Автор рисунка: Devinian

Тихий цокот моих копыт раздавался гулким эхом в тёмном пустом коридоре. Гробовая тишина, присущая миру мёртвых, играла со мной злую шутку: я пугалась самой себя.

На шее приятной тяжестью висел амулет, зачарованный Мунлайтом. Он защищал меня от касания Смерти и участи сгнить заживо. Без него я осталась бы здесь навсегда.

Теперь лишь бы вспомнить путь до библиотеки в этом поместье. Кажется, скоро налево…

Искра света на моём роге выхватила из темноты длинный коридор со множеством статуй у стен. Пугающее зрелище, особенно в таком освещении. Здесь были каменные пони, грифоны, а то и вовсе существа из других миров. Памятные жертвы архилича. Памятники без могил.

Вот стоят две кобылки на одном постаменте. Дочери Клавсдия, пережившего их на несколько лет. Мунлайт рассказывал, что ему пришлось играть роль богатенького женишка, чтобы неожиданно и картинно прервать их жизни прямо на глазах лжеправителя.

Меня инстинктивно передёрнуло. Хоть это и было прихотью темнейшей Нилайны, но именно Мунлайт убил кобылок. Как и всех тут. Интересно, мне тоже уготовано место здесь?

За ними застыли в камне странные существа. Высокие, низкие, жукоподобные и птицевидные. Мунлайт говорил, что за свою тысячу лет побывал в разных мирах. И мне верится в это: некоторых существ было трудно даже представить, их действительно стоило увидеть.

Я прошла мимо статуи обычной кобылки. И остановилась, краешком глаза заметив что-то странное.

У копыт статуи лежали цветы. Свежая лаванда. Она слегка светилась от заклинания, защищавшего растение от моментального разложения в этой реальности мира. Я нахмурилась. Зачем здесь цветы? Нет, понятно, что это символизм, но кто она такая, что единственная удосужилась свежих цветов?

Я подошла к статуе, чтобы разглядеть табличку. Бесполезно: на табличке были написаны два слова на языке мёртвых. Его я пока что не знала, хоть уже давно собиралась выучить его.

— Моя госпожа? — раздался голос в тишине.

Я вскрикнула, подскочила, усилила свет и направила рог в сторону голоса. Из темноты появился скелет. Блёклые огоньки синего пламени трепетали у него там, где должны были быть суставы. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы осознать ситуацию и понять, что мне ничего не угрожает. И полминуты, чтобы восстановить дыхание.

— А, это вы… Вы здорово меня напугали, эм… — я помахала копытом, предлагая местному жителю представиться.

— Асхед, госпожа Твайлайт, — представился лич. — Господин Мунлайт предупреждал о ваших визитах. В пределах этого дома вы в безопасности.

— Понимаю. Асхед, не могли бы вы помочь мне? Что здесь написано? — я показала копытом на табличку. Асхед не сдвинулся с места.

— Лаванда Твайлайт, моя госпожа, — ответил он.

Лаванда Твайлайт? Никогда не слышала о такой фигуре в истории пони.

— У этой статуи кто-то возложил цветы. Это вы ухаживаете за статуей? — продолжила разговор я.

Асхед отрицательно помотал головой. К своему стыду, я на секунду подумала, что сейчас она отвалится.

— Мы ухаживаем за всем, насколько это возможно. Но цветы приносит наш хозяин. Каждый год в один и тот же день.

— Каждый год? А вы не знаете, почему? — понадеялась я узнать ответ.

— Нет, — кратко ответил Асхед.

— Совсем? — ещё раз попробовала я. Асхед вновь помотал головой.

— Хозяин не делится с нами важностью каждой из этих статуй.

— Ясно, — сдалась я. Личи Мунлайта слушались меня и не смогли бы соврать. Наверное. — Ладно. Не поможете мне? Я слабо помню, где здесь библиотека…

На этот раз Асхед кивнул и развернулся на месте. Зажёгся синий огонёк на его костяном роге, освещая путь. Я последовала за мертвецом.

***

— Му-у-н-лайт? — протянула я, отвлекая его от кипы бумаг.

Мы вместе разбирали всю документацию Замка за месяц. Я решила приобщить Муна к этому делу, благо он не отказался.

— Да? — отозвался он после краткого молчания и перенёс магией проверенный и подписанный документ в сторону готовых бумаг.

— Я недавно приходила в твой дом в мире мёртвых. И кое-что заметила. — Я ещё раз бегло осмотрела банковский бланк и размашисто расписалась магическими чернилами, а после отправила листок в короткий полёт.

— Ма-а-а-м, не ругайся, я отдам щенка обратно, правда, — пошутил Мунлайт в ответ, принимаясь за новый лист. Я непроизвольно хихикнула.

— Хех. Ну ладно, ладно. Но я не про это! Там, где у тебя статуи стоят, у одной лежали цветы. Асхед сказал, что это ты их положил. Можешь рассказать, что за Лаванда Твайлайт? Мне интере…

Я замолчала на полуслове. Нежить замер и ощутимо напрягся, уставившись в одну точку своей части стола.

— Нет, — вдруг резко ответил он и вернулся к работе.

Но его реакция меня удивила. Я попробовала аккуратно продолжить диалог.

— Прости, я, наверное, спросила о чём-то не очень приятном?

— Очень не очень, — вновь резко отозвался он.

— Просто меня съедает любопытство. Столько статуй, а цветы только…

Я снова заткнулась: Мунлайт стукнул копытами по столу. Негромко, он не вкладывал в удар силу. Но это был явный знак: ему очень не нравился этот разговор.

— Давай продолжим работу? Мы на нашем свидании среди документов останемся так до самой ночи. Мне тысяча лет, пожалей мои косточки. — Мунлайт постарался свести свою грубость к шутке.

— Хорошо. Я поняла, — отступила я, решив сейчас его больше не трогать по этому поводу.

Он как-то грустно ухмыльнулся и снова наклонил голову над листком, бубня про себя строчки с него. Я поступила так же.

***

Мунлайта уже долго не было.

Обычно даже если он исчезал на ночь по своим делам, то хотя бы заходил пожелать спокойной ночи. Этот жест в начале наших странных отношений приятно радовал меня, а чуть позже и вовсе стал привычным. Я собралась с мыслями, выдохнула, встала с кровати и вышла из пока что личной спальни в Башне.

Мимо вверх проплыли попавшие в магический лифт облачка сахарной ваты. Их сотворил Дискорд, он теперь жил здесь несколькими этажами ниже. Как дух Хаоса развил в сладкой вате способность мыслить, нужную, чтобы использовать лифт, — ума не приложу. И не хочу.

Где мог быть Мунлайт? Я посмотрела наверх. Лунный свет искажался маревом заклинания. Вынужденная мера от непогоды, по плану до крыши надо построить ещё несколько этажей.
А может, он там?

Сделав несколько шагов, я прыгнула в пропасть. Магический лифт подхватил меня, обволок магическим полем, и я поплыла наверх, туда, куда хотела и о чём думала.

С помощью крыльев я спрыгнула на твёрдый пол, когда достигла последнего возведённого яруса. Справа от меня была недостроенная секция кольца пятидесятого этажа.

А слева сидел чёрный жеребец и меланхолично смотрел на ночной пейзаж, раскинувшийся перед ним.

Я аккуратно подошла к нему и тихо села рядом. Никогда раньше я не видела Мунлайта настолько подавленным и печальным. Я робко накрыла его крылом. Было боязно: как он ответит?

— Прости. Я правда не знала, что она была настолько тебе важна. Давай сходим куда-нибудь? Развеемся, Дискорда возьмём…

— Лаванда Твайлайт, — вдруг перебил меня Мун, тяжело выдохнув имя. — Для меня она была любимой, особенной пони. Для тебя она — прямой предок по материнской, кажется, линии, семейства Твайлайт. Если я не сбился за столько лет. Да-да, твоё имя совпало с давно забытой фамилией твоего рода. Вы давно уже не используете фамилии так, как надо.

Я смутилась, переваривая полученную информацию.

— Мой… предок? Подожди, подожди! — Одна мысль вспыхнула в голове ярче всех. — Ты же не хочешь сказать мне сейчас, что ты мой пра-пра-прадедушка?

Мунлайт хмыкнул и помотал головой.

— Нет. Я никак не связан с тобой родством. Думаю, я готов рассказать тебе эту историю. Прошло больше тысячи лет, я многое уже не помню. Слушай…

***

Мрак пасмурной ночи не мешал мне. Деревня, в которой я совсем недавно жил, казалась пустынной и заброшенной. Некоторые дома уже стояли опустевшими: двери и окна их были открыты, а внутри уже никто и не жил. В лучшем случае там пусто, воры украли всё ценное, что могли. В худшем — лежат трупы бывших хозяев домов. Но если прислушаться, можно услышать чей-то кашель из редких жилых домов.

Болезнь давно уже съела эту деревню. И вскоре души всех здешних жителей доберутся до меня. А я помогу им обрести вечный покой в мире мёртвых. Или же они отправятся по своему желанию в храмовый мир, противопоставленный мёртвым. Это уже посмотрим там.

Но сейчас у меня было одно дело.

Поисковые волны выдали мне дом, в котором теплилась нужная мне жизнь. Новообращённому архиличу забор не преграда, как и шаткая дверь, и я спокойно подвинул магией засов изнутри и зашёл внутрь.

Раздался и быстро затих тихий кашель взрослой пони. Затем ещё тише закашлялся жеребёнок.

Из комнаты медленно вышла нежно-фиолетовая земная кобылка. Когда-то заплетённая в косу тёмно-синяя грива растрепалась до неузнаваемости. Кобылка страшно исхудала, выглядела чахлой и едва живой. Но держала копытокинезом нож. Она явно решила обороняться от незваного гостя.

— Я не знаю, кто вы, здесь вам брать нечего, уходите! — из последних сил крикнула она.

Зелёный свет с кончика моего рога осветил меня. Кобылка испугано вздохнула.

— Вестник Смерти! Святая Заря, святая Заря, свят… кхах-кхех, — она закашлялась, так и не закончив молиться недавно павшей аликорнице.

Я молча наблюдал за тем, как она хрипела, выронив нож. Ещё раз пискляво закашлял жеребёнок где-то в комнате за ней.

— Ты пришёл за мной, да? — тихо выдавила из себя кобылка сквозь потуги.

— Да, Лаванда, — тихо подтвердил я. Нет смысла кричать. Нет смысла спешить.

Она засмеялась сквозь грудной хрип.

— Я так и знала. Сначала Август. Теперь и я…

Я сделал шаг вперёд. Лаванда из последних сил собралась и преградила проход в комнату.

— Меня забирай, мразь, а дочку мою не трожь! — Материнский инстинкт вдохнул в неё новые силы. Ненадолго. Она вновь закашлялась. В зелёном свете блеснули потёки крови на её копыте и мордочке.

Я потянулся магией к узелку верёвки, на которой на моей шее висел амулетик. Развязал узелок, бросил в сторону верёвку и протянул в магии амулет к Лаванде. Она непонимающе взглянула на него, поймала на копыто и посмотрела поближе. Затем растерянно подняла глаза на меня.

— Это же мой амулет, я подарила его… Лардей?! — Догадка породила новый спазм кашля.

— Я был когда-то им, — подтвердил я. Лаванда ещё несколько раз бросала взгляд то на амулет, то на меня. А потом слегка замотала головой, приложив свободное копыто ко рту и сев на круп.

— Святая Заря, вот что с тобой стало… А я думала, ты у-убежал отсюда, без меня… — тихо пробормотала она в копыто.

— Я помню, мы хотели сделать это вместе. Убежать из этого проклятого места. Я подвёл тебя. Мы не успели. — Во рту стало горько. Просто инстинктивно, наверно. Я уже несколько лет не чувствовал ничего, даже когда пытался убить себя в огне.

Я много раз пытался умереть, чтобы прекратить моё новое состояние. Но я уже мёртв.

— И… Ты пришёл за мной, да? И за Линди? — вновь прошептала кобылка.

Я наклонил голову вниз. Нет. Остатки чувств некогда живого пони ещё бушевали во мне.

— Ты умрёшь. — Я поднял голову и посмотрел на неё. — Если не я тебя заберу, ты сама завтра утром не проснёшься. Но твоей Линди ещё не суждено умереть. Я могу помочь ей.

Я посмотрел на неё. Лаванда всё осознала. Абсолютно всё.

— Прошу… Спаси её. Молю тебя, убей меня, но её не убивай! — взмолилась она, зарыдав. Плач быстро перешёл в кашель.

Я сделал пару шагов к ней.

— Позволь. — Я хотел пройти в комнату. Лаванда колебалась, но сдалась.

В деревянной кроватке для жеребят лежала маленькая кобылка, пегаска. Она тихо, но тяжело хрипела. Болезнь, пущенная демонами напоследок, ещё не успела развиться в ней слишком сильно, и я мог помочь кобылке.

Я взял её в магическое поле и поднял с кровати. Лаванда инстинктивно дёрнулась, но остановилась. Я поднёс малютку поближе к себе.

Почти вылитая мама. Только темнее по цвету. А по небольшой гривке идут несколько ярко-фиолетовых полос от папы. Мамин носик. Даже ушки, наверное, в маму пойдут.

— Прошу тебя, Лардей. Ради нашей любви. Спаси её. Августа звери убили в лесу. Здесь у неё больше никого не осталось. Не останется, — тихо взмолилась Лаванда.

Я сплёл заклинание Очищения. Особая версия храмового заклинания, переделанная мёртвыми. Оно очистит малютку от скверны.

— Она будет жить. — Я аккуратно завернул заснувшую от заклинания кобылку в её одеяльце. Лаванда издала тихий стон радости, но затем зашлась в кашле.

— Идём. Нам надо найти ей новый дом. — Я резко развернулся и сделал пару шагов к Лаванде. Она не успела испугаться, прежде чем я коснулся её и телепортировал нас.

К дому её тёти. Родственница, жившая далеко от этого поганого места, будет лучшей заменой погибшим родителям.

Создать краткую записку было просто. Наконец, постучавшись, я телепортировал нас из двора дома. С нового места мы могли видеть дверь и оставленную перед ней малютку.

Как я и ожидал, хозяйка открыла дверь и нашла Линди. Прочитав записку и тщательно оглядев весь двор, тётя поспешила забрать её к себе. Вот и хорошо.

— Теперь с ней всё будет хорошо? — жалобно спросила Лаванда.

— Я надеюсь, — тихо бросил я в ответ.

И почувствовал слабый, но полный чувств рывок. Лаванда схватила меня за копыто и попыталась повернуть к себе.

— Поклянись мне! Поклянись, что будешь оберегать всех моих потомков! — И вновь Лаванда закашлялась. На этот раз она сплюнула довольно много крови на землю.

Она не была в том положении, чтобы архилич Мунлайт Шэдоу клялся ей.

Но Лардей поступил бы именно так.

Я вспомнил, какой бойкой она была. Жизнерадостная, смелая, всегда весёлая. И ко всему прочему даже немного бунтарка. Требовать клятву по сути с самой Смерти — да, она способна на это. Что-то внутри меня захотело помочь ей и успокоить кобылку.

Я преклонился перед ней.

— Клянусь тебе, Лаванда, что буду оберегать весь твой род и сделаю всё, что будет в моих силах, — чётко и спокойно поклялся я.

А затем вновь резко дёрнулся к ней для телепортации.

На этот раз мы оказались на небольшой горе у моря рядом с нашей деревней. На том месте, где мы любовались закатами: как солнце Зари плавно уходило за горизонт, растворяясь золотом в волнах небольшого озера.

— Думаю, тебе уже пора. — Я повернулся к ней. И призвал косу. Моё оружие возникло из-под земли, словно поднятый скелет. Лаванда испуганно вздохнула.

— П-подожди! Дай п-пару секунд… — вновь взмолилась она.

Я никуда не спешил. Коса воткнулась древком в землю.

Кобылка в растерянности смотрела на меня. И через некоторое время собралась.

— А у-умирать б-больно? — заикаясь, спросила она.

— Я хочу, чтобы ты ушла безболезненно. Не загибалась в доме, выплёвывая лёгкие на пол, — ответил я. Лаванда прижала ушки, услышав ответ.

— И… Что будет дальше? — задала она следующий вопрос.

— Я не знаю, Лаванда. Ты сама выберешь свой путь. — Я чуть раскрыл крылья и пожал ими.

— А… А как ты стал таким? — снова спросила она, обратив внимание на мои чёрные крылья.

— Меня отравил наш друг, Гольриз. Потом... Мало что помню, но меня воскресили. Думаю, ты догадаешься, какой зверь настиг Гольриза потом.

К удивлению, Лаванда кивнула.

— Я… Я… Прости меня. Когда ты исчез, я поверила в то, что ты уехал. Я же не могла не поверить нашему другу? Я же его и похоронила потом. И… Я правда надеялась, что ты вернёшься. Но… Я сдалась. Одной прожить трудно. Особенно после войны.

Я горько ухмыльнулся.

— Теперь всё это не имеет значения. — Я подошёл к ней ближе, коса взлетела в воздух, ведомая моей магией.

— П-подожди, Лардей, ещё секунду! — она испугалась и отстранилась, вздрогнув. Моя коса зависла в воздухе.

— Болезнь ждать не будет, — напомнил я. — Скоро тебе станет ещё хуже.

Лаванда судорожно сглотнула и тяжело выдохнула. Затем всхлипнула и заплакала.

Меня самого пробрало. Дрожь пронзила меня, я судорожно втянул воздух. Вспомнилось всё. Как она первая из всего маленького посёлка ринулась помогать раненому и потерявшему память воину, пришедшему с поля битвы с демонами. Как мы впервые поцеловались. Как хотели уехать отсюда поближе к Гристеру, крупному городку, чтобы начать новую жизнь. Как мечтали о глупом семейном счастье.

Лаванда зашлась в сильном кашле, потом оскалилась от боли и согнулась. Я уже не мог ей ничем помочь, поэтому безучастно наблюдал за тем, как она отплёвывала кровь на траву.

— П-прошу… — она откашлялась и хрипло зашептала мне, едва найдя сил поднять голову. — Н-напоследок… Обними меня.

Противная огненная волна скорби окатила меня. Но я медленно подошёл к ней и аккуратно обнял умирающую кобылку. И завёл косу ей за спину. Один удар, она даже ничего не почувствует.

— Л-лардей, п-помнишь? Я тебя тут нашла… — Лаванда ткнулась мне в шею и выдохнула в неё.

— Помню. Спасибо тебе за всё. И… прости меня, Лаванда.

Теперь всё закончится здесь.

С коротким свистом коса обрушилась на свою жертву.

***

Я сидела со смешанными чувствами, борясь с подкатившим комом в горле. Мунлайт почти не двигался, рассказывая мне свою историю. Он словно впал в некий транс, продолжая смотреть куда-то вдаль.

— Святая Селестия. М-мун, я слов н-не нахожу… — тихо выдохнула я.

И вдруг Мунлайт медленно повернулся ко мне. Его взгляд выражал столько боли, сколько я ещё не видела раньше.

— Два дня назад была тысяча сто девятая годовщина её смерти, — заговорил он осипшим голосом, словно был на грани плача. — Я проводил Лаванду в мир мёртвых с достоинством, и сейчас её душа давно растаяла в небытие и пустоте. И в тысяча сто восьмой раз я приношу к той статуе свежие цветы, её любимую лаванду. Я старался соблюдать данную ей клятву, периодически помогая потомкам её дочки, Линди. По сути, твоим предкам. Конечно же, тайно. Вот и вся история.

Я растерялась. Я была в смятении, мысли путались у меня в голове. Вот кто она такая. Его любимая. Когда-то. Которую он и убил. Я ещё долго молчала, переваривая услышанное.

— Неужели… неужели Лаванду нельзя было спасти? — я уже знала, что ответит мне Мунлайт. Но его поступок рвал моё мировоззрение и образ спокойной, процветающей и гармоничной современной Эквестрии. Где до недавнего времени никто не знал ни про мёртвых, ни про демонов. Где давно не было опустошительных войн. Где про всё это забыли. Где Селестия и Луна выжгли из книг и летописей всё, что могло намекать на эти тёмные времена.

Мун горько ухмыльнулся.

— Если бы я только мог, — выдохнул он. — Проклятие забрало очень много жизней. Практически половину населения на тот момент. Выжили те, кто был дальше всех от столицы в то время. Но проклятым бедолагам никто уже не мог помочь, такое заклинание нельзя остановить.

Я закивала головой. В библиотеке архилича я находила книги, описывающие подобные проклятия.

— Я… Прости меня, Мун. — Я сделала короткий шаг, чтобы приблизиться к нему, и обняла жеребца. Пробравшая меня тоска от безысходности той ситуации выплеснулась в такие объятия.

— Да было бы за что. — Мунлайт обнял меня в ответ. — Знаешь… прошлое должно остаться в прошлом. Думаю, как достроим с Дискордом тут всё, разнесу по кирпичикам тот дом!

— А личей куда денешь? — спросила я.

— Разберутся сами, — сразу же отозвался Мун.

— Жалко всё равно. Книги хоть оставишь? — я отстранилась из объятий. Разговор приобретал светлые краски, и я решила поиронизировать над собой.

И Мунлайт кратко хихикнул.

— Ну… Ладно, ладно. Думаю, в Башне будет нужна библиотека. Тут же будет жить сама принцесса Книг, Твайлайт Спаркл!

Я наигранно надулась и показала кончик языка. Нежить расплылся в улыбке и потянулся за кратким поцелуем.

— Хорошо, прощаю, — улыбнулась я ему. Воцарилась тишина.

— Слушай, Твай… — Архилич нарушил молчание первым. — А давай и вправду развеемся? Ночь прекрасная выдалась!

Я кивнула ему. Мунлайт отошёл от меня на пару шагов назад, повернулся к недостроенной стенке и положил на неё передние копыта.

— Давай гонку до долины? Кто проиграет — завтра будет разгребать новую документацию. Всю! — с капелькой игривости предложил он.

— Тогда готовься завтра сидеть весь день за столом! — Я приняла его игру и также положила копыта, приготавливаясь к резкому рывку в воздух.

Под счёт Муна мы перескочили через низкую стенку и отправились в пике. Поймав поток воздуха, мы почти одновременно раскрыли крылья и стали медленно планировать вниз, иногда больше ради шутки ускоряясь.

Мысли о Лаванде я решила оставить на потом, ведь такой тяжёлый разговор закончился довольно хорошо. Сейчас не стоило упускать настоящее, погрузившись в размышления о предке.

Комментарии (14)

+3

Мда, процетирую ведьмака Геральта, никак вы бл*ть не научитесь!
А теперь серьёзно.
Фанфик без контекста не оставляет у читателей те же эмоции что фанфик с контекстом.
Почему мне должно быть интересно читать про какого то лича? Кто он такой? Не лучше ли было бы начать историю с начала? А сам фанфик написан неплохо, текст приятно читать, да и ошибок я не заметил.

ratrakks
ratrakks
#1
+2

Полностью согласен. Больше похоже на конец большого фанфика. Мне бы было интересно узнать больше про Мунлайта и про то, как они встретились.

FoxIsin
#2
0

Полностью понимаю, что вырывать это такое себе. Грешен, получилось сначала так, что подростком я писал про него, потом переписывал, потом начал "второе поколение" и вот уже оно оказалось наиболее читабельным на тот момент, хоть и его я тоже переписывал. Поэтому я подумал, что делать такие мини-части будет не такой уж и плохой идеей.
(Раньше это звучало лучше в моей голове)

ВашаПунктуация
#3
+1

Если эта идея пережила твоё взросление, то, быть может, она и заслуживает шанса быть изложенной более зрелым языком? Я имею в виду целостный рассказ.

Orhideous
Orhideous
#4
0

Эта идея — примерно столько же страниц, сколько у меня сейчас основной фик, которые надо будет переписать. Я постараюсь приступить к этому так или иначе, желательно до моей старости, но тут хотя бы один довести до конца. =D

ВашаПунктуация
#5
-2

Чот Хеллфайр умер. Мне хочется до смерти хочется почитать про космическую банку в космосе

Рейфлайр
#11
+1

На самом деле, в небольшой истории, дополняющей какую-то вселенную нет чего-то ужасного априори. Для знакомых с миром это будет интересно, для других... по-хорошему, они могут некоторые понятия осознать интуитивно и кое-что придётся принять как факт.
И здесь все эти минусы присутствуют, но есть ещё одна проблема: отсутствие предыстории. И нет, это не одно и то же. Без шуток, я готов был принять, что Твайлайт выиграла этого архилича в карты у Селестии, и теперь он её горничная. Если бы это было в тексте. Но тут вообще ничего нет. Разве что этот лич поклялся оберегать ее род, но у этого другая цель и оно не объясняет, почему они друзьяшки.
Ну ладно, что же до текста. Справедливости ради, написан он относительно неплохо и грамотно. Глаза временами цеплялись за некоторые фразы и повторы, но в целом читается нормально.
Есть парочка реально атмосферных моментов.
Герои порой ведут себя странно. Скажем, я не могу понять, почему Твайлайт ведёт себя тут так, а не по-другому. Вероятно, знание контекста поможет.
Лаванда, с одной стороны, показана нормально, и момент с оттягиванием неизбежного хорош. С другой, её сцены местами выглядят недожатыми и беглыми. А фраза "клянись оберегать мой род!" уж очень натянутая.
Ну к Мунлайт... конечно, контекст решает. Но если бы мне дали почитать этот фик и спросили: "это архилич?" то ответ был бы из трёх букв.

Как-то так.

Дрэкэнг_В_В
Дрэкэнг_В_В
#6
0

Вай комментарий какой. *_*
Да, ты прав, без огромного контекста "до" этот фик выглядит как 20 съезд кукушки. Но у меня получилось всё так, что сначала писалось одно, потом другое, это бросалось, тут начиналось, тут опять файл потерял раз и навсегда. Так всё и сбилось. И в итоге появились такие маленькие кусочки, которые и удалять жалко, и выложить хочется, так как и бета постаралась тоже с текстом.

ВашаПунктуация
#7
+1

Так никто и не просит расписывать всю предысторию. В некоторых зарисовках об ОСах подаётся минимум инфы.
Здесь бы даже банальный диалог/описание, где Твайлайт вспоминает о встрече с этим Мунлайтом, уже бы внёс какую-то ясность.

Дрэкэнг_В_В
Дрэкэнг_В_В
#8
0

Думаю, будет лучше дописать сначала хотя бы Сонаты до конца, а потом полностью взяться за эту историю. А то опять всё брошу. =/

ВашаПунктуация
#9
Авторизуйтесь для отправки комментария.