Автор рисунка: Noben

Конец или начало?

Хоть и Эквестрия давно уже перестала быть феодальным обществом, но дворянская знать со временем не исчезла, а подстроилась под реалии нового времени и удержалась в качестве верхушки общества пони. Конечно она потеряла почти все привилегии, титулы, земли и всю власть, а также ей пришлось принять в свои ряды представителей других групп населения, но сам факт того, что ты принадлежишь к знати, мог изрядно потешить самодовольство и многие пони также хотели войти в этот немного закрытый круг лиц. Хотя время уже брало своё и традиции дворян, как и они сами начали себя изживать.

Но пока что их звезда ещё не зашла и из Кантерлота знатные пони продолжают свысока смотреть на обычных обывателей, занимаясь привычной для дворян деятельностью: ходят на гонки на ипподроме, устраивают встречи в королевском саду и т.д. Но вдали от общественно приемлемых занятий, существует небольшая группа дворян, которая предпочитает более экстравагантное время препровождение.

Молодые отпрыски мелких дворянских семей, безземельные бароны, разорившиеся представители старых фамилий, все они были не прочь окунуться в кутёж и декадентство. И были пони, которые с радостью обслуживали их.

Не слишком далеко от Кантерлота, глубоко в лесу располагалась усадьба, скрытая от вездесущего общественного надзора. На её территории любой желающий мог утолить свои самые экстравагантные и запретные желания, за определенную сумму разумеется. Хоть и предлагаемые услуги были нередко за пределами закона, но пока что никто не обращал на это внимание, все надеялись, что если не замечать проблему, то она просто исчезнет.

Но этого не происходило и поток гостей к этой лесной усадьбе не прекращался, как и поток яств, напитков и сомнительных личностей с сомнительными товарами.

И всем этим заправлял один земной пони, маркиз Фрод (fraud) де Ривер Стар. Он был жеребцом средних лет, низкого роста, с черной гривой и темно серой шерстью, с острой мордочкой и хитрыми, глубоко посаженными зелеными глазами. Фрод был выходцем из одной бедной семьи в Ванхувере, но смог заработать себе состояние на различных финансовых махинациях, после чего купил себе дворянский титул на аукционе.

Однажды, в погожий день, вечером, в доме маркиза должен был пройти очередной приём "гостей". И к железным воротам лесной усадьбы устремились постоянные клиенты де Ривер Стара. Останавливаясь у большой цветочной клумбы, окруженной кольцом брусчатки, из карет начали выходить самые разные пони. Прохаживаясь по проложенной через лабиринт из живой изгороди гравиевой дорожке, они устремлялись прямиком к "дому хозяина", построенному в классическом стиле.

Внутри богато украшенного здания играла музыка, прислуга расставляла закуски и напитки, все было хорошо освещено свечами и везде пахло цветами. И в центре этого всего, лично маркиз приветствовал каждого своего гостя, обмениваясь с ним несколькими фразами. Он знал каждого из них, как облупленного.

Но вот сквозь двери залы, в потоке знатных господ, вошёл молодой пегас с белой шерстью и гривой, состоящей из красно-черно-белых полос. Он нервничал, ему явно было душно в надетом на него фраке.

Когда до него дошла очередь, пегас пожал копыто маркиза.

— О, господин Дамьян де Фалафель, рад что вы снова посетили нас! — Фрод радостно поприветствовал своего гостя.

— Добрый вечер маркиз, всё готово? — Спросил пегас.

— Да, конечно, все уже готово, можете хоть сейчас подниматься наверх, третья дверь слева, но вы разве не хотите почтить нас всех своим присутствием? — Спросил Фрод, в его хитрых глазках полыхнул огонёк.

— Нет, благодарю, я пойду наверх, приятного вечера, — быстро распрощавшись с маркизом, Дамьян направился к лестнице ведущей на второй этаж. Де Ривер Стар проводил его взглядом.

Найдя нужную дверь, пегас зашел внутрь. Он оказался в богато обставленной комнате с большой двухместной кроватью и столиком с несколькими мягкими креслами, через рядом расположенную двухстворчатую дверь можно было выйти на балкон. Напротив кровати стоял камин, а на нем располагался канделябр с зажжёнными свечами. Хоть уже был вечер, но света от уходящего солнца хватало для того, чтобы не напрягая глаз видеть все вокруг.

На столе стоял большой кувшин с вином, пара кружек, два подноса с фруктами и пирожными. Подойдя поближе, Дамьян не задумываясь налил себя полную кружку вина и жадно выпил её. Это было асмангаузен, его любимое.

Осушив кружку, он поставил её на стол и сел на кровать, после чего принялся спешно расстёгивать свой душный фрак. Разделавшись с ним, он потянул за шнур, висящий рядом с кроватью. Это было сигналом, что он готов к тому, чтобы его обслужили.

Дамьян лег на кровать и уставился в потолок.

— Как же так получилось, — спросил он сам себя, в голове всплыли воспоминания прошлого, подавленные, но не забытые.

Это были те воспоминания, которые заставляли сердце каждый раз кровоточить. Но действительно, как же так получилось?

Его родители встретили друг друга, будучи обычными фермерами. Их ферма была совсем небольшой и приносила средний по меркам того времени урожай. Но благодаря своему трудолюбию и инновационным идеям, эта чета смогла сделать свою ферму образцовой. Скоро их доходы с лихвой стали перекрывать расходы и после погашения взятых кредитов, они начали расширять свое хозяйство. И через несколько лет их предприятие было одним из самых крупных во всей Эквестрии.

Скопив достаточно приличное состояние, они не стали транжирить заработанное, а решили заняться благотворительностью, вкладывая деньги в школы, детские дома, дороги, дешевое жилье. В итоге, оценив их помощь обществу, Селестия даровала им дворянский титул.

И где-то в это время у них родился их единственный сын, Дамьян. Семья была безмерно рада и окружила свое единственное чадо любовью и заботой. Когда он вырос, они отправили его в престижный лицей, где он должен был получить блестящее образование. Но не успел он отучиться и года, как получил известие, что его родители погибли в железнодорожной катастрофе.

Эта новость погрузила его ещё детскую душу в пучину отчаяния и горя. У него не было других родственников и дворянское общество поставило над несовершеннолетним наследником опекуна, графиню Вакер. С самых первых дней, жеребенок возненавидел её, эти чувств были взаимны. И графиня отправила обучаться маленького Дамьяна в гимназию, находящуюся на другом конце Эквестрии, совершенно не заботясь о его будущем.

Шли годы и пегас рос, горечь и печаль продолжали терзать его сердце, но учась в чужом городе, он не остался одинок и все-таки смог найти друзей. Росли они хулиганами и окончив гимназию, ничуть не изменились. Но повзрослев их дружба распалась и каждый пошел своей дорогой.

А от друзей Дамьяну осталось пристрастие к спиртному, гулящим девкам, высокомерие и привычка искать приключений на свой круп. Он быстро стал персоной нон грата в обществе, в его сторону смотрели лишь с презрением и иногда с жалостью.

Прошли годы и пегас не смог отказаться от старых привычек. Избавившись от опекуна, он стал транжирить состояние своих родителей на выпивку, кобылок и всякого рода авантюры. У него не было постоянных друзей, все видели в нем лишь мешок с деньгами, но может это лишь он так думал...

Дверь в комнату открылась и внутрь вошла кобылка с багровой шерстью и черной гривой, заплетенной в длинную косу, пронизанную лентами. Была она одета лишь в нижнее белье и чулки.

Кобылка поклонилась. Приподнявшись Дамьян оценивающе посмотрел на нее и улыбнулся.
— Подходит, — заключил он в уме.

Пегас копытом поманил кобылку к себе и та послушно подошла к кровати. Он обхватил ее за плечи и поцеловал в пухлые губы. Они вместе упали на теплое одеяло и провалились в пучину разврата.

...

Дамьян резко открыл глаза, голова раскалывалась, его тошнило, мир вокруг нещадно вращался. Уже наступило утро. От чего же он проснулся. Ах да, кто-то закричал, наверное служанка, дверь была открыта, никого не было. Пегас сел и невольно посмотрел на свою грудь, она была заляпана красным, похоже вчера он разлил вино на нее, посмотрев на одеяло и простыни, покрытые схожими пятнами, он сделал схожий вывод.

Собравшись с силами, он сначала сел на край кровати, после чего попробовал встать на пол. Его ноги ели держали его, голова адски болела.

Краем глаза он заметил кобылку, с которой он вчера развлекался, она лежала в кровати на спине. Всё её тело было в красных подтеках.
Похоже они очень хорошо повеселились, заметил про себя не без удовольствия Дамьян.

Но его внимание тут же привлек громкий вздох, раздавшийся у входной двери. Пегас посмотрел туда, там стояла служанка с дворецким, они с ужасом и отвращением смотрели то на Дамьяна, то на кровать.

Пегас решительно ничего не понимал и хотел все объяснить, но дворецкий подскочил к Дамьяну и ударил его горшком от цветов. Этого удара хватило, чтобы погрузить слабого пегаса обратно в беспамятство.

* * *

Дамьян сидел у каменной стены, в тюрьме. Сквозь маленькое окошко внутрь проникал дневной свет. Его трясло и знобило, грива была грязной, как и шерсть, под глазами образовались черные мешки, он изрядно исхудал.

Прошло уже больше месяца с того момента, когда его арестовали и кинули в камеру. Недавно был вынесен приговор, его обвинили в убийстве куртизанки. У него забрали дворянский титул, земли, все имущество. Суд вынес однозначный приговор, пожизненное заключение.

Ни ему, ни его адвокату не удалось убедить ни судью, ни коллегию присяжных, что Дамьян невиновен. Все хорошо знали его образ жизни и его заслуги, там даже была графиня Вакер, яро агитировавшая наказать молодого пегаса.

Дамьян знал, что это она все подстроила, она хотел завладеть его наследством, она должно быть подкупила маркиза и подлила пегасу что-то в вино, наверное ... должно быть ... ведь так же, но если они правы, и он виновен ...

Не то чтобы Дамьян никого не убивал, бывало пару раз, но он всегда считал, что это было лишь в целях самообороны, а сейчас ... он уже был ни в чем не уверен.

Неужели это правда? — Терзал себя он этим вопросом.

День шел за днем, пролетали недели, месяцы. А он все вспоминал былое, думал как он всех подвел, в первую очередь своих родителей, что он потратил в пустую всю свою жизнь и ему оставалось только сгнить в этом подземелье. Его тошнило от всего, но в первую очередь от самого себя.

Каждый день он потихоньку чах, пока от него не осталась лишь тень себя былого. Самодовольство исчезло, а на замену пришло понимание собственной ничтожности и мысли об избавлении, но ему не хватило смелости оказать себе эту услугу.

Так он и жил, маленькая фигура в углу камеры, никому не нужная, уже умершая внутри.

Но однажды, когда он думал, что вселенная сжалится над ним и даст ему долгожданное избавление, через прутья решетки в камеру пополз зеленый дым.

Он обволок тело Дамьяна. Его веки закрылись и пегас погрузился в дрему. 

Туман был мягким на ощупь, не понятно как, но он убаюкивал, успокаивал. И тут раздался тихий, мягкий женский голос:
— Не отчаивайся. Ничто еще не закончено, все только начинается.

Ее слова успокаивали, проникая в самое сердце, они обволакивали старые раны, как сироп, боль утихла. Вместо отчаяния пришла надежда, почти звериная тяга что-то делать, не сидеть на месте, двигаться. А голос все говорил, по матерински нежный, он сказал:
— Иди ко мне. — И тут в сознании Дамьяна появилась видение.

Он видел цветущую долину, полную жизни, окруженную мертвыми снежными пиками. Он увидел дорогу, которую проложили там, где не должно было оказаться копыто пони. Десятки смельчаков, наперекор самой природы, смогли преодолеть все преграды и оказаться в месте, где больше тысячелетий не было никого. Но их достижения растоптал тиран, пожелавший контроль над неподконтрольным.

В ушах Дамьян раздались мольбы о помощи, сотен и сотен душ. Через секунду они замолкли, а в возникшей пустоте заговорил знакомый голос:
— Помоги им.

И тут туман рассеялся и пегас открыл свои глаза. Он начал лихорадочно осматривать свою камеру. Что это было. Галлюцинация или он окончательно сошёл с ума?

Раздался громкий удар, что-то металлическое с грохотом упало на пол. Дамьян оглянулся. Прямо у его камеры без чувств на пол упал стражник и откуда-то сверху приземлился грифон с серо-синим опереньем, светло-голубой гривой. Он был одет в кожаный хаубер, а в белых когтях держал увесистую дубинку.

— Борис? — Спросил Дамьян тихим голосом, полным удивления.

— Извини, что так долго. — Грифон взял у стражника ключи и принялся открывать замок.

Когда дверь со скрипом открылась, он зашел внутрь. Пегас посмотрел на своего внезапного спасителя. Это действительно был его знакомый грифон, правда на самом деле звали его Крайт, а “Борис” — это было что-то типа клички, но все привыкли обращаться к нему именно по ней.

За дверью раздался звук взмахов множества крыльев. На тело стражника накинулись, как коршуны, пятерка грифонов. Через минуту стражник был полностью голым, а грифоны, издавая довольные звуки, исчезли из поля зрения.

— Что ты тут делаешь? — Спросил Дамьян.

— Спасаю тебя. — Борис подошел и взял сильно исхудавшее тело пегаса, весившее болезненно мало.

— Почему сейчас?

— Видишь ли, неделю назад ко мне подошел какой-то жеребец и заказал твое спасение, за огромную сумму между прочим. Знаешь, он просто отдал все деньги нам, сказал что надеется на нашу совесть. Вот чудак.

Борис спокойно вылетел через открытую решетку и полетел по бесконечным коридорам и лестницам, двери везде были распахнуты настежь, стражи нигде не было. Через минуту они уже были снаружи тюрьмы. 

Яркий свет слепил глаза, а мягкий ветер приятно обдувал тело. Они находились прямо посередине леса, рядом с тюрьмой для пожизненных заключенных. 

— Где вся стража?

— Не знаю, тот жеребец сказал что именно сегодня в тюрьме не будет стражников. Он не обманул. — Тем временем Борис поставил Дамьяна на землю и сам приземлился рядом.

— Сколько я седел там? — Спросил пегас, повернувшись к своей темнице.

— На сколько я знаю, около 7 лет.

— Так долго, — сказал отстранено Дамьян, после чего посмотрел на грифоны, — почему ты не пришел раньше?

— Извини конечно, но идти против Эквестрии — это подписать смертный приговор, плюс эта тюрьма всегда хорошо охранялась. И ты не забыл как мы расстались?

Пегас посмотрел куда-то вдаль, воспоминания ожили в его голове.
— Помню. Спасибо, что вытащил меня.

— Не за что, я всего лишь выполнял контракт. Нас даже никто не заметил, так что никаких проблем не должно быть.

— Подожди, ты слышал в последнее время о какой-нибудь долине, далеко на севере?

— Ну, пару лет назад открыли одну, туда даже провели дорогу и успешно ее заселили. А что?

— Мне нужно туда попасть.

— Ты рехнулся! Ты только что сбежал из тюрьмы, да тебя на первом же посту схватят и посадят обратно. Тебе нужно бежать за море, в Грифонию.

— Я не могу. Мне нужна твоя помощь, прошу помоги мне добраться туда?

— Чем тебе сдалась вообще эта долина? Да и вообще, ты понимаешь, что если нас схватят, то я буду твоим сокамерником.

— Я отправлюсь туда с тобой или без тебя! — Дамьян начал выходить из себя, но тут же взял себя в руки. — Прошу, ради нашей старой дружбы, помоги мне туда добраться, это все что я прошу.

Борис вздохнул и закрыл своей лапой свое лицо.
— Ладно я тебе помогу туда добраться, может местному губернатору нужна помощь наемников. Но, это последний раз.

Дамьян кивнул и довольно улыбнулся. Может, действительно, еще не все потеряно.

Комментарии (20)

+2

Восхитительно!
Однако тут главному герою дают пожизненное за одно убийство (скорее всего ненамеренное или в состоянии психологического срыва, по идее за такое дают от 2 до 5 лет). Лишение титула и земель ещё можно понять, но такой срок — это уж слишком особенно для такой утопичной страны, как Эквестрия.
P.S.: Многим нацистским преступникам, ответственным за тысячи смертей невинных, убитых по расовым мотивам, на Нюрнбергском процессе выдавали сроки примерно на 20 лет, и то многие из них освобождались заблаговременно по состоянию здоровья.
P.S.S.: Но, как и все люди, могу ошибаться.

Lunar_Equestrian_Reich #1
+1

Рад, что вам понравилось)
На счёт суровости наказания, вы сами сказали, что они, как и все люди, могут ошибаться, ведь даже в свободных странах, где признается верховенство закона могут пожизненно или же на очень долгий срок посадить абсолютно невиновного человека. К сожалению, но не существует абсолютной справедливости и люди часто выносят свои вердикты исходя больше из эмоций. Поэтому пони, который до этого вел себя как анти-социальный элемент, может не найти сочувствия в глазах других. Плюс, вы не должны забывать что это могло быть подстроено)

ikr #4
0

Земнопони — маркиз? LOL! Как бы поняхи не притворялись монолитным обществом, они всё-таки расисты. Особенно столичные единороги. Купленый титул может что-то значить только для таких же сельских земнопони, рогатые же даже копыто не подадут такому "дворянину".

Darkwing Pon #2
0

Они не обязаны подавать ему копыто или признавать его, ему вряд ли это вообще нужно. Ведь они сами придут к нему за его услугами, оставив кругленькую сумму, а это самое главное.

ikr #5
0

Какие услуги он может _им_ предоставить? Всё что им нужно, купит управляющий, они и знать не будут у кого, а что реально решается на личных встречах такого уровня то... он там никто и разговаривать им с ним не о чем. Может деньги и есть, но влияния нет, а это главное в их среде

Fogel #7
0

Ладно, тут, наверное, уже всё зависит от того, как человек представляет себе Эквестрию. Думаю, на то это и художественное произведение, чтобы каждый воображал себе что хочет. Поэтому у меня дворяне не имеют особенного влияния в обществе; не все из них богаты и/или влиятельны; законом вполне могут быть запрещены некоторые товары и/или услуги, так что управляющий не сможет достать всё для своего господина и ему всё таки придется обращаться к сомнительным личностям. Да и пони бывают разными.

ikr #9
0

Стиль изложения не производит приятного впечатления, будто список читаешь. Хоть немного обыгрывать слова, события, факты?
Касаемо убийства и наказания... У них это редкость и наказание действительно сурово за такое. Но где же маги-криминалисты, почему не прочтены его мысли, не поднят образ прошлого? Подкупили? И да, благотворительность прибыли не приносит, немного бы переиграть момент...

Fogel #3
0

Я пытаюсь писать более или менее приемлемо, но да, косяков много. Надеюсь в будущем будет получаться получше, я постараюсь во всяком случае.
Сомневаюсь, что магией можно решить все проблемы и прочтение мыслей, я такого не помню в сериале если честно. Плюс, на любую меру можно найти контр-меру. И ещё, благотворительность приносит прибыль, просто не прямым путём.

ikr #6
0

Просто тут не совсем то слово. "За большой вклад в развитие дошкольного образования" прозвучит куда как убедительнее.

Fogel #8
0

Не поспорю, звучит убедительно, но по идее, замысел был в том, что они не выбирали конкретное направление или типа того, а просто пытались помочь всем. Могу предложить изменить вот так:
"В итоге, оценив их значительную заслуги перед обществом, Селестия даровала им дворянский титул."

ikr #10
0

Неплохой рассказ, но, субъективно на мой взгляд, не столько сухо (хотя суховато, больше текста богу текста), сколько требует продолжения. История оборвалась так, словно её под гильотину запихнули. Зарисовка, не более. Однако, несмотря на сухость и обрезанность, лично мне понравился замысел. Надеюсь на продолжение истории. Пусть и сухой, но продолжение. А если это только первая глава... То зачем было ставить статус "Завершен"?
В общем, ставлю четыре.

Night Lier #13
0

Спасибо.
На самом деле, тут очень сложная история, которая вряд ли будет кому-то интересна. Но по сути, у этой истории есть продолжение, но я его не напишу, потому что это будет большое произведение, а у меня уже есть неудачный опыт с ними. Так что, пока я не научусь нормально писать, этот рассказ так и будет обрезан. Но я попробую написать что-то типа спин-оффа в этом же сеттинге, с теми же героями. Может получится получше. Извините, но пока это правда будет огрызком.

ikr #14
0

Главное, не кидай на половине пути.

Night Lier #15
0

Так может стоит тогда добавить открытый финал?

Fogel #16
0

Кстати, лица и руки, это не про Эквестрию, разве что попаданцев начать описывать

Fogel #17
0

Согласен, но писать морда или мордочка не хочется.

ikr #18
0

Вооо! Поэтому я стараюсь "юридическую морду" менять на что-то более корректное, пусть и в ущерб фактическому материалу. А то понаотращивали поняшкам руки :)

Fogel #19
0

Руки постараюсь не отращивать)

ikr #20
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...