Автор рисунка: aJVL

Рэйнбоу Дэш заслуженно считалась одним из самых быстрых пегасов Эквестрии. Это звание ей регулярно доводилось подтверждать на больших и малых соревнованиях.

Также Рэйнбоу привыкла считать себя мастером полетов в высоту. Такое занятие может быть тяжелее и опаснее, чем гонки. Не каждый пегас способен подняться выше определенной отметки. А держаться на лету там, где перья покрываются ледяной коркой и единственный вдох требует неимоверных усилий практически невозможно.

"Иногда и невозможное возможно", — думала Рэйнбоу Дэш, с трудом взмахивая крыльями. Соарин крохотной мухой метался внизу. "Сегодня достанем до звёзд?" — в шутку сказал он, когда они ещё были на земле. У него не было никаких шансов победить Рэйнбоу. Та прекрасно это понимала. Тогда зачем ей подниматься всё выше и выше? Чтобы утвердить самооценку? Произвести впечатление? Пегаска уже сама не понимала. Даже думать от нехватки воздуха было нелегко. В ушах звенело. Перед глазами поплыли темные пятна. Рэйнбоу не сразу поняла, что крылья больше её не держат. Может быть, кто-то и успеет её поймать...

Казалось, на несколько мгновений падение замедлилось. Воздух сотряс звонкий шепот. Прежде, чем взгляд Рэйнбоу окончательно помутнел, где-то сбоку мелькнул величественный город из перистых облаков.

* * *

Очнувшись, Рэйнбоу обнаружила над собой белый облачный потолок. Ещё плохо соображая, она попыталась встать, но её ноги запутались в одеяле. Пегаска рухнула на пол, который тихо захрустел.

Понимание происходящего вернулось быстро. "Похоже, кто-то меня успел поймать. Не стоило забираться так высоко. Спитфайр будет сильно злиться", — подумала Рэйнбоу, представив недовольное лицо капитанши.

Но, оглядевшись, она обнаружила несколько странных вещей. В облачной комнате вся обстановка отсутствовала, за исключением циновки, на которой лежала Рэйнбоу, с подушкой и одеялом. Из этого можно было сделать вывод, что она не в лазарете. Более странным было то, что пол, явно сделанный из облаков, хрустел. Клаудсдейл почти полностью был построен из кучевых туч. Они больше пружинили, но не хрустели.
Вспомнился тот город-видение. Что если это была не игра воображения?..

Нет. Это чушь. Из перистых облаков ничего построить нельзя. Они слишком хрупкие и тонкие. И образуются на слишком большой высоте.

Всё равно её терзали сомнения. Если она не в Клаудсдейле, то где? И даже если в Клаудсдейле…

Широкий дверной проём выходил в длинный облачный коридор без окон. Несколько дверей виднелись только с левого бока в самом конце. В другом конце коридор заворачивал. Недолго думая, Рэйнбоу решила исследовать левое направление. Первая дверь, к которой притронулась пегаска, оказалась незапертая. Она открывала её с готовностью увидеть всё, что угодно. Вопреки ожиданиям ни логова мафии, ни ужасных монстров за ней не обнаружилось. Тем не менее, в комнате, куда попала Рэйнбоу Дэш, она была не одна. На дощатом полу (не удивил бы любого, кто был в Лас-Пегасе) на циновках спали двое — грифон и земной пони. Стараясь вести себя как можно тише, Рэйнбоу подкралась к ним вплотную. Лицо земного пони показалось ей смутно знакомым. Кажется, похожий был на портрете в книге. Рэйнбоу тихонько потрясла его за плечо. Не дождавшись ответной реакции, потрясла сильнее и снова безрезультатно. Пони не шелохнулся и дышал так же спокойно. "Эй, вы спите?! Я хотела бы задать несколько вопросов!" — забыв об осторожности, крикнула она и начала бешено его тормошить. У пони отпала челюсть, будто от удивления, вывалился язык. При этом ни один его век не дернулся. Рэйнбоу стало реально жутко. Она переключилась на грифона. "Пожалуйста, проснитесь! Всего пару вопросов!" — посылала она свои просьбы в пустоту. Оба существа хоть были живые, но спали как мертвые. Не выдержав нахлынувших на неё эмоций, Рэйнбоу лягнула грифона в грудь. Тот мешком отлетел к стене. Остывая, она думала, что, возможно, переборщила. У грифона могли быть сломаны рёбра, и он скоро умрёт. Но почему-то жалости к этим безликим спящим созданиям Рэйнбоу Дэш испытывала не больше, чем к тем же мешкам соломы.

Спиной она вдруг явно почувствовала чьё-то присутствие. Кроме неё и двух спящих был и кто-то четвёртый. Рэйнбоу резко обернулась, но только увидела, как в дверном проеме что-то мелькнуло. Выскочив в коридор, она заметила подобное мелькание в его противоположном конце. "Беги. От меня всё равно не уйдёшь", — пробормотала Рэйнбоу Дэш, расправила крылья и рванула следом. Кто бы это ни был, она добьется от него ответа, где она и что за чертовщина происходит.

За поворотом коридора обнаружилась бетонная лестница, будто взятая из заурядной земной больницы. На её ближайшем пролёте что-то стремительно пронеслось, и Рэйнбоу кинулась вверх, желая его перехватить. Но таинственное существо, как бы она не старалась, всегда находилось выше неё, и когда Рэйнбоу Дэш добралась до верхнего пролёта, уже скрывалось за поворотом очередного облачного коридора. Так повторялось несколько раз. Когда казалось, что вот-вот она его схватит, оно внезапно отдалялось и приходилось продолжать гонку на неравных правах. Напоминало тот фокус с Мэей-Ду-Велл. Но это существо, в отличие от Мэи даже не давало себя рассмотреть. В погоне Рэйнбоу преодолела несколько однообразных коридоров, облачных и бетонных лестниц, пролетела через зал, полный спящих пегасов, но в месте, напоминающем библиотеку без книг, потеряла свою цель из виду.

"Эу! Где ты? Ты всё ещё тут?" — позвала она, не надеясь услышать ответ.

Место, где она находилась, выглядело не менее жутко, чем другие увиденные ей помещения. Окутанные тенью книжные шкафы с абсолютно пустыми запылившимися полками навевали мысли о давно заброшенных жилищах, о покинутых городах из книг о Дэринг Ду и немного о старом доме Твайлайт. Несмотря на то, что Рэйнбоу привыкла считать себя смелой пони, перед этой холодной заброшенной библиотекой она сдалась. Ей страстно захотелось выбраться на свежий воздух, хоть на высоту, где просто существовать было тяжело.

В конце "библиотечного зала" находился широкий проём, из которого лился свет на крайние стеллажи. Рэйнбоу Дэш поспешила к нему. Выбравшись наружу, она обомлела от удивления. Она попала на площадку, огороженную перилами. За ними простиралось облачное пространство, утыканное небольшими башенками и странными угловатыми сооружениями. В одном месте "застройка" расступалась, пропуская длинную полосу рельс, над которыми тянулись спутанные щупальца проводов. А где-то вдали покачивалась тощая вышка, похожая на рыбий скелет. Рельсы, провода и вышка — единственные вещи, не сделанные из облаков. Вверху пространство было также заполнено диковинными легкими постройками, пропускающими сквозь себя лучи гигантского солнца, будто их там и не было. А между ними метались стремительные размытые силуэты.

Снова вспомнилось недавнее видение. Оно уже не казалось нереальным. "О, Селестия. Где же я?" — пробормотала Рэйнбоу. Ни один из видимых ей ранее летучих городов не был похож на это место.

Внезапно на неё налетел сильный порыв ветра, и ослепила яркая вспышка света. Когда она снова смогла видеть, всё вокруг было будто во тьме, в то время, как появившееся перед ней существо излучало мягкое сияние. Оно было размыто так же, как те, среди парящих сооружений. Четко вырисовывались только крылья сзади, больше, чем у обеих сестёр-аликорнов.

— У тебя больше нет надобности подчиняться солнечной принцессе, — донёсся от него неестественный, звенящий голос. — Ей ты больше не принадлежишь.

— Кто ты?! И что это за место?! — крикнула Рэйнбоу Дэш, силясь рассмотреть лицо незнакомца.

— Начнём с первого вопроса, — говорил силуэт, застыв в одном положении. — Я собирательный образ.

— Ты издеваешься?!

— Нам нет нужды над тобой издеваться. Я говорю от лица всех жителей нашего города. Но, чтобы упростить общение, можешь называть нас Амэхито.

— Ладно, Амэхита. Давай, говори прямо, что за город, иначе... — Рэйнбоу ненадолго задумалась, чем можно угрожать существу, состоящему, судя по всему, из света. — Иначе тебе не поздоровится! — выпалила она, ничего другого не придумав.

— Теряемся в догадках, что ты нам сделаешь. — По телу Амэхито пробежала легкая рябь, будто он смеялся. — Переходя ко второму вопросу, это город, что выше всех других городов, город для немногих достойных, для тех, кто хотел достать до звёзд.

— Откуда ты знаешь?..

— Не у тебя первой возникла подобная идея. Поколениями разные существа стремились ввысь, и лучшие тут оставались.

— Ты снова всё путаешь. Скажи прямо: я умерла?

— Сейчас ты абсолютно жива. — Кажется, Амэхито снова смеялся. — А если присоединишься к нам, обретешь бессмертие. Всё, что находится ниже, вместе с дворцом, в котором ты очнулась — всего лишь пригород. Настоящий Город парит над твоей головой. Присоединяйся, чтобы войти в него, чтобы оценить великолепие наших улиц и площадей. Ты будешь летать быстрее и выше любого живущего пегаса. Вместе мы окрасим всё небо в цвета радуги.

— Всё это звучит невероятно круто, — ответила Рэйнбоу. — Но постой. Неужели ты даёшь всё это просто так, задаром?

— Ты нам нужна. И даже не представляешь насколько. Насколько мы хотели бы видеть тебя в рядах своей армии, когда отправимся покорять ближайшую звезду.

— Армии? Звезду?

Пегаска устремила взгляд на затемненное солнце. Глубоко в памяти зашебуршилось воспоминание о школьном уроке астрономии.

— Ты всё правильно поняла, — прочитал её мысли Амэхито. — Селестия управляет звездой тысячелетиями, но мы, собравшись в отважное войско, сможем свергнуть принцессу.

— Но вместе с Солнцем под вашим контролем окажется и Эквус, не так ли?

— Стало быть, да.

— Ну нет! Я не допущу, чтобы кто-то снова захватил мою родину и вредил моим друзьям! — Рэйнбоу кинулась на Амэхито, но только пролетела сквозь него. " Тем более не буду в этом участвовать", — процедила она сквозь зубы, тормозя копытами о похрустывающую плитку.

— Как хочешь, — на удивление спокойно ответил атакованный. — Не все сразу нас принимают. Но у тебя есть много времени, чтоб передумать.

С такими словами он исчез с такой же яркой вспышкой, как и появился. Мир вернулся к своей обычной окраске. Но в воздухе некоторое время висела его последняя фраза: "Только не вздумай больше кого-нибудь покалечить".

"Кто ж знал, что из-за дружеского соревнования я вляпаюсь в заговор против Селестии, — думала Рэйнбоу, слоняясь среди облачных башенок непонятного предназначения. — Даже не понятно, кем меня тут считают: гостем или пленницей". Она могла только строить догадки, сколько времени прошло с её отлёта, сколько провела в беспамятстве. Её, наверное, уже обыскались. Наверное, уже сочли погибшей.

Рэйнбоу нашла глазами кусочек ясного неба и печально на него уставилась. Вернуться домой надо было срочно. Надо было всех предупредить. Она оглянулась. Вроде бы, никто её не охранял. Почему бы не сбежать прямо сейчас. Сбежать и не возвращаться, никогда не присоединяться к их сомнительному предприятию. Рэйнбоу Дэш поднялась в воздух и низко полетела, лавируя между постройками.

Её тут не удержат. Спуститься — совсем не то же, что подняться. Уже виднелся край города. Или "пригорода", как говорил этот собирательный образ. Она вышла на свободный от башенок участок, набрала скорость, приготовилась рвануть вниз. Всё, пора возвращаться с небес на землю.
Необычайно сильный порыв ветра закрутил Рэйнбоу на месте. Она попыталась выровнять полёт, но откуда ни возьмись появился шёпот, от которого становилось дурно. В ушах начало звенеть. Пегаска, стараясь не обращать на него внимания, упорно продвигалась вперёд. Но шёпот усиливался, а вместе с тем вокруг начали появляться прозрачные силуэты. Рэйнбоу поняла, что из-за порывов ветра может только крутиться на месте. А силуэтов становилось всё больше, они сужали кольцо вокруг своей жертвы. "Я не сдамся без боя. Не дождётесь", — прошептала Рэйнбоу Дэш и ринулась в гущу небесных существ.

Выносить шёпот уже было невозможно. Глаза закрывались сами собой. Все силы будто кто-то высосал. Крылья, обмякнув, беспомощно обвисли.

Из этой партии победителем вышло небо.

"Вам не стоит долго лежать на холодном облаке. Вы серьезно заболеете, если только не планируете в скором времени стать Амэхито", — говорил мягкий голос. Рэйнбоу очень не хотелось открывать глаза и расставаться со сладким сном, но она себя пересилила. Над ней нависал пони с лицом, закрытым маской ибиса. Увидев, что пегаска проснулась, он попытался помочь ей встать. Но Рэйнбоу грубо оттолкнула его копыто и поднялась сама.

— Кто ты? — спросила она. — Если ты такой же, как те...

Вместо ответа незнакомец протянул ей кубик сахара и сухарь.

— Съешьте. Вам нужны силы, — прервал он ее на половине фразы.

— Ещё чего. Почему я должна тебе доверять?

— Я не посоветую дурного. Для меня это будет преступлением.

Пони сунул свою нехитрую еду Рэйнбоу прямо под нос. Нехотя она подчинилась. Только сейчас она поняла, насколько давно не ела. А сахар с засушенным хлебом оказались на удивление сытными.

Из-за маски точно сказать было нельзя, но похоже, незнакомый пони наблюдал за ней с чувством выполненного долга. Почти всё его тело скрывал чёрный плотный плащ, только сквозь прорези высовывались крылья с грязного оттенка перьями.

— Вам стоит оставить надежды на возвращение на землю, — продолжал говорить он. — Просто так вас отсюда не выпустят

— Хочешь уговорить меня остаться и помочь с захватом Солнца? Не выйдет.

— Я также как и вы не разделяю взгляды Амэхито, но уже давно не пытаюсь вернуться на родину. Меня там никто даже не ждёт.

— Зато меня ждут, и я найду способ сбежать.

Рэйнбоу отвернулась от пегаса и отошла в сторону. Прямо перед ней проходили рельсы, а на них простаивал потрепанный ржавый трамвай.

— Знаешь, почему ты не сможешь на нем уехать? — пони в маске снова обратился к ней.

— Даже не предполагаю. — Рэйнбоу задумалась. Этот вопрос был для неё странным и неожиданным. — Он сломан?

— Нет. Мог бы ещё работать.

— У меня нет билета?

— Тоже нет.

— Да ладно! Тогда почему? — спросила Рэйнбоу Дэш с некоторой иронией.

— Некому его повести. Не осталось ни одного действующего водителя.

— Это так сложно, водить трамвай?
Рэйнбоу заглянула в окошко кабины, после устремила взгляд на уходящую вдаль ленту рельс.

— Если захотите, я расскажу еще много любознательного, — сказал пони в маске, резко сменив тему. — Прошу, называйте меня доктором.

— Доктором? Почему так?

— Так завелось с давних времён, — туманно ответил тот.

Доктор побрел в сторону нагромождения похожих на колодезных журавлей сооружений. Пройдя несколько шагов, он повернул голову и поманил Рэйнбоу Дэш копытом.

— Тут мой труд хоть востребован, — рассказывал Доктор, минуя очередную арку. — Именно поэтому я не хочу превращаться в Амэхито. Иначе мне будет просто некому помогать.

— Понятно, — ответила Рэйнбоу. — И как долго ты тут находишься?

— Сам не припомню. Должно быть, на моей родной земле меня уже позабыли.

— А как ты сюда попал? Сам долетел?

— Эта история слишком долгая.

Почти на все вопросы Доктор находил ответы. Занимался он в пригороде тем, что оказывал минимальную медицинскую помощь новоприбывшим. Он мог рассказать и что-то полезное, хоть иногда начинал говорить о чем-нибудь странном и бессмысленном. Рэйнбоу Дэш всё надеялась выудить из его монологов нужную ей информацию.

— Тяжело добывать ингредиенты для отваров высоко в небе, — разглагольствовал Доктор, пролезая между гнутыми прутьями ограды. — Для этого приходится посещать подобные места.

Рэйнбоу перелетела через ту же ограду и подобралась к нему, желая узнать, что за места он имеет в виду. Перед ними простиралось поле, или то, что когда-то им было. Сухая, потрескавшаяся земля, безликая солома, вместо прорастающих тут когда-то трав, высохшее неказистое дерево и на заднем плане резко контрастирующие с полем белые башни.

— Сложно поверить, что тут можно что-то найти, но, тем не менее, это возможно.

Доктор побрел по полю, внимательно всматриваясь в почву. Рэйнбоу заметила, что она местами испещрена следами подков разного размера. Вспомнилась ферма Эпплджек, захотелось повалиться на землю, хоть бы на такую, как эта, хоть на какую-нибудь и больше не вставать.

— Слушаете ли вы мой рассказ? — окликнул ее Доктор.

— Эм, конечно. А что случилось?
Рэйнбоу Дэш замотала головой, возвращаясь к реальности. Её спутник уже успел выкопать несколько вялых корешков, которые сейчас выложил перед собой.

— Я могу погрузить вас в долговременный сон, — сказал он. — Помните пегасов из зала отдыха? Вы будете спать как они годами и видеть сны об Эквестрии, даже если сами никогда туда не вернетесь.

От воспоминания тех картин Рэйнбоу передернуло.

— Спасибо, обойдусь, — ответила она. — Я, наверное, пойду, прогуляюсь к смотровой вышке.

— Идите. Если хотите, возвращайтесь. Я буду тут ещё долго.

Доктор помахал копытом в прощальном жесте.

— Пока.

Рэйнбоу поскакала прочь с поля, но тут обо что-то споткнулась. Посмотрев под ноги, она обнаружила, что это лошадиный череп.

— Что это? Что оно тут делает?" — спросила она.

— В наших условиях это сущая мелочь, — ответил заметивший череп Доктор. — А на мелочи и внимания обращать не стоит.

— Согласна, не стоит, — бросила Рэйнбоу. Но на сердце было неспокойно.

Дальше трамвая она не пошла. "Некому повести, — бормотала она себе под нос, рассматривая его со всех сторон. — А если б было кому, я б могла уехать?" Рэйнбоу уперла копыта в дверь и без труда проникла в кабину. Там нашёлся только один рычаг и несколько лампочек. "Итак, — сказала она себе, — мне известно, что рельсы выходят за пределы пригорода. Но я не знаю, куда я доеду, и что небесные выродки Амэхито сделают на этот раз".

Дело, затеянное ею, было весьма рискованным. Но, похоже, по-другому вернуться на землю не выйдет. Оставалось надеяться, что управлять трамваем не так уж и сложно.

Рэйнбоу прикрыла дверцу и навалилась на рычаг. Вопреки ожиданиям он не изменил положение ни на миллиметр. Как бы она ни толкала его, ни кряхтела, ни посылала в пустоту ругательства, привести машину в действие ей никак не удавалось.

Рэйнбоу, вконец утомившись, прислонилась к стенке кабины и утерла пот со лба. Заклинили они его что ли? Специально, чтобы никто не сбежал.
Она просто обязана вернуться. Вспомнилась земная твердь, Вечнодикий лес, улицы Понивилля, её друзья. Вместе с тем начали вспоминаться первые годы жизни в Клаудсдэйле, лётный лагерь, экскурсии на погодную фабрику, облачный дом. Рэйнбоу вздохнула. Она, пони, проводившая большую часть жизни в воздухе, печется о земле. Так же её она волновала во время нападений Кризалис и короля Шторма, возвращения Дискорда. Как ни крути, и небо, и земля, и солнце были родные, Эквестрийские. А сейчас им всем угрожала опасность и только одна пегаска может помочь. Рэйнбоу облокотилась на рычаг, и он без видимых усилий опустился.

Мгновенно трамвай пришёл в движение. Сначала медленно, постепенно быстрее он, качаясь и дребезжа, покатился по рельсам. Вскоре от шума не стало слышно стука собственного сердца. Рэйнбоу мотало по кабине туда-сюда. Внизу что-то клацало. При рассмотрении это оказался знакомый лошадиный череп, неведомым путём туда попавший.

Воздушные башни и замки стремительно проносились мимо. Рельсы уже сползали с облака и через несколько метров резко уходили вниз. До сих пор никто не пытался остановить Рэйнбоу, и ей начало казаться, что вторая попытка удалась. Вдруг сознание её покинуло.

Вокруг была тьма. Весь мир был тьмой. Рэйнбоу Дэш висела в пустоте, а над ней застыл сияющий силуэт с огромными крыльями.

— Ты сделала то, что другие даже не пытались, — говорил Амэхито голосами сотен жителей города. — Но никто, попавший к нам, возвращаться не должен.

— Я всё равно найду способ спуститься, что бы вы ни делали! — крикнула Рэйнбоу.

— Лично для тебя мы можем сделать исключение, — без эмоций ответило призрачное существо.

— Правда? С чего бы это?! Я для вас слишком крутая?! — усмехнулась пегаска.

— Мы собрали у себя множество существ: пегасов, драконов, грифонов, даже кошку и земнопони. Никогда не бывало у нас только единорогов. Для противостояния солнечной принцессе нам необходимы эти рогатые создания.

— И к чему это?

— Мы отпустим тебя с условием, что ты выкупишь свою душу. Цена за одного пегаса — девять единорогов.

— То есть вы хотите, чтоб я привела их к вам…

— Надеемся, ты выберешь тех, кто достоин звёзд.

Постепенно Амэхито начал отдаляться. Его голос звучал всё тише. "Помни: твоим рассказам никто не поверит" — последнее, что Рэйнбоу смогла услышать.

* * *

"Где ты была всё это время?", "С тобой всё в порядке?", "Как тебе удалось так высоко забраться?" — как и следовало ожидать, подобным вопросам не было конца.

Три единорожки смотрели на Рэйнбоу Дэш с удивлением и немного с восторгом. Старлайт, Рэрити, Свити Белль. Достойны ли они?

Когда ее оставили на одиноком холме близ Вечнодикого леса, в маленькой записке ей были даны инструкции приводить единорогов в это самое место. Рэйнбоу заранее знала, что выполнять их не будет.

"Где Твайлайт? Мне нужна она, или Селестия, или Луна, или Кэйденз", — сказала она трём кобылкам. Те удивились такой её первой просьбе, во всяком случае, поняли, что что-то не так.

Пусть ей не поверят. Пусть небо накажет её. Свой долг она выполнит.

Этим утром перистые облака над Понивиллем были особенно красивы.

Комментарии (5)

0

Продолжение будет? Я немного сомневаюсь, что богоподобная сущность просто так оставит Рейнбоу в покое, если она не выполнит поставленное условие

Neo_Stebo #1
0

Фанфик писался как самостоятельная работа на конкурс с открытым финалом. Продолжения к ней не планировалось. Так как вы уже второй человек, спрашивающий о нём, может когда-нибудь напишу...

T_Shine109 #3
0

Присоединяюсь к читателям, требующим продолжения.

Хеллфайр Файр #5
0

М-м-м, атмосфера тягостная, ничего не скажу.

Хеллфайр Файр #2
0

О, добро пожаловать с конкурса. :)

doof #4
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...