Автор рисунка: Stinkehund
Глава 7. Город Глава 9. Дерево

Глава 8. Дворец

Вблизи здание оказалось поистине огромным. Джерси проанализировала свои чувства, и поняла, что уже заранее недолюбливает того урода, который это строил. Не то, чтоб она обожала зебр, но всё же не желала им смерти от непосильной работы при строительстве этого архитектурного монстра. А в том, что дворец строили именно палочным методом, она отчего-то не сомневалась. Главные ворота были закрыты, но держались на таких соплях, что стоило Шедар чуть-чуть их толкнуть, как они рухнули, вздымая тучи пыли, притом одна створка внутрь, другая наружу.

— А ты точно продюсер… Э-э, археолог? — Спросила её аликорн, вспомнив одну из пошлых шуток Поларис, которые она иногда отпускала, когда Джерси лезла на кровать… Впрочем, поскольку сия важная профессия осталась в прошлом, и не было признаков, что она может вернуться, её не поняли

— Не знаю, но ходить через дыру в стене не хочу, — пожала плечами рыжая волшебница. — Ещё кирпич на голову упадёт.

— Да нет, — сказала Джерси, разглядывая циклопические колонны в открывшемся за воротами зале, — тут с хорошим запасом строили. Даже удивительно, что на двери сэкономили.

— Не сэкономили, — буркнула Старлайт, чуть не обнюхав створки, — а как раз наоборот. Тут стояла очень серьезная защита, но в ворота прилетел один из этих разрядов. Что характерно — изнутри. Но задачу они свою, как динамическая защита на танке, хоть один раз да выполнили — удержали это внутри зала, и не выпустили в город.

И в самом деле, три пары ближайших к выходу колонн были оплавлены со стороны ворот, видимо, отразившейся назад энергией. У подножия одной лежал скелет, одетый в нечто, напоминающее доспехи.

— Оптимист какой, — заметила Старлайт. — Орден, наверное, хотел.

— Думаешь, тогда были ордена?

— Ну, не знаю. Тогда, внеочередную кобылу в гарем и серебряных колец, сколько унести сможет. По-моему, так даже лучше. — Она зажгла рог, покрутила головой по сторонам, — вроде чисто всё. Идём.

Откуда-то из глубин дворца потянуло сквозняком, прохладным, как из погреба. От перепада температур Джерси поёжилась…

Гвардейцы заняли позиции у выхода и у дальних дверей, а прочие члены команды разбрелись по залу, имевшему площадь в несколько гектар, и густо заставленному колонами, так что легко было потерять друг друга из виду. У стен местами стояли то ли сундуки, то ли ларцы с запертыми крышками. Это несколько удивило Джерси. В сундуки, обычно, что-то прячут, а учитывая позолоту и тонкую резьбу — что-то ценное. А нафига же держать нечто ценное в первом же от входа помещении, в эпоху, когда для львиной доли населения любая тряпка представляет собой нешуточное сокровище? Чтобы удобнее было её стянуть? Впрочем, открыть крышки сходу не получилось, а применять силу тоже никто не торопился. Джерси окликнула сначала Шедар, потом Астру, чтоб они посмотрели, нельзя ли вскрыть замки магией, и удивилась ещё раз, когда никто не отозвался.

Аликорн прошла вглубь зала, спросила у той пары солдат, что стояли у прохода, не знают ли они, где единорожки? Да, они тут проходили. Пошли осматривать дворец. Нет, команды никого не пропускать не было. Вот если бы оттуда кто-то попытался вломиться, тогда конечно да.

Джерси вздохнула, и мучимая нехорошими подозрениями, тоже двинулась вперед, в прохладный полумрак. Мелькнула непрошеная ассоциация с могилой, и еще одна мысль, что может быть, надо взять охрану, но молодая аликорн мысленно же отмахнулась…

Здешние строители не мелочились, что да, то да. Почти в каждом помещении без проблем можно было устроить небольшой кинотеатр, а в некоторых — разместить стадион на пару тысяч зрителей. Былая красота, росписи и мозаика, конечно, поблекли, но всё еще местами поражали воображение. Кое где были видны и следы сражения. У одного зала практически совсем не было внешней стены. В другом длинный ряд пеньков от колонн намекал, что тут они когда-то были. В третьем — Джерси передёрнуло — двое зебр, как близнецы-братья, были бок-о-бок вплавлены в кремний, так что наружу торчали только передние копыта. Смерть, видимо, была мгновенной. Лица не были ни испуганы, ни искажены болью.

Наконец, она вошла в очередной полутёмный зал, где у дальней стенки увидела Старлайт.

— Ты немножко не вовремя, — вздохнула единорожка, и Джерси почувствовала, что не может пошевелится, словно её стиснуло со всех сторон что-то невидимое.

— Блин, это не смешно.

— Да я и не шучу. Просто, ты можешь мне помешать, так что постой пока там. Когда всё кончится, я тебя выпущу: мне отнюдь не улыбается заиметь смертельного врага в лице твоей любовницы. Лучше поддерживать ровные, соседские отношения.

— И что же ты собралась такое делать? — Джерси зашарила глазами по помещению, и заметила в углу какой то крупный предмет неясных очертаний.

— Видишь ли, — Старлайт телекинезом выдавила кусок и так едва стоящей внешней стены, в зале стало чуть светлее. — Старые, прожившие несколько веков аликорны, почти не разлагаются после смерти. Я прочла много книг, чтобы в этом разобраться, но разобралась, и оказалась права. У них значительное количество белка как бы не в этом мире. У бактерий от этого происходит «несварение», и они дохнут. Поэтому ты, кстати, не болеешь, а они не гниют.

Она кивнула на непонятный предмет, и Джерси наконец поняла, что это. Это оказался труп здоровенной зебры, размером примерно вдвое больше, чем им положено быть.

— Строго говоря, их неправильно называть аликорнами. Ни рога ни крыльев у них нет, но по сути это именно они… И я доработала своё заклинание — да, теперь я уже говорю «своё», моего там уже много больше, чем изначального. Там, например, была куча дикарских ограничений, типа, срабатывало только при проходе луны через меридиан, да не наш, а острова этого, будь он неладен. Это я всё почистила. Потом, была «привязка» к месту воскрешения, это я так и не поняла зачем туда было вставлено, ну и так далее… И вот сейчас, помощью своей разработки, я верну к жизни это существо. Раз уж ни Луна ни твоя подруга так и не пожелали дать мне то, что мне нужно, я возьму это сама.

Джерси, хотя знала, что злить психов опасно, не удержалась от смешка:

— Ты оглянись вокруг. В стенах дыры, хоть на тепловозе заезжай. Город наполовину уничтожен. Насколько я понимаю, эти прекрасные создания сцепились здесь, что-то не поделив, а вон тому, стало быть, не повезло… Как — даже если ты воскресишь это — как ты собираешься заставить эту машину смерти служить себе? Да ты чокнулась.

Старлайт пожала плечами, и телекинезом вытащила из сумки розовую стекляшку размером с карандаш:

— Я пригрожу ему сломать кристалл. Правда, этим я убью и себя, ну да ничего, такая жизнь, уж поверь, не слишком ценна, особенно на исходе второго её столетия. Аликорны умеют отличать ложь, и у него не будет сомнений — именно так я и сделаю. И у него не будет выбора, кроме как дать мне эти проклятущие крылья. А потом, избавившись от этой дискордовой зависимости, я таки сломаю кристалл, потому что я не сумасшедшая, как ты наверное думаешь, и совсем не собираюсь выпускать в мир почти всесильного убийцу с порядком скисшими мозгами. А с Поларис мы потом договоримся. Она умная девушка, и оценит, что я не открутила твою симпатичную, но увы, пока еще пустоватую головку. Впрочем, у тебя еще все впереди.

— И давно ты это замыслила? — Поинтересовалась Джерси.

— О. Задолго до твоего рождения я излазила в этом городе всё. Но была проблема: я не могла войти в эту комнату. И в некоторые другие, где тоже были трупы. Этот просто, насколько я могла рассмотреть с порога, самый целый. И еще в тронный зал.… Что-то меня не пускало. А привести кого-то я не могла из-за проклятых рассыпавшихся в воздухе боеголовок — защита дворца распознала их как угрозу, но вышло только хуже: так-то они бы полетели себе через пролив дальше, в Зебрику. Себя-то я еще могла закрыть, а вот ещё кого-нибудь уже нет… Я опять же долго изучала природу этого барьера, пока не поняла, что он пропустит только другого аликорна. Это был удар. Где бы, скажи на милость, я его взяла? А взяв, зачем мне тогда воскрешать тех? И вдруг, о чудо! В одной из моих деревень видят молодого аликорна! Дальше оставалось только ждать, пока вы сами на меня выйдете, хотя надо признать, когда в Нью-Кантерлот припёрлась Луна, я порядком струхнула. Думала, всё раскрыто, но обошлось. Она уже одним копытом была там, в эмпиреях, и до меня было ей дела мало. Вот скажи, много ли толку быть любимой ученицей, если она не только не дала мне то, что я хотела, но даже не изволит теперь отвечать?.. Потом я долго изучала твою подругу, пытаясь понять, за что её можно потянуть. Но нет. Единственное, за что можно — это ты, но и здесь я упиралась в стенку. Взяв тебя в заложницы, я прожила бы ровно до того момента, как убила тебя или выпустила. А с крыльями я бы сдохла, или без, не так уж важно. Пришлось вернуться к плану номер один. Потому, кстати, я и написала в институт, а не сообщила принцессе напрямую. Она всё же довольно проницательна, и могла заподозрить, что здесь не всё так просто. А ещё до того, в один из «прилётов» в Мейнхеттен, я побродила немного по кафедре истории в вашем институте, встретила этого Ицхака и ещё пару деятелей. С тех пор у них появилось смутное, но настойчивое желание отправиться куда-то в экспедицию, желательно подальше. Навели бы вы там порядок. Я, смеха ради, два семинара в аудитории просидела, ну, немножко «омолодившись» внешне, и никто не спросил кто я, да что я… А с тобой и колдовать не надо — шило в заднице у тебя присутствует постоянно. Нужна же ты мне была как пропуск. Как только ты вошла во дворец, барьеры отключились. Остальные не очень подходили. С Поларис связываться себе дороже, а с Фейхо мы примерно равны, она могла бы мне помешать.

Джерси глубоко вздохнула:

— Послушай, но это же глупо. Ты не сможешь это контролировать. У них, дискорд забери, даже нервная система другая. Он тебя скрутит, как ты вот меня, за милисекунду, заберёт твою побрякушку, ты и понять ничего не успеешь.

— Я всё предусмотрела. Создала несколько артефактов. Матёрый аликорн, конечно, эту защиту преодолеет, но всё же не вдруг. Я успею сломать кристалл… Изучая довоенные операции Зебрики, я поняла что с такими, как моя бывшая учительница, можно разговаривать на равных, только будучи внутренне совершенно готовой к смерти…

Она говорила еще что-то, но Джерси не слушала. Сумасшедшую не переубедить. Закостенев в своей деревне в убеждении, что самая умная, она просто не поверит в свою неспособность обуздать призванное чудовище, и что оно может сделать нечто, просто выламывающееся из их представлений о волшебстве. И на этом можно сыграть, поняла молодая кобылка. Её магия по силе существенно уступает магии Астры, но это всё же магия аликорна — немного не такая, как у единорогов. В частности, она хреново, через пень-колоду, но работала внутри чужого энергетического кокона.

Был ещё вариант сбежать. И отклонила его Джерси даже не потому, что не хотела выглядеть трусихой (хотя она не хотела), а потому, что переход в самом деле мог сработать криво, оставив во дворце какие-нибудь важные части организма.

Со всей полнотой Джерси осознала, что должна сейчас убить Старлайт, иначе Поларис придётся выдержать крайне тяжёлый бой с призванным мертвецом. Бой, который неизвестно чем закончится, но точно погибнет еще куча непричастных, как вероятно случилось в этом городе. Ей было безумно жаль, она симпатизировала этой седой единорожке с такой кривой и тяжёлой судьбой, но выбора просто не было.

— Что-то ты притихла. Я думаю… — в этот момент Джерси потянулась заклинанием, и отправила половину кристалла Пита в лагерь на берегу моря. — Ах ты су… — удивлённо сказала единорожка, ноги её подогнулись, и она почти беззвучно повалилась на пол.

Джерси почувствовала, что снова может двигаться, и её затрясло от нервного напряжения, а также от пришедшего понимания, что вероятно, она только что убила еще и Сомбру-Коула. Впрочем, если Астра так или иначе всё равно собиралась уничтожить кристалл… Джерси помотала головой. А ведь теперь еще и Шедар надо разыскать. Хоть бы она ничего такого не учудила.

...