Автор рисунка: Siansaar
Глава 53. Праздничные приготовления пати-пони Глава 55. Культурный обмен

Глава 54. Оттягиваемся по полной!

Оказавшись посреди фермы «Сладкое яблочко», непосвящённые получали первые представления о том, каково это — жить в волшебной стране Эквестрии. Как только огромное радужное кольцо в небесах побледнело, а после развеялось, на передний план вышло то неосязаемое, что ощущалось во всём вокруг них. Каждое здание будто безмолвно манило их. Каждая травинка и каждый цветочек словно улыбались гостям. Даже сама земля казалась приветливой. Местные жители прекрасно знали это ощущение. Гости из другого мира вряд ли смогли бы объяснить его в двух словах. Однако спроси их кто сейчас, то младшая из них смогла бы описать это чувство лучше всего: они были дома.

КАКОГО ДЕМЕНТОРА Я ЛОШАДЬ???!!!

Жалобный детский вопль внезапно разбил всю волшебность и сказочность момента.

— Мистер Малфой, — сказала профессор Макгонагалл, переведя взгляд на возмутителя спокойствия, — я понимаю, что вы в растерянности, однако я вынуждена настоятельно порекомендовать вам воздержаться от подобных выкриков.

— Да, профессор, — ответил маленький лаймовый жеребчик явно напряжённым тоном, — но почему я лошадь? Где я? И как я мог, войдя в душ, оказаться посреди фермы, по которой носится огроменная псина?!

— Ты не лошадь, — фыркнула Даймонд Тиара и процокала к Драко. — Ты пони, более того — земной пони, вполне достойный носить мою фамилию.

Только ошарашенное состояние, вызванное её словами, не дало последнему Малфою, так сказать, сунуть копыто в рот. Только когда перемены мировоззрения окончательно устаканились в его сознании, он наконец-то смог выдавить из себя:

— К… как?!

— Благодаря кольцу, которое я тебе на палец надела, глупый, — ответила Свити Белль, беря ещё одно кольцо из кучки оставленных Дискордом.

— О-о! — поспешила к горке украшений Сьюзен Боунс. — Я тоже хочу стать пони.

Запищав от восторга, Ханна последовала за Сьюзен, к ним с притворным безразличием на лице присоединилась Дафна.

— Как мне превратиться обратно? — потребовал ответа Драко.

— Просто сосредоточься и захоти этого, однако я бы тебе посоветовала сначала подготовить себе одежду, — пояснила Гермиона.

— Да не парься ты! — произнёс Дин, порхая на своих крылышках в полуметре над землёй. — Просто наслаждайся новыми ощущениями. Поверь, ты скоро привыкнешь, а потом и вовсе не захочешь превращаться обратно.

Тем временем Маха демонстративно встала между жеребятами и огромным трёхголовым псом, выклянчивающим почесушки пузика.

— Ла-а-ахо-о-о-ой? — спросила она.

— Дин прав, — поддержал сотабунника Гарри, зависнув в воздухе рядом с ним.

— И потом, — сказала Сильвер Спун, подходя и вставая бок о бок с Драко, — ты такой милый жеребчик.

— Ты шо, не чуешь магию, шо проходит сквозь твои копыта? — добавила Эппл Блум.

— Не думаю, что то, куда я наступаю — это магия, — скривившись, фыркнул последний Малфой.

Сьюзен не потребовалось много времени, чтобы натянуть кольцо на палец, и ещё меньше — чтобы на её месте оказалась пухлая земная понька.

— Я розовая! — в восторге воскликнула она.

— Фуксия, — поправил её Дин.

— У меня есть крылья! — объявила Ханна, вторя радости Сьюзен, энергично помахивая новыми конечностями.

Дафна невозмутимо изучила своё новое бледно-жёлтое копыто, похоже, даже не замечая торчащего у неё изо лба рога.

Кинув взгляд на новых пони, Эппл Блум наклонилась и собрала оставшиеся на земле кольца.

— Держи, — сказала она, протягивая одно Перси, после чего подошла к профессору Макгонагалл, затем к Паоле, а ещё одно протянула сестре-близняшке Парвати.

Просияв, Падма с радостью приняла протянутое ей украшение. Надев его на палец, девочка тут же уменьшилась, обратившись чёрной пегаской с тёмно-синей гривой. По сути, она выглядела в точности, как её сестра, только цвета поменялись местами.

— Чего?! — возмутилась Джинни, когда все кусочки паззла в её сознании наконец-то встали на свои места.

Тем временем Паола подошла к Свити Белль, держа полученное перед этим кольцо на ладони.

— Боюсь, я вынуждена отказаться, — сказала она, протягивая его единорожке. — Я не могу сейчас так рисковать.

— Да мож не бояться, — заверила её Эпплджек. — Эт’ те не навредит.

— Возможно, — ответила вейла, — однако я не могу рисковать своим ребёнком из-за непроверенной магии.

— Оу! Терь понимаю твою опаску, — произнесла рыжая земнопони. — Ну шо, п’здравляю! Уверена, у тя бу’т прекрасный жеребёнок.

— Спасибо, — улыбнулась Паола.

Надев кольцо на палец, профессор Макгонагалл внезапно почувствовала великолепно знакомое ощущение — она уменьшается, весь окружающий мир увеличивается и слегка меняется…

— Мяу? — удивлённо произнесла она.

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

— ЛЮДИ!!!

— Лира! Селестии ради! Нет!

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Баттон Мэш нетерпеливо рысил рядом со своей матерью, когда они вдвоём направлялись в местную пекарню. Любая устроенная Пинки Пай вечеринка становилась знаковым и очень радостным событием, которого с нетерпением ждал каждый понивиллец, даже если вечеринку она готовила, как говорится, на скорое копыто. Жеребчишка уже буквально ощущал на языке вкус кексиков с вишнёвой мятой, что он попробовал на прошлом празднике. И если ему повезёт, то ещё больше этих кексиков будут ждать Баттона сегодня. А ещё же будут игры! Баттон Мэш просто обожал игры, которые устраивала розовая вечериночная пони. Что ни говори, а его уж точно сегодня ждёт незабываемый, полный веселья вечер.

Не успела его мать распахнуть дверь «Сахарного уголка», как жеребёнок в шапочке с пропеллером уже заскочил внутрь, стремясь поскорее разузнать всё, и в особенности — что же сегодня будет сладкого?

— Маленький пони! — вдруг взвизгнул чей-то голос едва ли не у него над ухом, и мгновением позже Баттон внезапно обнаружил, что оказался над землёй, сжатый в медвежьих объятьях неизвестного, явно вознамерившегося его потискать.

— Роза! — рявкнул строгий кобылий голос. — Живо поставь его на место! Он тебе не игрушка и не ручной зверёк!

— Но ма-ам! — раздался жалобный голос у жеребёнка над ухом.

Кое-как исхитрившись повернуть голову, Баттон Мэш оказался лицом к лицу со своим понихитителем — и был шокирован обнаружить перед собой насупленное, обиженное лицо людской жеребёнки.

— Не мамкай мне тут, юная леди! Ты ведёшь себя грубо!

— Но ма-ам! — повторила Роза, демонстрируя Баттона на вытянутых руках. — Маленький пони!

— Я не маленький! — громко возмутился тот.

— Ох, какой же ты миленький маленький пони, — проворковала Роза, прижимая жеребёнка к себе.

— МА-А-А-А-АМ!!!1 — жалобно заверещал Баттон.

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Ричард Браун опустил взгляд на ожидающе смотрящую на него и едва ли не подпрыгивающую на месте от нетерпения мятную единорожку.

— Нет, я не думаю, что готов снять мантию и штаны, чтобы вы могли получше изучить мои ноги. И моя жена также не будет этого делать.

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Где-то высоко над землёй одна пегаска сидела на облаке, крепко прижимая к груди свою добычу. Пять минут, прошедших в молчании, казалось, тянулись целую вечность, но в то же время словно пролетели в один миг. Наконец её добыча, меньшая пегаска, спросила:

— Дэш?

— Здорово, шустрик, — сказала Рейнбоу Дэш, ничуть не ослабляя объятий.

— Эммм… привет, — ответила Скуталу; она была уверена, что эти объятия стали самыми долгими за всю её жизнь.

— Я соскучилась по тебе, — призналась радужногривая.

— Эм, я тоже соскучилась, — вторила ей Скуталу, неспособная пошевелиться в по-медвежьи крепкой хватке.

Рейнбоу не ответила — она лишь продолжала прижимать рыжую жеребёнку к себе.

Сбитая с толку столь нехарактерным для её кумира проявлением чувств, Скуталу решила просто насладиться этим мгновением, купаясь в даруемом голубой пегаской чувстве привязанности, нежности и заботы.

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Нескольких минут неспешной рыси оказалось для Твайлайт достаточно, чтобы окончательно проснуться. Что бы там Пинки Пай ни устроила, этого явно хватило, чтобы Мэр забеспокоилась. Твайлайт прекрасно знала, что эта дипломатичная пони куда лучше неё самой знает привычки и чудачества Пинки. Передавшееся лавандовой единорожке от Мэр беспокойство вырисовывало у неё в голове картины возможных катастроф, устроенных её кудрявой розовой подругой, начиная от плотоядных пирожных и заканчивая заляпанными с головы до копыт глазурью и кремом высокопоставленными гостями. И если верить рассказам о последнем появлении этой кобылы на Дневном Приёме, последнее более чем вероятно.

Луна, кстати, до сих пор спрашивала, когда Пинки Пай будет удобно посетить её Ночной Приём. Правда, Твайлайт считала это одной из редких шуток ночной принцессы. Ну не может же приём быть настолько скучным, в конце-то концов?

Конечно, пытаться предвидеть будущие глупости этой обожающей устраивать праздники и совершенно непредсказуемой кобылки — занятие весьма бесполезное и неблагодарное. Поэтому Твайлайт оставалось лишь мысленно приготовиться к… да, собственно, к чему угодно и войти в фирменное заведение семейства Кейков.

— Ого! — сказал Спайк, стоя рядом с ней. — Сколько здесь человеков!

Ошарашенная огромным количеством находящихся здесь приматов, Твайлайт тут же окинула взором помещение, отмечая то, что иномирцы весьма живо и бодро общались с местными пони, которые приходили на вечеринку. После того как первый осмотр собравшихся не дал результатов, лавандовая единорожка нахмурилась. Однако когда не помог и второй, она сдалась и нетерпеливо крикнула:

— Пинки!

— Да, Твайлайт? — отозвалась розовая земнопонька, процокав из подсобки. — Я так рада, что ты проснулась вовремя! Я уже забеспокоилась, что вы со Спайком всю веселуху пропустите!

— Пинки! — единорожка обвела копытцем гостей, чем привлекла внимание всех присутствующих. — Как ты могла?

— Что? — спросила Пинки Пай, критически осматривая гостей. — Селестия подумала, что будет хорошей идеей пригласить на вечеринку в честь Гермионы не только её друзей, но и их родителей.

— Как ты могла? — повторила Твайлайт, с трудом сдерживая разочарование.

— Расслабься, Твайлайт, — небрежно махнула ногой вечериночная пони. — Всё будет очумечательно!

— Как ты могла? — повторила лавандовая единорожка в третий раз, вновь махнув в сторону собравшихся людей, нахмурившихся на её жест. — Ты пригласила столько людей, и среди них нет Сириуса Блэка! Как ты могла? Как ты могла забыть его пригласить?!

— А-а-а-а-а! — протянула Пинки Пай, тогда как люди расслабились. — Хм, — задумчиво постучала копытцем по подбородку земнопонька, — я точно помню, что отсылала ему приглашения, однако совы не смогли его найти. Па-а-адазрительна-а-а… — и, усевшись на круп, она обвинительно ткнула копытом в сторону Твайлайт. — А у тебя всё совсем плохо!

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

На облаке сидели обнявшись два пегаса; одна из них не желала шевелиться, другая же попросту не могла. Безмолвная тишина была им свидетелем, и небо, казалось, улыбалось им.

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

После недолгих уговоров группа из Хогвартса наконец-то направилась к городу. Сложнее всего оказалось убедить Пушка не следовать за ними, несмотря на его настойчивое желание составить им компанию.

Пока они шли, Драко в замешательстве осматривался. С двух сторон к нему крепко прижималось по жеребёнке, причём он так и не понял: они подобным образом пытались помочь ему нормально ходить или же так проявляли к нему своё расположение?

Каким-то краем сознания Драко подмечал происходящее вокруг. Профессор Макгонагалл шла впереди, общаясь с женщиной профессора Флитвика и крупной рыжей пони с нелепой балаганной шляпой на голове. Как оказалось, кольца подействовали на профессора трансфигурации не так, как до́лжно, поэтому она решила остаться человеком.

Позади него шагал староста Уизли в облике кремового цвета единорога с красными гривой и хвостом. Он был крупнее первоклассников, однако не настолько крупным как рыжая пони, идущая впереди. В свою очередь рядом со старостой рысил огромный белый единорог-питомец Свити.

Тем временем гриффиндорцы, хаффлпаффцы и даже Гринграсс хаотично носились вокруг во всех трёх измерениях, часть из них, впрочем, явно с трудом владела своими крыльями. Даже Хоуп, в какой-то момент появившись неизвестно откуда, присоединилась к веселью.

Идя по грунтовой дороге, Драко в полной мере ощутил всю тяжесть свалившихся на него в последние недели событий. Он потерял всё, что придавало его жизни смысл. Отец, мать, богатство, даже помолвка — он потерял всё. Он должен был радоваться своей помолвке с наследником Слизерина, но эта честь принадлежала его будущей невесте; он же станет для неё всего лишь трофеем, которым та сможет хвастаться, словно он — её новая игрушка. Однако самым болезненным ударом для него оказалось узнать, что она даже не была человеком. Как он до такого докатился? Да как вообще закон позволил этой Раттер связать его жизнь с таким… животным?

Теперь Драко не сомневался: он обречён. Сможет ли он вообще сохранить и продолжить Род Малфой? Ведь он чувствовал: именно она будет главной в его семье. И нет ни единого шанса, что их дети будут чистокровными. Да и будут ли они вообще людьми или же будут запятнаны этой вот лошадиной кровью? Станет ли цокот маленьких копытец концом для Рода Малфой? И он не мог ничего с этим поделать, лишь страдать и проклинать столь несправедливую к нему судьбу. У него отняли даже его достоинство, и он был уверен, что все вокруг смеялись над тем, что он появился перед толпой полуголым. Всё, что у него осталось — его гордость, та самая гордость, что требовала от него исполнять свои обязательства со всем хладнокровием, на какое он был способен. И будь он проклят, если откажется — в конце концов, это единственное, что у него осталось.

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

— Рейнбоу Дэш? — подала голос Скуталу. — Может, нам уже стоит лететь на вечеринку?

— Ага, — Рейнбоу наконец-то ослабила хватку и опустила рыжую пегасёнку на облако перед собой. — Х-хорошо, мы скоро туда полетим.

— Ты… — Скуталу с трудом могла сопоставить прошлый образ, обретавшийся у неё в голове, с кобылой, сидевшей сейчас перед ней. — Ты в порядке?

— Теперь — да, — ответила радужногривая пегаска, мечтательно улыбнувшись Скуталу.

— Ты уверена? — сузила глаза пегасёнка, с подозрением смотря на своего кумира. — Ты странно себя ведёшь.

— Да ничего, — легкомысленно махнула Рейнбоу. — Я просто очень рада тебя видеть.

— Ты точно уверена, что это всё? — с нажимом переспросила Скуталу.

— Точно, — старшая пегаска поёрзала, вдруг почувствовав неловкость под пристальным взглядом младшей. — Я… эмм… Я подумала о том, чтобы найти себе дом где-то в городе.

— Что? Зачем? — ахнула сиреневогривая пегасёнка. — У тебя просто потрясающий дом! Я обожаю твой дом!

— Просто… — Рейнбоу Дэш потёрла затылок копытом, словно собираясь с мыслями. — Просто я хотела найти дом, в который ты легко могла бы попасть. Ты же сейчас не можешь сама долететь до него, когда он так высоко над землёй…

— Это не так! — громко запротестовала Скуталу, захлопав крыльями и взлетая над облаком. — Это больше не так!

Теперь уже была очередь Рейнбоу Дэш поражённо ахнуть. По мере того как осознание происходящего пробивало свой путь к её разуму, глаза голубой пегаски расширялись всё больше и больше.

— Ты… Ты…

— Профессор Снейп сделал зелье, которое меня вылечило! — радостно прокричала рыжая пегасёнка, порхая над облаком. — Так что я теперь и сама могу прилетать к тебе домой!

— Это… просто… ПОТРЯСНО!!!

Вскочив с облака, Рейнбоу присоединилась к парящей в воздухе Скуталу. Смеясь, они впервые в жизни устроили совместный воздушный балет, ознаменовавший получение Скуталу того, что принадлежало ей по праву рождения.

Все мысли о празднике где-то там, внизу, были сразу забыты.

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

— Твайлайт Спаркл? — спросил подошедший к единорожке человек, протягивая руку. — Артур Уизли. Рад личной с вами встрече.

— Артур Уизли, — Твайлайт протянула копыто в ответном приветствии. — Добро пожаловать в Понивилль.

— Благодарю, — Артур взял её копыто и слегка потряс. — Позвольте представить: Ксенофилиус Лавгуд, наш новый Министр Магии.

— Здравствуй, Ксенофилиус Лавгуд, — Твайлайт снова приветливо протянула копыто. — Добро пожаловать в Понивилль. Надеюсь, вам у нас понравится.

— Можете не сомневаться, — человек-блондин вежливо пожал протянутую конечность. — Правда, вынужден признать, что был несколько удивлён, узнав, что нас будут принимать у неведомых людей.

— Что я могу сказать, — ответила лавандовая единорожка. — Где замешан Дискорд, стоит ждать неожиданностей.

— Лира! — послышался голос Бон-Бон, доносящийся с другой стороны пекарни. — Хватит пытаться заставить людей раздеться, они из-за этого чувствуют себя неловко!

— Но я же чисто из научного интереса! — возразила Лира.

— Полагаю, нас ждёт довольно любопытный культурный шок, — сказал Артур, обернувшись на шум.

А-А-А-А-А-А!!! ДРАКОН!!! — раздался панический вопль из другого угла.

— Весьма любопытный, — согласилась Твайлайт.

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Подняв взгляд от книги, которую бегло пролистывал, Сириус Блэк хмыкнул при виде Римуса и Нарциссы, впервые за сегодняшний день спускавшихся со второго этажа.

— Вы двое пропустили всё веселье.

— Я, пожалуй, скажу, что нам и своего веселья достаточно, — вернула выпад Нарцисса с лукавой ухмылкой.

— Мам! — пожаловалась Нимфадора, опуская книгу, которую просматривала. — Тётя Нисси снова это делает!

— Тихо, милая, — сказала Анди, даже не отрываясь от своей книги. — Ты уже достаточно взрослая, чтобы придумывать собственные шуточки о подобном.

— Мам?!

— И не мамкай мне тут. Что случилось с тем пареньком Уизли, о котором ты мне все уши прожужжала?

— Чарли уехал в Румынию, — ответила Нимфадора так, словно её мать уже и так должна была об этом знать.

— Ну так отправь ему совой письмо с намёком, что твоя мать совсем не против увидеть внуков, — сказала Анди. — Уверена, он примчится вперёд возвращающейся совы.

— Мам?! — ахнула Нимфадора.

— Говоришь, тут было какое-то веселье? — попытался сменить тему Римус.

— Да, кажется, противосовиные чары барахлят, — ответил Сириус, даже не пытаясь скрыть своего веселья. — Хотя это больше было похоже на то, что кто-то научил своих сов аппарировать.

— Я бы не назвал это аппарацией, — возразил Тед, также не отрываясь от книги. — Больше было похоже на то, что они прилетали откуда-то из-за грани видимого. Как только они показывались, то тут же разворачивались и улетали туда, откуда прибыли, а через несколько секунд процесс повторялся. Они раз за разом здесь появлялись, пока, наконец, не сдались.

— Теперь мы пытаемся выяснить, как они вообще смогли нас обнаружить, — добавила Анди. — Ну, вы же знаете, не зря Сириус ведёт переписку и получает свою почту через адвокатов.

— Как бы интересно это ни прозвучало, — сказала Нарцисса, подталкивая Римуса в сторону кухни, — однако нам всё же не мешает подкрепиться. Мы поможем вам в поисках, как только чего-нибудь перекусим.

Римус игриво клацнул зубами в сторону Нарциссы.

— Перекусим, а не укусим, — щёлкнула она пальцем по носу бывшего оборотня.

Прогудев в ответ нечто одобрительное, Сириус вновь зарылся с головой в книгу.

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Не успела группа из Хогвартса войти в город, как тут же начала привлекать к себе немалое внимание. Местные жители были рады вновь увидеть профессора Макгонагалл, а уж присутствие единорога размером с принцессу вызывало поражённо-восхищённые ахи и охи. По сути, толпа настолько разрослась, что в итоге Эппл Блум не выдержала:

— Да я даж’ Сахарного уголка отсюдова не вижу из-за всех этих поней! — пожаловалась она.

— Успокойся, Эппл, — сказал Гарри, порхая в паре метров у неё над головой. — Если ты говоришь про тот дом, который так и хочется съесть, то мы уже почти пришли.

— Да знаю, — сказала малиновогривая земнопонька с бантом, топнув копытом, подчёркивая свои слова. — Но вы ж подумаете, шо они ни в жисть единорога не видывали.

— Кстати, насчёт единорогов, — вклинился Дин, указывая куда-то копытом, — одна из них направляется сюда, и непохоже, что толпа как-то сможет её остановить.

— СВИТИ БЕЛЛЬ! — раздался отчаянный крик. Внезапно и без предупреждения между охотником и его жертвой протянулась святящаяся дорожка. Те несчастные, что оказались на пути этой дорожки, вдруг обнаружили себя висящими в воздухе достаточно высоко, чтобы немного поговорить с пегасами — например, о погоде. — СВИТИ БЕ-Е-Е-Е-Е-ЕЛЛЬ!!! — повторился крик уже ближе, и через мгновение на вышеупомянутую Меткоискательницу налетела размытая бело-фиолетовая полоса.

Издав громкое угрожающее ржание, Маха тут же приготовилась атаковать нападавшего, однако остановилась в каком-то десятке сантиметров от его покрытого чёрными потёками туши вперемешку со слезами лица. Единорог не ощущала никакой угрозы её жеребёнку со стороны соперницы — напротив, от неё исходили лишь любовь, радость и облегчение.

У Свити Белль ушёл добрый десяток секунд, пока она не смогла ответить на эту бешеную атаку.

— Рерити! — пискнула она. — Отпусти, ты меня смущаешь!

— Свити Белль! — всхлипнула Рерити, сжимая в объятьях меньшую единорожку, из глаз у неё ручьями лились слёзы. — Я думала, что потеря-а-ала тебя-а-а-а-а-а!

Кажется, её последний душераздирающий вопль мало кого оставил равнодушным.

— Так, — сказала Лаванда, глядя на то, как её подругу душат любовью, — взять на заметку: никогда не стоять между Свити и её мамой.

— Вообще-т’… — начала Эппл Блум, однако её слова оборвал ещё один крик.

ЭППЛ БЛУМ!!! — прогремел зычный жеребцовый голос, а затем земля задрожала подобно желе в чашке.

Источник землетрясения оказался столь шокирующим, что некоторые пони замерли на месте аки кролики перед удавом, неспособные пошевелиться. К счастью, это не относилось к тем несчастным, кто оказался между Эппл Блум и несущимся на неё крупным красным жеребцом.

Прыть, с которой пони пытались убраться с пути жеребца, лишь подчеркнули действия Оранж Свирл, которая стартовала с места в небо столь быстро, что впервые в жизни оставила за собой закручивающийся оранжевой спиралью инверсионный след. Более того, несколько единорогов внезапно обнаружили, что несмотря на отсутствие тренировок, при должной мотивации они вполне себе способны весьма успешно телепортироваться.

Издав отчаянный визг, Маха кинулась вперёд на того, кто, очевидно, угрожал одному из её жеребят. Однако удар копыт единорога, способный дробить бетон, заставил саму же Маху покачнуться, когда материнский инстинкт столкнулся со словно высеченными из гранита мышцами. В итоге красный жеребец и глазом не моргнул, тогда как большой единорог рухнул на землю.

— Даж’ не вздумай ще раз сбегать из дому, нипони не предупредивши! — отругал малиновогривую земнопоньку красный жеребец, просто поразив собравшуюся вокруг толпу своим красноречием.

— Еда! — радостно взвизгнула Клаудед Хоуп, пока Маха, перекатившись, с угрожающим видом поднялась на копыта.

— Еда мож’т п’дождать, покамест на вечеринку не придём, — проворочала Эппл Блум, оказавшись в медвежьих объятьях жеребца.

— Ага, сейчас нам надо, чтобы Свити Белль угомонила своего ручного единорога, — добавил Симус.

— Я сейчас немного занята, — отозвалась та, — и она не моя и не ручная!

Всхлипы Рерити резко оборвались.

— Её ручной кто?

— Знаешь, — отметила Падма, — когда ты сейчас так сказал, то прозвучало это как что-то плохое.

— Блин, и не говори, — поморщилась Парвати, тогда как Джинни поспешила к Махе, издавая успокаивающие звуки.

— А я уж думала, что это у Эппл Блум Пушок — самый невероятный питомец, какого можно вообразить, — Рерити пролевитировала Свити на расстояние вытянутого копыта, чтобы взглянуть на неё. — Но ты просто не могла не переплюнуть её, так ведь?

— Справедливости ради, — вклинился Невилл, — Маха у Свити была дольше. Так что это скорее Эппл Блум пыталась её… эм… переплюнуть.

— Ты мне не помогаешь! — пожаловалась меньшая белая единорожка.

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

— Маленький пони! — раздался радостный визг, и Гермиона, войдя в дверь первой, вдруг обнаружила, что её держит на руках и, пища от восторга, тискает и прижимает к себе незнакомая девочка.

— Роза! — раздражённо воскликнула женщина, готовясь спасать ещё одного пони из хватки её дочери.

Влетев вслед за Гермионой, Дин тут же подлетел к держащей её девчонке.

— Роза! — выпалил он, зависнув перед девочкой. — Живо отпусти Гермиону, или я тебя отшлёпаю!

— Миленький розовый пони! — радостно объявила Роза, и Дин тут же осознал свою ошибку, видя, как Гермиона улетает за плечо его сестры.

— Это фуксия! — возмутился он несмотря на схватившие его руки сестры.

— Фуксия? — переспросила мать Дина, наблюдая за воссоединением её детей.

— А, он всё ещё отрицает, — сказала Парвати, стоя у ноги женщины.

— Это его способ мириться с тем, что он розовый, — добавил Гарри.

— Фуксия! — последовало яростное возражение. — Это цвет фуксии, и нечего забывать об этом! Роза, быстро поставь меня на пол!

— И часто такое происходит? — поинтересовался Баттон Мэш, млея на коленках у сестры Розы.

— Чаще, чем хотелось бы, — ответила Свити, стыдливо прижав ушки.

— Что-то я жалоб от тебя больше не слышу, — сказала Пепперминт Твист, с завистью посмотрев сначала на Баттона, которому почёсывала за ушками человеческая жеребёнка, после чего зыркнула в сторону Снейлза, довольно развалившегося на коленях Эми.

— Мам! — радостно воскликнула Эбигейл, слетая вниз и приземляясь прямо на макушку Эльзы. — Ты даже не представляешь, как я провела эту неделю!

— Сомневаюсь, что безумнее, чем у меня, — ответила Эльза и, взяв в руки превращённую дочь, чмокнула её в нос.

— Папочка! — раздался дуэтом крик, и через пару мгновений на руках у Ксенофилиуса и Артура оказались пушистые комочки радости и милоты.

— Мой маленький мотылёк, я смотрю, эти несколько дней для тебя прошли не зря, — любяще произнёс новый министр.

— Да, папуля.

— Ай, Джинни, больно же! Не забывай про рог, — поморщился отец семейства Уизли, потерев щёку.

— Моя маленькая девочка, вот ты где! — просияла Молли, забирая маленькую единорожку к себе на руки у своего мужа. — А где твой брат?

Прежде чем Джинни успела ответить, Артур указал в сторону двух практически одинаковых по расцветке жеребят, успешно уничтожающих содержимое ближайшего стола с закусками:

— Полагаю, наш — тот, что без банта.

— Папочка! — воскликнул ещё один голос, поспешив к цели. — Мама! Знакомьтесь, это Драко Малфой, мой жеребчик.

Оказавшись утянутым своей невестой сквозь толпу поней, последний Малфой вдруг обнаружил, что стоит напротив пары пони, причём выражение на морде самки едва ли не один в один копировало то, что он не раз видал на лице своего отца.

— Сэр, мэм, — повинуясь вбитым в его голову его матерью рефлексам, тут же поприветствовал их Драко кивком головы и щелчком задних копыт друг о друга, после чего протянул переднее для руко… э-э-э… копытопожатия?

— Ну, он хотя бы достаточно воспитан, — пренебрежительно фыркнула Споилд Рич2. — Надеюсь, он достаточно высокородной породы.

— Род Малфой всегда обладал безукоризненной родословной, — надменно сообщил ей Драко.

— Были в твоей семье пегасы или единороги? — сузила глаза Споилд.

— Ни пегасов. Ни единорогов, — ответил он с аристократичной надменностью. — Моя кровь чиста.

— Прекрасно, моя дочь заслуживает лишь лучшего.

— Дорогая, сейчас не лучшее время, — прервал допрос Филси Рич. — Пусть дети пойдут повеселятся, это же всё-таки вечеринка.

 — Ты слышала отца, иди общайся, — смилостивилась Споилд.

Маха стояла прямо возле выхода, не зная, как ей реагировать на кучу незнакомцев, общающихся с её жеребятами. Она не чувствовала исходящих от них дурных намерений, более того, вокруг них витало радости, заботы и любви больше, чем она ощущала когда-либо в жизни. Табунок почти сразу рассыпался по комнате, и единорогу было очевидно, что жеребята счастливы. Однако она не позволила своим ощущениям заглушить материнские инстинкты — она была полна решимости отслеживать каждого из своих подопечных. Ради успокоения совести она придвинулась ближе к юному единорогу, бывшему до этого наглым человеком.

Внезапно Пинки Пай, выйдя на середину комнаты, подпрыгнула в воздух и цокнула копытцами друг о друга, привлекая внимание всех присутствующих.

— Ладно, всесущества, — объявила она, зависнув в воздухе, словно забыв, что должна подчиняться законам гравитации, — теперь, когда наш именинник наконец-то прибыл, НАЧИНАЕМ ВЕЧЕРИНКУ!!!

▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Тонкс была практически вынуждена сбежать от царящего в доме, иначе не скажешь, дурдома. Их выходки и подколы были до неприятного личными и едва ли не откровенно пошлыми, и, похоже, все вокруг задались целью её подразнить. Создавалось ощущение, что они решили специально потыкать в и так болезненную душевную травму, полученную из-за детских насмешек над её именем. Мать была просто невыносима: ей что, даже в голову не пришло, что у её дочери с таким именем могут быть проблемы? Ещё хуже вёл себя Сириус — он словно специально продолжал называть Тонкс столь ненавистным ей именем «Нимфадора». Девушка больше не собиралась выносить подобное. Глава Рода он или нет, однако Сириус явно нарывался на скандал. Так что ещё одна такая выходка — и его не спасёт даже присутствие Андромеды.

Какими бы ни были мотивы её родителей, однако Нимфадора ненавидела имя, которым они её одарили. Из-за него у всех, кого Тонкс встречала, создавалось о ней совершенно неверное впечатление. В конце концов, она была нормальной ведьмой, а не какой-нибудь малолетней дурочкой, которой гормоны бьют в голову. И что ещё хуже, её способность менять облик только усугубляла положение — все до одного парни и даже некоторые девушки просили её превратиться в их придуманный идеал красоты, чтобы почувствовать, каково это — встречаться со своим кумиром.

Она так надеялась, что Чарли будет другим, не таким, как все остальные парни, которым хотелось видеть в ней свой идеальный выдуманный образ, не видя за ним её настоящую. Но в итоге оказалось, что он хотел от неё в точности то же самое, что и остальные. У него даже хватило наглости потребовать у неё превратиться в модель с обложки какого-то журнала. Внезапное осознание того, что он оказался таким же извращенцем, как и все остальные в школе, разбило Тонкс сердце. Неужели видеть и ценить её такой, какая она есть, а не как она выглядит и в кого может превратиться, так уж сложно? Разве она столь многого просит?

Но несмотря на разочарование, Тонкс всё равно хотела бы завести нормальные отношения, которые, казалось, были у всех девушек, кого она знала. Должна же и у неё быть родственная душа, кто-то, с кем у неё будет связь не просто на физическом, а на куда более глубинном уровне, тот, кто будет видеть в ней личность, а не игрушку для удовлетворения собственных сексуальных фантазий! Увы, надежды девушки оказались напрасны: слухи о ней и её способностях уже разошлись по всему миру волшебников, и у неё практически не было возможности как-либо повлиять или изменить свою сложившуюся из-за этих слухов репутацию — разве что в худшую сторону.

Для девушки настали тяжёлые времена. А в тяжёлые времена неплохо помогал поход по магазинам, и потому сегодня Тонкс решила развеяться этим уже не раз проверенным способом.

Теперь, когда она стала частью Рода Блэк, Тонкс, как молодой член Рода Блэк, стала получать «скромную» стипендию. Ирония была в том, что получаемые от семьи деньги намного превосходили ту зарплату, которую она получала на своей текущей должности, более того, размер стипендии заставил бы даже полноценного аврора устыдиться собственного жалования. И хоть со школьной скамьи её заветным желанием было стать сотрудником сил правопорядка, Тонкс вдруг осознала, что настало время остановиться и задуматься над тем, чего же в жизни она хочет на самом деле и какой она хочет, чтобы её жизнь была. По сути, ей теперь не было необходимости работать ради куска хлеба, однако проводить жизнь, предаваясь праздности и лени, было бы глупым закапыванием её талантов в землю, что было девушке совсем не по душе. Но пока, возможно, ей стоит взять отпуск и немного попутешествовать, исследуя красоты и тайны этого мира.

Её работа в министерстве также стала сплошным разочарованием. Из-за непрестанных интриг и борьбы за власть в Министерстве Магии, приправленных кумовством, взяточничеством и круговой порукой, девушка испытывала на себе все негативные последствия бытия полукровкой несмотря на постановления, требующие ко всем равного отношения. Некоторые чистокровные и вовсе всячески принижали её из-за её происхождения. Из-за подобного отношения к ней как к какому-то недочеловеку перед девушкой в полной мере встал вопрос о том, хочет ли она продолжать эту карьеру, но с другой стороны любые крупные перемены в её жизни могут оставить Тонкс брошенной на произвол судьбы.

В какой-то момент Тонкс осознала, что уже какое-то время слоняется по Косому переулку, глубоко погрузившись в мысли о не самом радужном будущем и практически не обращая внимания на происходящее вокруг. Однако внезапно позвавший её знакомый голос выдернул девушку из мрачных дум и заставил оторвать взгляд от вымощенной булыжником мостовой.

— О, здоро́во, Клементина, — отозвалась Тонкс, остановившись и обернувшись на оклик, дожидаясь, пока подойдёт её подруга. — Сто лет не виделись. Снова что-то затеваешь?

— Привет, Тонкс, — ответила Клементина, подойдя ближе. — Уж лучше затевать чего-нибудь, чем бродить по улице с кислой миной.

— Кислая мина? — Тонкс тут же улыбнулась, при этом растягивая рот едва ли не на пол-лица за счёт своих способностей. — Ты это про меня? Да ни в жизнь!

— Да-да, так я тебе и поверила, — хмыкнула Клементина. — Можешь не прикидываться, я прекрасно вижу, что тебе сейчас очень не помешает друг.

— Серьёзно, я в порядке, — запротестовала Тонкс.

— Иди кому другому сказки рассказывай, — фыркнула её подруга. — Я не видела тебя такой подавленной с тех пор, как ты порвала с Чарли.

— Забудь о нём, Клем, — сказала Тонкс, мрачно поджав комично-огромные губы. — Не хочу сейчас даже думать о нём.

— Ну, как хочешь. Но ты всё равно идёшь со мной.

— О? И куда идём?

— На встречу с моим парнем, — заявила Клементина, едва не прыгая от радости.

— Тогда я тебе там зачем? Своей, как ты сказала, кислой миной настроение портить?

— Ой, не ёрничай. К тому же Джейсон обещал познакомить меня со своим лучшим другом. И будет справедливо, если я тоже приведу свою лучшую подругу, — схватив Тонкс за руку, Клементина потянула её за собой. — Сегодня мы пойдём смотреть фильм.

— Да, помню, тебе всегда магловедение нравилось… — внезапно Тонкс сузила глаза: — Надеюсь, он не магл?

— Нет, — покачала головой её подруга, — он сквиб, которому нужна была небольшая помощь в ориентировании здесь.

— Фух, это радует, — хихикнув, сказала Тонкс, следуя за подругой прочь из Косого переулка. — Ты даже не представляешь, что министерство сделало бы со смешанной парой.



Примечание:

Spoiled Rich — букв. «Избалованная/испорченная богачка».