Автор рисунка: MurDareik

Яркие лучи утреннего солнца дарили свое тепло жителям Понивиля в этот прекрасный летний денёк. На улицах городка пони желали друг другу доброго утра, направляясь по своим повседневным делам. Даже певчие птицы на деревьях спешили поделиться радостью от хорошей погоды со всем миром через свои звонкие трели.

Именно так обычно начинался новый день.

Именно такую картину мира рассчитывала увидеть Рэйнбоу Дэш, когда просыпалась сегодня утром.

Это было восемь минут назад.

Только бы не опоздать! Твайлайт умная! Она наверняка что-нибудь придумает! Всё не должно закончиться так!

Лазурная пегаска с радужной гривой пронеслась над небом Понивиля, оставляя за собою радужный шлейф. Расстояние от её небесного домика на окраине городка до библиотеки Старого Дуба, находящейся почти в самом центре, пегаска пролетела за считанные секунды.

– Твайлайт! – прокричала Рэйнбоу Дэш, резко распахнув входную дверь.

Лавандовая единорожка обнаружилась за стойкой с каким-то раскрытым древним фолиантом.

– Твайлайт! Это ужасно! Что же нам теперь делать!? Это же конец! Как она могла так поступить? После всего, что мы для неё сделали! Нужно её переубедить! Нужно, чтобы она поняла…

– Рэйнбоу, успокойся, –  обратилась Твайлайт к беспорядочно летающей вокруг неё пегаске. – Что произошло? Кого мы должны переубедить? Можешь толком объяснить?

– Ты не знаешь? – Рэйнбоу Дэш застыла в воздухе и в недоумении уставилась на подругу.

– Нет, – осторожно ответила Твайлайт.

Неверие, страх, злость, усталость, уверенность. Именно такой спектр чувств успел отразиться на мордочке Рэйнбоу Дэш за пару секунд.

– Подожди минутку, сейчас вернусь, – с этими словами пегаска молнией вылетела наружу через оставшуюся распахнутой дверь.

Некоторое время Твайлайт смотрела ей вслед. Затем закрыла фолиант и убрала его на библиотечную полку. Кажется, произошло что-то действительно серьёзное.

Долго ждать не пришлось.

Меньше чем через минуту радужногривая пегаска вернулась, влетев внутрь библиотеки и еле успев затормозить и не врезаться в дальнюю книжную полку.

– Вот что произошло! – Рэйнбоу ткнула Твайлайт в нос раскрытой газетой «Клаудсдейлского Вестника».

Единорожка терпеливо подхватила газету телекинезом, отодвинула на удобное для чтения расстояние и начала читать вслух:

– Сложности работы дворцового пекаря. Любимые блюда королевских сестёр.

– Что? – пегаска быстро залетела за спину, чтобы посмотреть в газету. – Да нет же! Не заглавная статья, а вот тут! Третья колонка!

Твайлайт пожала плечами и продолжила чтение:

– Конец франшизы.  А. К. Ирлинг официально заявила, что следующая книга по серии Дэринг Ду «Дэринг Ду и Тайна Храма Бастет» будет последней. История знаменитой искательницы приключений приближается к своему логическому завершению, и её продолжение автором не планируется…

– Что же нам теперь делать? – Рэйнбоу Дэш смотрела на Твайлайт полными надежды глазами.

– Я… – заколебалась Твайлайт. – Я не до конца понимаю. Почему это плохо?

– Почему? Почему?! Ты же тоже фанатка! Как ты не понимаешь! Это же конец! Дэринг Ду больше не будет пробираться через опасные джунгли! Не будет доставать могущественные артефакты из древних храмов! Не будет сражаться с Ауисотлем и его кошками и противостоять коварному доктору Кабаллерону! А что будет с нами? С фанатами?

Пегаска, наконец-то, опустилась на пол и грустно уставилась себе под ноги.

– Мы больше не будем читать об этих приключениях. Не будем обсуждать друг с другом особенности сюжета. Не будем рисовать арты с хитрыми древними ловушками храмов и страшными монстрами джунглей. Не будем собираться на ДэрингКонах чтобы купить продырявленную «отравленным» дротиком шляпу, или посмотреть как косплееры пытаются попасть в акцент доктора Кабаллерона… Может мы вообще забудем, какой была Дэринг Ду… Забудем, что если верить в себя, то можно добиться всего, несмотря на никакие преграды.

Твайлайт вернула взгляд с пегаски на газету и молча перечитала статью ещё раз.

– И что ты предлагаешь? Заявиться к А. К. Ирлинг и уговорить её продолжить писать книги? После тех семнадцати, что она уже написала? Когда она уже рассказала всё, что хотела?

– Восемнадцати, если считать «Тайну Храма Бастет».

Твайлайт вопросительно приподняла бровь, ожидая ответа на свой вопрос.

– Да… Нет… Я не знаю!

– Рэйнбоу, ты дочитала статью до конца?

Пегаска от такого вопроса заметно стушевалась.

– Ну, про А. К. Ирлинг там больше ни слова.

Твайлайт закатила глаза, развернула газету и продолжила чтение.

– В связи с этим событием мэйнхэттенский фан-клуб по франшизе объявляет конкурс писателей. Напишите свою оригинальную историю. Не обязательно по Дэринг Ду. Как знать, может среди вас найдётся вторая А. К. Ирлинг! Со своей стороны фан-клуб обещает конструктивную критику, полезную для начинающих писателей, а тройка лучших рассказов попадёт в их сборник рассказов, который они выпустят в конце года. Объём текста такой-то, работы принимаются до такого-то числа.

Твайлайт улыбнулась своей поморщившейся подруге.

– Значит, фанатские рассказы?

– Как говорится, нечего читать – напиши.

***

– Спасибо, что пришли, – поприветствовала Твайлайт собравшихся в библиотеке подруг. – Как вы все слышали, Рэйнбоу Дэш очень переживает по поводу выхода последней книги по Дэринг Ду. Поэтому я предложила Рэйнбоу принять участие в конкурсе фанатских рассказов. И если вы тоже примите в нём участие, то это будет ещё интересней и веселее.

– В конкурсе фанатских рассказов? – спросила Эпплджек. – Я не такая уж фанатка, чтобы написать что-то, вписывающееся.

– Это не страшно. Рассказ не обязательно должен быть про Дэринг Ду и древние храмы. Тема любая. Считайте, что это просто возможность испытать свои писательские способности.

– И что же, писать можно вообще на любую тему? – хитро улыбнулась Рэрити.

– Формально, да. Правда, если всё-таки рассчитывать на победу, то следует написать что-то такое, что не стыдно добавить в сборник рассказов, который будут покупать обычные пони. Возможно даже школьного возраста.

– По-моему это отличная идея, Твайлайт! – раздался звонкий голосок Пинки Пай. – Писать рассказ, это почти как читать рассказ, только не совсем. Когда ты читаешь рассказ, ты не можешь повлиять на сюжет, а когда пишешь – сюжет не может повлиять на тебя! К тому же в своём рассказе можно вытворять вообще всё, что душе угодно! В твоих копытах находятся судьбы всех персонажей, стран, миров и даже законов мироздания! Абсолютная свобода!

– Именно так, но всё же лучше себя ограничивать. Читателю гораздо проще полюбить рассказ, если мотивации и поступки персонажей понятны, а устройство их мира логично.

– А… если… рассказ выйдет…  не очень, – подала свой тихий голос Флаттершай. – Его же тогда будут ругать?

– Не ругать, а критиковать. Конкурс организовали умные, образованные пони. Насколько я знаю, некоторые из них заканчивали Мэйнхэттенский Филологический Институт. Они просто укажут на те огрехи и шероховатости, которые ты, скорее всего, и сама ощущала, но не могла сформулировать.

– И всё-таки, я бы предпочла одну новую книгу А. К. Ирлинг целому книжному шкафу, заполненному фанатскими рассказами, – процедила сквозь зубы Рэйнбоу Дэш.

– Ну, кое в чём ты права. Никто не ожидает, что фанаты сразу напишут что-нибудь такое же выдающееся, как А. К. Ирлинг. Но идея конкурса не в этом. Она в том, чтобы написать что-то своё. Взять какую-то интересную мысль, облачить в форму фанатского рассказа и поделиться ею со всеми читателями!

– То есть, если в голове нет ни одной интересной мысли, то можно и не пробовать, – с надеждой в голосе уточнил Спайк.

– Ну что ты, я уверена, что у каждого пони, или дракона, найдётся своя любопытная точка зрения по какому-нибудь вопросу, которой можно было бы поделиться. Если же у тебя не получается ничего придумать, можно взять интересный случай из реальности и попробовать написать рассказ на его основе.

От этих слов дракончик погрустнел и задумался.

– Ну же, – не отставала Твайлайт. – Я уверена, что у моего ассистента номер один получился бы замечательный рассказ, если бы он как следует постарался.

– Ну… – неуверенно переступил с ноги на ногу Спайк, – Я не знаю… Хотя… Я бы мог написать рассказ о том, как пони пытается написать рассказ.

– Отличная идея! – похвалила Твайлайт. – Муки творчества, кризис вдохновения, самокритика… Я бы с удовольствием такое почитала.

– А о чём будешь писать ты? – спросила у Твайлайт Пинки.

– Ну, я в своё время читала много фантастики, и меня всегда удивляло, сколь важную роль там играет магия. Поэтому я хочу попробовать написать рассказ про мир без магии. Мир, заселённый только земными пони. В котором Солнце и Луна встают и садятся сами по себе, никому не подчиняясь, а погодой нельзя управлять, можно только предсказывать по еле заметным, малопонятным признакам. Как бы тогда развивалась их история? Думаю, они смогли бы построить развитое, просвещённое общество с продвинутой наукой и удивительными механическими приспособлениями.

– О! О! А ещё они бы покорили энергию молний! Поймали бы её в огромное металлическое кольцо, заставляя без перерыва бегать по кругу и понемногу отдавать свою силу. И она бы им освещала улицы тёмными ночами и крутила механические шестерёнки!

– Пинки! Это… на удивление не лишено смысла! В природе молнии гораздо меньше магического, чем может показаться. Мои земнопони-учёные могли бы придумать способ обуздать эту могучую стихию для своих нужд!

– А мне вот интересно, о чём бы могла написать Пинки? – полюбопытствовала Эпплджек.

– О, я уже всё придумала! Я буду писать про печенье с изюмом!

– Печенье с изюмом? – удивилась Эпплджек. – И что же такого интересного можно написать про печенье с изюмом?

– Много чего, – улыбнулась Пинки. – Начнём с того, что иногда в печенье с изюмом вместо изюма добавляют курагу, но если курагой заменить весь изюм, то продолжать так называть печенье неправильно. Поэтому мы будем называть печенье с изюмом печеньем с курагой. И вот как-то раз Пони-без-имени заходит в кондитерскую и говорит: «Дайте мне печенье с курагой». А продавец ему в ответ: «Вам с изюмом или без?» «Конечно с изюмом, и замените изюмом всю курагу». И вот, продавец достаёт печенье с курагой, которое с изюмом, заменяет в нём изюм курагой, чтобы оно стало печеньем с курагой, и затем заменяет всю курагу изюмом, потому что так заказал Пони-без-имени. Пони-без-имени, проследив, что заказ выполнен абсолютно точно, достал из седельной сумки две половины стоимости своего заказа, первую и вторую, и отдал продавцу. «Не хватает ещё одной половины» – заметил продавец. «Ой, извините» – ответил Пони-без-имени и добавил нулевую половину стоимости своего заказа. Затем Пони-без-имени, забрав заказ, вышел из двери, из кондитерской, из города и из себя и оказался в Изюмном лесу.  Этот Изюмный лес так назывался, потому что на всех деревьях вместо листьев росла курага, а тропинка была выложена печеньем…

– Стоп, пожалуйста, хватит! – взмолилась совершенно сбитая с толку Эпплджек к неудовольствию остальных слушателей, которым рассказ Пинки очень даже понравился. – Твайлайт, то, что сейчас сделала Пинки… Так вообще можно?

– Классический абсурдизм, когда свободный полёт фантазии ставится превыше здравого смысла. В последнее время этот жанр литературы набрал немалую популярность.

Эпплджек покачала головой.

– Все эти мудрёные измы – это не для меня. Если я что и напишу, то что-нибудь простое. С понятным, последовательным сюжетом. Какая-нибудь классическая история о благородном пони с сияющих доспехах, вызволяющем свою возлюбленную из цепких лап дракона-разбойника.

– Эй, – возмутился Спайк. – Драконы совсем не такие.

– Ну, по правде говоря, – смутилась Твайлайт, – лет двести назад дракон-разбойник с загребущими лапами фигурировал почти в каждой второй детской сказке. Такое влияние на народный фольклор оказали отзвуки драконо-грифоньей войны. Не в последнюю очередь из-за торговли с грифонами, доверчивости тогдашних пони, красноречия храбрых орлольвов и страшного внешнего вида взрослых драконов.

– Вот, вот. Мне в своё время бабуля Смит все уши прожужжала подобными сказками. Так что извиняй.

– Даже не верится, что наша грубая Эпплджек собирается написать свой рассказ об истории любви, – умилилась Рэрити.

– Ну, я не собираюсь расписывать шуры-муры. Просто есть главный герой. Есть его возлюбленная. И он идёт её спасать. Ну и… в конце такие рассказы обычно завершаются… поцелуем, – на щеках засмущавшейся Эпплджек выступил румянец.

– О-о-о. Нет, мне определённо нужно чаще вытаскивать тебя в спа салон. Уверена, глубоко в твоей душе скрывается прекраснейшая, миленькая кобылка, и я была бы счастлива с ней познакомиться.

– Ну не начинай, – мордочка зардевшийся Эпплджек уже была пунцовой.

– И вправду, Рэрити, – пришла на помощь фермерше Пинки Пай, – оставь потаённые глубины души Эпплджек в покое. Пока что. И лучше расскажи, о чём будет твой рассказ!

– Мой рассказ? Да я ещё даже не уверена, что смогу выделить достаточно времени на писательство, без ущерба для моего бутика!.. Хотя, кого я обманываю! Есть у меня одна мысль… Почти как у Эпплджек, только более… драматичная… и трагичная… – вдруг Рэрити подняла очи к потолку и продолжила таким чувственным голосом, как будто сдавала экзамен на поступление в театральное училище. – Она наследная принцесса королевства. Он обычный телохранитель. Она избалованная кобылка, каждая прихоть которой чуть ли не закон. Он всю свою жизнь посвятил изучению боевых искусств, чтобы защищать тех, кто ему дорог. Ей предначертана судьба политического брака по расчёту, несчастливого брака, который обернётся благословением для всей её страны. Он рискует оказаться осуждённым на смертную казнь за одни только неподобающие мысли, что упорно вновь и вновь появляются в его голове. Но вот о чём он не мог даже помыслить, так это о том, что его чувства окажутся… взаимными.

Закончив со своим импровизированным выступлением, Рэрити обвела взглядом публику. И осталась довольна результатом.

– Это… интересно, – нашлась, что сказать, Твайлайт. – В эпоху тёмных веков понивечества, до объединения Эквестрии, разные королевства пони нередко воевали друг с другом ради новых земель и богатства. И такая, по нынешним меркам, варварская штука, как династический брак, выступала в роли гарантии мира между двумя граничащими королевствами. И с такой завязкой, как у тебя, навряд ли удастся вывести историю к финалу, который не будет трагическим. В той или в иной мере.

– Думаю, мне удастся тебя удивить, – усмехнулась Рэрити.

– Эм… Твайлайт? – раздался тихий голосок Флаттершай. –  Извини, но я, наверное, не буду участвовать.

– Не будешь? Но почему? Конечно, участие добровольное, но ведь ты ничем не рискуешь! Там будет много разных рассказов разных пони. Если ты стесняешься, то можно отправить рассказ под псевдонимом. Никто даже не узнает что это ты!

– Нет, дело не в этом.

– Тогда в чём? Ты думаешь, что твои мысли слишком незначительны, чтобы ими делиться с читателями? Если так, то я тебя уверяю, что…

– Нет. Просто… Просто я уже пишу кое-что. Рассказик. Но он не подойдёт.

– Рассказик? Не подойдёт? Может быть, ты думаешь, что он у тебя слишком короткий. Но ведь мы можем тебе с ним помочь! Сколько ты уже написала?

– Ну, – оказавшаяся под перекрёстным взглядом своих подруг жёлтая пегаска невольно сглотнула, – около ста двадцати страниц.

В библиотеке повисла тишина. Снисходительные улыбки на мордочках её подруг медленно сменялись в удивлении открытыми ртами.

– Сколько? – переспросила Рэйнбоу Дэш.

Флаттершай невольно сжалась в углу между стеной и книжным стеллажом.

– Около ста двадцати.

– О чём? О чём можно написать рассказик на сто двадцать страниц?

– Об… Об одиночестве.

В библиотеке снова повисла тишина. На мордочках подруг стали появляться признаки страха и угрызений совести.

– Нет! Не подумайте ничего такого! – поторопилась успокоить их Флаттершай. – Я вовсе не чувствую себя одинокой! И вы самые лучшие друзья, каких только можно себе пожелать! Просто… Просто мне всегда было интересно, что движет пони? Почему мы поступаем так, как поступаем? Потому что нам так сказали? Потому что мы боимся выставить себя в неправильном свете? Потому что так просто удобнее? А что случится, если все эти ограничения внезапно исчезнут? Что если любое наше слово, любой наш поступок будут напрочь стираться из памяти всех окружающих нас пони? Включая память о нас самих? Стали бы мы тогда жить в своё удовольствие, наплевав на всех вокруг? Или продолжили бы следовать общественным нормам, лишённым для нас всякого смысла? Или же, может быть, мы бы посвятили свою жизнь помощи окружающим пони, тем самым пони, которые никогда не вспомнят о нас или о том, что мы для них сделали…

Страхи и угрызения совести подруг уступили место выражениям мордочки «Я поражена до глубины души». Никто из них не подозревал, что в душе этой нежной, хрупкой пегаски появляются такие глубокие философские вопросы. И она уже написала целую книгу со своими ответами!

– В общем, для конкурса это не подходит. К тому же, сто двадцать страниц – это ещё даже не половина! А ещё у меня постоянно хромает стилистическая составляющая.

– Ты просто обязана дать мне это прочитать, – постановила Твайлайт.

– Но он ещё совсем сырой и… – хотела было возразить Флаттершай, но, увидев с каким беспокойством не неё смотрела Твайлайт… – Хорошо. Но только тебе. И ты, прочитав его, успокоишь остальных, но не расскажешь им ничего о сюжете. Пока я его не закончу.

– Ну и ну, оказывается среди нас уже был почти что настоящий писатель! И именно он не собирается участвовать в конкурсе! – сказала Рэйнбоу Дэш.

– Ага! Попалась! – разрядила обстановку Пинки Пай резко указав на Рэйнбоу копытом. – Ты сказала «именно он»! Это значит, что ты сама тоже собираешься участвовать! Разве не так?

Все в библиотеке с интересом посмотрели на Рэйнбоу Дэш и её смущённую улыбку.

– Ну, честно говоря, поначалу вся эта идея показалась мне ужасно глупой. Чтобы мы участвовали в конкурсе писателей? Да мы и читатели такие себе, за исключением Твайлайт. Но сейчас, послушав вас, послушав, с какой страстью вы описываете свои будущие рассказы, мне кажется, что из этой затеи может выйти что-то стоящее. К тому же мне пришла в голову идея просто обалденного рассказа. Представьте. Далёкое будущее. Эскадрилья космических кораблей Эквуса приближается к планете Тея, с аванпоста на которой поступил сигнал бедствия. Но сканирование с орбиты не выявило никаких признаков жизни. А снимки поверхности обнаружили по координатам экспедиционного космического комплекса лишь огромную чёрную воронку. Воронку, которую могло оставить только одно оружие в галактике. Плазменные линкорные гаубицы. Рептилоиды вернулись.

– Круто, – заметил Спайк. – Космические корабли, плазменное оружие, рептилоиды… Совсем как в последнем выпуске комиксов «Суперпони», где герои сражались с инопланетянами!

– Это будет история не про пони с суперспособностями, – зло посмотрела на Спайка Рэйнбоу. – Моя история будет про обычных солдат, защищающих свой дом от инопланетных захватчиков.

– У каждого свои источники вдохновения, – заметила Твайлайт. – И я уверена, что у Рэйнбоу получится что-то эпичное и оригинальное.

– Просто замечательно! – запрыгала на месте Пинки Пай. – Мы напишем целых шесть рассказов для конкурса и ещё один рассказик, в нём не участвующий!  А когда мы их напишем, мы их прочитаем друг другу! А если какой-то из наших рассказов выиграет в конкурсе, то его прочитают ещё много-много пони по всей Эквестрии!

– Я рада, что всё так сложилось, – сказала Твайлайт. – А теперь, давайте не терять времени. Если на то, чтобы прочитать рассказ, уходит от нескольких минут до часа, то на то, чтобы его написать редко уходит меньше нескольких дней усердной работы. Ведь нужно продумать все сюжетные повороты, выстроить композицию каждой отдельной сцены, создать правдоподобные и глубокие образы персонажей, отловить ошибки, грамматические, пунктуационные и стилистические… Нас ждёт очень увлекательное времяпрепровождение.

***

– Я не понимаю. Я просто не понимаю, что пошло не так? – причитала Твайлайт. – Как так получилось, что закончить и отправить свои рассказы в срок получилось только у меня и Спайка?

Шесть подруг снова собрались в библиотеке Старого Дуба, и пять из них виновато смотрели себе под ноги. (Флаттершай это делала за компанию.)

– Прости, Твайлайт, – сказала Пинки Пай. – Мне постоянно казалось, что времени ещё очень много. Вот я и не торопила себя. Ждала, когда придёт вдохновение. А после того, как Пони-без-имени в Чреве Замкоугодия встретил Имя-без-пони, и они объединились в пони по имени Имя и Без-пони-без-имени, у меня, кажется, настал творческий кризис. Я не понимала, чего хочет Без-пони-без-имени! А переписывать и изменять их судьбу у меня копыта не поднялись! Ведь пони и Имя были так счастливы вместе!

– Так, я не поняла, – подала голос Эпплджек. – А что случилось с изюмом?

– А с изюмом всё хорошо. Он по-прежнему падает с неба в виде дождя.

– Ну что же ты не сказала мне, что у тебя подобные проблемы с самоорганизацией! – не успокаивалась Твайлайт. – Я бы тебе объяснила, что сидеть и ждать вдохновения – не самая лучшая стратегия. Настоящее вдохновение приходит во время работы. По крайней мере, со мной именно так. А насчёт твоего Без-пони-без-имени… Как оно хотя бы выглядит?

– А оно не выглядит. Оно всегда как бы стоит за твоей спиной и ты можешь только почувствовать его не-взгляд, если оно неподалёку. И общаться с ним можно только посредством своих мыслей, представляя, чего бы оно не-сказало и не-захотело, – вдруг глаза Пинки широко раскрылись и она сказала: –  Это же оно! Как же я сразу не додумалась!

– Ну с тобой, хотя бы, понятно. Вывести подобную историю к подходящему финалу – задача не из лёгких. Но ты, Эпплджек! Какие вообще могли возникнуть трудности с классическим, понятным и последовательным сюжетом «Герой спасает свою принцессу»?

– Так, никаких особых трудностей и не возникло, просто я немного увлеклась, – фермерша смущённо улыбнулась и поправила шляпу. – И на опасном пути моего героя к логову дракона внезапно оказались и дремучий лес, кишащий страшными хищниками, и старый заброшенный замок с призраками, и зловонное болото, на котором старая ведьма изучала тёмную магию, и лагерь разбойников, которые воровали у богатых и отдавали всё бедным. А мой герой, набравший немало древних магических артефактов во время своих похождений, оказался очень даже богат.

– То есть, – потёрла переносицу копытом Твайлайт, – ты объединила все запомненные сказки бабули Смит в одну. И в результате над принцессой твоего героя нависла реальная угроза смерти от старости.

– Ох, Эпплджек, мне бы твой талант, – раздался драматичный голос Рэрити. – Желала бы я своим персонажам такой судьбы! Но как я ни старалась уберечь своих влюблённых, даже могущество фортуны не безгранично.

– Постой, Рэрити, – удивилась Твайлайт, увидев, как на глазах модельерши наворачиваются слёзы. – Ты хочешь сказать, что…

– Они погибли, Твайлайт! Погибли! Я не смогла их спасти! Не помогли ни амулет невидимости, украденный из башни магов, ни постоянно дрыхнущие на постах стражники, ни тяжёлая болезнь, свалившая с ног министра внутренних дел, ни заслуги доблестного телохранителя, трижды предотвратившего покушение на самого короля! Они могли сохранить свои жизни, только отказавшись от своей любви… Ну почему мир так жесток?!

Рэрити зашлась плачем, и Флаттершай поспешила подойти и обнять подругу.

– Я же предупреждала, что избежать трагического финала навряд ли удастся. Но это вовсе не значит, что с таким финалом невозможно работать. Мы же говорим о тёмных веках! Времени, когда народом правили пони далёкие от идей дружбы и любви! Как знать, может быть именно история о твоих влюблённых, распространившись среди простого народа, заставила их задуматься о правильности уклада своей жизни! Может быть, именно благодаря ей на свет появилась идея объединённой Эквестрии – страны гармонии!

– Может быть, – пропищала модельерша, уткнувшись заплаканной мордочкой в гриву Флаттершай. Её всхлипывания постепенно затухали. – Может быть.

– Ну, а что пошло не так с моим рассказом, по-моему, ты прекрасно знаешь, – грустно улыбнулась Рэйнбоу Дэш.

– Догадываюсь, – вздохнула Твайлайт. – Последние пару недель ты почти каждый день приходила в библиотеку и читала книги по теории гравитационных полей, принципам работы магических генераторов и общественном устройстве государств.

– Ага. Очень хотелось изобразить будущее поправдоподобней, попродуманней. Я в жизни не читала так много, как в эти две недели!

– И последней книгой, взяв которую ты перестала приходить, была «Философия твоего врага» за авторством Циньциня.

– Ага. И, почитав её, я обнаружила, что мой рассказ обладает одним очень серьёзным изъяном. Одной очень неправдоподобной деталью. Рептилоиды – идиоты. В их распоряжении огромное количество космических кораблей любых размеров, для любых целей, а они отправляют один единственный линкор без прикрытия в атаку на укреплённый силами Эквуса пояс астероидов, позволяя неприятелю взять его на абордаж и получить доступ секретным технологиям! В их распоряжении всё трёхмерное пространство космоса, а они упорно продолжают атаковать одну и ту же военную базу на планете Пси-41 с одной и той же стороны созвездия единорога! Да обойдите эту несчастную планетку и ударьте сразу по Эквусу! А как они пропустили замаскированный эсминец с зарядом мегазаклинания к своему командному флагману… Ни тебе контрольных пунктов, ни сопровождающих патрулей, ни, хотя бы, этой… как её… ау-тен-ти-фи-ка-ции по каналу радиосвязи… Вы вообще воевать пришли, или как? Кроме этого, я внезапно обнаружила, что, если дать рептилоидам мозги… то у пони не останется ни единого шанса. Плазменные пушки пришельцев мощнее, точнее и дальнобойнее наших магических аналогов. Броня их кораблей, сделанная из сплава неизвестных инопланетных металлов, намного прочнее нашего титана. И, в завершение, их комароподобные маленькие корабли-разведчики намного превосходят по скорости и манёвренности наши самые юркие эсминцы! Я просто не могу придумать, какими жертвами можно было бы победить в такой войне.

– Не надо придумывать. Не надо больше жертв, – тихо сказала Флаттершай, продолжающая обнимать и гладить по гриве уже почти успокоившуюся Рэрити.

– Ну вот и я в конце концов так решила.

Тут раздался стук в дверь, и Спайк, оказавшийся к ней ближе всех, открыл и встретил почтальоншу.

– Почта пришла, – сказал он.

– Замечательно! – воодушевилась Твайлайт, подходя к двери. – Наверняка это ответ из Мэйнхэттена с оценками наших рассказов.

Получив два заказных письма и попрощавшись с почтальоншей, Твайлайт отдала Спайку его письмо и вскрыла своё.

Но по мере того, как её глаза читали вердикт умных, образованных пони по поводу её произведения, мордочка Твайлайт хмурилась всё сильнее.

– Два балла по пятибалльной шкале?! Персонажам не хватает глубины и отличительных черт?! Финал ощущается скомканным? Описаниям научных явлений придуманного мира отведено слишком много места и при этом они не ощущаются правдоподобными?! Да кем они там себя возомнили?!

– Пони, организовавшими конкурс, чтобы отобрать только три самых лучших рассказа? – оторвался от прочтения своего письма Спайк. – Не переживай ты так. Мой рассказ тоже не взяли. Всего два с половиной балла. Пишут, что ощущается нехватка опыта начинающего писателя. Текст преисполнен плео-назм-ами и тавто-ло-гией. Знать бы ещё, что это такое. Но, похоже, им понравилась выбранная мной тема, проработанность персонажей и их переживаний, а также моя концовка.

– Два с половиной? То есть твой рассказ оказался лучше моего?

– Только по мнению организаторов. К тому же, тебе пришлось придумывать с нуля целый мир, а я просто смотрел, как вы пытаетесь написать свои рассказы, и переносил ваши переживания на своего пони-писателя. И, честно говоря, критика твоего рассказа этими пони мне не кажется беспочвенной. У меня нередко возникало ощущение, что у твоих земнопони-учёных один характер на всех!

– Вовсе нет! Эндлесс был одержим идеей вечного двигателя, Дэйлайт мечтал о космических кораблях, а открытие Гринхуфа могло навсегда решить проблему голода!

Дракончик лишь закатил глаза, взял с рабочего стола Твайлайт один из её черновиков и начал читать:

– Но, несмотря на сомнения Дэйлайта, учёные начали эксперимент. Электрический генератор должен был справиться с напряжением. Именно так говорили трижды проверенные расчёты. «Что-то не так», – сказал Эндлесс, когда гул от работающего генератора перестал нарастать. «Излишки энергии должны были перенаправиться в четвёртый энергоблок, но его показатели не изменяются», – сказал склонившийся над цифровой панелью Гринхуф. «Похоже, энергия просачивается во внутренний контур, как я и боялся. Нужно выключать», – сказал Дэйлайт. Эндлесс потянул за красный рычаг, но ожидаемого заглушения электрогенератора не последовало. «Поздравляю, господа, реакция стала самоподдерживающейся», – сказал Гринхуф. «Эвакуируемся?» – спросил Дэйлайт. Учёные ответили короткими кивками и организованно, без спешки и без промедления, направились к выходу. Устройство лаборатории предполагало подобный исход, и её стены должны были выдержать электрический взрыв. Согласно расчётам. Трижды проверенным расчётам. Перестраховаться не мешало.

– Так не честно! – запротестовала смутившаяся Твайлайт. – Ты специально озвучил всех троих одинаковым безэмоциональным тоном!

– Ты так говоришь, как будто там так не написано, – ответил Спайк, из-за чего Твайлайт смутилась ещё сильнее.

– А чем жюри так понравилась твоя концовка? – спросила у Спайка Пинки.

– Ну, в письме об этом написано слишком расплывчато. А так, мой пони-писатель устал быть вечно недовольным результатами своего труда и решил научиться писать лучше. И кончается всё тем, что он покупает книги. Много книг. Произведения признанных классиков, книги о разных литературных стилях, книги о том, как создавать продуманных персонажей и так далее.

– И чем это лучше моего предотвращения глобального потепления? – грустно вздохнула Твайлайт.

Её подруги и дракончик обменялись красноречивыми взглядами.

– И всё-таки, здорово ты придумала с этим конкурсом писателей, – заметила Рэйнбоу Дэш. – За всей этой умственной работой я и думать забыла про последнюю книгу по Дэринг Ду! И теперь я лучше понимаю А. К. Ирлинг и её желание завершить франшизу на высокой ноте. Кстати, – с этими словами Рэйнбоу достала сегодняшнюю газету «Клаудсдейлского Вестника», – наши мэйнхэттенские друзья снова засветились. Они благодарят всех участников, и рассказывают о самых распространённых ошибках. Кажется, твои два балла это ещё выше среднего! Так же они объявили победителей. Самих рассказов здесь нет – придётся подождать до выхода сборника – зато есть имя автора, название, аннотация и комментарий жюри, чем именно их зацепило.

Рэйнбоу передала газету Твайлайт, и та стала с интересом читать.

Первое место заняла некая Санни Скайс с рассказом под названием «Конец».

«Разве четвёртая книга в серии перестаёт существовать, когда выходит пятая? Разве выход следующего произведения влияет на то, насколько хорошими (или плохими) были произведения предыдущие? То, что произойдёт с памятью об этих историях в будущем, зависит только от одного существа во всей вселенной. От тебя, мой маленький читатель.»

Твайлайт задумчиво посмотрела в окно.

Лучи заходящего солнца скользили по крышам готовящегося ко сну городка. Подходил к концу очередной прекрасный день. Точно так же, как бессчётное число дней до него.

И кто знает, какие удивительные истории принесёт завтрашний рассвет.

Комментарии (13)

0

Занятно) Особенно проблема Рарити понравилась, про то, когда хочешь написать одно, а персонажи не слушаются, события развиваются не по плану и в результате получается что-то совсем другое. Особенно интересно, если диаметрально противоположное задуманному, м-да...

WerWolf_54 #1
+1

Мне даже стало интересно, как Monochromatic выкрутится со своей вселенной Телохранительницы. Рарити тут уж очень похожее на неё писала.

Кайт Ши #2
+5

"Санни Скайс", мои маленькие читатели — я догадываюсь, кто получит пять баллов.

Darkwing Pon #3
0

Очень годно. Алюзия на нас "читатилей и писатилей", просто без коментариев. Плюс я хочу прочитать те истории что мейн сыкс и спайк написали, прям сгораю от любобытсва. Респек на 10+

Яr0sл@v #4
0

Это замечательно, я смеялся просто безудержно. Превосходная многоуровневая рекурсия, и отсылки на реально существующие фанфики.

glass_man #5
+5

И фанфик от "Санни Скайс" это прямо шутка в стиле Ельцина:

glass_man #6
0

Угусь.

Niko de Andjelo #8
0

Так, дублирую сюда: есть предложение перевести данный фанфик на английский, и выложить на Fimfiction. Собственно нужно разрешение, если интересует пиши сюда или в дискорд Nethlarion#1954

Nethlarion #7
0

Ох Флаттершай, зачем ты так жестока с Лирой...

Serpent #9
0

само по себе зачотно, но диалоги... та же проблема что и у твайлайт)

Spectre #10
0

Хм, Флаттершай пишет Фоновую пони, Рэрити — Телохранительницу, а остальные? Либо другие рассказы не являются отсылками, либо они просто остались мною непонятыми.

Айвендил #11
0

Остальные не являются отсылками.

gutop84 #12
0

Тот момент, когда Шортскёртс — Флаттершай! =) Хорошо ещё, что она Austraeoh не начала писать...
Блин, очень жизненно и показательно, почти всё из описанного либо бывало в своих фанфиках, либо в том, что читал здесь или на фикбуке!
Я вот думал, как на эту тему можно написать что-то ещё, кроме знаменитой "Вычитки клопфиков", но оказывается — можно, и даже очень годно получилось =)

makise_homura #13
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...