Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 29. У Дерева Глава 31. Диверсия

Глава 30. Разговор с дочерью

Молодая аликорн вошла в кабинет Селестии. Здесь, конечно, всё было убрано, и содержалось в порядке, как и пять лет назад, но неуловимо чувствовалось, что хозяйка в нем уже не бывает почти никогда.

За прошедшие годы Сабрина сильно вымахала, но еще не переросла психологический барьер «очень высокая пони». И благодаря регулярным тренировкам и хорошему питанию, стала довольно ширококостной… Когда-то Кетч ей сказала: «надо-де меньше жрать, женихов не будет», — но тогда она отмахнулась — Дискорд с ними. А теперь постфактум оценила мудрость совета. Хотя она и по-прежнему прятала крылья, сверстники её побаивались…

— Мама?

— Присаживайся. Я ждала тебя завтра…

«Угу, и по этому поводу пришла из своего мира сегодня», — подумала Сабрина.

— Да, понимаю. Ты в очередной раз послала к Дискорду маскировку, и прилетела на крыльях, сотрясая сверхзвуковым хлопком мирную жизнь внизу…

— Я летела высоко, — возразила дочь.

— О поверь, в верхних слоях звук отражается причудливо, и этот грохот всё равно слышали ещё и дальше, чем если бы ты летела внизу. Зато, конечно, тебя никто не видел. Ну, и повыделываться в твоём возрасте, это святое, понимаю…

Она откинулась на спинку гигантского кресла и ненадолго замолчала. Сабрина устроилась напротив, не рискуя, однако, нарушать размышления своей грозной матери.

— Что же мне с тобой делать? — Риторически вопросила принцесса.

Сабрина вздохнула, но сейчас её интересовало другое.

— Мама, я проанализировала движение магматических пород. Они находятся в корреляции с лунным и солнечным циклом. Если бы разработать график смещения спутника…

Селестия скупо улыбнулась.

— А если бы ещё решить задачу трёх тел. И тридцати трёх тел… Чтоб вывести, например, произвольных свойств фермент, так сказать, мегакатализатор вне биологии. Мы с твоей тёткой полжизни на это убили. По полторы тысячи лет, можно сказать, на каждую. Вот даже, в безумии, разрешили вычислительную технику. И что же? Ничего.

— Но почему в безумии? — робко спросила кобылка. — И… и может, стоит привлечь широкие массы, ресурсы, к решению этой проблемы.

— Скажи, ты выкладывалась полностью на спасательных работах? — Перебила принцесса.

— Да, мама, я…

— Ты всё же давала себе время отдохнуть?

Сабрина, покраснев, упёрла взгляд в пол.

— Вот что мне с тобой делать? Ну, не упрекай себя. Ты правильно поступила. Глупо, но правильно, — принцесса махнула копытом, — хотя дважды себя демаскировала… Но я не удивлена. Скорей, я бы удивилась, если б ты этого не сделала… Ты впервые познала коллективный труд, польза которого была несомненна, и, конечно, хотела бы жить так. Самоотверженно, на пределе возможностей. И… любовь, верно? — белая кобылица слегка улыбнулась. — Но, вашу работу кто-то организовывал. И даже ты, аликорн, со всей своей мощью, не спасла бы больше пони, чем сотня единорогов, объединённых замыслом, действующих по одному плану… И этот план, — она шутливо ткнула дочку чашкой в лоб, — должна придумать ты. Вот если бы можно было разделить: Сабрина один придумывает план, а Сабрина два в это время сражается на острие фронта…

— Но я…

— Ты всего лишь молодая кобылка. Да, я помню. Послушай, и попробуй меня понять.

Селестия отхлебнула кофе.

— Луна и я знали, что землетрясение будет. Только не знали, где. Надеялись, что пронесёт мимо городов…

— Но… — чуть не вскрикнула Сабрина.

— Молчи, глупая. Ты росла во дворце, ты ничего не знаешь. Большинство регламентов, правил техники безопасности (ну вот разве, кроме АЭС), все уставы прописаны так, что выполнять их в текущей модели экономики, немыслимо… Как ты думаешь, я, которая подписывала их, больная ли я на голову?

Молодая принцесса совсем сникла.

— Или я не понимала, что невозможно часовому, не семи пядей во лбу, запомнить сотню номеров печатей на посту?

Сабрина, сжав волю в копыто, посмотрела на мать:

— То есть ты сознательно прописывала невыполнимые нормы, чтобы карать по своему произволу тех, кто оступился, или тебе не по нраву? — Она еще раз глубоко вздохнула, — когда я стану принцессой, я буду принимать только выполнимые законы!

В глазах Селестии тлел ироничный огонёк.

— Видишь ли, дочь моя, с древних времён повелось, что задача правителя — гонять подданных в хвост и гриву, желательно в круглосуточном режиме. Помню, когда королевство у меня было еще относительно маленькое, я лично, бывало, ходила с секирой проверять мобилизационную готовность административных единиц, иногда прямо на месте подвергая баронов укоризне… Но если это за правителя делает закон, то у тебя остаётся немного времени на личную жизнь. А если закон априори невыполним — у подданных есть чем себя занять, выполняя невыполнимое. Главное, найти баланс между административным идиотизмом, и действительной потерей лицом начальствующим чувства сцепления своих приказов с реальностью. Ну, если прописать часовому семьдесят-восемьдесят печатей, он будет пытаться их запомнить, а если прописать семьсот — сразу поймёт, что ты просто идиотка, и ничего делать не станет … Понимаешь. — Она на миг запнулась, — раньше мне, а теперь сестре, стократ на день приходят извещения о возможных угрозах для того или иного населённого пункта, и большая часть из них — чушь. Но если по каждому из них мы станем эвакуировать города, то тем только и будут заниматься пони, что бегать с работы в бункер и обратно. Поэтому я, их правитель, хозяйка их жизни и смерти, сознательно ими рискую… И да. Самая основная задача правителя — быть.

Заметив, как округлились кошачьи глаза Сабрины, мать пояснила:

— Ты не сможешь контролировать не то что всё, а даже мизерную часть дел. Другие должны думать, что это не так, но мы с тобой будем знать ужасную правду. Лишь одно дело из тысячи ты решишь умнО, и рассудишь по справедливости. А остальные так и будут идти раздолбайским обычаем… Но и это не имеет значения. Важно лишь то, что ты обладаешь — или будешь обладать — силой, чтобы взять за гривы двух дерущихся магнатов, и растащить по углам. Ну, или утопить их в бочке сидра, как решишь. И это, по сути, есть твоя единственная задача. Законы, более или менее идиотские и невыполнимые, напишут без тебя. Города, по линейке или так, после землетрясения опять же построят без тебя. Как без тебя поедет паровоз, построится храм и родится жеребёнок. Твоя задача — быть единственным деревом среди кустов… Хотя, если у тебя найдётся время и желание написать закон, или утвердить там, эвольвентную расточку на паровозном колесе — ни в чем себе не отказывай… Хотя, конечно, — она улыбнулась, — лучше проконсультироваться с профильными спецами. Я всё время путаю эвольвенту с экспонентой… А кстати, — она хитро прищурилась, — как зовут твоего избранника? И кто он?

— Алек. Он студент, житель Балтимора, земнопони… Он помогал нам на работах.

— Понятно. Обесчестили вы, значит, королевский дом. Придётся принимать меры.

Стоп! — рявкнула Сабрина. И потом на два тона ниже, — он ничего не знал. Это я виновата. И вообще мы уже расстались…

Принцесса улыбнулась.

— Что ж, вижу, ты немножко взрослая… Это была шутка. У нас просто нет равнородных женихов. Луна вот спит со своими гвардейцами; да и я, выбирая тебе отца, опиралась не на родовитость (между нами говоря, когда дворяне перестали махать саблями, весь положительный отбор у них ушёл в свисток), а на экстерьер. Прабабкины способы же никто не отменял… Вот и вышло, что чуть не последней дворянкой в стране осталась Кетч. Жалко, кстати, что вы так и не преодолели отчуждение. Лучшей подруги тебе нечего было бы и искать… А почему вы расстались-то с этим… Алеком?

— Крылья, — вздохнула молодая аликорн, — когда он их увидел… Ну, ни о каких дальнейших отношениях речи не было. И так два часа убеждала, что вот прямо сейчас топиться не надо, и я сумею оградить его от гнева правящего дома…

— Интресно, а как ты собиралась его ограждать? — Приподняла бровь Селестия.

— А какая разница? — невинно спросила кобылка, — всё равно это не понадобилось.

— Я собственно что спросить хотела: ты замуж за него не собираешься? Это как раз тот случай, где я с сожалением должна была сказать «нет», хотя вижу — это уже и неактуально… Во первых, Кодекс магов, во вторых, скоро же отправляться в путешествие. Вряд-ли тебе улыбается таскать по мирам нулевого в смысле магии земнопони. Ты и сама-то еще не очень крутая волшебница… Кстати, я вот подготовила тебе несколько вариантов маршрута. Начнём, как и подобает, с войны…

— А это обязательно? — робко спросила Сабрина.

— Не ори на мать. Обязательно. Но не надолго. Думаю, для первого раза двух недель будет довольно. Кстати, ты же применяла то маленькое заклинание, что я тебе показывала? А то беременной придётся трудно на войне.

— Надеюсь, это ты так шутишь… Применяла, конечно. А как это будет всё выглядеть?

— Ну как… Луна выдаст тебе координаты и документы. Там ты как будто переведёшься с другого участка фронта. Побегаешь две недели с саблей, постарайся только не выиграть войну в одиночку… И своей настоящей саблей не маши, а только железной… Как раз за это время полковая канцелярия осознает, что никто тебя ниоткуда не присылал. А ты, соответственно, просто «дезертируешь» в другой мир. Там поступишь в университет. Я вот даже не поленилась сходить, взять несколько рекламных проспектов. Почитай, выбери, что по вкусу. Затем я «подвешу» на выбранный буклет координаты и пакет заклинаний…

Сабрина поморгала, тупо вглядываясь в абракадабру чужого алфавита, но вдруг с удивлением поняла, что может это прочесть. Перебрала бумажки.

— Но это не магические институты.

— Нет. Химия, биология, физика, экономика… Я постаралась подобрать самое лучшее на тех планетах, где живут хоть немного морфологически похожие на пони существа. Чтобы тебе не пришлось совсем уж туго с адаптацией. Ну и там, где наука развита, понятное дело. Чуть лучше, чем у нас, но не так, чтоб ты на занятиях хлопала глазами.

— А как же я буду…

Селестия протянула дочери штуку, похожую на толстую общую тетрадь.

— Тут где-то треть от общемагической библиотеки Кантерлота. Занимайся. Батарейку я заменила, теперь она не сядет никогда. С остальным ты разберёшься, там всё очень интуитивно понятно. Только не потеряй его. Не дай гиппарион, это попадёт в Зебрику — через десять лет Эквус ждёт взрывной рост информационных технологий, будь они прокляты… Вопросы выписывай на бумажку. Обычно, ответ на большинство вопросов приходит сам через пару недель, но если нет, спросишь меня при очередной встрече.

— А что со временем? — Спросила Сабрина, испытывая не очень приятные предчувствия.

— Ну, подгоним так, чтобы у тебя осталось месяца четыре на подготовку к экзаменам, и на адаптацию к тому миру… А предысторию и общий ход своей первой войны, знаки различия, оружие-доспехи и так далее, можешь начинать изучать прямо сейчас.

Рядом на столе появилась стопка бумаги.

— Так сколько у меня времени? — тихо спросила молодая аликорн.

— Месяца два.

...