Автор рисунка: BonesWolbach

Далеко в межзвёздной пустоте собирались аликорны.

Придите, сёстры! В скоплении Девы поём мы гибнущей галактике тысячелетнюю погребальную песнь. Мы соберём тлеющие угли и поместим их в чёрную дыру, что останется после.

— …И мы подходим к налогам за водоснабжение, — произнёс Доттид Лайн, отложив очередной лист.

Селестия сморгнула из глаз образ сестёр, пламенеющих на фоне безграничной бархатной тьмы. По сравнению с ними кабинет секретаря канцелярии выглядел бледным карандашным наброском. От стопки аккуратно заполненных отчётов и постановлений уже попахивало плесенью, хотя им не исполнилось и двух недель.

— Весьма неоднозначная ситуация, — продолжал секретарь. — Налог, как вам известно, взимается с акра. А в прошлом году в Эпплузе Флинтхайд Хэйсид высадил три акра помидоров.

Селестия кивнула:

— Хэйсид, “добрый землевладелец”. Припоминаю его из некоторых твоих докладов.

Пересечём неотвратимый горизонт, нежась в гаснущем тепле, нырнём в гравитационный колодец, затянем песнь сотворения. Встретимся там, в сердце тьмы, и разожжём утихнувшее пламя — подарим жизнь новой галактике. Присоединись же к нам, о Старшая!

Доттид фыркнул в сторону.

— Видите ли, помидоры требуют много влаги. Не совсем то, что подходит засушливому эпплузскому климату.

Приди же, моя нежная белая голубка. Я помню, как танцевала ты у дряхлой Эты Киля, как развевалась твоя грива в порывах солнечного ветра — и как твои копыта рассеяли её расколотое сердце средь сотни звёзд.

— Помидоры, разумеется, погибают. Как сообщил Хэйсид, он хочет только покрыть убытки.

Никто, кроме тебя одной, не зажигал столь ярко звёзды своим смехом!

— Флинтхайд Хэйсид никогда не славился популярностью в обществе. В том смысле, как если я бы сказал, что мантикоры не славятся популярностью на званых вечерах. — Доттид вытянул из стопки лист бумаги и протянул принцессе. — Загвоздка в том, что он подал заявление на компенсацию ущерба, который его помидорам нанесла засуха.

Не сдерживай же более свой гений. Позволь увидеть, как пылает подобно горну твоя шёрстка в сердце Мю Цефея. Позволь взглянуть тебе в глаза, сияющие светом сотен солнц, позволь обнять сзади, вдыхая запах гривы, и прильнуть всем телом — и тысяча сверхновых взорвётся внутри нас.

— Ваше высочество, вы плохо себя чувствуете? Можем отложить дела.

Селестия покачала головой, но без присущей ей как принцессе грации.

— Нет, — улыбнулась она. — Я в порядке. Просто… задумалась.

Она набрала в грудь побольше воздуха.

— Сообщи “доброму землевладельцу” Хэйсиду, что мы возместим ему убытки исходя из предполагаемой стоимости его помидоров и фактора окружающей среды при условии, если он предоставит формуляр СФ-3553 с объяснением особых обстоятельств.

— СФ-3553? — ахнул Доттид. — Вам не кажется, что это несколько… радикально?

Селестия кивнула с серьёзным видом.

— Радикальнее не бывает.

— Я, как всегда, верю в ваши решения, ваше высочество. Но да поможете нам вы, если Флинтхайд окажется тем, кто сумеет дойти до конца.

Доттид переложил коммунальные отчёты в растущую стопку рассмотренных документов. Затем черкнул заметку, прикрепил её к заявлению Хэйсида и отложил бумагу в третью стопку.

— Теперь касательно предстоящего Гала: семьдесят три члена дворянских семей подписали прошение подыскать “более безопасное” место для проведения мероприятия в нынешнем году.

Отправься же с нами в полёт. Вспомни всё — и тотчас же забудь, забудь себя, забудь грань между умами, — и мчись, чуй, зри, будь!

— Передай им, чтобы не беспокоились, найдём, — ответила Селестия с тонкой улыбкой.

— Надёжнее дворца охраняются только казематы, — заметил Доттид.

Селестия невинно отвела взгляд.

Приди! На крылах пронесись меж Ригелем и Поясом Ориона сквозь бескрайний дальний космос и, как достигнешь необъятных газовых туманностей, мчи что есть сил. Не пройдёт и сотни лет, как ты будешь с нами!

Доттид прикрепил к прошению пометку и отложил его в третью стопку.

— Ну и моё любимое: ежегодный доклад рекомендательного комитета о ежегодном докладе совещательного комитета о деятельности рекомендательного комитета за предыдущий год.

Он с громким бахом опустил на стол переплетённый фолиант. Тот был толще Кантерлотской адресной книги.

Селестия привстала, чтобы рассмотреть фолиант поближе, и её плечи поникли. Затем резко осела на пол и возвела глаза к потолку.

Когда стало очевидно, что она не разминает затёкшую шею и не решила внезапно заняться гимнастикой, Доттид тактично отодвинул свой стул, сел рядом и поднял взгляд на то место, куда смотрела принцесса. Впрочем, готовиться к инспекциям было уже поздно. На стене играли блики от лампы. Они сидели молча.

— Секретарь Лайн, — вымолвила Селестия, — обнимите меня, пожалуйста.

— Ваше высочество?.. — Доттид непонимающе уставился на неё.

— Обнимите меня. Насколько понимаю, пони так делают.

Он поперхнулся.

— В целом, да, делают.

Селестия ничего не ответила.

— Это приказ, ваше высочество?

— Нет.

Доттид поднялся и просеменил вокруг стола к Селестии. Он знал её практически всю свою жизнь, но ещё никогда не оказывался на расстоянии вытянутой ноги от её мордочки. Зажмурившись, он привстал и крепко обнял Селестию за плечи.

Она прильнула к шее секретаря, а затем сама обвила его передними ногами и прижала к себе так сильно, что позавидовал бы верховный комиссар Сталлионграда.

От удивления Доттид широко распахнул глаза. Медленно его губы прорезала незаметная улыбка. На налоговых отчётностях плясал свет лампы, и у далёких звёзд водили хоровод аликорны, а принцесса солнца и секретарь её канцелярии сидели, заключив друг друга пусть и в неловкие, но тёплые объятия.

Принцесса отстранилась от Доттида, и он, встав на все четыре, отступил на два шага. Он поспешно отвернулся к столу, но Селестия его опередила, не дав вернуться к теме докладов и комитетов:

— Спасибо тебе, Доттид.

Тот пробормотал в ответ нечто невнятное.

— Но прежде чем вернёмся к нашим делам, — Селестия положила копыто на толстый доклад, — я хочу, чтобы ты заполнил формуляр ГР-17 о представлении к награждению. Пиши: “Форма награды: Подвеска солнца… Наградить Доттида Лайна”. И передай мне на заверение.

Брови Доттида сошлись на переносице.

— Подвеской солнца награждают за героизм, проявленный при обороне Эквестрии.

— Даже пойди ты в бой в первых рядах, ты проявил бы меньше мужества, — произнесла принцесса, — и меньше сделал бы для блага Эквестрии. Прячь подвеску в нижнем ящике стола вместе с остальными наградами, если тебе хочется, но ты её примешь.

Она открыла титульную страницу.

— Так. Возвращаясь к комитетам. За что они вообще отвечают?

Селестия склонилась над докладом, внимательно вчитываясь. Доттид с охотой подхватил поток знакомых канцелярных слов. А вдали среди созвездий продолжали собираться аликорны.

Комментарии (17)

+1

Удивительно приятно видеть, что у кого бывают такие же мысли, что и у тебя! А по работе — очень милый и довольно трогательный драбблик, сочетающий в себе мирную повседневность и пытающееся нарушить её чудо — чудо даже для Эквестрии. Спасибо за перевод!

Хеллфайр Файр #1
+1

Вот уж точно, "в ответе за тех, кого приручила". Если принять такой бэкграунд, принцессам после ухода из Эквестрии заскучать не получится.

glass_man #2
+1

Интересная история.

Darkwing Pon #3
0

Честно говоря как-то странно, автор другой и написано крайне непохоже.

Skuzl #4
0

Ам? То есть?

doof #5
0

сложновато обьяснить, персонажи не совсем те), эт имхо и не более.

Skuzl #6
0

Издержки заимствования чужих ОСов, что поделать.)

doof #7
+1

Это какая-то древность ведь? Космическая Бесполестия выглядит странно.

SMT5015 #8
0

А низнаю, вроде относительно свежее (2016-й). Но, по-моему, я где-то встречал эту тему великих звёздных аликорнов-демиургов.

doof #9
+1

Ну мне кажется что это как раз из первых сезонов, когда вся бесполезность принцесс ещё не была показана и их было только двое. Тогда такое было стандартным хэдканоном, и составило как раз юольшую долю в хейте новых аликорнов.

SMT5015 #12
0

Аликорны старой формации, хе. Вообще образ аликорнов как богов и не пропадал никуда со временем, просто чем дальше шёл сериал, тем их сильнее низводили до обычных поней со слабостями и мирскими мыслями, и это, соответственно, находило отражение в фикле.

doof #13
+2

Противоречивое произведение. Нет, подобные обнимашки с Ее Величеством (да-да, Доттид использует именно такое обращение) и в самом деле были бы для него поступком небывалой храбрости. Это хорошо видно по тенденции Лайна к чрезмерной рефлексии при разговорах с Принцессой в том же Obiter Dicta. Насколько я понял задумку автора, награда была выдана заслужено, потому что и Принцесса отчаянно нуждалась в этих обнимашках. Но почему, какие размышления переживают оба героя, так и остаётся за кадром. Мы лишь знаем, что Селестию зовут ее соплеменники для астроинженерной вечеринки, но ни слова не сказано про ее дилемму выбора и испытываемые чувства. Из головы Доттида этот момент тоже не показан. Конечно, понятно, что это виньетка и все такое, но некоторые подробности не дали бы рассказу просесть.

gelirhil #10
+2

Насчёт Доттида — полагаюсь всецело на верное слово, ибо хоть работы Скайрайтера и читал, но давно и далеко не все, малость уже запамятовал все детали.

Вообще, строго говоря, это такой духовный сиквел другой виньетки про всемогущую Селестию, способную видеть физические процессы на атомном уровне. Если та была во многом иронична, то тут Бэд Хорс взял более серьезную ноту при той же теме. Во многом это даже необходимо — не заглядывать ей в голову и не показывать мысли. Исключительно старое доброе повествование без мыслей героев.э

doof #11
+2

Отличный рассказ.

Gedzerath #17
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...