Автор рисунка: MurDareik
Глава 2

Глава 3

Осознание того, что я сижу в пустом классе английского языка, пришло довольно внезапно. Жалюзи были открыты, и помещение было заполнено дневным светом. Из-за закрытой двери раздавались голоса и звуки шагов, а с улицы сквозь стекло был слышен приглушённый    гул проезжающих мимо здания школы автомобилей.

Я огляделся. И правда, здесь больше никого.

Что я тут делаю?

Опять это произошло. Понятия не имею, как тут оказался. Последнее, что помню –  я собирался пойти в библиотеку, посидеть там с ноутбуком, так как кабинет школьного совета сегодня был занят. И вот я здесь.

Подобное случается уже не в первый раз, когда я прихожу в себя, будучи не в силах вспомнить последние пару часов своей жизни. Что это за хрень вообще? Я что, с ума схожу?

Ранее меня посещала мысль, что не помешало бы сходить к психологу… Но я этого так и не сделал, всё откладывал, надеясь, что подобное больше не повторится. И вообще, почему именно к психологу...?

Я зажмурился и потер виски, пытаясь вспомнить, как оказался здесь, а не в школьном совете. Ничего. Пусто. Словно с лестницы я телепортировался сюда. Помню, как меня зовут, помню, что сегодня будний день (тако-вторник же!), и даже помню, как вышел из класса примерно в два часа дня, сразу после занятий... Точно!

Я резко открыл глаза – зрение тут же поплыло из-за дневного света – и нащупал в кармане смартфон. Быть может я просто задумался, и не заметил, как зашёл в этот класс? А ведь это действительно возможно. Нужно узнать который час. Если с момента последнего урока прошло минут десять-пятнадцать, то всё в порядке.

Нажав кнопку разблокировки дисплея, я с опасением посмотрел на время. Двадцать минут четвертого. Твою налево. Больше часа из памяти вон.

Вздохнув, я отложил смартфон. Меня словно ледяной водой окатили. Тревога, по поводу «потерянного» часа усилилась. И даже не спросишь толком ни у кого, где я был в последний час и что делал. Косо посмотрят и заклеймят сумасшедшим.

Но о походе к доктору мне, вероятно, стоит задуматься.

С облегчением обнаружив на соседнем стуле свою сумку, я схватил её и, ещё раз оглядевшись, направился к выходу из класса, безуспешно пытаясь отвлечься от мрачных мыслей, которые давили всё сильнее. Времени и так немало потеряно, а сегодня мне нужно ещё зайти в репетиционную комнату.

 

Я потянул дверь на себя и сделал шаг, но стоило мне оказаться в, казалось бы, опустевшем коридоре, как вдруг что-то сильно ударило меня в бок. Это было настолько неожиданно, что я пошатнулся и едва устоял на ногах. Что происходит?

В моём мозгу пронеслось несколько возможных вариантов событий. Но оглядевшись, я понял, что ни один из них не верен.

— Ай…

Врезавшаяся в меня девочка в отличии от меня на ногах не устояла и теперь сверлила меня растерянным и одновременно сердитым взглядом с пола, сжимая в руках увесистую черную сумку.

— Ты…! – откинув светло-голубые волосы за спину, девушка набрала в легкие побольше воздуха, — ты сбил меня! Как у тебя только смелости на это хватило, а?! Конечно, непризнанную гордость в школе можно ни во что не ставить, ронять на грязный пол, да, так?! Ну ничего, Великая и Могучая Трикси и не через такое проходила! Я тебе покажу…

Великая и могучая попыталась вскочить на ноги, но едва не рассыпала содержимое сумки.

— Ну, вообще-то ты сама в меня врезалась. Самой бы не помешало внимательнее быть.

Связываться с Трикси Луламун не очень хотелось. Эта чересчур шумная и самонадеянная самопровозглашённая великая фокусница с языком без костей то и дело пыталась поставить на уши всю школу. А чуть что не так, сыпала во все стороны угрозами, которые обычно словами и ограничивались. Правда, насколько мне известно, один раз она всё же довела свои слова до дела…

Выслушивать в свой адрес ругательства мне не хотелось. Но просто развернуться и уйти… Нехорошо получится.

Я шагнул навстречу девушке и протянул ей руку.

— Трикси не нужна помощь! Ничья! Вы все неспособные ограниченные идиоты! – девушка вновь яростно зыркнула на меня, запихивая в сумку какие-то шарики, которые так и норовили укатиться.

Я молча убрал руку. Слова Трикси мне не понравились. Общаться с этой фокусницей теперь не хотелось вовсе. Понятия не имею, в чем причина её заносчивого поведения, но думать, что говоришь, нужно в любом случае. Не нужна помощь, так не нужна. Сама тут ползай.

— Окей. Успехов.

Я развернулся и только хотел было уйти, как Трикси вновь повысила голос.

— Стой! Ты куда?

— Куда надо.

— Подожди!

Трикси бросила свою сумку на полу и отряхнулась, после чего с немного виноватым видом вновь окинула меня взглядом, будто пытаясь вспомнить моё имя. Хотя, знать она его не могла.

— Ладно. Трикси извиняется за грубость. И я признаю, что ты не виноват в том, что сбил меня. О да, Трикси великодушна, знай это. И раз уж мы во всём разобрались…  Мне нужно, чтобы ты на какое-то время стал моим ассистентом.

Да уж, ничего другого от Трикси я и не ждал. Пусть мы и не были знакомы, но я наслышан об этой сумасбродной девушка с зашкаливающим чувством собственной важности. Да и что уж тут, сам не раз наблюдал её выходки. И быть ассистентом в её фокусах, которые все как один заканчивались фарсом, да ещё и после такого обращения… Однозначно нет.

— Извини, нет. Я занят.

Я хотел было уйти, но Трикси не отставала.

— Постой, ты...! Как там тебя… Энгвиш Глуми, так?

Энгвиш Глуми. Очень смешно, да.

— Послушай, — я развернулся к девушке лицом, — сказано же «нет». Не могу, особенно сегодня.

— Можно завтра, — Трикси смотрела на меня с превосходством.

Этот высокомерный взгляд… Опять…

Меня передёрнуло от тяжёлого болезненного чувства, а дышать стало немного труднее.

— Слушай, Трикси… Как ты там сказала? Я ограниченный идиот, так?

— Я не…

— Так вот. Найди себе неограниченного не идиота, пусть он тебе и помогает.

Сказав это, я выдохнул. Нет, легче ничуть не стало. Как раз наоборот. В груди так вообще будто какая-то тяжелая мерзость растеклась. Наговорил лишнего.

Зло выругавшись про себя, я развернулся и пошёл прочь.

— Ну… Ну и проваливай тогда! Трикси и так найдет ассистента! – гневно крикнула мне вслед Трикси.

 

Я немного перевел дыхание, когда оказался в репетиционной комнате. К счастью, в этот раз помещение оказалось полностью свободным, так что обошлось без неловких ситуаций. И это не могло не радовать.

Плотно закрыв дверь, я облокотился спиной о стену и осел на пол, сверля невидящим взглядом рояль на подиуме напротив меня.

Нет, всё же, эта школа ничем не отличается от предыдущей. Здесь несомненно всё так же решает статус, авторитет, связи и грубая сила. А каждый второй несомненно смотрит на меня с усмешкой, что-то говоря обо мне своим знакомым. Так, чтобы я не слышал. И сначала это просто косые взгляды, усмешки. А потом начнется травля. Самая настоящая. Ребята на «понтах» постараются оттянуться по полной, а обычные ученики будут меня сторониться, боясь навлечь на себя гнев школьной «элиты». Вы же знаете, что случается с друзьями и знакомыми аутсайдеров?

Я не аутсайдер. Ясно? И черта с два я буду молчать! Убей или будь убитым, так? Лёгкой добычей не стану. И скорее всего, все постепенно приведет к тому, что меня из-за спины ударят чем-то тяжелым…

Мой невидящий взгляд блуждал по классу, а перед внутренним взором разворачивались отвратительные и довольно жестокие картины. Мысленно я прорабатывал десятки сценариев, в которых действовал и говорил по-разному, пытался следовать разными путями.

И любой путь приводил к становлению изгоем.

Где-то глубоко внутри – может в районе солнечного сплетения – возникло отвратительное понемногу разрастающееся чувство, уходящее на фон, смешиваясь с реальностью, накладываясь на него. Очень слабое, но очень неприятное… Словно гниение.

Наваждение сошло резко. Мысли прояснились. Чёрт, ненавижу, когда подобное случается. И с чего это я решил, что все пути приведут к отрицательному исходу? Да и мыслей всяких накрутил.

Я потер виски. Да уж, настроение теперь ещё более поганое. Всему виной богатое воображение. Будто прожил всё то, что представил.

Поднявшись на ноги, я постарался отбросить мрачные мысли. Конечно, проще сказать, чем сделать: сцена с Трикси до сих пор не выходила из головы.

Бросив сумку в угол, я прошёлся по комнате и остановился у окна. Нужно собраться. Всего через месяц состоится прослушивание на битву групп, а у нас песня даже толком не готова. А помимо этого, мне нужно ещё и вокал потренировать, для чего я и пришёл сюда в этот день.

Но, честно говоря, петь желания совсем не было. Даже казалось, что если попытаюсь начать, то ничего толком не выйдет. А это может здорово деморализовать. Вероятно, стоило бы отложить тренировку на другой день, но…

Мысленно отпихивая все отговорки в сторону, я достал смартфон и наушники. Надо хотя бы распевки прогнать. С паршивым вокалом на отборочных шансов точно не будет. А я не легенда рока, чтобы наплевать на всё и петь мимо нот, надеясь, что мне это простят за былые заслуги и слащавую внешность.

Ну и ладно. Зато я в группе. Пусть и не всё идет гладко. И я всё еще могу заниматься любимым делом – создавать музыку.

Я усмехнулся. Прорвемся.

По ощущениям, прошло уже полчаса. Или минут двадцать как минимум. Репетиция, точнее упражнение в пении, проходило хоть и не идеально, но и не совсем уж плохо, вопреки отсутствию желания в самом начале тренировки. Я чувствовал, что что-то да могу, и это не могло не радовать, особенно если учесть почти месячный перерыв в практике. Думаю, смогу поднатаскаться до отборочных. Постараюсь уж точно.

В пении я целиком и полностью самоучка. Теория из литературы и интернета, обучающие видео и многочисленные просмотры различных вокальных семинаров, думаю, с полноценным обучением у преподавателя не сравнятся. И по этой причине какое-то время петь у меня получалось из рук вон плохо. Как и кричать экстрим вокалом. В песнях и видео я слышал одно, а лично у меня на деле получалась чушь какая-то. Однако, в какой-то момент понемногу начало получаться. И хоть полагаться в музыке только на везение идея далеко не лучшая, в этот раз мне именно что повезло вылезти на правильный звук, который оставалось лишь развивать.

Конечно, в полной мере голосом я не владел, но зато в ноты попадал. Нехватка теоретических знаний и практических навыков время от времени давала о себе знать, но это меня не останавливало. Я продолжал двигаться вперед, дав себе слово, что обращусь к вокальному педагогу, как только смогу добиться в музыке хоть чего-нибудь. Думаю, участие в битве групп будет уже неплохим достижением. Конечно, стоило бы записаться на уроки пения перед прослушиванием, да оставалось не так уж много времени, а насколько мне известно, за месяц дальше базовых упражнений на вокальных занятиях не заходят.

После разминки, я взялся перепевать любимые песни, стараясь не брать слишком высокие ноты. И вот уже вторую песню всё идет довольно неплохо. Воодушевляюще.

В наушниках заиграла новая песня, но я почти сразу её выключил. Это новый трек, а в данный момент душа лежала к перепевке уже знакомых работ.

Так, а что у меня ещё есть в плеере, что я мог бы исполнить?

Привычным движением я открыл каталог исполнителей. На мониторе появилось несколько десятков названий. Разнообразный выбор. Правда, часть из них я уже давно не слушал. А некоторые песни я сейчас навряд-ли потяну.

Пролистывая названия, я никак не мог определиться. То скучно (почему ещё не удалил?), это неохота… И тут мой взгляд зацепился за название одной из любимых металкор групп. Да, эти ребята хороши! Может что-нибудь из их песен потренировать? Но… Почти в каждом их треке чистое пение составляло лишь половину песни, а иногда и меньше. В основном там экстрим вокал. А я тут чистый вроде как подтягиваю.

Я застыл в нерешительности.

Если подумать, экстрим вокал я тоже уже почти месяц не тренировал… Того и глядишь, разучусь. А он мне нужен. Да и в конце концов в битве потом понадобится. Правда, если кто услышит – не факт, что поймут. Но в школе сейчас уже почти никого. И вообще, мешать я тут никому не мешаю, школьные правила нарушать не собираюсь, да и время сейчас внеурочное. Так что… Думаю, всё в порядке.

Убедившись, что дверь закрыта плотно, я отложил смартфон, и начал разминать голосовой аппарат, вместе с этим извлекая нужные звуки, которые успели немного подзабыться.

Начал, как полагается, с основного. Середины и низы. Другими словами, гроул. Как минимум, зачастую это один из основных вокальных инструментов в нетипичной для многих металкор музыке. Да и кроме того, мне нравится, как звучит этот чертов рев! Звук получается довольно грубый, но при этом эмоциональный. Если грамотно использовать в песне, выйдет очень здорово.

Я вдохнул и попытался крикнуть. Глотку тут же будто ободрало, безумно захотелось прокашляться.

— Скотство…

Вот и первый косяк. Неправильно попытался звук вывести. Всё же, при отсутствии практики подобное чертовски быстро забывается.

Вторая попытка успехом также не увенчалась. Но на третьей уже получилось что-то похожее на нужный звук. Воодушевившись, я продолжал попытки, уйдя в тренировку с головой.

Минут через десять я уже кричал как месяц назад, без особых проблем изменяя высоту звука и проговаривая звуки. Отлично, хорошо идет!

Я любил экстрим вокал. Мне всегда казалось, что при помощи такого агрессивного пения можно передать больше эмоций во взрывных моментах песни. Чёрт, вот было бы здорово спеть что-нибудь тяжёлое на сцене! Ведь одно дело петь вот так с самим собой наедине, и совершенно другое, когда ты можешь поделиться своими эмоциями со слушателями, заставить испытать их те же чувства, что вложены в саму композицию.

Говоря о тяжёлой музыке… Обычно у меня недурно получался совсем уж низкий утробный рёв, какой можно было бы применить в совсем уж экстремальных жанрах. Это уже не гроул даже, что что-то ниже и страшнее. Правда, осваивается и делается такое тоже сложнее.

И раз уж я начал тут экстрим вокал тренировать, то обойти самый низкий звук в арсенале не смогу. Уже не терпится проверить, способен ли я ещё издавать что-то действительно мощное?

Выдохнув, я собрался с мыслями и попытался издать максимально низкий и плотный рёв. Не получилось. Нужно пробовать ещё.

Вторая попытка, третья, четвертая. Вот же… Вообще ни в какую. Как же я его делал?

Найдя на телефоне одну из старых записей своего голоса – обычно, я записывал на диктофон свои вокальные тренировки, чтобы контролировать прогресс – я несколько раз прослушал нужный звук. В голове будто рычаг повернули, и всё вспомнилось.

Я попробовал ещё раз. Вышло лучше. Ещё несколько попыток – и я смог издать какой-то нереальный для человека рёв.

Отлично!

Я ухватился за этот звук и начал проговаривать им слова, пропевать отрывки каких-то полузабытых песен, тянуть слоги, изменяя артикуляцию. Все получалось как надо, что не могло не радовать меня. Настроение постепенно улучшилось. Я продолжал оттачивать столь необычный вокальный приём, в то же время думая о том, что было бы неплохо использовать его в песне для битвы групп после отборочных испытаний.

В коридоре раздался топот ног, и дверь с грохотом распахнулась, едва не слетев с петель. Не успел я развернуться, чтобы понять, что происходит, как меня сбило с ног яркое размытое пятно, больно врезавшись мне в ребра. И пока я падал на пол, в моём мозгу мелькнула дурацкая мысль: «Второй раз за день уже.».

Бам!

Зеленая плитка, которой был выложен пол в классе, немилосердно приняла мое тело, а сверху на меня кто-то навалился, не давая опомниться и встать. Ничего не понимая, я попытался вскочить, но быстро понял тщетность своих попыток: держали меня в таком положении, что так просто и не вывернешься.

– Ай, чёрт… Твою Селестию…, – по ушибленному плечу растекалась тупая боль, а тело ныло после удара об пол, – какого хрена…?!

– Э-хе-хе, вот ты и попался! – Донесся до моих ушей чуть сиплый девичий голос, показавшийся мне знакомым.

– Чёрт возьми, отпусти!

Всё же, мои подозрения о косых взглядах и вероятной травле были не надуманными. Но напасть так неожиданно!

Со стороны коридора вновь послышались торопливые шаги, и в комнату, тяжело дыша, вбежал кто-то ещё.

– Рейнбоу Дэш, стой…! – второй голос тоже оказался девичьим.

Рейнбоу? Что же, неудивительно, что я даже не смог рассмотреть сбившую меня с ног девушку. Но какого хрена она творит?

– Слишком долго, Твай! Тащи сюда, пока я держу его! – Дэш продолжала крепко держать меня, прижимая к полу и не давая шанса осмотреться.

И что значит «тащи сюда, пока я держу его»?!

– Эй, хватит! Пусти меня, слышишь? – игнорируя боль, я несколько раз дернулся, но капитан школьных спортивных команд оказался чертовски силён, особенно если учесть, что она девушка. – Да твою ж Селестию!

Бросать попытки высвободиться не хотелось, хоть толку от них было мало. То, что меня так ловко свалила на пол и обездвижила девушка больно било по самолюбию. Услышав, что ко мне приблизилась напарница Дэш, я предпринял последнюю попытку встать на ноги, но боль в плечевом суставе стала практически не выносимой.

– Ну же! – нетерпеливый голос Рейнбоу прозвучал едва-ли не у моего уха.

Раздалось негромкое жужжание и следом за ним писк.

– Что там?

– …

Я услышал едва различимый звук, словно кто-то щелкнул ногтем по металлу. Снова зажужжало и пискнуло.

– Ничего… – судорожно выдохнула напарница Рейнбоу.

– Как ничего?

– Энергетических возмущений нет, окружающая этого человека пространственно-временная материя стабильна, а магическая активность равна нулю! Отпусти его, Дэш, в нём нет ни капли магии!

– Но ведь… — Девушка, не ослабляя хватки, склонилась ближе, чтобы рассмотреть моё лицо. Я почувствовал легкий запах пота, а в мои глаза едва не попала прядь радужных волос. – Ты же сама слышала, как он рычал! Может… может твой детектор неисправен?

– Рейнбоу, перестань! Отпусти его скорее!

Я вскочил на ноги, как только почувствовал, что меня больше никто не держит.

– И какого чёрта…?

Напарницей Рейнбоу Дэш оказалась Твайлайт. Спаркл, если не ошибаюсь. Видел несколько раз из далека, многое о ней слышал, но разговаривать ни разу не приходилось. Девушка держала в руках нечто, похожее на медальон с сенсорным дисплеем. Разглядеть лучше не успел – владелица закрыла крышку, и теперь устройство внешне ничем не отличалось от обычного украшения.

– Ты в порядке? – обеспокоенным голосом обратилась ко мне Спаркл, нервно поправляя очки, – прости нас, мы думали, что тут происходит что-то… нехорошее.

– Что-то нехорошее…?

Девушка осторожно кивнула.

Я осторожно отступил на шаг назад, стараясь не выпускать обоих из поля зрения. Рейнбоу Дэш в спортивном топе стояла, сложив руки, и в целом выглядела смущённо, но при этом не переставала сверлить меня подозрительным взглядом. Твайлайт же, убрав «медальон» в карман жилета, оглядывала меня с головы до ног, пытаясь убедиться, не причинила ли мне её подруга вреда.

– Всё в порядке, – мой голос звучал довольно ровно, если не считать тяжёлого дыхания, — и меня совершенно точно не задело, что меня поваляла по полу девчонка.

На самом деле, я чувствовал себя довольно униженно и был зол. Была не совсем понятна цель произошедшего, ибо на травлю однозначно не похоже.

Твайлайт смущённо отвела взгляд, а Дэш, хмыкнув, подошла ко мне и хлопнула по плечу – спасибо, что не по ушибленному.

– Отлично, раз в порядке. Извиняй, конечно, но уж больно ты подозрительный. Да и голосок был как у чистого зла. Не то, чтобы я не верила устройствам Твайлайт, но…

– Дэш!

Рейнбоу замолчала, но мне было понятно — она всё ещё подозревает меня и не собирается сбрасывать своё мнение со счетов.

– Такой голосок называется экстрим вокалом, – проворчал я, отодвигаясь от Дэш и с трудом отрывая взгляд от её спортивной фигуры.

Общаться с этими двумя не хотелось. Особенно после произошедшего. Лучшим решением будет взять свои вещи и убраться отсюда, пока народу не стало ещё больше.

– Слушай, ты точно в порядке? Может тебе нужно в медпункт? – не отставала Твайлайт, которой отчего-то было не безразлично моё состояние.

Как я не старался, разглядеть и тени превосходства, высокомерия в её лице не получалось, да и в голосе девушки фальши слышно не было. Правда, сейчас меня это мало волновало.

– В порядке, – упрямо повторил я, игнорируя ноющее плечо: ушиб как ушиб, ничего сверхъестественного.

И вообще, мне следует отвечать осторожнее, чтобы не дать ни единого шанса придраться к моим словам. Правда, не похоже, что эти двое тут ради этого, но мало ли – как минимум с ног меня уже сбили, не дав даже внятного ответа зачем. Правда, я и сам не особо усердно спрашивал.

– Да камон, не так уж сильно я его приложила, – проворчала Дэш.

Схватив сумку, я направился к выходу, ощущая, как горит моё лицо. Отчего-то мне было очень неловко. А ещё я понял, что при разговоре с Твайлайт Спаркл я нервничал почти также, как в беседе с Сансет.

– Постой! – Твайлайт шагнула ко мне, нервно заламывая руки, – как тебя зовут?

На миг я замедлился, но, пробормотав что-то невнятное, вышел в коридор и поспешил к выходу.

– Слушай, Твай, – уходя, я слышал чуть сиплый голос Дэш, – может не будем говорить об этом остальным, раз всё в порядке?

Продолжение следует...

...