажу сразу, я не хочу об этом вспоминать!

— Что, всё было настолько плохо?

— Да.

— Ты же понимаешь, что она не могла такого сделать, — спросила Свити Белль. — Монада в космогонии — совокупность существ, как единое и неделимое. Невозможно превратить кого-нибудь в Монаду.

— Я не знаю, как она это сделала, да и не хочу этого знать, — огрызнулась Скуталу. — Если так охота поэкспериментировать, иди к ней и сама проверь.

Песня окончилась жутким воплем, который не мог принадлежать ни одному живому существу на всём Эквусе, а это о многом говорит, если вспомнить насколько богатым на разных невозможных созданий был бестиарий Эквестрии. Через несколько секунд дверь дома открылась, и из неё вышли Руби Пинч, Арчер, Лили Лонгсокс и Трюфель Шуфель.

— А классно вышло, — сказала Руби. — Сегодня ты сломала всего два набора палочек, Лили, и я уверена, что Трюфель скоро научится играть на гитаре. Ещё чуть-чуть — и мы сможем играть на публике!

— И снова привет, — сказал Баттон. — Как репетиция?

— Держите меня, или я его сейчас придушу, — пробормотала Руби. — То есть… что ты здесь делаешь?

— Мы шли из «Хейдональдса», и…

— Услышали, как кто-то пытается повесить кошку на собственном хвосте, — сказала Свити Белль. — Так что мы решили посмотреть, что тут происходит…

Единорожка прервалась, поняв, что все смотрят на неё.

— Во имя науки?

— Повесить кошку во имя науки? А что, звучит неплохо. Ты никогда не думала писать тексты песен? — сказала Руби. — Стоп, что ты сказала о моём пении?

— Ради твоего же блага, не думай об этом, — сказала Эпплблум. — Я знаю её годами и посмотри, что со мной стало…

— А каково мне? Я-то её знаю с рождения, — сказала Скуталу. — Причём буквально. Наши матери близкие подруги.

— Её вот, ты значит, знаешь годами, — вздохнула Твист. — А что насчёт меня?

— У тебя есть мама? — спросил Литтл Рэд.

— Иногда у меня создаётся ощущение, что личность моей мамы — главная загадка города, — со вздохом проворчала Скуталу. — Прям как твои ресницы.

— А что с ними не так? — удивился Литтл Рэд, снимая очки. — Ну да, я крашусь. Это всем известно. Мне просто не идут длинные ресницы.

Баттон уставился на Литтл Рэда, и его мозг попытался переключиться на четвёртую передачу. Результата это не принесло, так как рычаг коробки передач сломался. Так ничего и не поняв, Баттон повернулся к Твист.

— Ты говорила, что ресницы…

— Я что, похожа на эксперта по моде? — спросила Твист.

— Да что не так с моими ресницами? — воскликнул Литтл Рэд.

— Мы решили, что ты жеребец, потому что их у тебя не было, — сказала Сильвер Спун. — Мы угадали?

Руби посмотрела на Скуталу взглядом, говорящим: «Может, ты и прервала меня, и разнесла моё окно, но ты хотя бы не Литтл Рэд, Сильвер Спун или Баттон Мэш». На самом деле Руби с помощью взгляда могла сказать что угодно. На уроке истории она могла подсказать однокласснику всю историю Эквестрии, просто пару раз моргнув.

— Мне казалось, это очевидно, — раздражённо пробормотал Литтл Рэд.

Жеребчик снова надел блеснувшие в дневном свете очки.

— Нет, не оче… — попыталась было сказать Сильвер Спун, но Даймонд Тиара тут же заткнула ей рот копытом.

— Ты вообще хоть раз слышала про социальные навыки? — спросила земнопони. — Может, хоть в словаре посмотришь?

— Но мы… — начала Свити Белль, однако Эпплблум тут же заткнула ей рот копытом. Просто на всякий случай.

— Итак… — Скуталу почувствовала себя солдатом, который бросился в атаку на вражеские позиции и вдруг осознал, что бежит один, поскольку никто из боевых товарищей не захотел идти в атаку за идиотом, бегущим по минному полю. — Сегодня был весёлый денёк, мы отлично повеселились…

— А ещё мы узнали, что у нас много общего, — продолжила Арчер. — Например, Даймонд Тиара и Эпплблум любят совать копыта в рот другим пони, а твой парикмахер стрижёт тебя так же, как и меня.

— Я так стригусь потому, что мне так нравится, — ответила Скуталу, повернувшись к Арчер. — Но так или иначе…

— Мы все любим есть, — сказал Трюфель Шуфель, улыбнувшись Литтл Рэду.

Литтл Рэд в ответ лишь закатил глаза.

— И это тоже, но я пытаюсь сказать что-нибудь более глубокодумное.

— Я почти уверена, что ты хотела сказать — глубокомысленное, — сказала Свити Белль, вырываясь из хватки Эпплблум.

— Да, точно. Спасибо, — поправилась Скуталу. — Но невзирая на различия, мы…

— У меня есть печенье, — улыбнулась Лили Лонгсокс, осторожно опуская барабаны на землю. — Кто-нибудь будет?

— Моя мама, кстати, тоже сегодня испекла печенья, — сказала Руби. — Пошли, там всем хватит.

— О, а у меня как раз есть конфеты, — улыбаясь, сказала Твист.

— Они у тебя всегда есть, — сказала Сильвер Спун. — Кстати, всегда хотела спросить: а где ты их хранишь?

— СИЛЬВЕР СПУН! — закричала Даймонд Тиара.

— Лучше тебе не знать, — ухмыльнулся Баттон.

— На что это ты намекаешь? — прищурившись, спросила Твист.

— Я намекаю на то, что нам надо пойти к Руби домой, сесть пить чай и перестать говорить о том, о чём мы потом пожалеем. Как насчёт обсудить что-нибудь НЕ спорное? Например, давайте поговорим о перезапуске БэтМейр? Всем ведь понравилось?

Тут же Баттон ощутил спиной налитые тихой яростью взгляды по меньшей мере пяти кобылок.

— Давайте просто попьём чаю, а? — предложила Лили Лонгсокс.

Кобылка вошла в дом, позабыв открыть дверь. В итоге вышеупомянутая дверь теперь лежала на полу кучей поломанных досок.

Руби подняла один из кусков и попыталась сломать его об колено, но тот никак не поддавался.

— Дискорд бы тебя подрал, Лили! — пробормотала Руби Пинч, проходя с друзьями в прихожую. — Ты в курсе, сколько изоленты понадобится, чтобы это починить? А ведь я уже всю истратила на окно.

______________________________

Референс к "TF2". Тут Бон Бон, видимо, выступает в роли шпиона.

Литтл Рэд; дословно — Маленький Красный, или Рыжик, говоря о живом существе

Отсылка к "Криминальному чтиву".

Отсылка на фанфик близкого друга автора, Bootsy Slickmane,The Silver Spooner

Понификация книг про Нэнси Дрю.

Комментарии (6)

+3

Я ещё не дочитал, но...

Знания Свити Белль — отсылка на Свити Бота?) Показалось просто так...

В сцене с печеньками, после сцены с Кэйденс, момент про "регулирование психологического состояния".

Melaar #1
+2

Кхм.
Что. Я. Прочитал?..
Забавно. Кажется, я не понял пары моментов, но в остальном — интересный рассказ.

Melaar #2
+2

Это похоже на старые психоделические мультфильмы — герои бродят в тумане, напущенном автором...)))

Лунный Жнец #4
0

Да вроде всё понятно, если подумать.
Единственно непонятны два момента (единственно.. два.. ага, я такой)):
1. Какого пола Литтл Рэд? Он всё же он? Или может быть опять она по какой-то причине?
2. И кого с кем шипперить?) Хотя тут тоже всё упирается только в ограничение понимания их половых принадлежностей, которая кажется неопределённой только у Литтл Рэда.

Вообщем в итоге — никаких непонятных моментов.

Melaar #5
0

Возможно.)))

Лунный Жнец #3
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...