Автор рисунка: BonesWolbach

Жестокая буря, терзавшая Эквестрию весь вчерашний день, наконец-то отгремела. Ошибка в расчётах пегасов-погодников дорого обошлась пони: дороги завалили упавшие стволы деревьев, несколько облачных платформ Клаудсдейла перекосило, с пары домов в Понивилле сорвало крыши. Мэйнхеттен и Кантерлот пострадали значительно меньше, но всё равно с раннего утра на улицы столицы высыпались целые табуны дворников, убиравших последствия урагана.

Её Величество принцесса Луна этой ночью работала так, как никогда в жизни. Страшное завывание бури, грохот грома, вспышки молний, треск ломающихся веток — всё это вызвало кошмары у многих маленьких жеребят и испортило сон многим взрослым, у которых ещё были свежи в памяти обстоятельства нападения Короля Бурь и его приспешников на Эквестрию. И если с жеребячьими кошмарами Луна справлялась «на раз-два-три», то с взрослыми ужасами пришлось потрудиться. Понимая, что после такого Луне придётся долго восстанавливаться, принцесса Селестия собственнокопытно нарвала цветы лаванды и развесила в комнате сестры, потом постелила ей новую постель и включила на магнитофоне лёгкую, тихую музыку. Ослабевшая Луна только и смогла, что кивнуть в благодарность — через силу съев пару яблок и не обращая никакого внимания на гору блинчиков, которые Селестия без особой надежды поставила на стол, ночная принцесса с трудом доплелась до своей комнаты и повалилась в кровать. Она очень сильно устала.

Всё началось как всегда, с поднятия луны. Принцесса выводила ночной спутник «на глаз», так как за пеленой туч всё равно не было видно ночного светила. Затем она перенеслась в Дримворлд и поплыла по течениям мира Грёз, внимательно наблюдая за сферами снов, проносящихся мимо неё. Почти сразу же она обнаружила кошмар — сын мистера и миссис Кейк, юный Паунд, бежал по тёмному коридору, слабо размахивая своими крыльями, в то время как за ним катился огромный кекс. Луна тут же направилась в сферу и возникла прямо за крупом Паунда.

— Постой! — крикнула она жеребёнку. Тот остановился и восхищённо уставился на ночную принцессу. Та выставила копыто вперёд и направила магию в рог — кекс немедленно уменьшился в размерах, подпрыгнул и опустился прямо на вовремя подставленное копытце.

— Держи, малыш, — улыбнулась принцесса, протянув кексик пегасику. Тот взял его в оба копытца и пропищал:

— Спасибо!

— Спи спокойно, — ответила Луна и покинула его сон.

Дальнейшие приключения проходили в том же духе. Кошмары жеребят дошкольного возраста были несерьёзными, и устранить их было легко — развеять тучу, наколдовать жеребёнку иголку и тем самым дать ему возможность уничтожить Монстра Из Шариков, превратить страшных пауков в забавные заводные игрушки... Сновидения жеребят постарше уже требовали напряжения сил. Тендеру Тапсу снилось, что он провалил выступление. Свити Белль — что она испортила платье Рэрити. Скуталу разбила свой самокат и Луне пришлось перенестись сначала в сон доктора Хувса, чтобы посмотреть схему ремонта и взять инструменты, а потом уже начинать работу. Сон Бэбс Сид был наполнен образами Короля Бурь, которого совсем недавно удалось разгромить. С ним Луне пришлось повозиться, но гораздо меньше, чем с древесными волками, вторгнувшимися в сон Эпплблум.

Маленькой пони снилось, что они с сестрой пошли гулять в лес, когда налетел ураган и Эпплджек решила искать укрытие под деревьями. Они забились в какую-то нору под старой елью, когда в ней стали вспыхивать жёлтые глаза. Закричав, Эпплблум вылетела из-под дерева, а когда обернулась, то увидела лишь мелькнувшие копыта Эпплджек. А затем целая стая волков ринулась за пони, оглушая разом потемневший лес своим рычанием.

Луна немедленно кинулась на помощь. Её рог, ещё не остывший после сражения с очередным кошмаром, пронзила острая боль, когда принцесса принялась магией крушить волков на деревяшки. Одному из монстров удалось добраться до принцессы и он больно рассадил ей бок своими когтями. Луна без промедления ударила его копытами и вдобавок сожгла остатки. Потом ей пришлось разыскивать забившуюся под куст Эпплблум и вести её к ферме, где их уже ждала грязная, измученная, но живая и улыбающаяся Эпплджек. А это означало, что кошмар кончился и Луна могла оставить сон кобылки. Но главные испытания только начинались.

В сон Биг Макинтоша пришла Черили и устроила с Шугар Белль настоящий поединок на саблях, причём во время боя обе земных пони без стеснения показывали свои сокровенные подхвостья, тем самым превращая кошмар в нечто среднее между кошмаром и эротикой. Луне пришлось сначала прилепить на хвост кобылам чёрные прямоугольники цензуры, а потом разнимать их и вводить сон в другое русло: чтобы поняши ублажали Бига, а не убивали друг друга. Как это не удивительно, следующий сон касался Шугар — ей снилось, что жеребцы — Биг и какой-то земной пони, кажется, Фрезер его имя — вновь начали драться за неё, попутно разнося весь городок. Остановить их было не очень сложно, но вот потом Луне пришлось кардинально менять сон и переносить Шугар на песочные пляжи Лас-Пегасуса — точнее, ПОД Лас-Пегасусом.

С Твайлайт был самый скучный кошмар. Пони потеряла систематику своей библиотеки и им пришлось расставлять книги по цвету, алфавиту, авторам, толщине и материалу переплёта. Луна отделалась от этого, только создав в Зеркальном озере сотни Спайков, которые и помогли навести порядок.

Сон Рэрити пугал своим идиотизмом. Блюблад и Эпплджек сидели в карете, в которую была запряжена единорожка, причём одета Рэрити была в своё лучшее платье. Подстёгиваемая ударами кнута, единорожка развозила их по всему Понивиллю, дороги которого превратились в мороженое, а в домах вместо пони жили кушетки. Заподозрив неладное, Луна телепортировалась в домик Флаттершай, дала Дискорду подзатыльник во сне и в реальности, и развеяла кошмар пони, создав ей другой сон — как она приезжает на показ мод с новой коллекций. В виде одной из модниц вышел Блюблад, одетый в короткую юбку. Смех Рэрити дал Луне понять, что кошмар устранён.

Самый неприятный кошмар снился озёрной келпи*, которой казалось, что её поймали алмазные псы и жарят на костре. Луне снова пришлось прибегнуть к боевой магии. А потом ещё опускаться с келпи под воду и слушать её рассказы о том, что Флаттершай нужно будет принести ей кислых зелёных яблочек, а то она уже месяц их не ела. Так Луне пришлось перелететь в сон Флаттершай и напомнить ей о яблоках и подруге, а до этого — спасать пони из лап озверевшего медведя и вкалывать ему прививку от бешенства.

Сон Селестии был хуже всех. Луна оказалась во дворце — странно светлым, с горящими факелами на стенах, горящими открыты огнём люстрами, с столбами пламени у трона... И всё поняла с первого взгляда, хотя у неё всё равно вырвалось удивлённое восклицание:

— Не может этого быть!

Дейбрейкер, сидящая на троне и державшая цепь, тянущуюся к ошейнику на горле Селестии, одарила Луну полным ненависти взглядом. Тем не менее, морду кобылицы с огненной гривой украшала широкая улыбка.

— Ах, «ты никогда не появишься», — проговорила она голосом Селестии и погладила солнечную принцессу по гриве. — Твоя глупышка-сестра совсем забыла, что сны Старлайт и её собственные — разные вещи.

Она рассмеялась, а Луна молчала, лихорадочно придумывая выход из ситуации. Дейбрейкер отличалась от других злодеев. В снах кристальных пони король Сомбра всегда был лишь сгустком дыма; злой Дискорд, рушивший сны пони Эквестрии, всегда представлял из себя лишь забавного дурачка, а не властелина Хаоса; Тирек не мог забрать магию Луны и та без стеснения колошматила его заклятиями, пока он не рассыпался в прах; Кризалис с её ордами Луна одолевала чаще всего нехитрой уловкой — находила для спящего (или спящей) пони возлюбленного (возлюбленную), просто любимого кумира, ну или хотя бы малоизвестного пони, и создала им сон во сне, ломая сюжетную линию, благодаря чему магия любви мигом раскидывала чейнджлингов. На крайний случай Луна вступала в бой. Кроме того, во всяком случае она могла просто уничтожить сон, заменив его другим. Но с Дейбрейкер случай особый. Как и Найтмер, Дейбрейкер являлась тёмной стороной — только Селестии, а не Луны. И остановить её можно было только по-честному, иначе она найдёт место в душе Селестии и будет жить там, пока не получит шанс выбраться. Но Дейбрейкер была слишком сильна для поединка... Но ведь и драться можно по-разному! Поэтому первое, что сделала Луна — это материализовала яблоко и когда Дейбрейкер рассмеялась, сунула его пони в рот.

— Помолчи-ка, а то больно болтлива! — крикнула Луна.

— Я... — Дейбрейкер вытащила яблоко, но Луна запустила копыто в сон Пинки Пай, достала пирог и кинула его Дейбрейкер в морду. При виде заляпанной физиономии своего альтер-эго, Селестия от души расхохоталась и цепь на ней тут же исчезла.

— Что?! — завопила Дейбрейкер. Она повернулась к Луне. — Да я тебя уничтожу!

— Давай, чего ты ждёшь? — улыбнулась Луна.

Дейбрейкер кинулась к ней, но пони по-дискордовски стукнула копытцами и на ногах солнечной тиранши появились роликовые коньки. Дико вереща, Дейбрейкер врезалась в стену.

— Ой! — с трудом сдерживая смех, сказала Селестия. — Ей, наверное, больно!

— Так мы смягчим падение! — рассмеялась Луна. Вновь запустив копытца в сон Пинки, она украла из него баночку сливок и быстро принялась выпускать их на пол. Дейбрейкер отлипла от стены, ноги пони разъехались и она со всего размаху бухнулась в сливочную горку.

— И последний штрих! — заявила Луна. Сунув копыто в чей-то сон, она сорвала вишенку с дерева и положила её на горку. Селестия прекратила сдерживаться — едва Дейбрейкер, вся вымазанная сливками, с крошками торта на морде, подняла свою голову, принцесса разразилась таким смехом, что сон треснул и Дейбрейкер тут же исчезла.

— Ну, вот и всё, — выдохнула ночная принцесса.

Селестия подошла к ней и обняла сестру.

— Спасибо, Луна.

— Да не за что, это же моя работа... Хорошо хоть это сон, в реальности я бы с ней так не справилась. А теперь — спи спокойно, сестра.

Она направила магию в рог и покинула мир грёз.

* * *

Позёвывая, Луна вошла в обеденный зал. Принцесса Селестия помахала ей копытцем.

— Доброе утра, сестра.

— Доброго... Уа-а-а-ах, — принцесса зевнула. — Прости меня, Тия, но я сейчас же иду спать. У меня была самая ужасная ночь в жизни.

Она подхватила пару яблок и, скушав их вместе с семечками, поплелась в свою комнату. Селестия со вздохом посмотрела ей вслед — она один раз уже побывала на месте сестры, а потому не обиделась на то, что её блинчики были не замечены ею. Но... Луна явно была очень выжата сегодняшней ночью. А у неё как раз сорвалась одна встреча в ратуше, так что сегодня она закончит свои дела немного пораньше...

Захваченная новой идеей, которая, впрочем, ей не особо нравилась, Принцесса магией подхватила свиток, выдернула из собственного крыла перо, обратила магию в чернила и стала что-то писать. Затем зажмурилась и телепортировала список в Понивилль, где его получила Старлайт. Изумлённая единорожка развернула свиток и прочла символы, выведенные ровным королевским почерком:

«Дорогая Старлайт.

Ты не могла бы немного доработать заклятие смены кьютимарок, чтобы оно работало всего одну ночь, от заката и до рассвета? Если да, то немедленно отправь свиток во дворец. И ещё — если всё получится, то скажи Твайлайт, чтобы срочно телепортировала ко мне контрабандную банку зебринского кофе, которую она прячет у себя под подушкой — мне сегодня не придётся спать.

Принцесса Селестия Эквестринская».

---
* — отсылка к одной из моих работ.

Комментарии (1)

+3

Отлично!

Gedzerath #1
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...