Почему я плачу?

Для Меткоискателей в их жизни не было хулигана хуже, чем Даймонд Тиара. Из-за неё жизнь маленьких кобылок превратилась в сплошную череду неудач. Но когда случайность обрывает жизнь Даймонд Тиары, каждая из них начинает переживать свой собственный эмоциональный опыт по этому поводу, пытаясь найти ответ. Каждая узнает много нового о себе, и о той пони, которая, казалось, была им так хорошо знакома, прежде чем вся эта история закончится.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун Другие пони

Slenderpony

Жизнь на окраине дикого леса, где тишина и покой — это мечта писателя. Но так ли там тихо и спокойно?

Другие пони

"Фэйрмаунт Хилл"

Возможно ли, диаметрально поменяв жизнь, поменять и судьбу? Или сценарий для каждого прописан окончательно и бесповоротно и, как ни крути, случится то, что должно случиться?

ОС - пони

Чужая магия: Сонная реальность

Однажды Винил Скрэтч получила приглашение на аудиенцию у принцессы Луны. Чего хочет от единорожки хозяйка ночи? Чем это закончится для Винил?

Принцесса Луна DJ PON-3

Фея Дождя

В Понивилле идет дождь.

Твайлайт Спаркл Спайк

Опоздавший

Некоторые авторы злоупотребляют глупыми фокусами, чтобы снова предложить читателю лишь классическое попаданчество. - Макс Нетто, доктор технических наук, Филлидельфия

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Детектив Бигл и дело о пропаже пирожных

Ты держишь в копытах первый томик моего бестселлера “Детектив Бигл и дело о пропаже пирожных” Это обо мне если кто не догадался. В нем я поведаю вам, любители тайн и заговоров, одну историю, что, как говорится: “Ни в сказке сказать…” Она произошла со мной совсем недавно, а вернее, где-то с неделю назад. Но для начала, позвольте мне представиться: меня зовут Бигл и я - детектив. Не сказать чтобы гениальный, ну или хотя бы успешный, слово “хороший” тут тоже наверное не подойдет… в общем, обыкновенный.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони ОС - пони

Упавшие крылья

Что произойдёт если у аликорна отнять крылья? Верно, она останется без крыльев, но… с весьма плачевными последствиями. Все допускают ошибки, но многие из них бывают непростительны.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Эпоха раскола

Пятьсот лет прошло с момента, раскола Эквестрии. Пятьсот лет как аликорны не стоят во главе волшебной страны. Пятьсот лет в истории Эквестрии длится глава под названием "Эпоха раскола".

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк ОС - пони

The Evil Pony

Понификация шедевра Сэма Рэйми "The Evil Dead". "Твайлайт и Ко" в заброшенной хижине находят одну очень странную книгу, прочтение которой ведёт к не самым сахарным последствиям.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Автор рисунка: aJVL

Как‑то раз поздно вечером в дверь маленького домика на окраине Вечносвободного леса раздался громкий и весьма требовательный стук.

— Кто бы это мог быть? — удивилась Флаттершай, которая уже успела уложить по кроваткам всех своих зверушек и собиралась сама идти спать. — Может, кто‑то из моих подруг собирался сегодня ко мне зайти, а я забыла об этом?

Робко выглянув в окошко, пегаска ничего там не увидела — темнота не позволяла разглядеть, кто стоял у порога. Хотя на миг ей показалось, что во мраке шевельнулся чей‑то высокий силуэт.

— А что если это какой‑то монстр из леса? — нервно сглотнула пони. — Кто ещё может появиться здесь в столь поздний час?

Стук повторился, и на сей раз он прозвучал ещё более требовательно. Видимо, стучавшему не терпелось поскорее попасть внутрь.

— С другой стороны, монстр бы не стал стучаться, верно? — отбросив сомнения, Флаттершай решительно направилась к двери. — Может быть, ему нужна моя помощь!

Щёлкнув запором, пегаска осторожно приоткрыла дверь… и ахнула. За ней, слегка пошатываясь от усталости, стоял попаданец из человеческого мира, уже занёсший было кулак для очередного стука.

— Мамочки мои! — воскликнула Флатти, хотя её изумлённый возглас всё равно был не громче, чем спокойная речь обычной пони. — Ты ведь человек, да?

— Ну да, — слегка недоумённо подтвердил тот, не ожидав, видимо, такой информированности от жёлтенькой пегаски. — Я это… Извиняюсь, конечно, что припёрся вот так на ночь глядя, но… Можно у тебя переночевать, короче? А то очутился незнамо где и бродил целый день по этим дурацким лесам‑буреломам! Вон, только к ночи и выш… Эй, ты чего?

Не дослушав попаданца, Флаттершай скорее затолкала его внутрь домика и усадила на диванчик.

— Сиди здесь, — строго велела она. — Я сейчас!

— Эм… ладно, — попаданец удивлённо пошкрябал в затылке, глядя ей вслед, и, пожав плечами, блаженно потянулся. — Фух, хорошо! А то уж думал, придётся под кустиком на голой земле спать…

— Вот! — рядом с уже начавшим дремать попаданцем внезапно бухнулся на пол какой‑то белый ящичек с различными пузырьками, бинтами и прочими медицинскими атрибутами. — А теперь скорее покажи мне свои раны — их нужно немедленно промыть!

— Эм… чего показать? — глупо переспросил попаданец, решив, что ослышался. — Стой, что ты де…

— Нет, лучше не шевелись, я сама всё сниму! — Флатти принялась копытами расстёгивать его рубашку. — Нужно спешить, а не то… Ох, прости! Кажется, я оторвала пуговицу… Мне так жаль! Обещаю, я потом попрошу Рарити, и она всё пришьёт — будет как новенькая!

— Да не в этом дело! — отстранив жёлтую пегаску, попаданец вскочил с дивана и попятился. — С чего ты вдруг на меня набросилась? Нет, не то чтобы я совсем не хотел заводить отношения с пони… я не ксенофоб там какой‑то или асексуал… просто я за здоровые отношения… ну, свидания там, цветы, всё такое… а потом уже… Да что такое, ты меня вообще слушаешь?!

Оттолкнув от себя настырную поняшу, успевшую‑таки расстегнуть рубашку и нацелившуюся было на штаны, попаданец прыгнул за диван и опасливо выглянул из‑за спинки.

— Эй, тебе нельзя резко двигаться! — топнула копытом Флатти и попыталась обойти диван, но попаданец сделал то же самое, испуганно хватаясь за подлокотники и тщательно сохраняя дистанцию. — А ну, сейчас же иди сюда, или тебе станет хуже!

— Да в чём дело‑то? — в ответ на попытки пони добраться до него попаданцу пришлось чуть ли не бегать туда‑сюда вокруг дивана. — Сначала раздеть пытаешься, теперь угрожаешь! Чего тебе от меня надо, в конце концов?

— Как это что? — Флаттершай остановилась и строго взглянула на гостя. — Осмотреть твои повреждения, конечно же! Ты ведь тяжело ранен, возможно, даже смертельно!

— Ранен?! Ты с дуба рухнула? — эта новость настолько ошарашила попаданца, что он встал за диваном как вкопанный, по‑идиотски хлопая глазами. — Слушай, ты что‑то явно не так поняла. Я же вроде сразу объяснил, что мне просто нужно где‑то переночевать. Может, ты меня с кем‑то перепутала?

— Я ничего не перепутала! — решительно пискнула Флатти. — Все люди, попадающие в Эквестрию, получают ужасные травмы! Они могут упасть с большой высоты во время перемещения между мирами или сражаться с ужасными чудовищами в Вечносвободном лесу или…

— Да не сражался я ни с какими чудовищами! — торопливо перебил её попаданец. — Я по дороге сюда от силы двух белок видел, и только.

— П‑правда? — на миг растерялась поняшка. — Значит, в тебя стреляли! Скорее, снимай одежду, нужно вытащить пули!

Вспомнив, наконец, про свои крылья, Флаттершай перелетела диван и, продолжая порхать в воздухе, вновь принялась стягивать рубашку с бедного попаданца.

— Да нет во мне никаких пуль! — кое‑как отбивался тот. — Не надо из меня ничего вытаскивать!

— Нет пуль? Выходит, у них было лазерное оружие? — не сдавалась та.

— У кого?

— Ну, у тех злодеев, которые в тебя стреляли. У фашистов или агентов секретной организации…

Попаданец не имел ни малейшего понятия, откуда тихой любительнице природы из Понивиля известно про фашистов, и о какой секретной организации идёт речь. Он просто хотел попроситься к кому‑нибудь на ночлег, а не заниматься принудительным стриптизом и выслушивать странные фантазии хозяйки дома.

— Да не стреляли в меня, сколько ещё объяснять! — кое‑как ему удалось обхватить руками разбушевавшуюся пегаску и прижать к себе, не давая двигаться. — Я обычный парень из двадцать первого века, и никаких врагов с пулями или лазерами у меня нет, понятно тебе?

— Пусти! Пусти! — брыкалась и вырывалась Флатти. — Ты делаешь себе только хуже! Я уже поняла, что на самом деле произошло: твой звездолёт взорвался, и твой друг погиб у тебя на глазах, спасая твою жизнь, поэтому ты не хочешь говорить о случившемся, не в силах вынести боль недавней утраты! Но не бойся! У меня есть специальная мазь, которая вмиг заживит все ожоги, а после мы вместе поплачем о его героической смерти…

Попаданец к тому моменту и впрямь совсем обессилел, но вовсе не от ожогов и не от скорби по погибшему товарищу, а от чересчур энергичной пони, которая сначала устроила ему забег вокруг дивана, а теперь почти вырвалась на свободу, чтобы снова начать раздевание.

— Нету у меня ни друзей, ни звездолётов, хорош фантазировать! — выпустив пегаску, попаданец торопливо попятился от неё. — Ай, чёрт с тобой! Я разденусь, так уж и быть. Но только сам, без твоей помощи, и только чтобы показать, что со мной всё в порядке!

Бормоча под нос что‑то недоброе и сердито кряхтя, он начал стягивать с себя одежду и швырять её на пол. Флатти ожидала увидеть глубокие порезы, переломы, ожоги, пулевые отверстия или, на худой конец, синяки, но её ожидало полнейшее разочарование. Вскоре попаданец стоял перед ней в одних трусах, целый и невредимый, а его шмотки, лишённые каких либо бурых пятен засохшей крови, ворохом лежали рядом.

— Ну что, убедилась? — торжествующе обвёл он себя руками. — На мне ни царапины!

— Хм… — пегаска задумчиво посмотрела на последний оставшийся предмет одежды.

— И там тоже всё в порядке! — поспешно заверил попаданец, хватая смятую рубашку и прикрывшись ею. — Слушай, можно я уже обратно оденусь, а? Прохладно всё‑таки…

Чтобы придать вес своим словам, он сделал вид, что зябко ёжится от ночного холода.

— Прохладно? — удивилась Флатти. — Но в доме же достаточно тепло… Постой, у тебя что, озноб?! Так что же ты сразу не сказал?! Немедленно в постель!

— Наконец‑то, — недовольно пробурчал попаданец и медленно потащился на второй этаж, где пегаска уже вовсю хлопотала, расправляя кровать и взбивая подушки. — Вот с этого и надо было начинать.

Смачно и удовлетворённо зевнув, он забрался под одеяло, но тут же с визгом выскочил оттуда.

— Т‑там какая‑то огромная тёплая жаба сидит! — воскликнул он, тыча пальцем в сторону скомканного одеяла. — Фу, противная!

— Это никакая не жаба, а грелка, — Флаттершай вытащила из‑под одеяла наполненную тёплой водой резиновую грушу и со вздохом принялась поправлять постель. — Сейчас же ложись обратно, я положу её тебе под бочок, чтобы твой ослабший организм хорошенько прогрелся.

— Слушай, не надо мне ничего прогревать! — попаданец поскорее юркнул под одеяло и натянул его до самого носа, старательно пресекая любые попытки пегаски засунуть туда грелку. — Я ничем не болен, понятно тебе? И вообще, я пошутил, что мне холодно.

— Со здоровьем не шутят! — сдвинула брови Флатти и, расправив крылья, пощекотала кончиком пера попаданцев нос.

— Апчхи! — от неожиданности попаданец выпустил одеяло, и хитрая пони тут же запихнула под него грелку.

— Что я говорила! — торжествующе воскликнула она. — Раз ты чихаешь, значит, точно болен! Так, теперь нужно измерить тебе температуру… — она выудила из стоявшей на столике баночки с водой один из трёх заготовленных градусников. — Открой ротик и держи потом крепко, чтобы не выпал.

— Эй, только в рот мне не надо ничего вставлять! — обеспокоился попаданец. — Это негигиенично, вообще‑то. Под мышку, так и быть, разрешаю, но только чтобы ты, наконец, убедилась, что я здоров…

— Точно! — обрадовалась пегаска и, отогнув одеяло, воткнула попаданцу под руку градусник. — А второй положим в рот, на всякий случай. Для чистоты эксперимента, как говорит Твайлайт.

— Да мне плевать, что она‑а‑а‑а‑м‑м‑м‑м‑ф‑м! — некстати открывшийся рот попаданца тут же был занят очередной стекляшкой.

После этого пегаска с жалостью взглянула на оставшийся сиротливо торчать из банки одинокий градусник.

— Ну, тогда уж и третий возьмём для ровного счёта. Так, куда бы тебе его поставить…

— Хе хахо хехьехо! — испуганно прошамкал попаданец, вовремя сообразив, какую локацию он может занять.

— Ну, не надо так не надо, — градусник вернулся в стакан, и попаданец мысленно выдохнул.

Следующие минут пять Флаттершай носилась туда‑сюда, раскладывая на столике целую гору всякой всячины: таблетки, банки, горчичники, какую‑то подозрительную зелёную бутыль с нечитаемой этикеткой, тазик с водой и прочую лечебную дребедень. Попаданец лишь глаза закатывал, глядя на всё это из‑под одеяла. Он уже порядком устал от этого балагана, но спокойно заснуть в такой беспокойной атмосфере было определённо невозможно.

— Хохо ехо? — поинтересовался он у снующей рядом пони.

— Думаю, уже можно проверять, — решила та.

Пегаска вынула из попаданцева рта градусник и осторожно покрутила его в копыте, чтобы разглядеть внутри блестящий столбик ртути.

— Тридцать шесть и семь… — удивлённо пробормотала она. — Как странно. Но всё равно это на целый градус больше нормы, поэтому тебе нужно срочно принять жаропонижающее!

— Ты считать вообще умеешь? — радуясь, что теперь хотя бы можно нормально разговаривать, возмутился попаданец. — Это одна десятая, а не градус! У меня нет никакой температуры!

— Хорошо, теперь посмотрим, что покажет другой градусник… — проигнорировав его слова, Флатти залезла под одеяло и выудила второй стеклянный прибор. — Мамочки мои! Тридцать девять!

— Это потому что ты свою идиотскую грелку туда запихнула! — оправдываясь, заявил попаданец и в качестве доказательства продемонстрировал на ладони колышущуюся резиновую амёбу. — Ты бы её ещё кипятком заправила!

— А ну, сейчас же накройся! — накинулась на него Флаттершай, подтыкая со всех сторон одеяло. — Против жара поможет холодный компресс!

Она окунула в тазик заранее заготовленное махровое полотенце и, забыв выжать, бросила его попаданцу на лицо.

— Тьфу… Тьфу… Убери это… Тьфу… — отплёвывался тот от затекающей в рот воды.

Он хотел было сбросить с лица мокрую тряпку, но Флатти уже была тут как тут, прижав её копытами и не дав этого сделать.

— Не крутись! — велела она. — А то компрессик сползёт, и снова головка будет болеть!

— М‑м‑м‑м‑ф‑м… — доносилось из‑под тряпки.

Наконец, Флаттершай сообразила, что компресс должен лежать на лбу, а не на носу, и передвинула его на правильное место.

— Хах… Хах… — попаданец никак не мог отдышаться. — Ты офонарела, что ли?! Зачем ты пыталась меня задушить?!

— Не говори глупостей. У тебя просто бред, поэтому ты не понимаешь, что происходит. Я всего лишь делаю так, чтобы твоя головка немного охладилась. Вот поправишься и спасибо мне скажешь.

— Да фигушки! Я скажу тебе спасибо, если ты перестанешь меня домогаться и просто оставишь в покое! И вообще, что у тебя за методы такие? То греешь меня, то охлаждаешь — определись уже, в конце‑то концов!

— Мне лучше знать, я доктор, — сказала Флаттершай и повернулась к столику с лекарствами, а попаданец, воспользовавшись этим, поскорее сорвал с себя мокрую тряпку и зашвырнул прочь. — А теперь тётушка Флатти напоит тебя своим проверенным чудо‑средством!

С этими словами она взяла ту самую бутыль, что принесла ранее, и накапала полную столовую ложку странной дурнопахнущей жижи.

— Давай, открывай ротик!

— Ты совсем сдурела? — попаданец постарался отодвинуться как можно дальше от тянущегося к нему копыта с ложкой неведомой гадости. — Я не буду жрать это дрищево! Пахнет так, как будто его из скунса выжимали!

— Бегемотик должен открыть ротик! Ам‑ням‑ням! — ложка угрожающе приближалась.

— Да щас! Ищи дурака‑а‑а‑а‑м‑м‑м‑м‑ф‑м… — тело под одеялом задёргалось в конвульсиях, а Флатти довольно улыбнулась, выполнив первый этап своей миссии.

Пациент попытался было выплюнуть неизвестную науке субстанцию, но пони тут же зажала ему копытом рот, и пришлось тому, как миленькому, всё проглотить.

— Вкусно? — зачем‑то спросила пегаска, хотя она прекрасно знала, что это ни разу не вкусно.

— Ты издеваешься?! Это что за дрянь вообще была?! Ты меня убить, что ли, пытаешься?! Совсем из ума выжила, дура‑а‑а‑а‑м‑м‑м‑м‑ф‑м… — поток ругательств был прекращён второй порцией чудесного лакомства от тётушки Флатти.

— Так, а теперь давай‑ка ложись на животик, чтобы я поставила горчичники, а потом скушаешь таблеточки, и можно будет приступать к банкам. А завтра подышишь над картошечкой… Ой, а её‑то у меня как раз и нет! Надо будет не забыть завтра с утра пораньше сходить на базар…

Что‑то весело напевая себе под нос, занятая любимым делом пони принялась рыться в разложенных на столике лекарствах. Но когда она повернулась, чтобы проверить, как там поживает больной, то увидела страшную картину: попаданец не только не перевернулся, как ему было велено, так ещё и выбрался из‑под одеяла, встав посреди кровати в полный рост. В руке он сжимал грелку, направленную прямо на пони.

— Это что ещё за проделки такие? — строго сказала Флаттершай, нахмурившись. — Ты почему не слушаешься? Сейчас же в постель!

— А ну, назад! — вскинул повыше грелку попаданец, стоило пегаске шагнуть в его сторону. — Мне уже осточертели твои закидоны! Всё, хватит! Сама себе голову лучше вылечи, а меня не трогай!

Флатти сделала крошечный шажок.

— Ни с места, я сказал! — попаданец вынул пробку из грелки, словно затвор передёрнул. — Не подходи, или пожалеешь!

Ещё один шажок.

— Я сейчас псюкну! Клянусь Луной, я псюкну!

Ещё один едва заметный шажок.

— Последнее предупреждение! Ещё шаг, и я открою огонь!

Флатти бросилась в атаку. Попаданец выстрелил.

ПСЮК!

Следующая сцена длилась несколько минут в полнейшей тишине. Тяжело дыша, попаданец возвышался над кроватью, держа в руке обвисшую пустую грелку. Возле кровати сидела бедняжка Флаттершай, насквозь мокрая, словно кошка после ванны. Пышная некогда грива теперь безвольно висела, закрывая оба глаза, а нижняя губа начала потихоньку подрагивать.

— А теперь, — попаданец спустился на пол и, угрожающе нависнув над несчастной пегасочкой, ткнул в неё пальцем, — слушай меня очень внимательно. Никто на меня не нападал и никто в меня не стрелял. Я ниоткуда не падал и ничем не заболел. Никаких взрывов, погибших друзей и прочей чепухи. Я просто пришёл сюда, чтобы переночевать, но теперь уже сильно об этом жалею. Похоже, спать в лесу под кустиком было не такой уж плохой идеей.

— А может… — робко подала голос пони. — Может, ты ничего из этого не помнишь, потому что у тебя амнезия?

Попаданец так зарычал на неё, что Флатти в ужасе сжалась в комочек, накрывшись промокшим хвостом.

— И память я тоже не терял! — процедил он, наклонившись прямо к её дрожащему жёлтому ушку.

Флаттершай была совершенно подавлена. Она не понимала, как это человек может попасть в Эквестрию и при этом быть абсолютно здоровым. Всё её мировоззрение сейчас буквально разваливалось на куски.

— А если ты вдруг выдумаешь ещё какой‑то предлог, чтобы меня раздеть или что‑то в меня затолкать, — продолжал тем временем добивать её попаданец, — то запомни одну простую вещь: ничего из того, что каким‑то макаром взбрело тебе в голову или взбредёт когда‑либо в будущем, у меня нет и быть не может! Понятно тебе?

— Понятно… — тихо пробормотала пони.

— Вот и славно, — буркнул попаданец, забираясь обратно под одеяло. — Раз мы закончили играть в больницу, тогда давай спать. И насчёт завтрака можешь не беспокоиться — утром я собираюсь как можно скорее покинуть этот дурдом и никогда больше в него не возвращаться, — он демонстративно отвернулся к стенке, продолжая сердито бубнить. — Блин, и чего мне стоило ещё пару шагов сделать… У любой другой пони я бы уже давно десятый сон видел, а не терпел все эти унижения… Кошмар какой‑то… Зашибись просто выдался первый день в Эквестрии…

Печально вздохнув, вконец расстроенная пегаска спустилась на первый этаж, погасила весь свет в домике, залезла на диванчик и накрылась пледиком. Ей было очень грустно и обидно, она всего‑то хотела вылечить раненого попаданца из другого мира, а тот, как назло, оказался каким‑то неправильным: совершенно здоровым да ещё и неблагодарным, к тому же. Тихонько всхлипнув и вытерев копытом предательские слезинки, пони закрыла глаза…

А тем временем ночь уже вошла в свои права. В доме еле слышно тикали часы и сопели по норкам зверушки. По кусочку неба за окном медленно скользил лунный диск, заставляя привычные предметы отбрасывать на пол и стены причудливые тени. Вскоре недовольный бубнёж этажом выше стих и сменился умиротворённым сопением. Это означало, что попаданец, наконец, отправился в царство Морфея.

— Пора, — решила Флаттершай, бесшумно слезая с дивана.

Она тихонько прокралась на кухню и набрала там с десяток кастрюль и сковородок. Затем, стараясь не шуметь, пегаска поднялась с покачивающейся башней из металлической посуды на второй этаж и принялась подвешивать их к потолку на верёвочках. Закончив с этими праздничными украшениями, Флатти сходила на улицу и принесла оттуда садовые грабли, аккуратно положив их там же на втором этаже, но поближе к лестнице. После этого она достала из мусорного ведра несколько банановых кожурок и бросила их неподалёку от кровати, на которой безмятежно дрых и ни о чём не подозревал наивный попаданец.

— Теперь осталось только ждать, — удовлетворённо прошептала она, возвращаясь к себе на диван.

Но ждать пришлось недолго — касторка (а в той бутылке была, конечно же, именно она) сработала безотказно, и вскоре на втором этаже началось шевеление.

— Блин, как не вовремя! — вновь послышался сердитый бубнёж вперемешку с шорохом одеяла. — Ягодами в лесу, что ли, траванулся… Только бы эту помешанную не разбудить, а то неровен час опять лечить вздумает… Кстати, а где тут у неё туа‑а‑а‑а‑А‑А‑А… Вжик!

В этот самый момент под ногу попаданцу очевидно подвернулась одна из банановых кожурок, на которой он и поехал по полу, в ужасе молотя по воздуху руками и вопя так громко, что наверняка перебудил в доме всех бедных зверушек. Затем раздалась серия звонких металлических ударов, от каждого из которых пугливая пегаска невольно вздрагивала — скользящий на кожуре попаданец тщательно пересчитывал лбом её кухонную утварь. Распрощавшись с последней сковородкой, он попытался было нащупать болтающейся в воздухе второй ногой точку опоры, но вместо этого нащупал грабли, радостно встретившие его черенком в нос и отправившие дальше по маршруту, где располагалась ведущая на первый этаж лестница. Ступеньки в домах пони принято было делать достаточно широкими, поэтому попаданец, кувыркаясь и грохоча, любезно познакомился с каждой из них и лишь у самого подножия прекратил, наконец, своё удивительное путешествие. Поняв, что никуда далее он катиться вроде бы не собирается, Флатти бросилась к нему.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросила она, подбегая с заранее приготовленной аптечкой и ставя её рядом.

— Где я? — простонали с пола. — Кто я? Ничего не помню!

— Не бойся! — улыбнулась Флаттершай. — Сейчас я тебе помогу!

Комментарии (38)

+3

Ай, у меня, кажется, улыбательную мыщцу свело. Сам ведь не без греха. Что сказать. Забавно, мило и полезно – это все заслуга автора. У меня все.

Робул
#1
+3


Спасибо, поржал с Флатти. Позабавило

Oil In Heat
Oil In Heat
#2
+12

"Помогите, спасают!"

Кайт Ши
Кайт Ши
#3
+4

Ужас! Ржал как понь!

DLRex
DLRex
#4
+1

Это жутко. Странные закидоны у тутошней Флатти.

kasket
#5
0

И это всё, на что годится Флатти? Ну, в любом случае KEKW

Дрэкэнг_В_В
Дрэкэнг_В_В
#7
+7

Иногда мне кажеться что если открыть портал в Эквестрию и дать пони изучить Брони литературу то Селестия закроет портал под такой диалог:
С—Ну нахер...
Л—Сестра!
С—Нет ну ты видела? Видела?!

Это самый нормальный поподанец из всех что я видел (относительно реальных людей). Мне кажеться что всеброни сговорились делать из каждого поподанца Мартина Сью выставляющих себя "Убожеством—потомучтонесовершенен", с постоянными отклонениями в здоровье., ты должен нахрен удалить этот фанфик! Как ты посмел сделать человека без амнезии?! Это кощунство! Оскорбление чувств верующих!

Но знаешь что тут самое абсурдое? Поподанец не влюбился, не трахнул и не получил ребёнка в первую ночь от Флатти... И это тоже неприемлимая девиация! Есть точно установленные правила брони-драммы:
1)Саммыми красивыми ОБЯЗАНЫ считаться Рарити и Флатершай.
2)Радуга и Твайлайт ОБЯЗАНЫ считать себя уродинами.
3)Трахать можно ИССКЛЮЧИТЕЛЬНО Твайлайт и Радугу (редким иссключением можно добавить Дрожащий Стыд)(на висилицу тех кто трахет кого-то кроме них!)
4)Поподанец ОБЯЗАН заниматься филосовским самобичеванием.
5)Член жеребца должен быть больше самого большёго страпона что вы видели в своей жизни.
5)Каким-то образом пони ОБЯЗНЫ заострять внимание на клыках людей (чтобы их увидеть нужно быть наверное Колгейт)
6)Всепони должны... ЖАЖДУТ раздеть человека.
7)Анон-Шрёднегера—Он однавеременно неубиваемый, трудолюбивый, на все руки мастер, но одновременно нуждается в защите.

Это 7 смертных назиданий которые нам кто-то завещал. Имейте совевесть перед последователями Лорен Фауст, не нарушайте правила.

Утилитарист
#8
0

Спасибо, поржал

Oil In Heat
Oil In Heat
#9
+7

Про массаж забыл. Все без исключения попаданцы умеют делать массаж в стопицот раз лучше любой пони, просто потому что у них руки вместо копыт. А ещё Рарити шьёт им одежду. Существам из другого мира, которых она видит впервые в жизни и не знает ничего об их физиологии! И ей для этого достаточно лишь мерки снять!

К Эпплджек можно устроиться на работу по сбору яблок (когда массажировать надоест), ведь она же никак не обойдётся без твоей помощи (хотя до этого обходилась), да и деньги ей девать уже некуда, аж амбар от них ломится. Рэйнбоу будет докапываться до пришельца по любому поводу и без, потому что он, конечно же, шпион, а прочие существа (минотавры, грифоны, ослы и т.п.), прибывающие в город — нет, просто потому что такой вот странный ограниченный расизм (и повод сделать из пегаски цундере). Про Пинки даже говорить как-то стыдно — естественно, она первой подружится с человеком и забабахает ему вечеринку. Без вариантов.

Ах да, а потом следует самый важный пункт — попаданец должен предстать перед принцессами, которые будут решать его судьбу, ведь у них больше нет никаких важных дел, и заниматься этим больше некому. У нас, кстати, надо также сделать: сидит ВВП такой, а к нему вереница таджиков из-за горизонта тянется. И он каждого принимает, смотрит на него своим грозным взором, спрашивает, не задумал ли тот чего злодейского в нашей стране, а потом торжественно вручает грамоту, мол, живи на здоровье.

Overhans
Overhans
#10
0

Я специально отвлёкся чтобы поблагодарить за смех.

Утилитарист
#11
0

Итак, я все в свой блокнотик записал, может, что-нибудь еще? Избавимся от штампов вместе, так сказать. Заодно, может, и сердечку полегчает.

Робул
#12
0

Понятно что у нас разные культуры, но странно что пони позволяют себя гладить Анонам, ладно ещё те кого он трахет, но часто мелькает что практически незнакомые поняши сами ластятся под руки (часто вы гладили своих друзей? Своих девушек/парней? Семью?).

"У-у как узко!" И "У-у как мокро" при каждом мать его сношении! Чтобы иметь такие узкие вагалища нужно целенопраленно заниматься вумдибилдингом.

Всеядность... Само ведь существование возможности есть мясо делает нас опасными пониедами-рецидивистами. И это при том что они спокойно сосуществуют с грфонами, которые к слову наполовину львы, наполовину орлы (во всяком случае хищные птицы). Гипогрфы способные превращаться в гипокапусов тоже под сомнением, врятли они во время подводной жизни смогли пропитаться одними водрослями, рыбкой закусывали. Каждая поняша обязана вести себя так https://youtu.be/NmavDjNDfYs узнав о всеядности обезьян. Флатершай вообще живёт с волчицей, змеёй и медведем.

Пристрастность хранителей држбо-гармонии. Предположим что в НАШ мир попала поняша и успела о себе заявить достаточно громко чтобы её не похители как SCP, поняша получила защиту народа и теперь вопрос, она будет чаще контактировать с героями страны (если бы они существовали) или с работодателями и продовцами? Почему каждый Анон контактирует с Радугой? С Твайлайт? С Флатершай? Ладно ещё Рарити и Эплджек, они продают товары, но не ПОХУЙ ли остальным?

Почему почти во всех фанфиках люди телепортируются в Понивиль и на его окраины? Ну конечно понятно, НО неужели всем фанфикописцам было так лень дать жильё Анону в: Кантерлоте, Улье Чейнджлингов (только один гей-фанфик с Человеком и Тораксов), Империи грифонов, поселение Яков, Кристальная империя, Мэйхетан, Эпплуза, Земли Драконов, Седельная Аравия (удивительно хорошо их культуру раскрыли "Стальные крылья"), тот город-трущёбы из фильма и тд?

Технологическая отсталость, в сериале было: Гартитура Пон3, "пистолет" (в фразе) Скуталу, Банано-телефон Селестии., ТО-ЕСТЬ Дискорда (а Дискорд доводит до абсурда только реальность, откуда ему знать о телефоне?), микрофон в стендапе Мод и Дискорда, Танц-площадка и выступление Коларотуры с кучей световых эффектов, игровой автомат Баттона (самого известного инцест-мальчика), громкоговорители на дерби и осеннем забеге, конвеерный завод Чиза. И при всём этом всем Анонам приходится смирятся с догмной что вся электроника работает на МАГИИ (дружбы естественно), вся кроме интернета и телевизора! А на счёт стражей Эквестрии могу указать на Великобританию, у них тоже есть гвардейцы, только они нужны только в качестве  традиции, а раз Скуталу сказала про пистолет значит есть регулярная армия с огнестрелом.

—Ого, лысая обезьяна!
Святая Лорен Фауст, ПОЖАЛУЙСТА! Пришли в Эквестрию Анона-Грузина! Мне ужасно интересно увидеть как поняшки впервые за историю брони-фанфиков скажут:
—Фу-у, волосатая обезьяна!

Где-то в Кантерлоте: С—Значит слушайте, к нам прибыл человек и я хочу чтобы он обосрался, как только он сделает пусть даже самый маленький простступок, отведите его ко мне на ковёр...
Гос-служащие—Но принцесса, у нас сильно развита исполнительная и законодательная власть, вам не нужно...
С—А лучше подсадите в Понивиль ксенофобную, нацианалистическую поняшку которая будет его подначивать! Это будет пранк ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ! (Уж я то уверенна в этом)

А вот тут уже вопрос к создателям сериала. Почему Рарити это элемент щедрости (великодушия)? Почему вы сделали представителя мелкой буржуазии щедростью? Её главная цель это увелечение собственного капитала, она не может разбрасываться выгодами просто из-за свой личности. Таким образом Путин тоже щедрый и тоже только в кругу "друзей" или если ему это выгодно. Было бы логичнее дать ей "преданость", а Радуге вместо щедрости и великодушия дать "Самопожертвование", это ведь ОНА выберает не самый выгодный вариант, а тот что принесёт пользу окружающим.

Утилитарист
#14
+2

А что не так по поводу Пинки? Приветственная вечеринка вполне в её стиле, это ещё в первых сериях говорилось

Bleatto
Bleatto
#13
0

Я потому и сказал, что как-то неловко говорить об этом — ведь так и должна вести себя каноничная Пинки. Но это всё равно штамп, равно как и поведение других героинь. Вот, к примеру, обретение попаданцем сверхспособностей я не считаю таким уж штампом, потому что способности эти могут быть совершенно разными и развивать сюжет в любом направлении. А вечеринка — это заурядное событие, которое в подавляющем большинстве случаев ни на что не влияет. Да, именно этого ждёшь от Пинки, но каждый раз видеть, как из рассказа в рассказ словно копипастят один и тот же бессмысленный кусок текста, где анон ест тортики и натужно веселится… Зачем это вообще? Почему не придумать что-то пооригинальнее?

Overhans
Overhans
#15
+2

Ну справедливости ради, по последнему пункту: первый контакт с новой разумной расой — событие потенциально достаточно важное, чтобы принцессы проверили лично. Их тысячелетняя проницательность и магические способности могут помочь понять о человеке и людях вообще больше, чем могли бы понять и написать в своих отчётах подчинённые.

glass_man
#26
0

спасибо- поржал)))

Niram
Niram
#19
0

Спасибо за работу
Мне понравилось

GUL367
GUL367
#20
0

А когда собсна, ещё чего от автора ждать?
Ты почти единственный писатель, от которого я жду брошенной кости.
Могу мотивировать авторскими рисунками к будущим рассказам. Я конечно не художник, но чего-то могу.

GUL367
GUL367
#23
+1

Ну… сказать сложно, никаких планов и сроков у меня нет. Делаю что-либо только по настроению. И, если честно, я вообще не знал, что от меня ещё кто-то чего-то ждёт :)

Насчёт рисунков, конечно, интересно, но я как-то плохо представляю себе процесс иллюстрирования ещё не написанных (и неизвестно когда ещё они будут написаны) произведений. Впрочем, я всё равно приведу ниже примеры некоторых своих задумок, а те, кто заинтересуется, могут отписаться здесь в пользу понравившейся и тем самым мотивировать её написание. Или же просто свистнуть у меня идею и самим её воплотить (только ссылочку потом оставьте — интересно же, что получится).

1. Жил как-то раз такой же как и все фанат цветных лошадок, но забрали его супротив воли в мир хоть и волшебный, но к поням ни коим боком не относящийся. Тут бы радоваться нашему герою, да только хотел он коников радужных, и точка! Составил он план коварный, выкрал артефакт могучий и с его помощью открыл-таки портал в Эквестрию заветную, прихватив с собою приятеля одного, магической силушкой обделённого и особой любви к МЛП не питавшего. Но прознали колдунцы треклятые о пропаже артефакта своего чудодейственного и отрядили за мятежным попаданцем погоню…
Не знаю, зачем здесь этот древнерусский стиль, к сюжету он никакого отношения не имеет. Идея появилась ещё в 2013-м году, когда, лазая по фанфикам, я увидел комментарий примерно следующего содержания: «Блин, сколько можно уже этих попаданцев в Эквестрию? Почему фанату поней вдруг не взять и не попасть в какую-то другую вселенную?» Ну и вот, собственно… Уже, считай, полностью написаны три первых главы, большая часть четвёртой, последняя и ещё вроде какие-то куски — общий объём на данный момент составляет около 30 килослов. И это ведь ещё даже не половина, э-э-эх… Но однажды мы это осилим, наверное.

2. Эта идея, напротив, относительно свежая. Принцесса Луна, проведя тысячелетие на спутнике, сильно отстала от естественных, гуманитарных да и вообще от всех наук и от жизни в целом. Селестия поручает Твайлайт её обучать, но как прикажете это делать, если твоя ученица ничего не хочет слушать и на любое замечание угрожает расправой (и, возможно, геноцидом всего Понивиля)? «Главное, это уже не моя забота», — устало вздыхает солнечная принцесса.
Жалко отдавать такую идейку, но если уж очень надо — воруйте, чего уж там.

3. Задумка средней свежести, но, как по мне, самая перспективная, и потому не предназначенная для воровства. Вдохновлённый исследованиями одного охотника за сверхъестественным, ГГ решает отправиться в путешествие по Эквестрии, чтобы посетить все таинственные места и убедить всех в существовании мистических нёхов. Нет, не тех примитивных бабаек вроде монстряк из Эверфри, которых в Эквестрии и так пруд пруди, а такой мистики, которая даже по меркам волшебной страны ненормальна. Короче, объяснил, как мог. Почти сразу к нему присоединяется одна исключительно твердолобая земнопони, не верящая ни во что и отрицающая существование любых странностей, но зато из-за каких-то личных мотивов согласившаяся профинансировать путешествие, а так же всем (нам, человекам) известная единорожка, тоже интересующаяся непознанным, но только в очень узком ключе. В общем, этакий роуд-муви должен быть, с кучей юмора и минимумом посредственности, некоторые моменты я уже продумал.

4. Приведённые дальше идеи — дарк. Я очень хочу написать что-нибудь дарковое, не всё же нам хи-хи да ха-ха… Короче, однажды услышали пони в Понивиле какой-то, казалось бы, жеребячий стишок, но штука в том, что если в этот стишок подставить имя пони, то эта/этот пони… правильно, тут же исчезает бесследно. Этакая тетрадь смерти, только в устной форме, и непонятно, что стало с жертвами, может, они не умирают, а просто куда-то перемещаются. Когда власти смекнули, насколько всё серьёзно, было уже поздно — пони исчезали пачками. Короче, это должен быть длинный фанфик-катастрофа такой. Не воруйте, ведь тот стишок знаю только я :).

5. Однажды Твайлайт просыпается и видит, что посреди ясного неба висит чёрная звезда. И никто больше этому не удивляется. Даже более того, остальные пони вовсю готовятся то ли к празднованию какому-то, то ли к жертвоприношению. Что это? Сон? Параллельный мир? Или Твайлайт сошла с ума? Просто слишком уж логично детали нового мира вписываются в бреши старого… Эту идею прошу не воровать, ибо вы не знаете, каким должен быть финал, а я знаю :). Он должен быть о-о-очень крутым!

6. В Эквестрии было изобретено радио, но век его был недолог, ибо нечто из глубин космоса услышало сигналы и поползло на них, как… как… не знаю, сами придумайте аналогию. Короче, пони об этом вовремя узнали, и теперь радио запрещено. Более того, запрещён даже свет из окон по ночам, мол, потому что подобравшееся к планете нечто может его увидеть. Наказание за луч света, попавший на улицу — смерть, потому что его могут увидеть Зоркие — то ли пони, то ли монстры какие-то на службе у власти (видевшие их не выжили), способные в два счёта примчаться туда и не только погасить свет, но и устроить настоящее гуро, чтобы другим неповадно было. Но тут появляется один пони, у которого (sic!) есть радиоприёмник. Да ещё и он слушает через него загадочный сигнал, идущий с неизвестного передатчика, и хочет этот передатчик найти. А как же опасность для всей цивилизации? Что если всё совсем не так, как нам говорили?
Вот эту можете смело воровать, потому что больше я здесь особо ничего и не придумал.

7. Один человек мечтал о пони — вечная история. Увидеть их не увидел, но зато ему каким-то образом удалось отправить письмо принцессе Луне. Ну, как Спайк обычно делает — прилетает зелёный дым и превращается в свиток. Луна, заинтригованная речами незнакомца, втайне от сестры соглашается на переписку, думая, что ей пишет некий жеребец из далёкой провинции. Но почему тогда зелёный дым не прилетает из окна, как у Селестии, а просачивается откуда-то из пола?
В романтику эту мне вообще сложно, так что воруйте, если поняли, почему дым идёт из пола.

Ну вот это, и ещё там всякого по мелочи у меня есть. Если хотя бы одному-двум человекам какая-то идея понравится, тогда ничего не поделаешь, придётся побороть лень и строчить, нда уж.

Overhans
Overhans
#24
0

Я конечно только с человеками читаю и пишу, но дарк понравился. Как что-то начиркаю на своём китайском хиаоми, скину в эту же ветку. Набросок моей фантазии.

GUL367
GUL367
#25
0

Кривенько, но надеюсь задумка передана в скетче за триста.
Это к пятому описанию твоих размышлений о возможных роботах.

Твайлайт у окна стоит, что рядом с её постелью в библиотеке на втором этаже.

В верху висит звезда чёрная.

GUL367
GUL367
#27
0

Эм...странно как то.

Радужный Вихрь
Радужный Вихрь
#38
Авторизуйтесь для отправки комментария.