Автор рисунка: MurDareik
Глава 2 Глава 4

Глава 3

Сквозь тьму начал пробиваться звук скрипа колёс. Почувствовалась тряска. Кобылка вслушалась, она действительно куда-то ехала. Постепенно к ней начали возвращаться память о недавних событиях. Она попыталась открыть глаза. Получилось с трудом, ее тело еще не полностью справилось с побочными эффектами заклинания.

Кобылка сидела в карете, на её ногах были надеты кандалы. А перед ней сидела огненногривая, она смотрела в окошко, подперев подбородок своим копытом. Кобылка попробовала сотворить заклинание. Но из рога посыпались только разноцветные искры, кольцо всё ещё плотно сидело на её роге и блокировало выход любой магической энергии.

Похоже эту попытку заметила огненногривая.
– С возвращением. Если не хочешь провести в таком же состоянии всю поездку, то не делай никаких глупостей. Понятно?

В ответ кобылка только злобно посмотрела на своего пленителя.

— Как понимаю, ты не собираешься говорить?

На лице кобылки не дернулся ни единый мускул.

— Тебе же хуже. Но ничего, у нас еще будет время поболтать, — огненногривая вернулась к созерцанию обстановки за окном.

Не отводя взгляда, кобылка принялась подробно рассматривать этого единорога. Перед ней сидела молодая кобылка с янтарной шерстью и желто-красной гривой. На ней были надеты кольчужные рубашка и штаны из белого металла. Копыта были обуты в металлические ботинки. Вокруг тела была обвязана красная ткань с символом желтого солнца на ней. Рядом на сиденье лежали меч в ножнах и шлем. Лицо огненногривой было сосредоточенным, его покрывали шрамы и ожоги, в некоторых местах проступали морщинки.

— Вот она, знаменитая Сансет Шиммер, бывшая ученица Селестии, один из лучших генералов Империи. Героиня битвы под Понивиллем. Совет много отдал бы за её голову, — кобылка подумала про себя и ухмыльнулась. — Может если я принесу ее, то они даже простят меня. Ублюдки.

Ее размышления были прерваны недовольным бурчанием своего желудка. Кобылка обхватила свой впавший живот.

Сансет повернулась к своему пленнику и слегка улыбнулась:
— Хочешь есть, как я вижу. Скоро поужинаем, мы уже въезжаем в город.

Кобылка посмотрела в окно. Они и правда уже ехали по городским улицам. За окном начали проплывать двухэтажные каменные дома. Везде пестрели разноцветные вывески. Карета ехала по брусчатой дороге, из-за чего тряска усилилась. По улицам шли по своим делам горожане. Некоторые с любопытством засматривались на карету.
Через несколько минут они уже были на городской площади.

Сансет застегнула на своем торсе меч и, взяв шлем, посмотрела на кобылку:
— Выходим. И помни, никаких глупостей. Я слежу за тобой, — она открыла дверцу и вышла наружу.

Кобылке ничего не осталось, кроме как последовать за ней. Её встретили солнечные лучи заката. Пришлось немного прищурила глаза.
Их встречали два жеребца – оба земные пони. Первый был упитанным и носил деловую одежду. Второй был одет в армейскую форму, с офицерскими лычками.

Толстый вышел вперед и радостно поприветствовал Сансет:
— Генерал, рад вашему возвращению! Как вижу поездка увенчалась успехом, — он посмотрел на кобылку, ей показалось, что в его глазах блеснул огонек злорадства, – поздравляю! Господа инквизиторы уже прибыли и ждут вас на станции. Будут какие-нибудь распоряжения?

— Нет. Спасибо, что разрешили одолжить вашу карету, господин мэр. Можете забрать её обратно, а мы эскортируем преступника на станцию и через пару часов отправимся в столицу. Вы хорошо послужили Империи. Надеюсь, что вы продолжите в таком же духе.

— Рад служить Империи! — мэр рьяно отдал честь генералу, даже слишком, его живот замотало из стороны в сторону.

Сансет кивнула и обратилась к жеребцу в военной форме:
— Лейтенант, мы выступаем.

Она повернулась и пошла в сторону железнодорожной станции. По мостовой раздался лязг ее металлических ботинок.

Жеребец в военной форме подтолкнул кобылку в кандалах:
— Вперед, — раздался его хрипловатый голос.

Кобылка последовала за Сансет, жеребец шел сзади, отставая лишь на шаг.
Их колона шла несколько минут, пока Сансет не остановилась на месте.

— Лейтенант, проводите нашу арестантку вон в ту душевую, пусть помоется. Внимательно следить за ней. Не задерживаться, встречаемся на станции. Вот ключи от кандалов.

— Будет сделано, — лейтенант принял ключи, отдал честь генералу и толчком направил кобылку в сторону здания с вывеской "ОБЩЕСТВЕННАЯ ДУШЕВАЯ".

Они зашли в здание. Лейтенант подошел к кассиру и начал что-то ему объяснять. Кассир кивнул и указал на дверь с изображением силуэта жеребца.

Лейтенант вернулся к кобылки и показал на ту же дверь:
— Пошли.

— Это же мужская душевая? — спросила кобылка, в замешательстве.

— Не задавай вопросов, вперед, — он сильно толкнул кобылку.

Та направилась в сторону двери и вошла внутрь раздевалки. Там переодевались несколько жеребцов, они посмотрели на парочку с удивлением. Но увидев офицерские нашивки, никто из них не захотел спрашивать и они просто вернулись к своим делам. Лейтенант остановил кобылку и начал отпирать ее кандалы. Последний замок со скрежетом открылся и ноги кобылки снова были свободны.
Она автоматически потерла те места, где висели кандалы.
Лейтенант собрал кандалы и положил их на ближайшую кушетку, после чего указал на душевую. Кобылка последовала указанию. Она открыла дверь и быстро зашла в ближайшую кабинку. Вокруг стоял теплый пар и шумела льющаяся вода. Лейтенант встал перед кабинкой кобылки, закрывая собой ей единственный выход. Он не спускал с нее своего взгляда, намекая, что побег невозможен.

— Начинай, у нас не так много времени.

Кобылка взяла мыло из мыльницы и начала намыливать свой мех.
Но похоже кто-то решил не оставлять присутствие кобылки без внимания. Из другой кабинки вышел жеребец. Его тело было покрыто наколками.

— Эй, начальник. Не хочешь оставить её здесь ненадолго. Она станет намного послушней, — улыбаясь, он облизал свои губы.

Лейтенант с отвращением посмотрел на жеребца и сказал:
— Если ты сейчас не заткнешься и не вернешься в свою кабинку, то найдешь свои яйца в своей глотке, после чего мигом отправишься обратно в трудовой лагерь! Ясно?!

— Хорошо, хорошо, начальник. Только не кипятись, это было просто дружеским предложением, — жеребец вернулся в свою кабинку.

По спине кобылки пробежали мурашки. К горлу поднялась рвота. В ее мозгу ожили воспоминания, полные насилия. Воспоминания, которые она хотела забыть. Надо было отвлечься. Она ускорилась, чтобы быстрей покинуть это место.

Тем временем, Сансет Шиммер отдала последнее распоряжение, солдаты, гуляющие по платформе, начали загружаться в поезд. Рядом на скамейке сидели два жеребца с чемоданами и тюком с вещами. Сансет подошла к ним и поприветствовала:
— Инквизитор Смайт, инквизитор Браш, рада что вы добрались. Как вы, поправляетесь?

Фрэш Браш, серый земной пони, в ответ только приложил мешок со льдом к своему лицу и что-то пробурчал. Лицо Браша было разбито. Его украшали синяки, царапины и оттёки. Левый глаз был закрыт, а во рту не хватало пары зубов.

Брайт Смайт, белый единорог с обрубленным рогом, ответил за своего коллегу:
— В первую очередь, мы хотели бы поблагодарить вас за помощь. Без неё мы бы не только провалили задание, но, возможно, и погибли бы.

— С вашей стороны было разумно попросить о помощи. И я рада, что смогла помочь слугам Империи в установлении правосудия, — ответила Сансет.

Смайт кивнул и спросил:
— Спасибо еще раз. Но где подозреваемая?

— Я лично эскортирую ее в столицу.

— Генерал, не сочтите за дерзость, но это дело инквизиции. Вы идете против предписаний.

— Так будет безопасней. И если вы беспокоитесь, что Гранд-инквизитор будет недоволен, то я лично отчитаюсь перед ним по прибытию. Вы не пострадаете, я обещаю. Вам не о чем беспокоиться.

— Я ... доверюсь вам в этом. Если вы разрешите, мы бы хотели поехать с вами в столицу.

— Хорошо, место найдете. Пока я не ушла, как ваш рог?

— Надеюсь, что его смогут восстановить, иначе я останусь инвалидом, — сказал инквизитор с досадой, — это было безрассудно пытаться задержать преступника вдвоем.

— Это не ваша вина. Просто вам не повезло с целью. Только в следующий раз будьте осторожней. Если позволите, то мне нужно еще кое о чем позаботится. Удачной вам поездки, — Сансет кивнула и хотела уйти, но ее остановил голос Смайта.

— Подождите, генерал. Я хотел кое-что спросить. Вы видели кьюти марку подозреваемой?

— Да.

Смайт посмотрел на своего напарника. Тот достал блокнот из кармана своего плаща и передал Брайту.

— Взгляните, — Смайт перевернул страницу и показал её Сансет, — это она?

Сансет посмотрела на карандашный рисунок — две наложенные друг на друга звезды с отходящими от них лентами.

— Похоже. Вы же не успели рассмотреть её, когда уезжали. Так как вы узнали?

— Мой напарник имеет талант художника и феноменальную память. Когда-то мы вместе работали в архивах и он многое запомнил с тех времен. Но не об этом речь. Суть в том, что некоторое время мы работали с информацией, касающейся охотников. И эта кьюти марка одного из первых охотников, её имя Старлайт Глиммер. Мой напарник узнал черты лица Глиммер в преступнице и с вашим подтверждением можно утверждать, что это она. Но по нашей информации, все охотники должны быть мертвы. А теперь получается, что, возможно, она последний живой охотник во всей Эквестрии. Будьте с ней осторожней. Я наслышан про ваши способности и на поле боя вам нет равных, но все же будьте бдительны. Если хотите, по прибытии в столицу я могу прислать вам копию её досье из архива.

Сансет переварила полученную информацию, на ее лице появилась небольшая улыбка.
— Спасибо за предупреждение, не волнуйтесь, я буду осторожна. И я буду очень благодарна за копию. Только, подождите, это у вас случайно не одежда в которой была преступница? – Сансет указала на тюк, лежащий на чемодане.

Смайт кивнул и ответил:
— Да. Я хотел привести её в качестве вещдока, но если вы позаботитесь о преступнице и поговорите с Гранд-инквизитором, то можете её забрать.

Спасибо, — Сансет взяла тюк своей магической аурой, повернулась и пошла в сторону поезда, попрощавшись напоследок с двумя инквизиторами. – Удачной вам поездки.

Смайт только настороженно посмотрел ей в след.

Настроение Сансет приподнялось, в ее распоряжении теперь был не просто единорог, а один из охотников.

— Все идет даже лучше, чем планировалось, — раздалась мысль в ее голове.

...