Все цвета жизни

Мир Гигаполисов. Почему-то никто никогда не говорит, что происходит после того, как герои «победили». Искусственные существа получили свободу, ход истории изменился, но все ли зажили после этого долго и счастливо? Перед нами – продолжение истории «Солнце в рюкзаке» и «Пробуждение», через некоторое время после событий романа «Сломанная Игрушка». Герои столкнулись с извечным вопросом после того, как отгремели победные салюты и вроде как все закончилось… А что дальше?

Рэйнбоу Дэш Диамонд Тиара ОС - пони Человеки Сансет Шиммер

Последний шанс

Дэринг Ду попала в очередную ловушку коварного Ауизотла. Сумеет ли она выбраться.

Дэринг Ду

Приятные Вещи

Каждой пони вне зависимости от сезона нужно это. И удовлетворить желание не так просто, если ты не единорог, а пегас или земнопони. Конечно, в небольших городах всегда найдутся способные помочь с этой проблемой и снять напряжение, но что если им на замену придут другие, кто ещё не в курсе как сделать приятно. Для этого нашёлся выход. Сплав технологии и запечатанной в кристаллах магии. Вот только не все могут принять его. Куда естественней делать это с кем-то... но если рядом никого нет, чтож... любопытство однажды найдёт лазейку, особенно если твоя сестра уже давно пользуется таким механизмом, купив его в одном из салонов.

ОС - пони

Правила полёта.

Непроста жизнь пони, не владеющих магией - и пегасов это тоже касается. Скольких проблем удалось бы избежать, умей они запустить во врага файерболом или молнией.

Принцесса Селестия Другие пони

Дракон из паралельного мира - 2.0

Это продолжение фанфика который я писал годом ранее и попытка сделать нечто действительно годное. Трое персонажей — чуть-чуть поехавший человек, больной на голову дракон и его подопечная неведомая тварька но пожалуй самая адекватная среди них троих. И все они попадают в Эквестрию, кто-то с целью влиться в общество, кто с целью свинячить и дебоширить, а кое-кто всегда хотел сюда вернуться.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Принц Блюблад Опалесенс Совелий Филомина ОС - пони Человеки Бабс Сид Стража Дворца

Трикси. Великая и Могучая.

История пони Трикси, Велкой и Могучей. Мы знаем её только как хвастунишку, но не знаем почему она стала такой. Эта история нам расскажет. Так же мы узнаем ещё немного секретов Эквестрии, которые давно были забыты. И лучше бы им и оставаться забытыми.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Любимое занятие Флаттершай

То, что обязательно делает Флаттершай в большинстве эпических и не очень фанфиков про попаданцев в Эквестрии.

Флаттершай Человеки

"Дружба Не Для Нас"

Преимущества и недостатки жизни в волшебной машине.

Твайлайт Спаркл

Всего одно слово

Голод всегда был для чейнджлингов главной движущей силой. В погоне за чужими эмоциями они готовы пойти на многое, на боязнь раскрыть своё существование вынуждает действовать из тени, отправляя за добычей только лучших из лучших. Однако осечку может дать каждый, и тогда придётся отвечать перед самой королевой!

Кризалис Чейнджлинги

Битва за Форт Книг

Воображение Твайлайт Спаркл в детстве было просто невероятным. Наверное, из-за книг. Из которых, кстати, и был построен замечательный Форт Книг, главная защита Твайлайтопии от нападений коварной страны Армор! Только лишь вместе с Капитаном Смартипантс и Рядовым Каденс Генералу Твайлайт удаётся защищать свой форт от армии брата!

Твайлайт Спаркл Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Автор рисунка: aJVL
ГЛАВА 12 «Сила растёт» ГЛАВА 14 «Копи Дурамбора»

ГЛАВА 13 «Ад на земле»

ГЛАВА 13 «Ад на земле»

 — Заночуем здесь, — Луксор сбросил на землю поклажу.

 — Мы почти дошли до поселения, возможно там есть подходящий для ночлега дом, — предложил Гордон.

 — Не забывай, копи заняты чернокнижниками и в поселение лучше нам посреди ночи не соваться. Это их земля. Судя по тропе, по которой мы шли, то она явно заброшена и здесь риск встретить врага гораздо меньше. Будем ночевать и без костра, — угрюмо пояснил старец и, завалившись на свою поклажу, закрыл глаза.

Твайлайт хотела разложить палатку, но старец вновь начал ворчать.

 — Лучше не надо, нас не должны видеть, — от недавней вежливости к кобылке в его голосе не осталось и следа.

Твайлайт не стала спорить с Луксором и устроившись на небольшой сумке, закрыла глаза в надежде хоть немного поспать, но страх перед лесом постоянно вызывал тревогу. Себастьян и Гордон остались на дежурстве – оба не хотели спать. Просто не могли себе этого позволить в столь мрачном месте.

 — Будешь? – Гордон достал из поклажи яблоко.

Себас отрицательно покачал головой. Гордон не стал просить дважды и жадно вцепился зубами в сочный плод.

Ночной лес был больше насыщен звукам, чем ночью. Повсюду разносилось стрекотание кузнечиков, звуки ночных птиц. Изредка слышался лай или нечто похожее на это и даже несколько грозных рыков, но звуки шли откуда-то издалека. Гордон всматривался в темноту перед собой. Лёгкий порыв ветра пошевелил несколько веток ели и с той упала россыпь капель недавнего дождя. Капли звонко пробарабанили по лопухам и шляпкам грибов, что покрывали чуть ли ни каждый сантиметр земли. Совсем близко пробежала белка, которой по каким-то причинам не спалось мирной ночью. Прошелестев по траве, она внезапно затихла – то ли притаилась, то ли просто легла спать. Лес не был похож на любой Эквестрийский, в нём буквально кипела жизнь. Краем глаза Себастьян заметил как по коре ели ползёт огромная многоножка, но той не было дела до пони. Она просто шла своей дорогой, быстро перебирая десятками красных лапок. Себас наблюдал за ней до тех пор, пока она не растворилась в ночной темноте.

 — Ой! – вскрикнула Твайлайт.

Себас и Гордон тут же подбежали к кобылке и поинтересовались что произошло.

Смущённо улыбаясь, она показала на маленького лягушонка, который с гордостью забрался на её левое заднее копытце. Малыш довольно выпучил глаза на гостей леса. Жеребцы отошли на свои пригретые места, оставив кобылку и лягушонка вдвоём, и то хладнокровный тоже шустро упрыгал в ближайшие кусты. В голову волшебницы закрадывались мысли о страшных сказках, о которых она слышала в раннем детстве. В основном они были о Вечнодиком лесе, ведь его боялись пони. Но лес Дурамбора пугал ещё больше, что вызывало волны марашек по её телу. Единорожка понимала что бояться нечего. Если нападёт хищник, то она сможет его отпугнуть магией, а вот с той же стаей волков могла и не справиться, что снова заставляло её сердечко тревожно биться.

Кобылке начали слышаться различные голоса, больше смахивающие на крики и она тут же закрыла ушки копытцами, чтобы избавиться от слуховых галлюцинаций. Голоса пропали, но теперь она заметила ошарашенных Себаса и Гордона. Они ей что-то говорили, но пони их не слышала. Тогда она открыла ушки и встала на ноги.

 — Главное не поддаваться страху, — нервно сглотнул Себас.

 — Хорошо что мы не пошли ночевать в это чёртово поселение, — дрожащим голосом сказал Гордон.

Кобылка сначала не поняла о чём шла речь, но снова услышав отдалённые душераздирающие крики, задрожала как осиновый лист.

 — Вы тоже слышите? – прошептала она.

Себас лишь покивал головой.

 — А вы думали что я сказки вам травлю? – подал голос Луксор.

Твайлайт пристально посмотрела в темноту дороги, но видимость в густом лесу была практически никакая. Кобылка привыкла всё обо всём знать, иметь сотни решений одной проблемы, уж таков склад её аналитического ума, но чернота перед ней и голоса из её глубины не давали смышленой единорожке даже шанса построить какие-либо выводы.

 — Приведений не бывает, — пропищала она.

 — Я разве хоть слово про привидений сказал? – снова Луксор подал голос.

 — Лучше нам закончить наши дела за один день. Не горю желанием провести ночь ни в поселении, ни в копях, — произнёс Себастьян.

 — Луксор прав. Если кто-то издаёт эти крики, значит обладает таким же физическим телом, как и мы, а значит… значит… я не хочу дальше думать об этом, — затряслась единорожка.

Но помимо криков появились и другие голоса. Путники услышали чьи-то приближающееся шаги, сопровождающиеся хрустом веток и шелестом травы. Все застыли на месте и лишь смотрели в темноту что была позади них. Никто не пытался применить магию света, дабы хоть немного развеять кромешную тьму. Кто-то шёл и тихо шептался.

 — Чернокнижники, — прохрипела Твайлайт.

Жеребцы приняли боевые стойки, даже Луксор встал со своего импровизированного ложа. Некто подошёл совсем близко и странники различили несколько тёмных фигур, что шли прямо на них.

 — В атаку! – не выдержал старец и засветив рогом, осветил незваных гостей.

Перед ними стояли пятеро до ужаса перепуганных кобылок, две из них моментально потеряли сознание и упали на землю.

 — Вы? – у Твайлайт нервно задёргался правый глаз.

 — Неожиданно, да? Думали уйти без нас? – недовольно произнесла Эппл Джек, отчаянно пытаясь столкнуть с себя дрожащую Флаттершай.

 — Но как вы нас нашли? – удивился Луксор.

 — Твайлайт довольно известная пони в Эквестрии. Обычные расспросы граждан помогли узнать примерное направление вашего пути, а дальше ну… копытом в небо, — пояснила Эппл Джек.

 — Я же говорила надо идти по этой старой дороге, говорила! Я была права, я была права! – радостно прыгала Пинки.

 — Но я… э… я… — растерялась фиолетовая.

 — Потом обсудим ваш наглый уход, а пока помогите привести в чувства Рэрити и Рэйнбоу, — Эппл Джек посмотрела на двух бессознательных кобылок.

От бесстрашной Рэйнбоу Дэш волшебница совершенно не ожидала такого выпада, что вызвало у неё лёгкий смешок.

 — Девочки, я так рада что мы вместе! – обрадовалась чародейка и побежала всех обнимать.

Луксор вздохнул и поспешил отвести взор от этих девчачьих нежностей, а вот Себастьян стоял и умилялся, что ещё больше озадачило старца.


Все, за исключением жеребцов, легли спать, но душераздирающие крики, что разносились из глубин леса, никому не давали покоя. Рэрити и Рэйнбоу пришли в сознание. Голубая пегаска, заметив себя лежащей на, хоть и мокром, но удобном лиственном настиле, решила что недавний обморок был лишь глупым сном, ну разве может такая крутая пони чего-то бояться?

Флаттершай всю ночь стучала дрожащими зубами, Рэрити испуганно вскрикивала, Эппл Джек просто храпела, Пинки играла со своими копытами в какую-то непонятную игру. Твайлайт уже привыкла к крикам из леса, но шум от подруг её раздражал куда больше, но она не стала на них сердиться, понимая, что со страхом каждый справляется как может.

Невероятно долгая ночь наконец отступила. Волшебница не ощутила на мордашке приятного солнечного тепла – густые кроны высоких елей едва пропускали свет, но того было достаточно для освещения мрачного леса. Из всей компании выспалась только Эппл Джек, привыкшая к постоянной суете на родной ферме. Остальные же смотрели друг на друга с мешками под глазами.

 — Не желаю больше ночевать в этом мокром, грязном, жутко холодном лесе! – раздражённо произнесла Рэрити.

 — Эта часть леса не всегда была такой. Когда-то, даже не смотря на обилие деревьев, здесь было необычайно светло, а красота… я никогда подобного не видел, — вздохнул Луксор.

 — Это всё из-за чернокнижников? – спросила Рэйнбоу.

 — В точку, дитя. Осквернив это место чёрной магией, они заставили лес медленно умирать. Здесь жили не только дивные животные, но и волшебные существа такие, как эльфы… — не договорил Луксор.

 — Волшебные? Эльфы? При всём уважении, но вы говорите о невозможных вещах. Эльфы выдумка, наверное вы видели бабочек, — спорила Твайлайт.

 — Поверь, я знаю что видел, — буркнул старец, на что единорожка недовольно нахмурилась.

 — Я хочу увидеть эльфа! – округлились глаза Флаттершай.

 — Боюсь тебя огорчить, но не получится. Говорят, эльфы ушли очень далеко и больше сюда не вернутся. Они любят чистоту, идеальную гармонию которой нет даже в, знаменитой на весь мир, Эквестрии, — рассказывал старец.

 — А если мы остановим чернокнижников, то эльфы вернутся? – мечтательно задумалась Флаттершай.

 — Я не знаю, наврятли, — ответил Луксор.

 — Эльфы, вся эта мистика, остановить… чернокнижников!? Мы вообще шли только за Эмми, нам никогда не одолеть целый культ тьмы. Хватит! Да и сверхъестественного не существует! Ладно мои подруги, но Луксор, вы же должны быть мудры, а до сих пор верите в эти сказки! – Твайлайт вскочила на ноги.

 — Иногда ты бываешь такой занудой, — звонко сказала Рэйнбоу.

 — Хорошо, оставим так называемые «сказки» в стороне. Но почему бы нам не прервать деятельность провидцев Иерихона? Ведь ни что не помешает им найти новую жертву для своих опытов, — возмущался старец.

 — Луксор, у вас комплекс мессии? Спасать всех и сразу? – спросила нахмурившаяся фиолетовая пони.

 — А почему бы и нет? Определённый опыт у нас есть, — Эппл Джек пожала плечами.

 — Девочки, вы себя слышите? Я знаю что мы прошли через невообразимые трудности, но здесь совсем другое! Мы не знаем численность сектантов, на что они способны и главное, у нас нет поддержки в лице принцессы Селестии, — говорила волшебница.

 — Твайлайт, — начала Рэйнбоу.

 — Не перебивай пожалуйста. Я не говорю что хочу закрыть глаза на злодеяния чернокнижников, даже мысли такой не было. Давайте для начала выручим Эмми и когда убедимся в том, что она больше не будет представлять опасности, расскажем всё принцессам. Они сильные и справятся с сектантами, а мы, разумеется, им поможем. Я даже придумала план: сначала мы разведаем обстановку, оценим силы врага, затем предоставим принцессам всю информацию… — Твайлайт начала строить логическую цепочку вероятных действий.

 — Аликорны здесь будут мало чем полезны, — перебил Луксор.

Твайлайт удивленно посмотрела на старца.

 — Открою тебе секрет. Ух, надеюсь потом не огребу от твоих принцесс… но твоя голова забита совершенно не тем чем надо, а в нашей ситуации это не к чему. Так вот, пик силы ваших аликорнов приходится на Эквестрию. Это фундаментальные законы магии, и будучи членом древнего ордена сами знаете кого, я постиг многие священные тайны. Аликорны обладают иной магией, нежели пони. Она всецело из неё состоят. Любовь или ненависть народа по отношению к ним даёт им силу, энергию, а аликорны соответственно, как в вашем случае, предоставляют своему народу ту самую любовь. Это бесконечный цикл. Чем дальше создания магии от источника силы, тем слабее они становятся, а без него они вовсе могут погибнуть или «преобразоваться» в… не важно. Я хочу сказать, что вашим принцессам, которые конкретно «подсели» на магию, а это легко понять по развивающимся гривам, не следует далеко отлучаться со своих земель. Последствия могут быть не совсем приятные, но такова расплата за их бессмертие и могущество, — поведал Луксор.

 — Это ложь! Они самые совершенные создания на планете! Они не могут потерять силы! – кричала фиолетовая.

 — Мне это рассказал мой отец, а ему его отец и так несколько поколений. Я сам не знаю правда это или нет, но очень надеюсь что ты права, — говорил старец.

 — Вот увидите, когда я попрошу их остановить чернокнижников, они их остановят без всяких раздумий! – волшебница недовольно задрала мордашку.

Луксор лишь вздохнул в ответ.

 — Давайте не будем спорить… не сейчас по крайней мере. Если не забыли, то мы кое-куда шли, — вступила Рэйнбоу, указывая копытом на табличку «Копи Дурамбора».

В наступившем безмолвии путники собрали вещи и продолжили поход.


С небольшого холма блестящие чёрные глаза жадно вгрызались в вид далёкого Кантерлота. Эмми мечтала посетить сердце Эквестрии, повергнуть столичный город в хаос, но не могла – она боялась принцесс, прекрасно понимая их магические способности и острый ум. Тем не менее, кобылка решила посетить другие города… для практики в основном.

Переведя взор на Мэйнхетен, кобылка злорадно улыбнулась. Она уже чуяла потаённые страхи горожан, видела их мелкие грешки, которых с лихвой достаточно для создания в городе настоящего кошмара. Королева ужаса уверенно пошагала в сторону мегаполиса.

 — Моя королева, вам не хватит времени покарать весь город, молва о вашем пришествии быстро дойдёт до принцесс и они явятся по вашу душу. Шум уже поднят, лучше продолжить наш путь через более отдалённые деревни, — прогибался Шницель.

Эмми обернулась и злобно посмотрела на худощавого жеребца.

 — Ты снова смеешь мне перечить? – гневно спросила она.

 — Я? Я ничего не говорил… ничего, — задрожал Шницель.

 — У меня слишком хорошее настроение и я не стану его тратить на тебя, но знай, ты начинаешь меня нервировать, что может печально для тебя закончится, — улыбнулась она дьявольской улыбкой.

Шницель ничего не сказал. Он не так представлял королеву. Жеребец надеялся контролировать её, использовать как инструмент для целей чернокнижников. Эмми делала своё дело как надо, но она стала угрозой и для провидцев Иерихона, что заставляло жеребца всё чаще продумывать способы о том, как лучше от неё… избавиться.

Дойдя до города, Эмми наткнулась на семейную пару, устроившую пикник на окраине мегаполиса. Те сидели на подстилках и наслаждались бутербродами. Салатовая резво подошла к ним и с предвкушением улыбнулась.

 — Здравствуйте, мы знакомы? – спросил синий жеребец, глядя на кобылку и заметив её чёрные глаза, тут же в ужасе застыл на месте.

 — Привет, Мэйнхетен, — дьявольски улыбаясь, ответила пони.

Эмми видела в мегаполисе безграничные возможности для разгула злобы и ненависти, чем была щедро набита нерадивыми чернокнижниками. Это пьянило её, постепенно сводило с ума, что просто разнесло последний барьер добра, породив тем самым желание убивать.