Автор рисунка: MurDareik
Глава тринадцатая. Чёрный Колокол

Глава четырнадцатая. Грогар

— Это и есть твоя замена?

Биг Макинтош почувствовал себя очень неуверенно под взглядом гиганта-земнопони, по сравнению с которым он сам был… Ну, как обычный пони по сравнению с Биг Макинтошем.

— Годится. Эппл — и вовсе лучший вариант из всех возможных, — командующий отрядами земнопони гигант, носивший имя Рокхуф, повернулся к Шайнингу. — Сейчас двое вархорс находятся по заданию в Седельской Арабии. Будь у нас чуть больше времени, ваша помощь и не понадобилась…

— Но сейчас мы вынуждены попросить вас помочь нам, — Флеш Магнус, предводитель пегасов-вархорс, приземлился рядом с Темпест Шедоу, закончившей надевать на свои копыта острые крючья, похожие на грифоньи когти. — Принцессы будут ждать вархорс на окраине Скверноземья в девять часов утра. Надеюсь, бессонная ночь не сильно сказалась на вас.

— Н-е-ет, — ответил Биг.

— Ничуть, — вторил ему Шайнинг. — Но в чём будет заключаться наша помощь?

— Пока есть время, я введу их в курс дела. Флеш, Рок — займитесь своими отрядами.

Старсвирл. Шайнинг всего один раз в жизни слышал его голос, но безошибочно определил, что сейчас к ним подошёл сам великий маг. И это было так — серый единорог с белой бородкой, одетый в звездчатый плащ и шляпу, украшенную бубенцами, подошёл к ним.

— Для предотвращения возможной войны Аликорны решили нанести удар первыми, — он внимательно посмотрел на жеребцов. — Мы телепортируемся сначала к проходу в Скверноземье, затем, если будет возможным — сразу к Разлому.

— Там хорошая защита и множество воинов, — предупредил Шайнинг.

— Нам об этом известно. Наша задача — не драться, а захватить замок. Скорее всего он защищён от непосредственной телепортации, потому принцессы и не станут переноситься в него посредством магии.

— Потому мы проводим их до дверей, — сообщила оранжевая пегаска, вооружённая странным серповидным оружием, пролетая над жеребцами.

— После того, как принцессы разберутся с властелином замка, мы телепортируемся обратно в Эквестрию, — закончил чуть недовольным тоном Старсвирл. — Постараемся уничтожить зло, пока оно не набрало достаточно сил, чтобы атаковать самому.

Шайнинг согласно кивнул.

— У вас нет подготовки, получаемой вархорс, — продолжал маг. — Но она и не требуется для Макинтоша, его задача всего лишь делать то же, что и остальные земные пони. Тебе выдадут щит и молот перед походом, — Биг Макинтош кивнул. — За тебя же, Шайнинг, поручилась сама Темпест Шедоу. Я вижу в тебе большие магические силы и уверен, что ты справишься со своей задачей.

— Объяснять стратегию буду я, — снова перебили Старсвирла, на этот раз Флеш Магнус, отлетевший от своих пегасов. — А единороги пока пусть готовят заклинание для телепортации. Время уходит.

— Ладно-ладно, ты воин, я — транспортное средство, — добродушно усмехнулся Старсвирл и даже поклонился пегасу. Тот поправил старомодный шлем и подлетел к Шайнингу и Макинтошу поближе.

— План атаки разнится в зависимости от того, как близко мы сможем подобраться. Если перед Разломом, нам предстоит штурм: единороги создадут магические щиты, и все вархорс атакуют врага: единороги телепортируются за укрепления, пегасы атакуют сверху, земнопони пойдут по мосту. Если же нам удастся телепортироваться за Разлом, мы двинемся к замку всеми силами — земнопони впереди, пегасы защищают сверху, единороги по флангам и в тылу, чтобы прикрыть нас магией.

— Биг не воин, — заметил Шайнинг.

— Зато земной пони, — Флеш Магнус повернулся к красношёрстному жеребцу. — Рокхуф объяснит тебе твою задачу. Вархорс использую ту же магию, что свойственна обычным пони, только отточенную до совершенства. Обучать тебя времени нет, но если ты постараешься — всё получится.

* * *

Телепортация прошла успешно. Даже больше — Шайнинг и не представлял, что можно перенести целый табун пони на такое расстояние, да ещё и не растерять их по дороге! Оказалось, что это вполне возможно, и даже без помощи аликорнов.

— Все по местам, — приказала криворогая единорожка, наверное, ровесница Старсвирла.

Шайнинг, как и Биг теперь одетый в доспехи вархорс, поспешил занять своё место в строю единорогов. Темпест Шедоу и здесь оказалась с ним, командуя четвёркой единорогов, в числе которых оказался и Армор. Пока пони выстраивались, Шайнинг успел осмотреться: судя по всему, они телепортировались на край Скверноземье, неподалёку от того места, где Шайнинг провёл свою первую ночёвку в этом месте. И телепортировались не только вархорс: перед ними уже стояли Луна и Селестия, Ми Аморе Каденция и её брат.

— Вы как раз вовремя, — улыбнулась своим воинам Луна. Из вархорс к ней вышли по трое кобыл и жеребцов: два пегаса, два единорога и два земных пони, среди которых, конечно же, были Флеш Магнус и Старсвирл, а также Рокхуф, оранжевая пегаска, криворогая единорожка и молодая земная пони в лёгких кожаных доспехах.

— Вы нашли замену для… — начал было Сомбра, однако Старсвирл уже кивнул и показал глазами сначала на Бига, а затем — на Армора.

— Шайнинг! — Каденс перепорхнула к жеребцу и едва не обняла его, опомнившись в самый последний момент. Приняв вид настоящей принцессы, она повторила уже более подобающим тоном. — Шайнинг Армор. Так ты теперь тоже в вархорс?

— На время, владычица, — Шайнинг в свою очередь понял, чем вызван такой тон, и перенял игру. — Вам ведь требуется моя помощь?

— Я бы предпочла, чтобы на твоём месте был кто-либо другой, но раз так… — Каденс кивнула. — Удачи.

— Я вас не подведу, владычица.

— Замена подходящая, — решила Селестия, по воле которой солнце поднялось ещё выше, чем обычно в это время. — Я уверена, что эти двое пони выполнят свою задачу.

— Мы телепортируемся на западную или восточную часть Разлома? — спросил Старсвирл.

Селестия переглянулась с Сомброй.

— На нашей стороне лишь внезапность, — сказала она. — Придётся рискнуть, телепортироваться как можно ближе к замку. Будем надеяться, враг не успел навести мощных защитных чар.

— В худшем случае мы просто телепортируемся на их границу, — Старсвирл повернулся к единорогам. — Придётся повторить телепортацию! Единороги — по местам, всем остальным быть готовым! Мы постараемся перенестись как можно дальше, но если противник уже успел поставить защиту, мы можем оказаться в ловушке.

— Тогда — держитесь вместе и крушите врага, — закончил за него Сомбра. — Я помогу вам сотворить заклинание, а аликорны пусть поберегут магические силы. Если нас и вправду ждёт ловушка, первый удар придётся принять им.

— Так и поступим, — согласилась Селестия. — Начинайте колдовство.

Единороги немедленно принялись за дело. Шайнинг не был силён в телепортации, но и его знаний хватило, чтобы помочь другим. Сначала требовалось создать определённую границу поля действия заклинания. Затем — возвести купол, чтобы ограничить по высоте и в случае необходимости скорректировать положение при материализации. После этого можно было начинать третий и последний этап, создание собственно заклинания для телепортации. Не имея опыта в работе с магами вархорс, Шайнинг не мог скоординировать свою магию на третьем этапе, но в создании «ограничения» участвовал.

Не прошло и пяти минут, как яркая вспышка поглотила всех пони и аликорнов, забросив их за Разлом, буквально к подножью горы, на вершине которой выселился замок. Вокруг работали моры, и какого же было их удивление, когда неожиданно рядом с ними появились десятки пони, с громкими криками немедленно устремившихся в бой.

После телепортации единорогам необходимы были несколько секунд отдыха, потому первая стычка полностью легла на спины земных пони. Точнее, на их копыта. Подчинившись командам Рокхуфа, жеребцы и кобылы бросились в бой, наскочив на строителей и отогнав их прочь. Жертв не было с обоих сторон: остолбеневшие моры не оказали сопротивление, большая их часть и вовсе бросилась врассыпную, тогда как вархорс не стремились убивать безоружных рабочих. Перед тем, как сбить с ног крупного жеребца, запряжённого в тележку с битым камнем, Биг Макинтош успел разглядеть, что единороги конденсируют на рогах какую-то магию — а затем волна энергии раскидала прочь всех моров, лишь слегка всколыхнув шерсть и гривы пони. Несколько мохнатых воинов короля Шторма, спешивших на помощь морам, тут же побросали щиты и копья, и бросились прочь.

— Шайнинг, Темпест! — крикнул Старсвирл. — Вы идёте со мной и принцессами! Остальные — создайте оборону у подножья горы!

— Не зевать, пегасы! — громко воззвал Флеш Магнус. — Смотреть на небеса и землю! Мы на территории врага!

— Береги себя, Биг! — крикнул Шайнинг, перекрыв стук копыт и отрывистые команды других командиров. — Встретимся, когда всё закончится!

Больше он ничего не успел сказать — Каденс подхватила жеребца и взмыла с ним вверх. То же самое Луна проделала с Темпест, а вот Селестия, Старсвирл и Сомбра поднимались сами. Принцесса на своих крыльях, старый маг левитировал самого себя, а сын Аморе перешёл в дымную форму и чёрным вихрем взвился вверх, намереваясь сбить охранников со стен замка. К счастью, моры уже разбегались со своих постов, похоже, окончательно обезумев после столь успешной атаки эквестрийцев.

— Трусы, — заметила Темпест, когда Луна опустила её на стенку.

Шайнинг воспользовался заминкой и взглянул вниз — вархорс образовали сияющий полукруг у подножья горы, закрывшись магическими и металлическими щитами, однако пока на них никто и не думал нападать. Пегасы, выстроившись в два ромба, зависли над другими воинами.

— Поспешим, — коротко приказала Селестия. — Кто бы здесь не находился, мы справимся с ним.

— Я не чувствую сильной магии, — доложил Сомбра. — Но он мог скрыть свои силы, тем более, что замок защищён чарами, блокирующими телепортацию.

— Значит, наш враг по крайней мере готовился к осаде своей цитадели, — прокряхтел Старсвирл, поправляя шляпу. — Будьте осторожны. Быть может, всё это — лишь грандиозная ловушка.

— Для кого угодно, кроме нас, — усмехнулся Сомбра, вынув саблю из ножен. — Идёмте.

Охрана, побросав оружие, разбежалась. Изготовив заклинания, пони вошли в одну из башен и оказались в небольшом, хорошо освещённом помещении. У противоположной стены вверх уходила каменная винтовая лестница.

— Останьтесь здесь, — обратилась Луна к Старсвирлу и Темпест. — Мы поднимемся на верх башни, а вы охраняйте лестницу. Внутри замка можно телепортироваться?

Темпест зажгла рог и закрыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям.

— Нет, но вся остальная магия здесь работает. Странно… — единорожка открыла глаза. — Я буду очень удивлена, если это не ловушка.

— Выясним, — хмыкнул Сомбра. — Будьте осторожны.

С этими словами он первым стал подниматься по лестнице, держа клинок перед собой. Луна и Селестия шли за ним, а Каденс и Шайнинг держались позади, на всякий случай приготовившись сотворить магический щит. Предосторожность не казалась излишней: лестница вела на узкую площадку, где вполне мог затаиться враг. Однако, когда кобылы и жеребцы поднялись наверх, они увидели лишь одного охранника, преграждающего им путь: крепкую дубовую дверь, обитую железом.

— Шайнинг. Попробуй её открыть, — попросила Селестия, отходя к краю площадки.

Единорог понял, что аликорны опасаются ловушки, потому посылают его, как обладающего наименьшими магическими силами. Но это была разумная предосторожность, потому Шайнинг шагнул к двери и телекинезом потянул её на себя. Без единого звука та распахнулась, открыв пони обстановку башни — переплетённые, словно молодые деревья, чёрные кристаллы, острые металлические обломки и странной конструкции трон, на котором восседал знакомый уже Сомбре лже-аликорн. Найтмер Мун и Дэйбрейкер стояли слева и справа от него, придерживая крыльями боевые секиры.

— Добро пожаловать, правители! — рассмеялся жеребец, поднимаясь. — Заходите. Мы вас ждали.

Шайнинг решительно шагнул вперёд, актировав перед собой щит. Но прежде чем его копыто опустилось на каменный пол, Селестия и Луна уже встали у него по бокам. Сомбра облачной дымкой перелетел через жеребца и повернулся боком к врагу, а Каденс встала рядом с белым единорогом.

— И это всё?! — крикнул Сомбра, обращаясь к лже-аликорнам. Найтмер в ответ разразилась истеричным смехом. — А я ожидал, что нам будет противостоять кто-нибудь более серьёзный, чем магические дымки!

— Ты не ошибся.

Дымчатые аликорны отошли в стороны и повернулись к трону. Тот медленно повернулся и чуть приподнялся, а глазам пони предстало высокое белое существо в ослепительно-белых доспехах, само рогатое и в рогатом шлеме. Однако если оно и походило на короля Шторма, решившего сменить имидж, то горящие жёлтым светом злые глаза выдавали присутствие куда более опасного противника, захватившего власть над телом и разумом своего бывшего союзника.

— Некромантией занимался, Грогар? — нахмурилась Луна.

— Оставлять его в живых не было смысла — телом без души управлять легче, — пояснил Грогар. Он ещё не закончил говорить, а шерсть Шторма и доспехи потемнели, меняя цвет на чёрный. — Вы попались в мою ловушку, но я ещё дам вам шанс умереть без лишней боли. Сдавайтесь!

— Без Колокола с тобой справиться любая из нас, — заметила Селестия. — А Колокол ты уже не получишь.

— Вы избавили меня от необходимости искать его самому! — рассмеялся Грогар. Лже-аликорны встали перед ним. — После того, как я захвачу Кантерлот, Колокол вновь станет моим.

— Мечтать не вредно, — Луна материализовала свою боевую косу.

«Шторм» зло оскалился и в тот же момент все три его соратника выпустили магию в аликорнов. Однако Сомбра, Селестия и Луна создали общий щит, поглотившей лучи лже-алиокорнов.

— Жаль, что вы не пришли сюда все сразу, — Найтмер подняла секиру магией. — Но до Кризалис мы доберёмся, а Аморе сдаться сама, когда увидит свою дочь в цепях!

Она сорвалась с места, но Луна уже появилась рядом с ней. Коса и секира встретились, лязгнули, разбрасывая искры, и обе аликорна замерли друг перед другом, скрестив оружие. Рядом с ними Селестия и Дэйбрейкер ударили друг в друга магией, а Сомбра, припадая к полу, ударил своей саблей по крылу дымного аликорна, ставшего вдруг твёрже стали. Однако затягивать битву враги не собирались — внезапно «Шторм» поднял лапу и всех пони отшвырнуло друг от друга. Лишь Шайнинг и Каденс не попали под удар.

— Не так уж вы и сильны, — заметил он, наступая на единорога и аликорна, которые поспешно создали из своей магии выгнутый щит. — И жаль, что не пришли все вместе!

Старшие аликорны и Сомбра были уже на копытах, но прийти на помощь не могли — их противники снова бросились в бой, и пони пришлось обороняться. Как не рвалась Селестия на помощь Каденс, Дэйбрейкер всё время преграждала ей дорогу. Сомбра, попробовав обойти дымчатого аликорна, зазевался и получил удар крылом, который отбросил его через весь зал к трону. Луне пришлось резким выпадом заставить Найтмер отскочить и преградить дорогу аликорну, пока Сомбра приходил в себя. Каденс и Армор оказались один на один с самым опасным врагом аликорнов. Даже Старсвирл и Темпест, почувствовав неладное, ничем не могли им помочь, потому что дверь за крупами пони с грохотом захлопнулась.

— Прочь! — испуганно воскликнула Каденс. Ухмыляющийся Грогар положил лапу на их совместный щит и тот угас, напоследок полыхнув золотом. Теперь Шайнинг и Каденс оказались совершенно беззащитны, даже их рога угасли, не выдержав удара.

Аликорн материализовала рапиру и попробовала ударить ею врага, однако лезвие сломалось, а затем магия Грогара подхватила Каденс и подняла её в воздух. Кобылица отчаянно задёргалась, пытаясь освободиться от крепко обхватывающего её магического поля, но все её попытки были тщетны.

— Отпусти её, Грогар! — крикнул Шайнинг, вновь зажигая рог. Слабая фиолетовая аура обволокла его от основания до кончика, но на Грогара это впечатления не произвело.

— Или что, единорог?

Шайнинг закрыл глаза. Рог его неожиданно засверкал ещё ярче, во все стороны брызнули магические искры, а затем… А затем фиолетовая магия жеребца превратилась в широкий луч, который внезапно забил во все стороны, ударив и в Грогара, и в его лже-аликорнов. Словно ветром их сдуло, не оставив и следа.

— Каденс! — Шайнинг подскочил к кобылке, упавшей на пол. К счастью, с ней всё было в порядке — она подтянула под себя ноги и приподнялась.

— Мы… Победили? — спросила она, оглядывая пустой зал. — Вот так легко?

— У Грогара нет телесной формы, — Селестия толкнула магией дверь и та немедленно распахнулась. — А магия Шайнинга куда сильнее, чем у простого единорога. Потому нам и…

Договорить она не успела, потому что часть стены с грохотом взорвалась, разбросав во все стороны камни и металл. Пони обернулись как один — казалось, что за пределами замка наступила ночь, потому что чёрная завеса преградила им обзор. Изнутри тьма светилась ярким пламенем, из глубины которого сверкали два золотых глаза. Они смотрели с такой ненавистью, что Каденс и Шайнинг прижались друг к другу, Луна загородилась крылом, Сомбра поднял меч — и лишь Селестия сохранила самообладание .

— Колокол для тебя теперь недоступен, Грогар! — громко сказала она. — А твои слуги разбежались, и никто тебе не поможет!

Пламя, вытянувшись в яркий протуберанец, потянулось к ней, но белая кобылица смело шагнула ему навстречу.

— У тебя нет тела, Грогар, нет формы! — продолжала Селестия. — Ты — лишь тень, призрак, который никому больше не сможет навредить!

Её рог засиял, но не защитным заклинанием, хотя огненная лапа уже почти дотянулась до неё.

— Так что убирайся во мрак, из которого ты пришёл!

Солнечный луч ударил прямо в центр протуберанца и вонзился промеж жёлтых глаз. Пламя стало скручиваться и отступать, тьма треснула, и сквозь трещины стало видно дневное небо. Ещё несколько секунд наполненные болью и злобой глаза смотрели на Селестию — а затем всю тёмную сущность швырнуло высоко в небо.

— Что тут у вас происходит?! — сунула голову в комнату Темпест. — Уходим отсюда! Замок весь в трещинах, вот-вот рухнет! Моры разбежались, вархорс готовы к телепортации!

— Мы победили, — кивнула Селестия. — А теперь — уходим отсюда! Сомбра, вынеси Шайнинга…

— Я сама! — крикнула Каденс, подхватил жеребца и вылетев через оставленный Грогаром пролом. Пока они слетали вниз, к выстроившимся вархорс, жеребец успел увидеть, как вершины-башни горы рушатся, и камни сыплются вниз. В следующий миг их догнала Луна, державшая Темпест, и Селестия, поднявшая Старсвирла — вместе аликорны и единороги влетели в круг телепортации, а следом за ними чёрным вихрем в нём оказался и Сомбра. Сверкнула вспышка — и все они оказались за пределами Разлома.

Шайнинг подбежал к самому краю. Моста уже не существовало, и замок на той стороне окончательно разрушился. Теперь с грохотом падали стены и башни, оборонительные сооружения, так и не сыгравшие свою роль. Фигурки моров, собравшиеся в табуны, убегали куда-то вглубь Скверноземья.

— Всё кончено, — проговорил единорог.

— Нет, — Селестия тоже подошла к Разлому и услышала его слова. — Нет, Шайнинг. Пусть Колокол и у нас, всё только начинается.

...