Автор рисунка: aJVL
Спокойной ночи, сестра! Рассвет над Понивиллем (дружба, повседневность, флафф)

Просыпайтесь, Ваше Величество!

— Ваше Величество, высочайшее высочество! Пора вставать!

В ответ что-то большое и круглое, спрятавшееся под одеялом в спальне Селестии, жалобно захныкало и зашевелилось. Кантерлотский страж Морнинг закатил глаза — каждое его утро проходило вот так!

— Ваше Величество! — повторил он погромче и потвёрже. — Вас ждут королевские дела!

— Отдайте их Твайлайт! — пискнул Тот-Кто-Живёт-Под-Одеялом.

— Она ищет в них орфографические ошибки! — почти с истерикой воскликнул Морнинг, которого одна мысль о возвращении принцессы Твайлайт Спаркл к указам и приказам ставила в ужас. — И заставляет переписывать каждый второй свиток! А послы иностранных делегаций вынуждены по два часа давать себя осматривать, измерять, а иногда даже сдают анализы!

— Дайте их Пинки Пай! — повелело одеяло, дрожа, словно кусок желе. Морнинг выдохнул — прислонив копьё к стенке, белый единорог подпрыгнул к кровати Селестии, вцепился за одеяло зубами и стал тянуть на себя.

— А-а-ай, холодно! — возмущённо зафыркало одеяло, пытаясь вырваться из цепкой хватки жеребца. — Королевски повелеваю — отпустить, а то не знаю! Что устрою я с тобой!

— Фаша фефла сама пфифасала фас пуфить! — проговорил Морнинг, не оставляя попыток стащить-таки одеяло. Ещё слабые копыта сонной солнечной принцессы не смогли удержать одеяло, золотые накопытники скользили по нему — и наконец Морнинг отлетел назад, сам запутавшись в белой тяжёлой мягкости. Селестия, поджав задние копытца и прижав крылышки, дрожа, словно от холода, схватила магией одну из подушек и положила на себя.

— Ну хоть пять минуточек! — взмолилась она.

— Нет! — рассердился Морнинг, снова подскакивая к принцессе и магией отнимая подушку. Селестия в ответ вцепилась в неё своим золотым сиянием — бедная подушка двигалась то в одну, то в другую сторону, но из-за того, что и единорог и аликорн добавили мощи своей магии, она вдруг вспыхнула, почернела и обратилась в пепел.

— Вот! — притопнул копытом Морнинг. — Вот теперь вы… КУДА?!

На войне все средства хороши. Пока Селестия пыталась просочится между оставшихся подушек, жеребец впрыгнул на кровать, схватил в копыта эфирный хвост белой кобылицы и потянул на себя, словно пегас облако. Селестия, сунув голову между подушек, расправила крылья и упёрлась ими в кровать, пытаясь продвинуть дальше, но Морнинг держал её крепко и мало-помалу вытащил на середину простыни.

— Ваше Величество! — с отчаянием воскликнул единорог. — Ну почему всё это происходит каждый раз?! Каждое утро я вас с трудом поднимаю с постели! А ведь вы старше меня на тысячу лет! Да вы мне в бабушки годитесь...

Сообразив, что сказал, он захлопнул рот, но было уже поздно. Селестия мигом вскочила на кровати и повернулась к жеребцу, буквально сжигая его взглядом.

— Что-о-о?! — рог Селестии запылал огнём праведной ярости и Морнинг попятился. — Как ты меня назвал, глупец?!

— Я сказал, что вы такая же сонная, как моя бабушка, хотя выглядите намного моложе, — усугубил своё положение Морнинг. И сглотнул. — ...Только не по морде…

* * *

— А я тебе говорила, — стражница Си Сворд, фиолетовая единорожка, погладила жеребца по слегка подпалённой гриве. — Селестия не высыпалась тысячу лет, пока не вернулась её сестра. Тут любой рассвирепеет, если его будить утром!

— Спасибо! — фыркнул Морнинг. — А мне что делать?

— Попробуй в следующий раз поманить её запахом готового кофе…

— И тортиками пробовал… — Морнинг посмотрелся в зеркально-блестящие доспехи подруги и вздохнул. — Будильники ставил, музыкантов вызывал… Как ещё можно разбудить аликорна?

Си Сворд приложила копытце к подбородку, задумавшись.

— Знаешь, я как раз отдала ветеринару Флоре своего тарантула… Может быть, он сможет разбудить Селестию быстро и без проблем?

Морнинг широко заулыбался:

— А что! Стоит попробовать!

...