Автор рисунка: aJVL

Иногда, заходя в случайный магазин, можно увидеть совершенно удивительные вещи – любой владелец норовит выделиться из череды себе подобных какой-нибудь диковинкой. Обычно это предметы действительно достойные восхищения за свою изысканность или красоту. Бывает, владелец выставляет на всеобщее обозрение нечто, невероятной стоимости, пусть это и попахивает снобизмом, но не таков экспонат, красующийся в центре кантерлотского бутика «Сильверхоф»[1] – в стеклянной витрине в свете ярких софитов лежит ничем особо не примечательная подкова. Мало того, что она не блестит свежеполированным серебром, как прочий товар, вольготно устроившийся на других витринах, хотя когда-то она и была здесь приобретена, так эта подкова ещё погнута и сточена почти насквозь. Зато у этого куска металла есть своя, неповторимая история и подтверждением тому огромная, во всю заднюю стену фотография, где, если приглядеться, можно увидеть эту самую подкову и даже прочитать брэндовое имя, вычеканенное по её гурту[2].

~~~

Когда Твайлайт позвала её вместе с подругами посмотреть на «демонстратор технологии», она лишь хмыкнула – вся эта мешанина колб, проводов и кристаллов и лишь для того, чтобы загорелась эта странная свечка посреди стола? Правда свечка и правда оказалась забавная: её пламя прожгло в кристальном потолке очередную дыру, а сама она проломила стол и утащила за собой всю эту мешанину, созданную мозгом безумного учёного. Под столом это всё благополучно и сгорело, благо хоть выбраться из подвала успели, не надышавшись той гадостью, что из всего этого извергалась.

Следующий раз она увидела эту «штуку» уже где-то после праздников Согревающего Очага – никаких проводов и кристаллов на виду, да и по виду «штука» теперь больше всего походила на бочонок сидра (впрочем, именно из него и был изготовлен корпус) и отличалась от него лишь наличием четырёх ремней, куда следовало вставлять копыта. Рэйнбоу тогда долго ржала, да и после подтрунивала над Твайлайт с её «летательным артефактом». Ровно до тех пор, пока Спитфайр с этим «бочонком», висевшим у неё под брюхом, не «сделала» Рэйнбоу как стоячую.

Собственно после этого и началась история развития костюма для полётов, к которому в народе быстро приклеилось обывательское название:

«КРЫЛО».

Селестия выделила приличную сумму на поддержку проекта, Луна подобрала тех, кому эта тема была интересна. Где и как она их подбирала, было непонятно, но… некоторые из этих «головастиков» были весьма… неординарными личностями. Впрочем, идеи, что они выдавали на свет, тоже оказывались неординарными, но главное, они работали!

Рэйнбоу же вовремя подсуетилась и таки сумела захватить в свои копыта должность главного испытателя, потеснив своим напором даже представителей Вондерболтов.

Сегодня день был просто идеальный для очередного полёта: погодная команда разогнала все тучи над Понивилем и лишь где-то над Вечносвободным лесом громоздились чёрные тучи.

Минк прикатил тележку, немного походившую на поникен установленный на мягкие колёсики-дутики, разве что поникен был выполнен из гнутых трубок, а внутри у него были не опилки, а диагностический комплекс и наземные источники питания.

Ну и костюмчик, висевший на нём, был вовсе не тем, что можно было взять напрокат в любом пункте «друзей неба», вовсе не тот простенький рюкзак с парой крыльев, для освоения которого требовалось пара недель практики под руководством инструктора, а лицензию в теории мог получить даже жеребёнок в старших классах школы. Нет, это был аппарат способный преодолевать скорость звука и в теории готовый добраться даже до ближней границы космоса, ну, и за час-полтора из Кантерлота в Кристальную империю. В теории. Костюму ещё только предстояло доказать на практике что он может сделать то, на что рассчитывали разработчики, и именно Дэш в этом деле должна была им помочь.

Хотя… Она уже попробовала его на земле, совершала короткие подлёты над испытательным полем, давала полный газ, будучи намертво привязанная к испытательному стенду и к настоящему моменту собрала множество данных с датчиков каждый раз буквально усыпа́вших всё её тело но… пока ощущения полёта не было.  Но сегодня всё обязательно изменится! Ей дали разрешение на свободный полёт и уж сегодня… обязательно!

Всё дело было в том, что костюм изначально разрабатывался для использования в первую очередь единорогами и основная задача, поставленная перед разработчиками, была, как можно меньше отвлекать пилота от работы с магией в полёте. И конструкторы со своей задачей справились – «Выберите цель полёта. Укажите направление разбега (проверено, путь свободен). Наслаждайтесь полётом», одним словом с точки зрения профессионального летуна – СКУКА! И вот сегодня ей дают возможность полностью взять управление полётом на себя!

Обязательный предполётный осмотр. Дурные вопросы, не пила ли она вчера сидр? Не, может быть, и выпила бы, да как его сюда пронести мимо охраны? А даже если бы и пила, что, вот так прямо и признаться? Измерим давление, расправьте крылья, откройте рот, попрыгайте, ткните копытом в кончик носа… Да не моего, своего носа!.. Удачного полёта, шутница!

Теперь настала очередь Минка. Парень забавный, может он ничего и не понимает в полётах, но в предполётной подготовке точно специалист – травит анекдоты, рассказывает, что нового случилось на площадке, а меж тем шевелит копытами, облачая её в костюм термобаростабилизации, причём так ловко, что другому бы она точно задним копытом в лоб прописала за то, где он своими копытами шевелит. А вот Минк, ни на волос не зайдёт за границу допустимого, хотя… Рэйнбоу может и была бы не против зажечь с этим жеребцом, дай тот хоть малейший намёк. Правда, пару недель назад он ей сделал подарок. Сказал что просто так.

Но вот белый эластик костюма устроился на её теле, хвост перебинтован и зажат спортивным бандажом к левой ноге, а грива собрана под лямочками с «липучками». Она подходит к поникену, просовывает ноги в четыре «рукава» нижней части и принимает на спину центральный блок с крыльями и парой висящих по бокам двигателей, оказавшийся неожиданно увесистым, но тут Минк вставляет разъём и сервоприводы на ногах оживают, взяв вес костюма на себя. Дэш пару раз присела, встала на дыбы, выбросила задние копыта назад и, не обнаружив ничего, что её бы напрягало, благодарно ткнула техника копытом: – Спасибо! В ответ техник тихонечко коснулся законцовки крыла.  – Главное возвращайся, Дэши, – произносит он, когда она уже не может его услышать, направляясь к стартовой комиссии.

– К полёту готова, замечаний по технической части не имею.

– Свободный полёт. Продолжительность сорок минут. Полётный квадрат закрыт от посторонних, полётная программа на твоё усмотрение. Высоту более десяти тысяч не набирать, – и тише: – Я ведь знаю, ты давно этого хотела.

Из-за головы наползает сегментное забрало шлема, скрывая её от наблюдателей, но не окружающую действительность от неё. Столбики диаграмм следуют за её взглядом, идёт калибровка всех систем, но для этого не нужно слишком уж много времени и проверка заканчивается удовлетворённым пиликаньем в её ухе.

Двигатели запущены на малую тягу, немного пробежаться ногами, оттолкнуться передними копытами, почти сесть на круп, и… полный газ! Она свечой уходит в небо, а за спиной опадает небольшое облако из вырванной травы.

Что теперь? Рвануть на полной тяге на разрешённую высоту? Успеется. Хочется попробовать то, что ей было недоступно – просто зависнуть на вертикальной тяге двигателей, благо их мощности для такого фокуса хватает с избытком. Получилось с третьей попытки. Кувырок через голову, голографический дисплей тут же выдал опорные точки на земле лежащей сейчас далеко внизу и стенки воображаемого куба пилотажной зоны – никаких прикидок «на глазок»! Форсаж, горка и пикирование. Выход на семи «Же» и… накопытник правой ноги сбивает головку ромашки, которую она усмотрела в систему визиров с такой высоты, что саму её с земли уже и не видно. Петля, бочка, косая петля и намеренный вход в штопор… Она купалась в небе как дельфин и вот, наконец, полный газ и форсаж и пусть после этого ей понадобится пять секунд на регенерацию кристаллов привода, но этот рывок будет её весь, до максимума, до остатков. Механические крылья сложились в режим «скорость», втянувшись корнями куда-то вдоль шеи, ноги подтянулись назад, голова наклонилась вперёд и она превратилась в ракету, за которой тянулась раскалённая нить выхлопа магических дюз.

Небо почернело гораздо быстрее, чем это должно было произойти – она была ещё слишком низко, чтобы увидеть океан звёзд, но что это? Ах да, грозовые тучи! На такой скорости она просто разнесёт их, подобно тому, как это делала своим «радужным ударом»! Она хихикнула – хоть пони с реактивными ранцами и смогли её обогнать, но вот вызывать радужный след они так и не научились! Её даже снимали в полёте на специальную камеру и пришли к выводу, что тут дело не в скорости как таковой, а в модуляции скоростного потока срывающегося с кромки копыта и дополнительно закручивающегося крыльями с выходом вторичной ударной волны на резонанс с изначальным конусом сжатия. Дальше в ход уже шли интегралы и всё сводилось к тому, что после начала резонанса резко падало сопротивление набегающему потоку и Дэш, пока держала этот режим могла вытворять поистине чудеса в воздухе. Понять-то как это работает поняли, но вот повторить никому не удалось!

БАБАХ!

Перед глазами полыхнуло белое зарево, и исчезли все надписи и диаграммы, оставив полнейшую темноту – вот и верь потом о дублировании всех систем! Двигатели сменили свой надсадный рёв на урчание, а потом и вовсе умолкли и немедленно перед её глазами расцвела ещё одна вспышка, когда она лбом «достала» забрало шлема, её словно кувалдой ударили, она будто в стену со всей дури вписалась, но… костюм всё же был сделан с умом, не дал ей переломать все кости, приняв удар тела на мягкие трубки противоперегрузочной оболочки – потеряв тягу двигателей, она буквально врезалась в неподатливую стену воздуха.

Сколько раз она влетала в грозовые тучи, любовалась на призрачные огоньки, горящие на кончиках перьев, и даже выколачивала из туч не самые хилые разряды. Она просто привыкла к молниям и не считала их чем-то опасным.

Не стоило чертить плазменный шнур между землёй и грозовым фронтом!

Её снова тряхнуло, видимо, её полёт снова стал дозвуковым, но подтвердить или опровергнуть она это не могла.

– Экипаж благодарит вас за приятный полёт и приглашается на выход! – с этими словами она дёрнула зубами чеку. Собственно, настал тот момент, из-за вероятности которого испытателем стала она, а не какой единорог – у неё были крылья! Вот сейчас кираса костюма свалится, её крылья разорвут противоперегрузочный костюм по специальным швам, и она спланирует к месту старта принимать заслуженное, надо признать, наказание за угробленную технику.

Чека в зубах, но… ничего не происходит. По существу она ничего не видит – перед глазами мёртвый экран, почти не пропускающий наружного света, экзоскелет не откликается, но… ноги согнуть можно. Хорошо, что никто не видит какую позу она приняла – закинув задние ноги чуть ли не к шее, и выставив свой круп так, что это не прошло бы никакую цензуру, додумайся кто её сфотографировать, но она всё же сумела упереться копытами в сложенные крылья и понемногу, буквально на копыто за раз, но смогла развести их в стороны. Возможно, она при этом и помяла какие интерцепторы, но до посадки ещё дожить надо, а крылья ей требовались немедленно! Она по-прежнему ничего не видела, но врождённое чувство пространства подсказывало, что запас высоты пока есть, да и набегающий поток пока не готов покинуть крылья в критическом срыве. Надо было немедленно избавляться от шлема, да вот только привод уборки щитка приказал долго жить, а сам шлем крепился хитрым байонетом с зажимом где-то на спине, и техника, готового его открутить, поблизости не наблюдалось.

Она попыталась ударить в блинкстер шлема копытом, но мягкая резина накопытника погасила всю силу удара. Немного подумав, она со всей силы ударила передними копытами друг о друга – казалось бы, совершенно бесцельный выход злости, но… именно там и прятался один её секрет: Дэш уже пару недель носила изящные подковы. Тщательно скрывала от докторов и технических контролёров их наличие и надевала эти «тапочки» только перед облачением в свой небесный костюм. Кто знает, почему ей вздумалось их носить? Конечно, может это, и были её счастливые подковы, но уж больно они были ажурными и выглядели так, будто их купили совсем недавно. Знающие же толк в подобных вещах, могли смело сказать, что такие украшения обычно дарят жеребцы своим…

 «особенным пони».

Удар сталь о сталь сумел справиться с пластиком аккурат над рифлёной подушечкой протектора. Вода из пробитых трубок охлаждения начала наполнять рукава? Да и Дискорд с ним, поди выльется через пробитую дыру наружу, главное что у неё есть теперь кусок металла, которым она может долбануть в это проклятое стекло. И она долбанула, благо додумалась, что удар прямо по центру кинет все обломки ей прямо в глаза, поэтому стекло было разбито с самого края, пусть и с третьей попытки. Вихрь ворвавшегося воздуха показался ей слаще аромата цветущего сада – до этого она и не замечала, что система кондиционирования тоже не желала снабжать её свежим воздухом, и она уже почти задохнулась в своей металлизированной скорлупе. Ещё пара ударов и она может видеть куда летит. Пусть видимость пока только на одну сторону – левое копыто по-прежнему продолжает пружинить от остатков стекла, но она пусть и одним глазом, но всё же видит горизонт и землю!

Разумеется, закрылки не работали, но… Она ведь пегас! Так, ноги направо, центр тяжести меняется, и она заходит в плавный вираж. А теперь подтянуть круп. Ещё подтянуть! Ага, угол атаки увеличивается, и она начинает терять скорость. Нет, нам пока это ни к чему! Она вытягивает ноги назад и начинает скользить с воздушной горки к виднеющемуся вдали серому прямоугольнику испытательного центра. Конечно, лучше бы плюхнуться на какое облако и пусть её потом тащат с него, благо дежурная пара Вондерболтов всегда дежурила на старте. Пусть бы это и выглядело стрёмно, но сейчас она была на это готова. Да вот только ребята из погодной службы все эти облака распинали ещё с утра, и она просто вынуждена садиться на землю.

Как ни странно, но полёт в сдохшем костюме давался ей почти без напряжения, почти так же, как планировать на собственных крыльях, только вот нельзя крылом пошевелить, чтобы немного поправить траекторию. Дэш для себя сравнила этот полёт с полётом во время линьки, и костюм, пожалуй, даже выиграл у этого процесса по ощущениям – по крайней мере он не грозил немедленно расстаться с последним оперением и отправить пилота в незапланированный штопор.

 А вот и серая полоска бетона взлётной полосы – она не рискнула садиться на газон из-за опасения запнуться и на полной скорости пропахать землю носом – приходилось учитывать, что ноги в костюме были не слишком подвижны. Вот она касается бетона задней левой ногой и немедленно следует рывок – губчатый накопытник улетает назад вместе серым облачком сгоревшей от трения резины, вот то же самое повторяется и с тремя другими ногами, а далее… происходит то, что потом, положенное на знаменитую композицию «Стрел», сорвало хит показов на Понитюбе – она неслась на огромной скорости над бетоном дорожки, как будто шагая по ней, но каждый шаг сопровождался фонтаном искр летящих с копыт. Никогда она не думала, что её старые фантазии воплотятся в жизнь вот так. В конечном итоге подъёмная сила крыльев стала иссякать, и она перестала вынуждено перебирать ногами, всё больше приседая на задние и норовя поставить крылья поперёк потока. Огненная дорожка стала сплошной, её закрутило и… она удержалась на ногах. Она села!

Соарин на пару со Спитфайр державшей сеть, рухнули рядом с ней буквально через несколько секунд, но Минк всё равно был первым…

– Ты жива! – только и смог выдохнуть её техник, сдирая с неё разбитый шлем.

~~~

Через два месяца, в присутствии всех её подруг, четырёх принцесс, под небом, расчерченным на аккуратные колечки пилотами Вондерболтс и окружённые немереной толпой журналистов, норовящих заснять буквально каждый момент, Минк Вирлвинд закрепил на крыле Рэйнбоу Дэш невзрачное обручальное кольцо. Кольцо, бывшее некогда чекой системы аварийного сброса, кольцо, которое запаниковавшая после аварии Дэш, просто откусила.


[1] Вы не знаете этого магазина? Не может такого быть! Наверняка вы слышали их рекламу:

На копытах нет подков?

Приходи к нам в Сильверхоф!

Подкуём мы и подточим

Будешь цокать будь здоров!

[2] Да, ходят слухи, что это не более чем фотомонтаж.

Комментарии (1)

0

Вполне норм... всё в духе Дэш

Oil In Heat #1
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...