Автор рисунка: Noben

Селестия с интересом наблюдала за тренировкой своей младшей сестры. Да, Луна сейчас пребывала в прекрасной форме – ловкая, гибкая, быстрая и, надо признать, необычайно красивая. Не утратившая своих навыков за тысячу лет ссылки. Скорее даже наоборот. Ведь помимо своих замечательных навыков боя она приобрела и стальную выдержку, холодную расчётливость и мудрость. Хотя, конечно, социальные умения кобылки оставляли желать лучшего. Современное общество для неё слишком сильно отличается от того, которое она запомнила.

Аликорница сделала глоток изумрудной жидкости из красивого золотого кубка и успела наклониться, когда над ней со свистом пролетел тяжёлый деревянный меч. А Луна с немного сбившимся дыханием стояла в центре ристалища. Вокруг неё лежали и полусидели шесть единорогов – лучшие из гвардии, гордость армии. Но сейчас они представляли из себя весьма жалкое зрелище. Короткая, но яростная схватка оставила на их телах множество ссадин от пары коротких тренировочных мечей, которые телекинезом удерживала Луна. Впрочем, принцесса тут же бросилась помогать пострадавшим бойцам и вскоре они уже стояли на ногах перед ней и с поклоном удалились. Им ещё предстояло избавиться от всех своих синяков.

— Ах, сестра, ты слишком быстра для них. — заявила Селестия, когда Луна села рядом с ней на скамейку, которые кругом стояли вокруг ристалища. – К тому же после твоих тренировок они совсем выбиваются из сил…

— Я знаю, — сказала Луна, отбрасывая за спину собранную в косу гриву. В таком состоянии волосы принцессы выглядели совсем не такими волшебными, похожими на кусочек ночного неба. Видимо она специально трансформировала их для тренировки в простые, тёмно-синие волосы, которые не будут так сильно мешаться в бою.
— Я знаю… Только вот единственная пони, которая могла бы составить мне достойную конкуренцию только сидит на крупе ровно и не желает помочь!

— Ох, Луна, — Селестия хихикнула. – Мы можем быть достойными соперниками в магических состязаниях. Или в схватках умов. Но когда дело касается физического превосходства – тут я для тебя слишком слабая соперница. Уж прости меня. Я, каюсь, не имею такой стальной воли как ты, чтобы заставить себя заняться собой…- белая пони смущённо поправила свою гриву. Она ничуть не лукавила. Несмотря на то, что она была выше и крупнее сестры, ей никогда не удалось бы стать такой же сильной и ловкой. Впрочем, Селестию никто бы не решился назвать слабой или медлительной. Её физические возможности всё ещё оставляли далеко позади простых пони. Что уже говорить о магической мощи, которой у обеих сестёр хватит, чтобы устроить апокалипсис на всей планете.

— Ха! Но это всё равно было бы полезно для нас обеих. Ты просто ленишься. А что ты будешь делать, если мы встретим врага, который будет сильнее нас? — Луна покачала своей красивой головой. Аристократичная мордашка с большими льдисто-голубыми глазками с укором смотрела на Селестию.

— Сильнее нас? – Селестия ухмыльнулась. -  За две с половиной тысячи лет, которые прошли с тех пор, как мы объединили Эквестрию, у нас не было достойного врага. Дискорд – безумный и скорее забавный дух хаоса. К тому же он не глуп и никогда не переходил черты дозволенного. Тирек – безумный варвар, сильный, но глупый. Его ты сама прикончила, ещё до того, как я смогла вмешаться… И знаешь, я до сих пор считаю, что убийство — это не лучший выход…

— А я считаю, что не стоит дарить врагу возможно отомстить нам и снова набраться сил. — Луна пожала изящными плечами. — К тому же с Сомброй ты так не церемонилась…

— Вот только не надо мне приписывать его смерть! — вскинулась Тия, чуть не расплескав свой напиток. — Он сам заперся в своей крепости, когда мы осадили кристальный дворец. И я не виновата, что когда я прорвалась внутрь, то не успела предложить ему сдаться. Его заклинание оказалось слишком нестабильным. Пфффр.

Селестия сердито поглядела на Луну, которая довольно ухмылялась, распуская свою гриву и возвращая в неё магию. Глядя на этот кусочек звёздного неба, который делал младшую принцессу ещё красивее, Селестия погрузилась в воспоминания. В те воспоминания, которые заставляли её дрожать в этот тёплый вечер.

— Селестия? – Луна с тревогой посмотрела на сестру, видя, как ты начала дрожать и взяла её копытце своим. – С тобой всё в порядке?

— Да, я просто вспомнила тот единственный раз, когда встретилась в бою с равным соперником. – сказала кобылка, прижимая ножку Луны к своей груди, а потом обнимая её, медленно погружаясь в эти воспоминания.

***

В тёмном небе сияла своим серебристым диском луна. Этот свет заливал землю под собой, но не мог бороться с оранжевым светом от горящей земли, деревьев и домов. Пламя освещало часть разрушенной крепостной стены, несколько осадных башен и множество пони, которые внизу сталкивались в яростной схватке.

Селестия летела над ними. Она устала, была ранена и выбита из колеи. Эта неожиданная, беспощадная и жестокая война совершенно лишила её душевного покоя. Она не могла смотреть на то, как её пони убивают друг друга, с какой они ненавистью они скрещивают мечи, алебарды и щиты. Как сотни жизней обрываются ежеминутно, пока её замок штурмуют.

Их замок. Селестия нашла взглядом Луну, которая парила над войсками противника. Она тоже казалась уставшей, но увидев Селестию направилась прямо к ней. Старшая не стала отступать и тоже двинулась на встречу сестре, а когда их разделало всего 30 футов – обе резко взяли вверх и начали подниматься, пока не прошли заслон из редких облаков. Здесь они начали кружить, не сводя глаз друг с друга. И Тия поняла, что именно тут должна произойти их финальная схватка. Тут, где никто им не сможет помешать. Где их никто, к сожалению, не остановит…

Луна была одета в серебристые доспехи. Они закрывали её грудку, живот и спинку. А ноги прикрывали поножи. Лёгкие доспехи явно были скорее декором. Луна больше полагалась на защитные заклинания. Что не удивительно для мага её уровня. Телекинезом принцесса ночи удерживала алебарду с изящным клинком, изогнутым в форме полумесяца. А длинный гранённый шип смотрел в золотой нагрудник Селестии.

— Ты решила сдаться, сестра? Давно уже пора, — спросила Луна, злорадно фыркая. – Тут, наверху, никто не услышит твои мольбы. Никто не увидит твоего унижения. Можешь приступать.

— Я бы не была так уверена в себе на твоём месте, Луна, — зарычала в ответ Селестия, поднимая свой изящный полуторный меч в защитную стойку. – пора прекратить твой нелепый бунт. Пора преподать тебе урок…

Она не успела договорить. Луна бросила в атаку, нанося мощный рубящий удар сверху, который она в последний момент перевела в колющий. Отбить узкое лезвие было сложно, но Селестия смогла, тут же совершая удар, ведя клинок полукругом в голову Луны. Сталь билась о сталь. Летели искры. Обе аликорницы постоянно двигались, совершая нырки, скачки и перевороты, чтобы избежать удара. И одновременно с этим их могучие разумы столкнулись в невидимой схватке, стараясь перебороть друг друга, захватить контроль над соперницей, задушить и сломить искру воли соперницы, которая горит так дерзко и ярко.

Однако схватка разумов не принесла результатов. И потому в очередной раз скрестив клинки кобылки разлетелись в разные стороны, зависая друг на против друга. Сил у обеих почти не осталось. Они не могли взять верх друг над другом в схватке умов. А значит поединок нужно закончить по-другому. И Селестия ощутила, как её жилы наполняет новая сила. Та, которая так долго созревала в её груди, наконец была выпущена на волю. Вместо крови тело Селестии наполнил огонь. Она само Солнце! Она живой пламень. Который несёт смерть своим врагам…

Грива и хвост Селестии обратились в жгучее рыжее пламя. Броня, расплавляясь, капала и стекала с её тела. Раны затянулись, усталость пропала. Разум уступил место ярости и весёлому азарту битвы. Что же, теперь она была готова обрушить на свою зазнавшуюся сестрёнку всю свою мощь… Селестия горящими глазами нашла Луну, но к своему удивлению она обнаружила не удивлённую и испуганную такой трансформацией старшей сестры кобылку. Тело Луны тоже изменилось. Тёмно-синяя шкурка стала иссини-чёрной, огромные кожистые крылья искрились молниями, как и грива, ставшая грозовой тучей. Но самыми страшными были глаза Луны. В них Селестия видела свои страхи. Видела свою судьбу.

Впрочем, сейчас она не боялась ничего. Огненная сущность внутри неё полностью вытеснила страх, любовь и осторожность. Ничего не осталось кроме ярости. И она бросила вперёд, швырнув вниз уже бесполезный меч. Она высвободила частичку своих чудовищных сил, создавая огненный смерч, который испарил облака вокруг и объял Луну целиком. Но тут же пламя опало и снова вспыхнуло. Но на этот раз не рыжее, а голубое, формируясь в огромную плеть, которая обрушилась на Селестию, ломая её магические щиты. Но огненная кобыла разбила магию сестры, взлетая вперёд и посылая несколько волн пламени вокруг себя, не давая Луне подлететь ближе.

Кровь в жилах Селестии стала ещё горячее. Огненные стены окружили обеих аликорниц, которые теперь неслись друг на друга. На этот раз первой ударила Луна. Множество чёрных осколков рванулись к Селестии со всех сторон. Принцесса дня успела обратить их в огненные капли, которые обрушились на Луну в ответ. Та яростно зарычала, исчезая в облачке чёрного дымы и появляясь над Селестией. Мощный поток магии обрушился на белую спину, заставляя Тию упасть вниз, ощущая дикую боль в сломанных крыльях. Но и огненные хлысты успели обхватить крылья Луны, утягивая её вниз за Селестией. Аликорницы обрушились вниз, проломив крышу тронного зала замка.

Они лежали в пустом помещении. Далеко снаружи слышались звуки битвы, которые смешивались с хриплым дыханием и стонами боли. Крылья Селестии были сломаны. Спина страшно обгорела. Не говоря уже о том, что множество её костей были сломаны от падения. Но магия уже восстанавливала тело принцессы. И ярость, которая на время уступила место боли, снова возвращалась. На другой стороне зала Луна с трудом поднялась на ноги. Она с ненавистью смотрела на Селестию, пока её раны медленно зарастали. А потом они снова бросились друг на друга. От могучих заклинаний, которые они обрушивали друг на друга пол покрылся трещинами, а стены раскалялись. Гобелены и картины на них уже давно сгорели, а рыцарские латы оплавились.

Селестия увидела, как Луна пошатнулась. Она ослабела. И Селестия нанесла свой удар, который должен был сильно покалечить сестру, которую потом можно было бы добить… Но прежде чем Селестия успела раздался грохот. Грудь пронзила такая боль, что сознание принцессы мгновенно заглушило все чувства. Её парализовало, и она упала на пол, с недоумением глядя, как молния поразившая её медленно тает в воздухе. Тело не слушалось Селестию. Сознание с трудом удерживалось в мутных глазах. И горячая сила больше не струилась по жилам кобылки. Тия видела, как её кровь из всех ран медленно растекается по полу. 

Луна стояла над поверженной сестрой. Грива Селестии потухла, утратив мощь магического огня. Она была ранена и не могла сопротивляться. Она была побеждена окончательно и бесповоротно… Но почему-то Луна не спешила добить её. И подняв мутные глаза Селестия увидела ужас в глазах своей сестры. Она видела осознание. Видела раскаяние. Угасающее сознание принцессы дня уцепилось за эти чувства, которые она видела в глазах сестры. Это последний мостик, который удерживал её над бездной небытия. А слёзы, которые выступили на глазах младшей заставили обожжённые губы Селестии изогнуться в улыбке.

А потом боль резко нахлынула на неё. Заставляя слёзы хлынуть из глаз. Но вместе с болью её тело наполнялось силами. Луна лечила её раны. Из её глаз капали слёзы, пока она делала это. А потом она схватилась за шею и захрипела. Медленно, будто бы время остановилось, тело младшей сестры начало таять, пока полностью не исчезло. Селестия осталась одна. Она с трудом легла на бок, недоуменно глядя на дыру в потолке. В ней она видела диск луны, на котором проявился профиль. Профиль её младшей сестры. Которую она потеряла… И последнее, что Селестия ощутила перед тем как потерять сознание – страшная горечь и боль. И слезы, которые текли по белым щекам… Луна пропала. Сотворило заклинание, используя свою горечь, раскаяние, боль и чувство вины, чтобы наказать саму себя. И теперь Селестия была совершенно одна…

***

Селестия с трудом вырвалась из своих воспоминаний и подняв взгляд увидела мордочку Луны. И увидела, как по щекам сестры катятся слёзы. Она точно знала, что чувствовала сестра. Тия с трудом сглотнула. Ком в горле мешал ей. Он же не давал слезам и рыданиям вырваться из груди. И потому она бросилась вперёд, крепко обняв Луну и прижимая её к себе. И, наконец, зарыдав навзрыд, ощущая, как так же дрожит от плача сестра в её объятиях. Вся горечь от тысячелетней разлуки, от осознания собственной глупости и высокомерности. Понимание того, что она могла это предотвратить. Всё это заставляло слёзы течь из её глаз. Разрывая сердце и душу от боли и ужаса. И страха. Она боялась снова испытать эту боль. Снова потерять сестру.

Слёзы медленно иссякали. Селестия продолжала обнимать сестру, понимая, что для неё нет большего счастья, чем ощущать тепло её тела рядом с собой, слышать стук её сердца. Чувствовать её слёзы, которые мочили её плечо и гриву.

— Я была такой глупой. Такой эгоисткой и вообще тупицей,- всхлипнула Луна, не отрываясь от сестры и наоборот, крепче сжимая её.

— Нет, это целиком была моя вина. – Сказала Селестия с трудом. – Я могла бы понять тебя. Я могла бы предотвратить это. Я могла бы быть не такой зацикленной на себе. Но нет, я была такой… И из-за этого я потеряла тебя на тысячу лет. Всю эту тысячу лет я скучала. Но я ждала…

Они замолчали, не отпуская друг друга, полка Луна не подняла голову и взяв передними копытцами мордашку Тии улыбнулась ей.
— Сейчас мы вместе. И больше нас ничто не разлучит. Ничто и никто. И никогда мы больше не допусти такой ошибки. Мы не потеряем друг друга. Я тебе обещаю. – она смотрела в глаза Селестии и той не оставалось ничего кроме как улыбнуться в ответ, смахивая слезы, которые продолжали медленно капать из глаз.
— Ох, Селестия. Каждый раз не можешь удержать слёз… И меня следом туда же…

Позади принцесс раздались шаги. И на арену выбежал молодой пегас-посыльный. Он смущенно замер, увидев принцесс, но потом собрался и бодро отрапортовал, когда Тия ему кивнула.
— Принцессы! – Он поклонился. – Прошу меня простить. Но новость срочная. В гавань Балтимора вчера вернулся корабль-разведчик. Они нашли новую землю… а на ней других пони.

Сёстры переглянулись. А потом Луна взяла у пегаса сумку с несколькими свитками, а Селестия улыбнувшись отпустила жеребца и подошла к Луне, которая уже развернулся один свиток.
— Ну что же…- принцесса ночи покачала головой.- Кажется наши опасения сбываются.

Комментарии (19)

0

Я, конечно, понимаю, что всемогущие и крутые принцессы, но выкидывание не то что непопулярности и одержимости няши-луняши, а самого применения Элементов, с которым связана их последующая потеря и вся история — это слишком.для просто "хэдканона".

И поняфки. Кобылки со спинками и копытцами неуместны когда происходит страдание и эпичность.

SMT5015
#1
+5

В первую очередь спасибо за критику. Моя цель — показать Эквестрию в жанре фэнтези, близкого одновременно как и к классике, так и к тёмному. Потому для меня наличие артефактов, которые решают все проблемы магией гармонии — не приемлемо. Слишком очевидное решение всех проблем.
Так же странным видеть, что родная сестра способна на восстание из-за непопулярности. Всё таки они не подростки. А вот идея с одержимостью не была выкинута, наоборот, она и обыгрывается в рассказе.
Кобылки, копытца и прочее используются специально, что бы подчеркнуть отношение их друг к другу. Хотя, в моменте со схваткой это было странно, согласен. Там я заменю "спинку")
"Всемогущие" принцессы показаны, так как я вижу подобных существ. Ибо если ты можешь управлять солнцем или луной, то и сил у тебя предостаточно. Но, разумеется, в сериале это всё упрощено и принцессы показаны бесполезными и слабыми. И потому я хочу исправить и это. Что не означает, что в цикле они не встретят себе достойных соперников. Ибо если такого не будет — всё так же будет слишком очевидным.

Nikros
Nikros
#2
0

Это замечание было о том, что подобный разрыв шаблона с переиначиванием основ сериала нуждается вот в этом теге.

SMT5015
#10
+3

Тирек убит, Сомбра мёртв, с Найтмер неизвестно как справились... Твайлайт и подругам делать нечего.

Кайт Ши
Кайт Ши
#3
+2

Я бы был рад, если бы основной шестёрки вообще не было в рассказах (как я понял их будет несколько). Ведь за ними мы и так уже 9 сезонов следим)

Riden
#4
0

Они будут только эпизодически появляться.

Nikros
Nikros
#9
0

Ну да, к тому же для них не и элементов. Я не планирую вводить и развивать их линию, но они будут показаны как персонажи эпизодические. Хотя Кризалис никуда и не исчезла)

Nikros
Nikros
#8
+1

Мне нравится, что принцессы показаны сильными и деятельными. Это радует.


Опечатку нашёл:
"на этот раз не рыжее, а голубе" — голубОе

Oil In Heat
Oil In Heat
#5
+1

Спасибо за оценку. Очепятку исправил)

Nikros
Nikros
#6
+1

рад помочь

Oil In Heat
Oil In Heat
#7
0

История, конечно, интересная, но я так и не понял, зачем могущественным аликорнам холодное оружие?

Дрэкэнг_В_В
Дрэкэнг_В_В
#11
0

Антенна-концентратор магии? Когда требуется большая концентрация, которую уже болезненно фокусировать рогом?

Oil In Heat
Oil In Heat
#12
0

Магия это не самая постоянная вещь. К тому же не простая. Да, есть профессиональные маги, которые могут сражаться при помощи магии чуть ли не постоянно. Но магия очень сильно истощает силы мага и потому легче тыкнуть мечом какого-то подвернувшегося солдата мечом, чем тратить на него больше времени и сил.
К тому же не всегда можно применять магию. Например у противника есть амулет, который защищает от магии, и будет легче его убить мечом, нежели сначала сломать защиту амулета, защиту самого мага и только потом убить его магией.
Ну и ещё есть много разных применений у холодного оружия в бою может быть. И потому в бою отказываться от него совсем явно не стоит)

Nikros
Nikros
#13
0

Хорошо, спрошу иначе: почему Селестия и Луна дерутся на мечах?

Дрэкэнг_В_В
Дрэкэнг_В_В
#14
0

На скалках и табуретках не так эпично? :-)

Oil In Heat
Oil In Heat
#15
0

Как я и написал уже выше — в иной ситуации легче применить меч, нежели магию. К тому же сражение холодным оружием шло как раз когда принцессы старались одолеть друг друга в дуэли разумов. Это схватка мыслей, суть которой — пробить мысленные барьеры соперника и взять контроль над его мыслями или, хотя бы, попытаться узнать его ближайшие замыслы, что может принести если не победу, то преимущество над противником.
Так как маг, который проиграл дуэль и уже почти погиб может перед смертью применить магию, которая его убила бы в любом случае и таким образом прикончить своего оппонента. То есть погибают оба мага. А если ты взял под контроль чужой разум, то можешь убить врага и тот уже не сможет ответить.
А что бы не допустить такого — нужно быть максимально сконцентрированным и собранным. А тычок мечом в бок, или удар, который пролетел рядом с мордой может сбить концентрацию и заставить соперника открыться.
И когда принцессы поняли, что им не пробиться сквозь мысли друг друга они и перестали биться при помощи оружия, перейдя на чистую магию. Как мне казалось это весьма простая и понятная концепция, но если нет — маякните и я её подробно распишу в рамках одного из следующих рассказов цикла.
Ну и да, простые магические лучи это для принцесс мелковато)

Nikros
Nikros
#19
Авторизуйтесь для отправки комментария.